Женская лирика ахматова

Стихи Ахматовой о любви к мужчине

Ты шелест нежного листка
Ты — шелест нежного листка,
Ты — ветер, шепчущий украдкой,
Ты — свет, бросаемый лампадкой,
Где брезжит сладкая тоска.
Мне чудится, что я когда-то
Тебя видал, с тобою был,
Когда я сердцем то любил,
К чему мне больше нет возврата.
***
Ты мог бы мне сниться реже
Ты мог бы мне снится и реже,
Ведь часто встречаемся мы,
Но грустен, взволнован и нежен
Ты только в святилище тьмы.
И слаще хвалы серафима
Мне губ твоих милая лесть…
О, там ты не путаешь имя
Мое. Не вздыхаешь, как здесь.
***
Мы не умеем прощаться
Мы не умеем прощаться,-
Все бродим плечо к плечу.
Уже начинает смеркаться,
Ты задумчив, а я молчу.
В церковь войдем, увидим
Отпеванье, крестины, брак,
Не взглянув друг на друга, выйдем…
Отчего все у нас не так?
Или сядем на снег примятый
На кладбище, легко вздохнем,
И ты палкой чертишь палаты,
Где мы будем всегда вдвоем.
***
Мне больше ног моих не надо
Мне больше ног моих не надо,
Пусть превратятся в рыбий хвост!
Плыву, и радостна прохлада,
Белеет тускло дальний мост.
Не надо мне души покорной,
Пусть станет дымом, легок дым,
Взлетев над набережной черной,
Он будет нежно-голубым.
Смотри, как глубоко ныряю,
Держусь за водоросль рукой,
Ничьих я слов не повторяю
И не пленюсь ничьей тоской…
А ты, мой дальний, неужели
Стал бледен и печально-нем?
Что слышу? Целых три недели
Все шепчешь: «Бедная, зачем?!»
***
Любовь
То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,
То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя…
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.
Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке.
***
Кое-как удалось разлучиться
Кое-как удалось разлучиться
И постылый огонь потушить.
Враг мой вечный, пора научиться
Вам кого-нибудь вправду любить.
Я-то вольная. Все мне забава,-
Ночью Муза слетит утешать,
А наутро притащится слава
Погремушкой над ухом трещать.
Обо мне и молиться не стоит
И, уйдя, оглянуться назад…
Черный ветер меня успокоит,
Веселит золотой листопад.
Как подарок, приму я разлуку
И забвение, как благодать.
Но, скажи мне, на крестную муку
Ты другую посмеешь послать?
***
Милому
Голубя ко мне не присылай,
Писем беспокойных не пиши,
Ветром мартовским в лицо не вей.
Я вошла вчера в зеленый рай,
Где покой для тела и души
Под шатром тенистых тополей.
И отсюда вижу городок,
Будки и казармы у дворца,
Надо льдом китайский желтый мост.
Третий час меня ты ждешь — продрог,
А уйти не можешь от крыльца
И дивишься, сколько новых звезд.
Серой белкой прыгну на ольху,
Ласточкой пугливой побегу,
Лебедью тебя я стану звать,
Чтоб не страшно было жениху
В голубом кружащемся снегу
Мёртвую невесту поджидать.
***
Я знаю, Ты моя награда
Я знаю, Ты моя награда
За годы боли и труда,
За то, что я земным отрадам
Не предавалась никогда,
За то, что я не говорила
Возлюбленному: «Ты любим».
За то, что всем я не простила,
Ты будешь ангелом моим…
***
Вечером
Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Он мне сказал: «Я верный друг!»
И моего коснулся платья…
Как не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.
Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных…
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.
А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
«Благослови же небеса —
Ты первый раз одна с любимым».
***
Я улыбаться перестала
Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам за смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.
***
Сжала руки под тёмной вуалью…
Сжала руки под тёмной вуалью…
«Отчего ты сегодня бледна?» —
От того, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.
Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот…
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.
Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Всё, что было. Уйдёшь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».
***
А ты думал — я тоже такая
А ты думал — я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.
Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок —
Мой заветный душистый платок.
Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом —
Я к тебе никогда не вернусь.
***
Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.
И от лености или от скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, бояться разлуки
И любовные песни поют.
Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина…
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.
***
Было душно от жгучего света
Было душно от жгучего света,
А взгляды его — как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился — он что-то скажет…
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.
Не любишь, не хочешь смотреть?
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застил туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.
Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся —
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи…
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его — напрасно.
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.
***
Я не любви Твоей прошу.
Я не любви Твоей прошу.
Она теперь в надежном месте…
Поверь,что я Твоей невесте
Ревнивых писем не пишу.
Но мудрые прими советы:
Дай ей читать мои стихи,
Дай ей хранить мои портреты-
Ведь так любезны женихи!
А этим дурочкам нужней
Сознанье полное победы,
Чем дружбы светлые беседы
И память первых нежных дней…
Когда же счастия гроши
Ты проживешь с подругой милой,
И для пресыщенной души
Все сразу станет так постыло —
В мою торжественную ночь
Не приходи. Тебя не знаю.
И чем могла б Тебе помочь?
От счастья я не исцеляю.
***
Есть в близости людей заветная черта
Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти,—
Пусть в жуткой тишине сливаются уста,
И сердце рвется от любви на части.
И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.
Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие — поражены тоскою…
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.
***
Песня последней встречи
Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.
Показалось, что много ступеней,
А я знала — их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «Со мною умри!
Я обманут моей унылой
Переменчивой, злой судьбой».
Я ответила: «Милый, милый —
И я тоже. Умру с тобой!»
Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.
***
Белой ночью
Ах, дверь не запирала я,
Не зажигала свеч,
Не знаешь, как, усталая,
Я не решалась лечь.
Смотреть, как гаснут полосы
В закатном мраке хвой,
Пьянея звуком голоса,
Похожего на твой.
И знать, что все потеряно,
Что жизнь — проклятый ад!
О, я была уверена,
Что ты придёшь назад.
***
Любовь покоряет обманно
Любовь покоряет обманно,
Напевом простым, неискусным.
Еще так недавно-странно
Ты не был седым и грустным.
И когда она улыбалась
В садах твоих, в доме, в поле
Повсюду тебе казалось,
Что вольный ты и на воле.
Был светел ты, взятый ею
И пивший ее отравы.
Ведь звезды были крупнее,
Ведь пахли иначе травы,
Осенние травы.

Природа в стихах А.А.Ахматовой

Введение

Трудно найти поэта, который бы не раскрывал тему природы. Русских поэтов всегда привлекала родная природа, вдохновляющая и трогающая прелестью летнего дня, морозным осенним воздухом, белым бескрайним полотном снегов, звенящими весенними ручьями. Она дорога каждому большому поэту своей «непосредственной жизнью, скромной простотой, в которой много внутренней красоты, раздолья, спокойствия, степенности и величия». Изучая тему «Родная природа в стихах русских поэтов», я пожелала подробнее изучить ее на примере стихов А.А.Ахматовой, ранее мне незнакомой.

Тема представленной работы — «Природа в стихах А.А.Ахматовой»

Цель исследования: определить роль пейзажа в нескольких стихах А.Ахматовой.

В соответствии с целью ставятся следующие задачи:

  • проанализировать пейзажные зарисовки в стихах, определить их роль

Объектом исследования являются стихи А.Ахматовой.

Предметом исследования является пейзаж как важная составляющая стихов

I глава. Биография А. Ахматовой

Анна Андреевна Ахматова (настоящая фамилия Горенко) родилась 11 (23) июня 1889. Предки Ахматовой по линии матери, по семейному преданию, восходили к татарскому хану Ахмату (отсюда псевдоним). Отец инженер-механик на флоте, эпизодически занимался журналистикой. Годовалым ребенком Анна была перевезена в Царское Село, где прожила до шестнадцати лет. Ее первые воспоминания — царскосельские: » Зеленое, сырое великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали маленькие пестрые лошадки, старый вокзал». Каждое лето проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты. Читать училась по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница занималась со старшими детьми, она тоже начала говорить по-французски. Первое стихотворение Ахматова написала, когда ей было одиннадцать лет. Училась Анна в Царскосельской женской гимназии, сначала плохо, потом гораздо лучше, но всегда неохотно. В Царском Селе в 1903 году познакомилась с Н. С. Гумилевым и стала постоянным адресатом его стихотворений. В 1905 году после развода родителей переехала в Евпаторию. Последний класс проходила в Фундуклеевской гимназии в Киеве, которую и окончила в 1907 году. В 1908-10 годах училась на юридическом отделении Киевских высших женских курсов. Затем посещала женские историко-литературные курсы Н. П. Раева в Петербурге (начало 1910-х гг.).

Весной 1910 года после нескольких отказов Ахматова согласилась стать женой Н.С.Гумилева. В 1910 по 1916 год жила у него в Царском Селе, на лето выезжала в имение Гумилевых Слепнево в Тверской губернии. В медовый месяц совершила первое путешествие за границу, в Париж. Вторично побывала там весной 1911. Весной 1912 Гумилевы путешествовали по Италии; в сентябре родился их сын Лев (Л. Н. Гумилев). В 1918, разведясь с Гумилевым (фактически брак распался в 1914), Ахматова вышла замуж за ассириолога и поэта В. К. Шилейко.

Сочиняя стихи с 11 лет, и печатаясь с 18 лет (первая публикация в издававшемся Гумилевым в Париже журнале «Сириус», 1907), Ахматова впервые огласила свои опыты перед авторитетной аудиторией (Иванов, М. А. Кузмин) летом 1910. Отстаивая с самого начала семейной жизни духовную самостоятельность, она делает попытку напечататься без помощи Гумилева, осенью 1910 посылает стихи в «Русскую мысль» В. Я. Брюсову, спрашивая, стоит ли ей заниматься поэзией, затем отдает стихи в журналы «Gaudeamus», «Всеобщий журнал», «Аполлон», которые, в отличие от Брюсова, их публикуют. По возвращении Гумилева из африканской поездки (март 1911) Ахматова читает ему все сочиненное за зиму и впервые получает полное одобрение своим литературным опытам. С этого времени она становится профессиональным литератором.

Вышедший год спустя ее сборник «Вечер» обрел весьма скорый успех. В том же 1912 участники недавно образованного «Цеха поэтов», секретарем которого избрали Ахматову, объявляют о возникновении поэтической школы акмеизма. Под знаком растущей столичной славы протекает жизнь Ахматовой в 1913 году: она выступает перед многолюдной аудиторией на Высших женских (Бестужевских) курсах, ее портреты пишут художники, к ней обращают стихотворные послания поэты (в том числе А.А.Блок, что породило легенду об их тайном романе). Возникают новые более или менее продолжительные интимные привязанности Ахматовой к поэту и критику Н. В. Недоброво, к композитору А. С. Лурье и др. В 1914 выходит второй сборник «Четки» (переиздавался около 10 раз), принесший ей всероссийскую славу, породивший многочисленные подражания, утвердивший в литературном сознании понятие «ахматовской строки». Летом 1914 Ахматова пишет поэму «У самого моря», восходящую к детским переживаниям во время летних выездов в Херсонес под Севастополем.

С началом Первой мировой войны Ахматова резко ограничивает свою публичную жизнь. В это время она страдает от туберкулеза, болезни, долго не отпускавшей ее. Углубленное чтение классики (А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский, Расин и др.) сказывается на ее поэтической манере. Проницательная критика угадывает в ее сборнике «Белая стая» (1917) нарастающее «ощущение личной жизни как жизни национальной, исторической» (Б. М. Эйхенбаум).

Первые послереволюционные годы в жизни Ахматовой отмечены лишениями и полным отдалением от литературной среды, но осенью 1921 после смерти Блока, расстрела Гумилева она, расставшись с Шилейко, возвращается к активной деятельности, участвует в литературных вечерах, в работе писательских организаций, публикуется в периодике. В том же году выходят два ее сборника «Подорожник» и «Anno Domini. MCMXXI». В 1922 на полтора десятка лет Ахматова соединяет свою судьбу с искусствоведом Н. Н. Пуниным.

В последнее десятилетие жизни Ахматовой ее стихи постепенно, преодолевая сопротивление партийных бюрократов, боязливость редакторов, приходят к новому поколению читателей. В 1965 издан итоговый сборник «Бег времени». На закате дней Ахматовой было позволено принять итальянскую литературную премию Этна-Таормина (1964) и звание почетного доктора Оксфордского университета (1965). 5 марта 1966 года в Домодедово (под Москвой) Анна Андреевна Ахматова скончалась. Сам факт существования Ахматовой был определяющим моментом в духовной жизни многих людей, а ее смерть означала обрыв последней живой связи с ушедшей эпохой.

2 глава. Наблюдения над пейзажем в стихах А.А.Ахматовой

Не случайно мною изучена подробно биография поэтессы. Она оказала существенное влияние на характер стихов, в частности тех, где Ахматова описывает пейзаж. Русская природа в лирике Ахматовой описана с удивительной нежностью и любовью. Для героя произведений А.Ахматовой любовь к природе родного края неотделима от чувства любви к Родине-России в целом. Мною просмотрено около 30 стихов поэтессы, и ни одно из них не посвящено только природе. Природу А.Ахматова любила в любое время года: зимой и летом, осенью и весной. Поэтесса была очень наблюдательной. Из биографии узнала, что Ахматова жила в Ленинграде и неподалеку от него — в Павловске, Царском селе, Комарове, любила сады и парки тех мест, Неву. Но в детстве она подолгу жила в Крыму — около Севастополя и в Евпатории — и сама говорила, что море и Херсонес — самые яркие впечатления детства. В поэме «У самого моря» она пишет, что была тогда «дерзкой, злой и веселой», дружила с рыбаками, бродила до поздней ночи за городом, уплывала в море к плоскому камню, за версту от земли. Чайки, рыбы были ее друзьями, она не боялась ни гадюк в камышах, ни сколопендр на камнях.

У нее был зоркий взгляд и редкая память:

Как журавли курлыкают в небе,
Как беспокойно трещат цикады,
Как о печали поет солдатка,
Все я запомнила чутким слухом.
Ахматова разговаривает с животными:
Сверкнули два зеленых изумруда,
И кот мяукнул. Ну, идем домой!
Ива, дерево русалок,
Не мешай мне на пути!
В снежных ветках черных галок,
Черных галок приюти.

Самое искреннее сочувствие звучит в ее стихах, когда она говорит о весенних почках, убитых жестокими заморозками, о гниющих из-за непрерывных дождей плодах, об одиноком дереве: «И как будто отбывшая срок ковылявшая в поле береза». Больно переживает она гибель любимого дерева: «Там пень торчит… И я молчу, как будто умер брат».

Даже к сорной траве она относится с сочувствием:

На коленях в огороде
Лебеду полю. Вырываю и бросаю —
Пусть простит меня…
Все сильнее запах теплый
Мертвой лебеды.
…Будет камень вместо хлеба
Мне наградой злой.

Перечитывая стихи Анны Андреевны Ахматовой, великой, на мой взгляд, поэтессы, выбраны строчки о различных явлениях природы.

Небо, ветер, облака Осень, весна Деревья, вода Солнце Растения, цветы
Высоко в небе облачко серело,
Как беличья расстеленная шкурка.
Заплаканная осень, как вдова
В одеждах черных
тишайший снег
Он весь сверкает и хрустит Обледенелый сад
солнца бледный тусклый лик
И крапива запахла, как розы, но только сильней
И прохладный ветер нежит
Там за пестрою оградой,
У задумчивой воды
Осень смуглая в подоле
Красных листьев принесла
Сосен дрогнули верхушки.
Склонился тусклый мёртвый лик
К немому сну полей
Я лилий нарвала прекрасных и душистых,
Стыдливо-замкнутых, как дев невинных рой
Изумрудною стала вода замутненных каналов, Небывалая осень построила купол высокий
И чернеющие ветки
Желтый луч упал в траву
Я лопухи любила и крапиву
Но больше всех серебряную иву
Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых Как зеркало в тот день Нева лежала,
Закатом раскалившись докрасна В ярких водах голубой реки
Под плотным снегом отдыхает луг Как низко солнце стало над горой… Сладок запах синих виноградин…
Дразнит опьяняющая даль
Тонкий воздух, свежий ветер
Еще весна таинственная млела Шумят деревья весело-сухие Между ягод сети-паутинки,
Гибких лоз стволы еще тонки
Облака плывут, как льдинки, льдинки И озеро глубокое синело
И теплый ветер нежен и упруг
Блуждал прозрачный ветер по горам
И вот сегодня снова жаркий вечер…

Заключение

Выписанные цитаты доказывают, что Анна Ахматова использует чаще в стихах такие художественно – выразительные средства, как олицетворение, сравнение, эпитет, метафора. Природа грустит вместе с поэтессой. Много стихов о весне и осени. Любовь к родной земле Ахматова пронесла через всю свою жизнь. Это чувство было одним из главных источников ее удивительной стойкости и «тайной силы». Сейчас, когда мы начинаем понимать, » что сами — лишь часть природы, что, разрушая ее, мы разрушаем себя, эта сторона творчества Ахматовой становится нам все ближе».

Использованная литература

  1. Анна Ахматова — Двадцать первое. Ночь. Понедельник
  2. Анна Ахматова — А ты думал, я тоже такая
  3. Анна Ахматова — Я не любви твоей прошу
  4. Анна Ахматова — Сжала руки под темной вуалью
  5. Анна Ахматова — Сероглазый король
  6. Анна Ахматова — Песня последней встречи
  7. Анна Ахматова — Какая есть, желаю вам другую
  8. Анна Ахматова — Сердце бьется ровно, мерно
  9. Анна Ахматова — Еще об этом лете
  10. Анна Ахматова — Я не знаю, ты жив или умер
  11. Анна Ахматова — Я сошла с ума, о мальчик странный
  12. Анна Ахматова — Ты мог бы мне сниться реже
  13. Анна Ахматова — Словно ангел, возмутивший воду
  14. Анна Ахматова — Ты отступник
  15. Анна Ахматова — Божий Ангел, зимним утром
  16. Анна Ахматова — На пороге белом рая
  17. Анна Ахматова — Мы не умеем прощаться
  18. Анна Ахматова — Муж хлестал меня узорчатым
  19. Анна Ахматова — Мне с тобою пьяным весело
  20. Анна Ахматова — Меня покинул в новолунье
  21. Анна Ахматова — Мне больше ног моих не надо
  22. Анна Ахматова — Мальчик сказал мне
  23. Анна Ахматова — Любовь (То змейкой, свернувшись клубком)
  24. Анна Ахматова — Любовь покоряет обманно
  25. Анна Ахматова — Кое-как удалось разлучиться
  26. Анна Ахматова — Белой ночью
  27. Анна Ахматова — Милому
  28. Анна Ахматова — А! Это снова ты. Не отроком влюбленным
  29. Анна Ахматова — Как соломинкой, пьешь мою душу
  30. Анна Ахматова — Как невеста, получаю
  31. Анна Ахматова — Как белый камень в глубине колодца
  32. Анна Ахматова — Каждый день по-новому тревожен
  33. Анна Ахматова — И мнится голос человека
  34. Анна Ахматова — Из памяти твоей я выну этот день
  35. Анна Ахматова — И мальчик, что играет на волынке
  36. Анна Ахматова — И когда друг друга проклинали
  37. Анна Ахматова — Здравствуй, Легкий шелест слышишь
  38. Анна Ахматова — Заклинание
  39. Анна Ахматова — Заплаканная осень, как вдова
  40. Анна Ахматова — Ждала его напрасно много лет
  41. Анна Ахматова — А ты теперь тяжелый и унылый
  42. Анна Ахматова — Есть в близости людей заветная черта
  43. Анна Ахматова — Дверь полуоткрыта
  44. Анна Ахматова — Долгим взглядом твоим истомленная
  45. Анна Ахматова — Два стихотворения
  46. Анна Ахматова — Гость
  47. Анна Ахматова — Высоко в небе облачко серело
  48. Анна Ахматова — Все обещало мне его
  49. Анна Ахматова — Самые темные дни в году
  50. Анна Ахматова — Я улыбаться перестала
  51. Анна Ахматова — Я слышу иволги всегда печальный голос
  52. Анна Ахматова — Я окошка не завесила
  53. Анна Ахматова — Я и плакала и каялась
  54. Анна Ахматова — Я гибель накликала милым
  55. Анна Ахматова — Это просто, это ясно
  56. Анна Ахматова — Эта встреча никем не воспета
  57. Анна Ахматова — Широк и желт вечерний свет
  58. Анна Ахматова — Вечером
  59. Анна Ахматова — Чугунная ограда
  60. Анна Ахматова — Чернеет дорога приморского сада
  61. Анна Ахматова — Царскосельская статуя
  62. Анна Ахматова — Целый год ты со мной неразлучен
  63. Анна Ахматова — Хочешь знать, как все это было
  64. Анна Ахматова — Углем наметил на левом боку
  65. Анна Ахматова — Эхо
  66. Анна Ахматова — Художнику
  67. Анна Ахматова — Три раза пытать приходила
  68. Анна Ахматова — Ты всегда таинственный и новый
  69. Анна Ахматова — Так отлетают темные души
  70. Анна Ахматова — Столько просьб у любимой всегда
  71. Анна Ахматова — Сразу стало тихо в доме
  72. Анна Ахматова — Сладок запах синих виноградин
  73. Анна Ахматова — Ты письмо мое, милый, не комкай
  74. Анна Ахматова — Сказал, что у меня соперниц нет
  75. Анна Ахматова — Слаб голос мой
  76. Анна Ахматова — Сердце к сердцу
  77. Анна Ахматова — Сегодня мне письма
  78. Анна Ахматова — Разлука
  79. Анна Ахматова — В ту ночь мы сошли друг от друга с ума
  80. Анна Ахматова — Просыпаться на рассвете
  81. Анна Ахматова — Проплывают льдины, звеня
  82. Анна Ахматова — Проводила друга до передней
  83. Анна Ахматова — Приходи на меня посмотреть
  84. Анна Ахматова — После ветра и мороза
  85. Анна Ахматова — Подошла
  86. Анна Ахматова — Был он ревнивым, тревожным и нежным
  87. Анна Ахматова — По неделе ни слова ни с кем не скажу
  88. Анна Ахматова — Пленник чужой
  89. Анна Ахматова — Подражание Анненскому
  90. Анна Ахматова — Побег
  91. Анна Ахматова — Пo твердому гребню сугроба
  92. Анна Ахматова — Опять подошли незабвенные даты
  93. Анна Ахматова — Оставь, и я была как все
  94. Анна Ахматова — От любви твоей загадочной
  95. Анна Ахматова — Слова освобожденья и любви
  96. Анна Ахматова — Солнце комнату наполнило
  97. Анна Ахматова — Песенка
  98. Анна Ахматова — Ответ
  99. Анна Ахматова — На шее мелких четок ряд
  100. Анна Ахматова — Настоящую нежность не спутаешь
  101. Анна Ахматова — Не будем пить из одного стакана
  102. Анна Ахматова — Не стращай меня грозной судьбой
  103. Анна Ахматова — Небывалая осень
  104. Анна Ахматова — О тебе вспоминаю я редко
  105. Анна Ахматова — О нет, я не тебя любила
  106. Анна Ахматова — О, жизнь без завтрашнего дня
  107. Анна Ахматова — Летний сад
  108. Анна Ахматова — Щели в саду вырыты

Одиночество Ахматовой

О героине нашей сегодняшней программы, мне кажется, лучше всего сказала Лидия Корнеевна Чуковская в своих мемуарах «Записки об Анне Ахматовой»:
«К 1940-му году записей о себе я уже не делала почти никогда, об Анне же Андреевне писала все чаще и чаще. О ней тянуло писать, потому что сама она, ее слова и поступки, ее голова, плечи и движения рук обладали той завершенностью, какая обычно принадлежит в этом мире одним лишь великими произведениям искусства. Судьба Ахматовой – нечто большее, чем даже ее собственная личность – лепила тогда у меня на глазах из этой знаменитой и заброшенной, сильной и беспомощной женщины – изваяние скорби, сиротства, гордыни, мужества» – писала Чуковская.
Именно так и я воспринимаю ее – Анну Ахматову: гордую, одинокую, величественную женщину, которая, несмотря на многочисленные воспоминания и исследования о ней и ее творчестве, так и не открыла до конца какую-то свою личную тайну – слишком много в ее стихах с самого начала – о муках, о боли, о смерти. Даже любовь она, из обычной человеческой страсти или неги всегда стремившаяся вывести на уровень божественной, – в конце концов ощущала как смертельную, непознанную болезнь. Вот, к примеру, известное стихотворение Ахматовой 1915 года:
Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти, –
Пусть в жуткой тишине сливаются уста
И сердце рвется от любви на части.
И дружба здесь бессильна и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.
Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие – поражены тоскою…
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.
Сама Ахматова позже говорила, что стала бояться своих стихов: они по-настоящему сбывались. Как она не любила свое давнее, также 15-го года, стихотворение «Молитва»:
Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар –
Так молюсь за Твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над темной Россией
Стала облаком в славе лучей.
Как известно, все это в ее судьбе сбылось: гибель в 1921 году своего первого мужа поэта Николая Гумилева, хотя они уже давно разошлись и каждый имел другую семью, Ахматова восприняла как личную утрату.
Тогда же она написала:
Я гибель накликала милым,
И гибли один за другим.
О, горе мне! Эти могилы
Предсказаны словом моим.
Как вороны кружатся, чуя
Горячую свежую кровь,
Так дикие песни, ликуя,
Моя насылала любовь.
Позже, в страшные годы сталинских репрессий, на глазах у Ахматовой был арестован Осип Мандельштам, а затем ее муж – искусствовед Николай Пунин и сын Лев Гумилев. «Записки об Анне Ахматовой» Лидии Чуковской, процитированные в начале, относятся как раз к периоду бесконечных известий об арестах, унизительных ходатайствах и стояниях в тюремных очередях. Поэма Ахматовой «Реквием» – скорбный поэтический памятник людям той эпохи:
РЕКВИЕМ
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл,-
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
1961
Вместо предисловия
В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):
— А это вы можете описать?
И я сказала:
— Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом.
1 апреля 1957, Ленинград.
Посвящение
Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними «каторжные норы»
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат –
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь ключей постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат.
Подымались как к обедне ранней,
По столице одичалой шли,
Там встречались, мертвых бездыханней.
Солнце ниже, и Нева туманней,
А надежда все поет вдали.
Приговор… И сразу слезы хлынут,
Ото всех уже отделена,
Словно с болью жизнь из сердца вынут,
Словно грубо навзничь опрокинут,
Но идет… Шатается… Одна…
Где теперь невольные подруги
Двух моих осатанелых лет?
Что им чудится в сибирской вьюге,
Что мерещится им в лунном круге?
Им я шлю прощальный свой привет.
Март 1940
Меня всегда восхищали самые первые строки ахматовского «Реквиема»:
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
Действительно, никогда и нигде Ахматова не высказывала желания покинуть страну, или сожаления, что не сделала этого. Она несла свой крест гордо, с достоинством, и с каким-то природным величием, хотя это ее величие кажется некоей отстраненностью от реальной жизни. Однако никакой отстраненности не было: стихи Ахматовой были живым отражением пережитых страданий. И если в юности и молодости ее волновали женские переживания – и именно им посвящены практически все стихи того периода, то в зрелые годы она пропускала через себя всю боль и страдания, в которые была ввергнута целая страна.
ЭПИЛОГ «Реквиема»
Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною,
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною.
Март 1940.
А вот фрагмент из воспоминаний Лидии Чуковской, датированных февралем 1939 года:
«Пришла – в старом пальто, в вылинявшей, расплющенной шляпе, в грубых чулках.
Сидит у меня на диване и курит. Статная, прекрасная, как всегда.
— Я не могу видеть этих глаз. Вы заметили? Они как бы отдельно существуют, отдельно от лиц».
«Глаза у женщин в тюремных очередях» – в примечании заметила Лидия Чуковская.
Анна Андреевна Ахматова родилась 11 (23) июня 1889 года по тем временам – под Одессой, а по нынешним – можно считать, в самой Одессе, на даче на Большом Фонтане. В юбилейный ахматовский, 2014 год 57-й номер одесского альманаха «Дерибасовская-Решельевская» несколько материалов посвятил Ахматовой. В одном из них искусствовед Людмила Сауленко вспоминает о своих юношеских разысканиях об Анне Ахматовой в те годы, когда творчество ее не только не изучали, но и мало кто знал:
«В Одесском областном архиве я нашла в метрической книге Преображенского собора запись о крещении протоиреем Евлампием Арнольдовым дочери Андрея Антоновича Горенко и жены его Инны Эразмовны. Ребенка назвали Анной».
Далее в своем эссе Людмила Сауленко приводит воспоминания самой Ахматовой:
«Родилась я на даче Саракини (11-я станция паровичка) около Одессы. Дачка эта (вернее, избушка) стояла в глубине очень узкого и идущего вниз участка земли – рядом с почтой. Морской берег там крутой, и рельсы паровичка шли по самому краю.
Когда мне было 15 лет, и мы жили на даче в Лустдорфе, проезжая как-то мимо этого места, мама предложила мне сойти и посмотреть на дачу Саракини, которую я прежде не видела.
У входа в избушку я сказала: «Здесь когда-нибудь будет мемориальная доска». Я не была тщеславна. Это была просто глупая шутка. Мама огорчилась. «Боже, как я плохо тебя воспитала», – сказала она», – так вспоминала один из одесских эпизодов своей жизни Ахматова.
Как известно, мемориальная доска Анны Ахматовой действительно появилась на Большом Фонтане «у входа в избушку» к столетию поэта, в 1989 году. Свой псевдоним Аня Горенко позаимствовала у ордынского хана Ахмата, которого, в соответствии с семейной легендой, считала своим предком.
Очевидно, и впрямь у нее были какие-то особые отношения с Вечностью, а творчество было естественной формой ее познания. Не об этом ли стихотворение «Муза» 1924 года, прочитанное автором – Анной Андреевной Ахматовой уже на склоне лет (в программе звучит запись голоса Ахматовой):
Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.
И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?». Отвечает: «Я!».
Мужества и творческого вдохновения всем на вашем жизненном пути, и всего доброго.

Начало 20 века в русской литературы немыслимы без имен Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Своим творчеством эти женщины-поэты не только украсили свое время, но и внесли, каждая по-своему, большой вклад в русскую поэзию. Их поэзия, как доказало время, вечно.
Поэзия Анны Ахматовой – это своеобразный гимн женщине. Так, в хрестоматийном стихотворении “Сжала руки под темной вуалью” очень эмоционально обрисовываются эпизоды жизни и любви героини. Ключевые детали стихотворения передают психологический настрой лирической героини, ее душевное состояние. В этом стихотворении отражено не только минутное настроение двух влюбленных людей, но и вечная трагедия расставания:
Как забуду? Он вышел, шатаясь.
Искривился мучительно рот…
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.
Через призму сердца Ахматова воспринимает не только любовь, но и все, что происходит рядом с ней. В поэме “Реквием” мы читаем скорбные строки:
Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой,
Кидалась в ноги палачу,
Ты сын и ужас мой.
Нет, Анна Ахматова не говорит здесь о жестокости современного ей мира. Она не говорит об ужасных годах… Поэтесса рисует образ женщины, которая провела много времени у тюремных дверей, ожидая приговора… своему ребенку! И эта женщина не одна, их тысячи – с такой же искалеченной судьбой и израненными сердцами.
Время Великой Отечественной войны также оставило трагичный след в творчестве Ахматовой. Важно, что у нее иное видение войны, не похожее на других поэтов того времени. Поэтесса воспринимает ее, в первую очередь, как женщина, как мать:
Щели в саду вырыты,
Не горят они.
Питерские сироты,
Детоньки мои!
Перед нами другая сторона военного времени. Ахматова говорит о детях, так как нет ничего страшнее и ужаснее, чем боль ребенка:
Постучись кулачком – я открою
Я тебе открывала всегда…
Творчество Марины Цветаевой, по многим своим проявлениям, сложнее поэзии Ахматовой. Эта поэтесса считается одним из самых виртуозных художников слова начала 20 века. Ее язык, система средств художественной выразительности самобытна и нестандартна. Темы, проблемы, мотивы, которые Цветаева использует в своем творчестве, необычайно глубоки и серьезны.
Стихи поэтессы разнообразны по мотивам и во многом интуитивны. Однако, на мой взгляд, есть нечто, объединяющее все произведения Цветаевой, – ее трагическое мироощущение – “на разрыв”, которое в полной мере отразилось в творчестве поэтессы.
Одной из ведущих тем лирики Цветаевой является тема родины, тема любви к отчему дому, Москве, России. Лишь в ранних стихах поэтессы (1916-1917 года) создается картина прекрасной страны: бесконечные дороги, багровые закаты и лиловые беспокойные зори. Позже в стихи Цветаевой вошла война, мировая, а затем гражданская. В этот период жалость и печаль переполняли ее творчество:
Бессонница меня толкнула в путь.
– О, как же ты прекрасен, тусклый Кремль мой!
Сегодня ночью я целую в грудь
Всю круглую воюющую Землю!
К революции 1917 года Цветаева относилась сложно. Поэтесса не могла принять и простить той крови, которая проливалась.
Стихотворения Цветаевой о любви невозможно спутать с ничьими другими. Они очень пронзительны и тонки. Лирическая героиня вся отдается своему чувству, живет и дышит только им:
Не властвовать!
Без слов и на слово –
Любить… Распластаннейшей
В мире – ласточкой!
Не могла поэтесса обойти своим вниманием и тему поэта и поэзии. В осмыслении этой темы она следует традициям русских классиков: Пушкина, Лермонтова, Тютчева. По мнению Цветаевой, вдохновение – единственный повелитель поэта. Оно приходит к нему в облике огненного всадника: “С красной гривою свились волоса… Огневая полоса – в небеса!”.
По мнению Цветаевой, дорога поэта в мире нелегка. Его не понимает и не принимает эгоистичная и слепая толпа. Обыватели погрязли в быту, своих приземленных интересах и проблемах.
Кроме того, поэт, по Цветаевой, неподвластен суду: “Я не судья поэту, И можно все простить за плачущий сонет!”. Поэта не в состоянии оценить читатели, поэтому они не могут его судить. Поэт мыслит по-своему: “тьма” поэта не всегда означает зло, а высота – добро. Но оценить это сможет только время…
Начало 20 века подарило русской литературе два гениальных имени – Ахматова и Цветаева. Творчество этих женщин самобытно и оригинально, разительным образом отличается друг от друга. Однако есть то, что родним этих великих поэтов – глубокая человечность, преданность своему “женскому” естеству, огромная любовь к Родине.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *