Зоо девочек и мальчиков

LiveInternetLiveInternet

Как коварные девчонки парня подростка раздели

Женскому коварству нет предела и даже девчонки при помощи женского коварства врожденного, могут раздеть парня подростка догола, мерзко хихикая при этом, несмотря даже на то, что парень такой же подросток как и сами девчонки и естественно, что раздетый догола парень, перед ними девчонками, испытывает нереальный стыд.

Это к сожалению не шутка а реальность нашей жизни и думаю, я не единственный парень подросток, которого коварные девчонки догола раздели. Даже видео видел, где девчонки двенадцатилетнего парня подростка реально догола раздевают. Правда, там девчонки силой парня догола раздели, а в случае со мной, они раздели меня коварно и хитро. Но, суть дела от этого не меняется. Я так или иначе, как и тот подросток оказался перед девчонками коварными в чем мать родила, только мне было не двенадцать лет как тому подростку, а шел четырнадцатый год и стыдно мне было, когда девчонки меня коварные раздели намного больше, чем ему.

Впрочем, разделся догола перед девчонками коварными и хитрыми в тот раз я парень подросток сам, как это ни странно звучит, но разделся не просто так, а именно благодаря вот этому самому женскому коварству.

Так вышло, что я дружил сразу с тремя девчонками, которые по соседству обитали. На отшибе там, несколько домов стояло, вот и жили там три девчонки подростка, моих лет и я парень, с девчонками дружил. И было нам довольно весело дружить. Овраги, балки, катакомбы скучать нам не давали с девчонками и веселились мы как могли.

И еще мне подростку парню нравилось с девчонками дружить по тому что в играх этих я парень, всегда мог девчонок за что то лапать округлое и им и мне подростку это всегда нравилось нереально. Девчонки только пищали, когда я как бы нечаянно за что то схвачусь мягонькое.

Была у нас глубоко в кустах и полянка заветная где мы с девчонками партизанили. Туда никто кроме нас не забредал и мы часто там во что то играли, скрываясь от посторонних глаз. Но, во взрослые игры мы с девчонками еще тогда не играли. Разве что в карты. Вот эти самые карты и привели к тому, что девчонки коварные меня парня подростка раздели догола.

В тот раз нам на просто так играть не хотелось, решили играть на что то. А на что могут играть подростки с девчонками в карты, как не на раздевание. Правда, не я это парень предложил, а одна из девчонок, самая продвинутая из нас подростков в некоторых взрослых вопросах.

Я дурак на раздевание с девчонками в карты играть с удовольствием согласился. Играл я в карты в сто раз лучше любой из них, а посмотреть на девчонку в раздетом виде я, парень подросток, уже давно мечтал. Лапать то лапал а, вот увидеть то что я лапал все никак не удавалось.

Но я тогда еще не знал что такое женское коварство и жестоко за это поплатился. Каждую из девчонок я бы обыграл с легкостью в карты, но это был тот редкий случай, когда женщины девчонки смогли объединиться и объединившись, легко обыграть меня парня. Они заразы играли не каждая за себя как я, а втроем против одного меня парня. И естественно, что я проиграл девчонкам три раза подряд.

Не знаю даже, разделась бы какая то из девчонок догола передо мной парнем, если бы проиграла, но для мужчины или даже парня подростка, карточный долг это святое и я, понимая что коварные и хитрые девчонки развели меня парня как последнего лоха, трясущимися от стыда руками начал раздеваться у покрасневших от возбуждения девчонок прямо на глазах.

Как же долго я не решался снять перед девчонками коварными свои трусы семейные. Рука не поднималась это сделать. Подгонять даже девчонки меня начали. Давай мол быстрее раздевайся, сколько ждать уже можно. Проиграл, значит снимай все с себя, не стесняйся. Не терпелось им девчонкам было тогда догола парня раздеть. Я сомневаюсь, даже что какая то из девчонок так близко вообще парня голого видела, а тут вот он готовенький. Трусы только снять осталось.

Трусы я в итоге тоже стянул и присел на корточки скорчившись от стыда и пытаясь хотя бы как то скрыть от любопытных взглядов, свое мигом восставшее колом подростковое хозяйство. Это девчонок страшно возмутило, поскольку я пытался припрятать самое для них девчонок интересное и они тут же пищать начали, что так нечестно, мы мол так не договаривались и я должен вести себя так, как будто я не голый, а как обычно.

Даже слезы от унижения на глаза навернулись. Мы вообще никак не договаривались. Мир показался мне, не смотря на солнечный летний день, темным и печальным и я встал в полный рост перед девчонками голышом, прикрывая срам ладошками и вздрагивая иногда от стыда и унижения.

Но, женщины народ коварный и девчонки тоже. Им надо было увидеть у парня подростка то, что они тогда увидеть хотели. То, чем он парень от них девчонок отличается и девчонки упорно шли к своей цели, собрав мою одежду в охапку и вроде бы собираясь расходиться по домам.

У меня даже сердце остановилось от такой наглости девчонок. Это что же мне теперь, голышом домой шлепать. Да меня тетка убьет или шкуру спустит в лучшем случае с задницы, если я в таком виде домой явлюсь. И не драться же голому парню с тремя девчонками одетыми. Завалят еще, кобылы парня, вообще стыдно будет.

Ты же проиграл одежду — скрутились шлангами коварные девчонки, так что она наша теперь. Чего ты возмущаешься мол… И сделали глаза по чайнику… Можешь конечно выкупить у нас как то ее или же желание наше какое то выполнить. Тогда и оденешься. А нет, так домой иди.

Вот вам и коварство женское. Мало им было заразам, что я голышом перед ними мокрощелками торчу. Так еще и одежду выкупи. Чем я могу выкупить ее, когда я в чем мать родила перед ними стою. Давайте уж лучше желание свое…

Шушукались девчонки коварные долго и нудно, но желание все-таки сообща придумали. Желание вроде бы и невинное совсем, но у меня от него внутри все похолодело сразу же. Через скакалку я должен был прыгать, как девчонка. Оно бы и ничего вроде, если бы не голый я был совсем. Да и не умел я через скакалку…

Научим сейчас — захихикали мерзко мокрощелки в предвкушении спектакля. Две мокрощелки стали по бокам от меня скалку крутить, а третья напротив, считать сколько раз я прыгну и учить одновременно. Показала даже, как надо. Руки в бока уперла и попрыгала, пока две подружки скакалку крутили. Смотри мол парень, как надо… Все просто, говорит. Научишься быстро.

Я то сразу понял, что самое важное в этом деле, прыгать через скакалку. Самое важное руки в бока упереть, что бы мокрощелки девчонки, смогли рассмотреть то, что они хотели увидеть у голого парня. Деваться было некуда и я начал прыгать через скакалку так, как меня учила мерзкая девчонка учительница, уперев руки в бока и перебирая голыми ногами.

Минут через пятнадцать, я парень подросток таки научился прыгать через скакалку и все это время, вместе со мной, на глазах у трех девчонок, задравшись кверху, прыгало мое, не совсем еще мужское, но все же достоинство, вызывая у мерзких мокрощелок приступы бурного веселья и омерзительного хихиканья. И что в той, подпрыгивающей вместе со мной штуковине, мужской, такого смешного они девчонки нашли, даже не знаю. Может то, что торчала она не по детски из-за эрекции так не вовремя наступившей, пока я прыгал перед ними через скакалку — так с парнями подростками такое часто случается. У девчонок мокрощелок таких то проблем нет.

Тем не менее, попрыгав, я одежду получил, трусы натянул и тут же начал умолять мерзких коварных девчонок не рассказывать никому о позоре моем. Согласились они девчонки молчать, но при одном условии. Что я, парень подросток, буду иногда еще прыгать перед ними через скакалку, так, как только что прыгал. Голышом значит…

Ну это было уже не важно… Я понял, что прыгать мне теперь часто так придется, потому как девчонки любят веселье, а штуковина эта мужская, колом торчащая, их девчонок, здорово забавляла и веселила. А мне, чего уже было девчонок стесняться. Все что хотели, они уже у меня парня подростка рассмотрели и больше ничем я удивить их девчонок не смогу. Так вот и прыгаем, мы парни подростки, а затем и мужики, перед девчонками, а после и женщинами всю жизнь, постигая все прелести женской хитрости и женского коварства.

детские игры

ДЕТСКИЕ ИГРЫ
Ирка жила в соседнем подъезде. Родители Ирки и Витьки дружили, часто ходили в гости друг к другу, а потому Ирка и Витька с детства поневоле дружили. Если родители уходили в театр, или гости или еще куда, то детей оставляли вместе. Хотя они были ровесниками, на взгляд Витьки Ирка уж слишком умничала, любила командовать и вела себя так, словно она была старшей. К тому же она всегда делала вид, что знает много того, о чем Витька даже не подозревал. Может, так и было, но мальчишке это не нравилось, впрочем, он смирился с ее диктатом в их отношениях. Именно Ирка чаще всего придумывала развлечения и игры, и он, поначалу сопротивлялся, но потом всегда уступал. Однажды, когда ее родители устроили небольшую вечеринку в Иркин день рождения, она увлекла его в прихожую и, обняв, поцеловала. В поцелуе Витька не нашел ничего приятного, а вот прижиматься плотно при этом друг к другу — в этом было что-то волнующее.
Родители собрались в гости и, как всегда, оставили детей на вечер одних в квартире Ирки. Они посмотрели немного телевизор, потом Ирка предложила полежать вместе на диване. Когда они лежали рядом, Ирка попросила его, чтобы он обнял ее. Они лежали, прижавшись друг к другу так тесно, что он чувствовал все ее тело и даже упругие шарики грудей, и слышал, как стучало ее сердце. Прикосновение девчоночьего тела было необыкновенно приятно, и в то же время он чувствовал себя несколько смущенным, потому что в этом было что-то нехорошее. Потом Ирка отодвинулась, и он даже испытал облегчение, потому что если бы кто увидел их лежавшими и прижимающимися друг к дружке, то явно это бы кончилось плохо для них. Тем более что Ирка начала, балуясь, тереться своим телом об него, спрашивая, нравится ли ему делать так, и он от этого испытал кое — какое неудобство. А девчонка, отодвинувшись, расстегнула пуговички на платье, стянула его с плеча, и, взяв Витькину руку, затолкнула ее себе за пазуху, прямо на голые выпуклости. Глаза ее горели, лицо раскраснелось, но делала она все это с необычайно серьезным видом. Витька совсем лишь недавно начал замечать, что платье на груди Ирки поднимают изнутри два острых конуса. И вот теперь этот маленький тугой конус с твердым шариком на конце упирался в его ладонь. Лежать в такой позе было ему неудобно, потому что он одновременно пытался еще и прижаться к ней плотнее. — Что я придумала, — сказала Ирка, — подожди, я сейчас.
Она вышла из комнаты, а когда вернулась, на груди у нее был материн бюстгальтер, под который она набила ваты. Платье она сняла и надела короткую юбчонку, из которой давно выросла, так что видны были краешки ее белых трусиков. Она прошлась по комнате, преувеличенно покачивая бедрами, выпячивая грудь и искоса поглядывая на себя в зеркало. Довольная своим видом, Ирка подошла к Витьке.- А теперь ты сними рубашку и надень это. — Что я девчонка, что ли? — буркнул Витька. Она стянула бюстгальтер и протянула ему, он замер, пораженный и очарованный, увидев ее наготу, и уставился на нее, не замечая протянутую руку. Ирка, по пояс обнаженная, стояла перед ним, и два крохотных бледно-розовых соска, как пуговички на острых конусах грудей, в упор смотрели на него. Она дала ему насмотреться и снова напомнила: «Ну, надень же. Это же просто для шутки, смешно будет». Он механически взял протянутую ему атласную тряпку, не понимая, чего она от него хочет. «Надень же!»- требовательно повторила она.
Завороженность сразу исчезла. Мальчик видел горящие глаза, возбужденное лицо Ирки, и холодная волна пробежала по его телу, так что даже закололо в кончиках пальцев. Ирка, уже в кофточке, он даже не заметил, как она это сделала, помогла ему стянуть с трудом сошедшиеся лямки бюстгальтера на спине. «Вот смешной! — засмеялась она, ероша ему волосы, — ты совсем похож на девочку, давай наденем еще юбку тебе. -Да ну тебя, — отмахнулся он, думая, что она смеется над ним, и досадуя, что поддался ей. Ирка вдруг перестала смеяться и как-то странно посмотрела на него. «Ты что? — спросил он, встревоженный этой переменой и, пытаясь угадать ее причину. — Слушай, покажи мне это!» Он сразу понял, о чем она говорит, и даже не удивился, потому что сам думал об этом, но думал как о чем-то нереальном. «Покажи, а то я больше не буду с тобой дружить. Если ты сделаешь это, то я тоже тебе покажу. — Когда? — Сразу же после тебя».
Ему хотелось сделать это, но он боялся, что она обманет его и посмеется над ним. Не то чтобы он стыдился обнажиться перед ней. Несколько лет назад ему как-то ставили клизму. Он лежал тогда голый в постели и вначале очень боялся. А потом вдруг зашла соседская девчонка, она была старше его, ей, наверное, было столько же, сколько Ирке сейчас. Он тогда еще ничего не понимал в этом, но запомнил, как она смотрела на него голого. Он понял, что вызывает в ней интерес, он не был для нее просто маленьким мальчишкой, они в тот момент стали равными. И тогда ему стало не страшно, а приятно, хотя то, что с ним делали, было стыдное. А девчонка стояла рядом, таращилась на него, и уговаривала: «Не бойся, это совсем не больно».
И сейчас в нем смешались желание раздеться перед Иркой, чтобы снова испытать то ощущение, и острое любопытство к тому, что обещала показать Ирка, и дразнящий привкус запретности того, что они делают, и страх, что кто-то узнает об этом. «Только поклянись, что никому не слова. -И ты тоже».
Сладостная дрожь пробегала от его бедер по всему телу. Расстегивая штаны, он пытался увернуться от нетерпеливого взгляда девчонки, и поворачивался к ней боком, но она заходила вперед, досадливо кривя губы, когда он отворачивался. Наконец он разделся до конца. Ирка с жадным любопытством смотрела на него. Ноги его стали ватными, колени дрожали, он сделал шаг назад, чтобы опереться о кресло. Он стоял совсем голый перед девчонкой, и его признак мужественности к его смущению вздернулся вверх и туго натянулся. Дрожь, сладостно трепеща, зарождалась в копчике и разбегалась холодными волнами, пронизывая все тело. Совсем незаметно, плавными вкрадчивыми движениями Ирка вдруг оказалась совсем рядом, наклонилась, и он ощутил, как ее влажная ладошка сжала его напрягшийся признак. Ощущение было настолько острым и резким, что он дернулся всем телом, чуть не упав. Девчонка, выпустившая на мгновение добычу, снова перехватила ее и успокаивающе — умоляюще зашептала: «Ну что ты, я же тебе ничего не сделаю, постой минутку. Ты тоже потом потрогаешь меня». Руки ее дрожали, и это обрадовало его, значит, она так же волнуется, как и он. Нежное пожатие ее ладошки вызывало такое сильное щекочущее наслаждение, что он не мог стоять на месте и затоптался с ноги на ногу, потом вдруг заметив, что стоит у кресла, он упал в него, и, сжав ноги, тяжело дыша, вздрагивал всем телом. Ирка с интересом наблюдала за ним: «Тебе больно так? Это оттого, что он твердый? — Нет, — ответил он, — щекотно. Теперь твоя очередь».
Она подождала, пока он оденется, потом потянула кофточку вверх, но остановилась. «Ты отвернись, пока я разденусь. Я так не могу». В первый момент он не нашел ее, испуг и обида на мгновенье пронзили его — обманула, убежала. Но тут же увидел ее на кушетке, совсем голой, лежащей на спине, и уже не любопытство, а испуг был в ее глазах. Он наклонился над ней, над ее худыми бедрами. Мелкие капли пота проступали как бисеринки на бедрах и выпуклом гладком лобке со светлыми короткими завитками волос, а вниз сбегала узкая щелочка с округлыми краями. Он коснулся пальцем теплого тела, провел им по краешку щели, чуть зарылся в нее. Щелочка изнутри была чуть влажной и бархатистой. Тогда он раздвинул мягкие лепестки, и из открывшегося желобка глянул на него сочно блестящий, гладкий, розовый раздвоенный язычок. «Ты уже все? Ты кончил смотреть? — умоляюще шептала Ирка. -Я сейчас, только немного еще посмотрю». Когда он с трудом оторвался от волнующего зрелища аленькой щелочки, Ирка вскочила стремительно с кушетки, подхватила трусы, но никак не могла попасть в них ногами от волнения и дрожи. Чувство неловкости испытывали обое, когда уже оделись. Витька уже с нетерпением ждал, когда вернутся родители, чтобы быстрее уйти домой, и в одиночестве вспомнить все, что произошло, еще раз воссоздать в памяти видение голой Ирки с раскрытой щелочкой.
Наутро он увидел Ирку в школе, что-то оживленно рассказывающую окружавшим ее девчонкам. Сначала он испытал чувство страха, вдруг Ирка нарушила слово и рассказывает, как он стоял перед ней голым с торчащим сучком и дрожал, а потом упал, когда она коснулась его. Но девчонки не обращали на него внимания, и он с облегчением понял, что разговор у них явно не о нем. В перемену он подходил специально к дверям ее класса, чтобы еще увидеть ее. Восторг переполнял его, только он один знал тайну Ирки. Даже старшеклассники, прижимавшие визжащих девчонок в коридоре и знавшие, по их словам, все, не подозревали о том, какой розовый блестящий язычок в узенькой щелке Ирки. И у других девчонок тоже. Они ходят по коридорам школы, сидят за партами и все это время у них внутри живут своей жизнью алые раздвоенные язычки, и мягкие створки трутся друг о друга. Стоило ему подумать об этом, как любая вовсе до этого неприметная девчонка начинала волновать его. И учительницы тоже имеют под животами эти заманчивые штучки.
А вот с Иркой что-то происходило не то. Она мельком здоровалась с ним и тут же отворачивалась, или отходила к девчонкам, когда он пытался подойти к ней. Казалось, она вообще забыла о том, что было между ними. Однажды она поддразнила его: «Ты что-то хочешь мне сказать? «, и, засмеявшись, убежала, не дав ему открыть рот. Недели через две после того вечера, набравшись решимости, он пришел после школы к Ирке, зная, что ее родители на работе, и она дома одна.
-Ты зачем пришел? — недовольно буркнула Ирка. Этого он не мог объяснить, как и того, чего он хотел от нее. Он полагал, что у них должно было быть что-то еще, но, что именно, он и сам не знал. Но это » что — то′» не включало в себя то, что бывает у мужчин с женщинами, о чем он кое — что уже знал. Представить, что он делает это с Иркой он не мог, да и не знал толком, как это делается. Что будет у него с Иркой должна решить она сама, она ведь всегда все придумывает, а может быть, это определится и само собой. Каким образом — он предпочитал об этом не думать. Главное-Ирка не должна игнорировать его. Он хотел только одного: обниматься с ней, видеть ее голой, и самое главное — увидеть еще раз то, что показала она ему тот раз, и рассмотреть эту штучку еще внимательней. У него появилось много вопросов по поводу ее устройства, которые он хотел бы выяснить. Но не скажешь, же ей этого, могла бы и сама догадаться.
-Просто так. — Ну и сиди тогда, — она отвернулась и занялась своими делами. Он ждал молча недолго, потом многозначительно, как ему казалось, протянул: «Ир-р-ка! — Чего тебе еще? — Давай поиграем! — В куклы, в классики? «В глазах ее блеснула шальная улыбка: «А может в папу — маму? Знаешь такую игру? » И, не дав ему опомниться, добавила: «Нет, это ты не знаешь, тогда давай в каравай». Он обиженно сказал: «Я пойду тогда. — Ну и ладно. Нет, подожди», — вдруг смилостивилась она. «Давай поиграем в желания. Каждый пишет на листке свое желание, а потом выполняют: ты — мое, я — твое». Как написать желание? Не напишешь же: Я хочу, чтобы ты разделась и все было, как в прошлый раз. Он долго думал, не зная, что написать, пока Ирка не сказала: «Меняемся». Он быстро написал: «Поцеловаться», отдал листок Ирке и взял ее. Он был чист. — Это нечестно, — сказал он. — Ладно, я тебе его потом так скажу». Она подошла к нему, поцеловала в губы, а потом шепнула в ухо: «Давай разденемся. — Это твое желание? — Да. — И мое тоже, — он чуть не задохнулся от восторга, — только я постеснялся написать».
Она стянула через голову платье, потом трусики (он, замерев, смотрел, как она подцепила пальцами резинку, и потянула их вниз), и, дождавшись его, взяла его за руку и подвела к зеркалу: «Стань вот так! «Голые мальчик и девочка, держащиеся за руку, покрасневшие от смущения и волнения, с горящими глазами отразились в нем.
Они рассматривали отражения в зеркале, словно то были не их, а чьи-то чужие. Щелочка между ее ножек, тоненькая, темная манила его своей таинственностью. Девчонка опустила вниз руку и несмело коснулась его торчащего стволика, он также потрогал ее мягкий пушок на лобке и провел кончиком пальца по шелковистому началу ее желобка » Давай поцелуемся по настоящему. — сказала она. — Как это? «Она отвела его от зеркала, словно оно смущало ее своим взглядом, и, касаясь острой твердой грудью, прижалась губами к его губам, втолкнула ему в рот свой гибкий язык. «А теперь наоборот, ты мне всунь язык». Целуясь, он испытывал неудобство оттого, что его торчащий признак мужественности упирался ей то в живот, то в бедра, и пытался отстранить от нее бедра, но она еще сильнее прижималась к нему, потом просунула ногу между его ног и прильнула животом к его животу, так, что его сучочек оказался вдавленным под ее живот. Чувствовалось, что ей это очень нравилось.
Задыхаясь и дрожа, они отодвинулись друг от друга. В потемневших глазах Ирки попеременно отражались то удивление, словно она узнала что-то неожиданное для нее, то удовлетворение. Тяжело дыша, отчего розовые кончики ее грудей быстро вздрагивали и качались, она вопросительно смотрела на Витьку, ожидая чего-то от него. Капелька пота сбегала по ее животу на лобок в завитки волосков над сжатыми ножками. Память напомнила ему ту нежную розовость повторной сдвоенности в ее потаенной глубине. Он стоял, как парализованный, потом протянул к ней руку и коснулся ее живота, стирая капельку бегущую вниз.
Звонок был неожидан, он словно прозвучал в другом мире, потом прозвенел еще раз и стремительно до испуга вернул их в реальность. Ирка, торопливо натянув платье прямо на голое тело, толкнула его в сторону спальни: -Спрячься там! — и пошла открывать дверь. Она с кем-то разговаривала в прихожей, потом в комнате, и Витька, поначалу насмерть перепуганный, осмелев, приоткрыл чуть дверь и увидел в щелку одноклассницу Ирки. Она посмотрела в его сторону. Витька отпрянул в сторону, ему показалось, что она его увидела и узнала, но потом он успокоил себя тем, что щель в двери слишком узка, чтобы усмотреть что — то. Оказалось, он зря успокоился. Девчонка была глазастая, к тому же его одежда осталась в комнате, и девчонка все поняла. Когда она ушла, Ирка сказала: -Она, кажется, заметила тебя. Зачем ты высовывался? — Я нечаянно.
Ирку вдруг словно прорвало: Да, нечаянно? Ты специально сделал это, чтобы похвастаться. Ты только хвастаешь все… Ты… Все вы мальчишки хвастуны. Хвастуны и трусы, вот… Зачем ты высовываешься, зачем ты лезешь? Я не хочу больше с тобой дружить. Ты… Ты даже не мальчишка, ты только гадости придумываешь, ты даже не знаешь, что с девочками делают. Уходи, и не приходи больше ко мне. — Но я же нечаянно, дверь сама приоткрылась». У нее на глаза навернулись слезы: «Ты дурак и трус, только хвастаться и можешь».
«А кто первый придумал раздеваться? — думал он, вернувшись домой. — И я еще виноват. И что она хотела сказать, что я будто не знаю, что с девчонками делают. «Но все эти мысли вытеснял страх, он с ужасом представлял, что теперь наговорит в школе та девчонка и холодел от неприятных предчувствий. Все было так здорово, и словно назло, притащилась эта девчонка, и все испортила безвозвратно.
Девчонка, действительно, разболтала по всей школе о том, что он был с Иркой совсем голый. К удивлению, его почти не дразнили, и даже напротив он почувствовал к себе некоторое уважение в школе. Правда, многие все допытывались, что он делал с Иркой. А вот Ирка после того упорно не хотела видеть его. Даже родители интересовались, почему они поссорились. Он отмалчивался. Как-то случайно он услышал их разговор. Взрослые дети стали, стесняются друг друга, — говорила мать. Даже если иногда он оставался наедине с Иркой, они больше молчали, не было и намека на прежнее. Уже в десятом классе у него вдруг возникла влюбленность в нее, питаемая воспоминаниями и надеждами. Теперь — то он знал, что с ней делать и не растерялся бы. На школьном вечере он пригласил ее танцевать, она пренебрежительно посмотрела на него и отвернулась. Эту тайную влюбленность он сохранял долго и после школы. Потом все это рассеялось. Но иногда он вспоминал ее и представлял, что случилось бы дальше, как сложились бы их отношения, не явись тогда так не вовремя та девчонка.

Раздел 1. Мальчики и девочки

Растление и совращение ребенка

Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки.

Г. Гейне

Совратителями и растлителями детей чаще всего являются те, кто не может реализовать своей сексуальное влечение нормальными способами (это сексуальное извращение называется педофилией).

Подростки принуждают детей к сексуальным контактам с помощью угроз, запугивания, а иногда и с помощью физического насилия.

Леонид детства эгоистичный, жестокий, упрямый, злопамятный, мстительный, мог неделями помнить пустяковую обиду.

С младших классов школы пытался приставать к одноклассницам, хватал их за волосы, запрокидывая голову назад и больно щипал за грудь или бедра, задирал юбку, пинал ногами. Всегда старался причинить боль. В 7-ом классе после уроков затащил одну из 5-классниц в пустой класс, ударил её по лицу, повалил на стол учителя и схватив за волосы, несколько раз ударил лицом о стол. Удерживая её одной рукой, другой рукой пытался сорвать с неё нижнее белье. На шум заглянула уборщица и отхлестала его мокрой тряпкой. Она сказала о случившемся завучу, на следующий день вместе они обошли все классы, но он несколько дней не ходил в школу. Однако все учителя были уверены, что это сделал именно он, и когда он появился в школе, уборщица его опознала. Из школы его исключили.

Задержан в магазине, когда вошел вслед за 12-летней девочкой в примерочную кабину и, показав ей нож, заставил снять юбку и белье, но ничего сделать не успел, так как прибежала её мать, которая отошла в другую секцию. Нож успел выбросить, ударил вцепившуюся в него мать и побежал к выходу. Но на выходе поскользнулся, упал, и его задержали.

Педофилия у мужчин зрелого возраста сравнительно редко сочетается с нормальной половой жизнью с женщинами, чаще педофилия свойственна мужчинам, которые не способны к нормальным сексуальным контактам с женщинами.

24-летний Николай с раннего детства проявлял интерес к девочкам. Еще будучи в детском саду, заводил девочек в туалет, заставлял их раздеваться и рассматривал и трогал их половые органы, иногда сам раздевался и показывал им свои гениталии и заставлял девочек трогать их. То же самое проделывал и в школе. Учителя не раз говорили об этом матери, но она не обращала внимания. Постоянно мастурбирует с 8-летнего возраста.

В возрасте 15 лет затащил 8-летнюю девочку в подвал, угрозами заставил её раздеться и пытался совершить половой акт, но эрекция была слабой, девочка стала кричать и плакать, прибежали взрослые. Отец девочки избил его и пообещал «переломать ноги», если он ещё раз к ней подойдет.

Будучи подростком, а потом взрослым, Николай не раз проделывал то же самое с девочками младшего возраста, которые не могли оказать ему физического сопротивления, но полового акта совершить не мог. Эрекция была слабой, а когда девочки начинали вырываться, эрекция пропадала. Во время одной из таких попыток был задержан и направлен на судебно-психиатрическую экспертизу.

Некоторые взрослые растлители-педофилы целенаправленно растлевают детей, чтобы впоследствии использовать их для реализации своего извращенного влечения, сделав ребенка «добровольным» партнером.

Поначалу растлитель, используя любознательность ребенка, рассказывает о половой жизни, показывает эротические и порнографические фотографии, демонстрирует порнографические фильмы.

У педофилов, помимо сексуального влечения к детям, бывают и иные сексуальные извращения. С учетом собственных вкусов и предпочитаемого извращенного способа сексуального удовлетворения, взрослые педофилы пропагандируют эти формы сексуальных отношений.

После того, как у ребенка появляется интерес к половым вопросам, педофилы переходят от информации к её практической реализации – демонстрируют свои гениталии и разглядывают половые органы ребенка, навязывают ему эротические действия и имитируют сексуальные контакты. С помощью этого они добиваются «добровольного» согласия ребенка, который, конечно же, не способен реально осмыслить все значение совершаемого и последствия растления и совращения. После этого педофилы начинают половую жизнь с ребенком.

При другом варианте растлители начинают с эротических воздействий. Через какой-то промежуток времени стимуляция половых органов растлителем времени вызывает у ребенка удовольствие.

У такого ребенка впоследствии происходит постепенное формирование полового влечения. Формируется гиперсексуальность, которая побуждает ребенка проявлять самостоятельную активность в поиске объектов для удовлетворения сексуального влечения.

Некоторые педофилы избирают род занятий, чтобы находиться среди детей, например, работают воспитателями в интернатах, в детских летних спортивных лагерях или лагерях отдыха, в детских садах, санитарами в больницах. Есть случаи, когда спортивные тренеры и массажисты тоже страдают педофилией и могут проявлять сексуальные домогательства к своим юным воспитанницам, склоняя их к половой близости с помощью принуждения, пользуясь их зависимостью или стараясь завоевать расположение ребенка подарками.

Расскажу об одном таком случае, когда массажист, страдающий импотенцией, растлил более сотни 8-10-летних девчушек.

У 45-летнего Павла и до, и после женитьбы с сексуальной жизнью были проблемы. Он мог совершить половой акт только с постоянной партнершей, которую хорошо знал. С каждой новой партнершей терпел неудачу, эрекция не наступала, и чем больше старалась партнерша, тем хуже было дело. После нескольких неудачных сексуальных контактов стал избегать девушек и женщин, так как одна из его партнерш назвала его импотентом, боялся, что с новой партнершей у него опять ничего не получится. С женой разведен.

К девочкам всегда питал слабость, особенно к очень маленьким, 3-5-летним. Очень хотелось взять ребенка на руки, прижаться к щечке, гладить по голове. При этом испытывал «слабость в коленках», ноги тяжелели, в низу живота появлялось приятное чувство напряжения. Но эрекции не было, и он не расценивал это как сексуальное влечение, считал, что просто мечтает о том, как будет качать на руках свою дочь.

Иногда Павел подходил на улице к хорошеньким маленьким девочкам с длинными волосами, говорил комплименты матери, восхищался ребенком, говорил, что мечтает о дочери, но детей нет, просил разрешения погладить девочку по голове, трепал по щечке.

Однажды во время спортивных соревнований Павел смотрел на девочек-гимнасток и внезапно ощутил эрекцию. Оставив прежнюю работу, он устроился массажистом в другую организацию, где в секции художественной гимнастики тренировались девочки 8-12 лет. Ему нравились девочки-гимнастки за их грацию и отточенность движений, мог часами наблюдать за ними на тренировках и соревнованиях. Даже когда они, отдыхая, валялись на матах и болтали о своих девичьих делах, или затевали возню и игры, его приводили в восторг их непосредственность и изящество движений. Девочки относились к нему хорошо, кокетничали и поддразнивали, а Павел был счастлив, что вокруг столько милых девичьих лиц.

Во время сеанса массажа похлопывал их по ягодицам, при этом возникала эрекция, но без сексуальной разрядки. Позже стал просить девочек во время массажа полностью раздеваться, даже если нужно было сделать только массаж ноги или спины, говорил, что сделает полный массаж тела. Старался дотронуться рукой до обнаженной груди девочки, внутренней поверхности бедер, гладил их кожу, каждый раз при этом возникала сильная эрекция, часто дышал, испытывал сильное сексуальное возбуждение. Вначале девочки смущались, потом привыкли, хихикали или визжали, что им щекотно.

Однажды взял руку девочки и положил на свой эрегированный половой член и тут же испытал сильный оргазм. В дальнейшем стал делать это постоянно. Мастурбировать дома перестал.

Одна из его подопечных пожаловалась матери и та обратилась к тренеру, требуя оградить её дочь от домогательств растлителя. С работы его уволили, а Павел устроился массажистом в физиотерапевтическую больницу. В пациентки выбирал только девочек, не достигших 12 лет, но теперь стал осторожнее. Он старался расположить ребенка к себе, покупал книги и сладости.

Долгое время ограничивался поглаживаниями девочек по ягодицам и бедрам, иногда от этого наступал оргазм. Позже он смелел и стал более откровенно ласкать своих пациенток, просил их полностью раздеваться под предлогом общего массажа, если в соседней кабинке никто не работал. При этом у него наступал оргазм.

Коллеги стали догадываться, что Павел позволяет себе лишнего. Чтобы проверить это, одна из медицинских сестер заглянула во время сеанса за занавеску массажной кабины и увидела, что одна рука Павла между ног обнаженной девочки, а другой он гладит её по спине. Она тут же сообщила об этом врачу, опросили всех его пациенток, они краснели и смущались, но почти все признались, что он их «трогал за все места», сам помогал раздеваться и при этом часто дышал. Возбуждено уголовное дело.

Некоторые из педофилов посещают места пребывания многих детей, выбирая объект для своих домогательств около школ, на детских площадках, в детских садах.

Педофилия может проявляться в стремлении раздевать и рассматривать обнаженное тело ребенка, дотрагиваться до него и гладить. Чаще всего педофилы ограничиваются прикосновениями, ласками, шлепками по ягодицам, показом порнографических картинок или беседами на эротические темы. Но может быть и сочетание с эксгибиционизмом или садизмом. В ряде случаев педофилы совершают сексуальное насилие над ребенком.

Чаще всего совратителями детей являются их знакомыми, родственниками или даже членами семьи (например, отчим или сводный брат).

Педофилия свойственная многим пожилым людям и в особенности, старикам, чаще всего одиноким, со слабеющей потенцией или страдающим половым бессилием. Особенно явны сексуальные извращения в виде педофилии при старческом слабоумии. Такие пожилые и старые мужчины выбирают девочек 6-12 лет, чаще всего детей или внучек своих знакомых или в своем дворе, и совершают с ними развратные действия, уговаривая их с помощью подарков. Они тискают ребенка или рассказывают гадкие истории на сексуальные темы, показывают порнографические журналы или зазывают к себе для показа порнографических фильмов. Но некоторые этим не ограничиваются и стремятся прикасаться через одежду к груди девочек или к их половым органам, заставляют девочек трогать свои половые органы через одежду или обнажают их перед ребенком и совершают иные развратные действия.

Родителям следует знать строго-настрого предупредить своих детей, а особенно девочек любого возраста, что если на улице обращается незнакомый мужчина, гладит по голове, старается прикоснуться или просто ласково заговаривает, суля подарки, ребенок должен немедленно громко позвать кого-то из взрослых.

С самых ранних лет детей нужно приучить никогда не разговаривать с незнакомыми взрослыми, если они гуляют без родителей. А ещё лучше – не оставлять на улице детей без присмотра даже ненадолго, так как педофилы могут часами, затаившись где-нибудь, наблюдать за приглянувшимся ребенком.

То же самое относится и к людям, которых вы считаете своими знакомыми, а также к дальним родственникам. Если взрослый человек проявляет повышенное внимание к вашей маленькой дочери, часто сажает к себе на колени, говорит комплименты, тискает, целует, слишком часто прикасаются к ней, – то не успокаивайте себя тем, что просто ваша дочь очень хорошенькая, поэтому мужчина, вхожий ваш дом, уделяет ей столько внимание.

Внимательно приглядитесь к нему, как он ведет себя с ребенком, помните, что такое повышенное внимание к чужому ребенку нормальным мужчинам обычно не свойственно.

Чтобы сделать вам приятное, мужчина обычной сексуальной ориентации может один раз похвалить вашу дочку, но постоянно тискать и крутиться вокруг чужого ребенка он не будет. Не успокаивайте себя тем, что ваш дальний родственник любит вашего ребенка «по-родственному», помните, что чаще всего детей совращают и растлевают именно хорошие знакомые, люди, которые чаще всего бывают в доме.

Если вы замужем повторно, и у вас подрастает дочь, то вы должны быть постоянно настороже. Если ваша дочь ещё несовершеннолетняя, то это не только предательство вашего супруга, но и преступление. Если на ваше несчастье это произойдет, то советую вам принять самые крайние меры – не только избавиться от такого супруга, который надругался над ребенком, но и возбудить уголовное дело.

Педофилия – очень опасное явление, так как эти мужчины с извращенным сексуальным влечением калечат не только тела, но и души несчастных девчушек.

Чтобы заклеймить негодяя, надо ещё выяснить, есть ли на нем место, свободное для клейма.

Н. Акимов

Игры Уход за Животными

Этот раздел игр под названием «Уход за Животными» сможет помочь вам стать настоящим любящим хозяином для своего домашнего питомца. Именно здесь у вас будет возможность научиться ухаживать за самыми разными домашними животными и не только. Больше всего эти игры подойдут маленьким деткам, которые уже давно хотят завести себе в доме домашнего любимца, вот только большинство родителей настроены против домашних питомцев. Ведь иметь в доме животное — это очень большая ответственность. Итак, если вы хотите завести себе домашнее животное, то для начала вам нужно научиться ухаживать за виртуальными существами, чтобы в реальной жизни быть готовым ко всему. Именно здесь вы найдете для себя игры на любой вкус, от милой кошечки до грозного дракона. С каждой пройденной игрой вы будете учиться новым этапам ухода за животными, такими, как: правильно искупать животное, расчесать, покормить, вывести его на прогулку и много других обязанностей, которые должен выполнять каждый хозяин для своего животного.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *