Японские стихи

LiveInternetLiveInternet

В колонках играет — Akira Yamaoka — Fuck this place

Настроение сейчас — Самодовольное и снисходительное^__^
Потеряла лицо Таня-тян —
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая.
* * *
Жили у старой женщины
Две рыбы фугу.
Одна белая, другая серая — две веселых рыбы.
* * *
Сын серого козла жил у старой женщины.
В бамбуковую рощу ушел пастись.
Изменчиво всё в этом мире, вечны лишь рожки да ножки.
* * *
Вышел из тумана
Месяц с лицом самурая.
Обнажил меч из кармана кимоно.
* * *
Братья Эникэ и Беникэ
Лакомились суши.
Чем бы не тешилось дитя, лишь бы не пило сакэ.
* * *
Пожилая женщина
Сеет горох на склоне Фудзи.
Ох.
* * *
Кошка скончалась.
Мех уж не тот на хвосте.
Помалкивай или отведай.
* * *
Жадный человек подобен говяжьему мясу,
Барабану далекой Турции,
Соленому плоду огурца.
* * *
Рисовую лепешку испёк самурай.
Кого угостить?
Самурай, самурай, кого хочешь выбирай.
* * *
Сын быка движется неровной походкой.
Вздохни полной грудью — кончаются татами,
Падения не избежать.
* * *
Собрались простолюдины — кому водить?
С громкой речью шагает вперед
Шишел-мышел-сан.
* * *
Чичичи, ловкая древесная обезьяна,
Помогает продавцу кирпичей, дергает веревку.
Дивные звуки.
* * *
Девочка и мальчик вместе гуляют по саду камней.
Тили-тили-рисовая похлебка,
Будущий муж и жена.
* * *
Пляшут на одной ножке довольные торговцы рисом —
Обманули неумного человека
На четыре кулака.
* * *
Строг этикет самурая:
Кто ругательным словом обзывается —
Тот сам называется так.
* * *
Невозмутимости учит дзенская мудрость:
Обидные слова, что говоришь ты про меня —
На себя переводишь.
* * *
Внимательно вглядись в траву —
Здесь сидел зеленый кузнечик, похожий на плод огурца.
Ай да лягушка.
* * *
Поведай нам о своих странствиях, Чижик-пыжик-сан —
Видел ли дальние реки?
Пил ли горячий сакэ?
* * *
Ить, ни, сан, си, го — беспечен гуляющий заяц.
Попал под удары охотничих нунчак.
Шлёп-шлёп, ой-ой-ой.
* * *
Игривая летняя муха
Села на варенье из сакуры.
Вот и закончилась хайку.

Хайку (хокку) из любимых детских стишков. Улыбнитесь)))

Леонид Каганов переписал детские стихи на японский манер.

Хайку — это жанр традиционной японской лирической поэзии, известный с XIV века. Его цель — емко и достоверно изобразить природу и человека в их нерасторжимом единстве.

Этот формат и взял за основу писатель Леонид Каганов, который написал хайку по мотивам советских стихов и считалок для детей. AdMe.ru публикует стихи, которые перенесут вас в детство и Страну восходящего солнца.

***

Сын серого козла жил у старой женщины.

В бамбуковую рощу ушел пастись.

Изменчиво все: в этом мире вечны лишь рожки да ножки.

***

В час, когда луч восходящего солнца

Светом своим озаряет подножие Фудзи,

Что снится тебе, броненосец «Микаса»?

***

Жили у старой женщины

Две рыбы фугу.

Одна белая, другая серая — две веселых рыбы.

***

Братья Эникэ и Беникэ

Лакомились суши.

Чем бы ни тешилось дитя,

лишь бы не пило саке.

***

Пожилая женщина

Сеет горох на склоне Фудзи.

Ох.

***

Жадный человек подобен коровьему мясу,

Барабану далекой Турции, соленому плоду огурца.

Все рассказано.

***

Вышел из тумана

Месяц с лицом самурая.

Обнажил меч из кармана кимоно.

***

Рисовую лепешку испек самурай.

Кого угостить?

Самурай, самурай, кого хочешь — выбирай.

***

Сын быка движется неровной походкой.

Вздохни полной грудью — падения не избежать,

Кончаются татами.

***

Собрались простолюдины — кому водить?

C громкой речью шагает вперед

Шишел-мышел-сан.

***

Чичичи-тян, ловкая древесная обезьяна,

Помогает продавцу кирпичей,

Дергает веревку.

***

Девочка и мальчик вместе гуляют по саду камней.

Тили-тиль-рисовая похлебка,

Будущий муж и жена.

***

Лишенный храбрости воин далекой страны Белоруссии

Собрался участвовать в битве.

Но, заметив пулеметы Перл-Харбор, утратил дух боевой.

***

Строг этикет самурая:

Кто решит обзываться ругательным словом —

Тот сам называется так.

***

Невозмутимости учит дзенская мудрость:

Обидные слова, что говоришь ты, меня имея в виду,

На себя переводишь.

***

Внимательно вглядись в траву —

Здесь был зеленый кузнечик, похожий на плод огурца.

Ай да лягушка.

***

Поведай нам о своих странствиях, Чижик-пыжик-сан, —

Видел ли дальние реки?

Пил ли горячий саке?

***

Ихх-не-сан-си-го — беспечен гуляющий заяц.

Попал под удары охотничьих нунчак.

Шлеп-шлеп, ой-ой.

***

В пору осенних тайфунов и грозных цунами

Есть у нас дело — косим бамбук мы

Для икебаны.

***

Игривая летняя муха

Опустилась на блюдце плодов сакуры, сваренной в сладком сиропе.

Вот и закончилось хайку.

Леонид Каганов

Япония — Страна восходящего солнца.
Есть у японцев для солнца оконца:
Утром посмотрит японец в окно —
И сразу увидит, как всходит оно!

*****

В Японии гармония,
В Японии сады,
В порядке церемонии,
Растут её плоды.

В том месте нетревоженном,
В тиши растет бамбук,
Ведь так лишь ей положено,
Мудреть душой без рук.

И латы самурайские,
В её покоях спят,
Для них ворота райские,
Для них целебный яд.

И камни очень круглые,
В садах ее лежат,
И белые и смуглые,
Природу сторожат.

В Японии гармония,
Старается кружить,
Души её ирония,
Людей всех учит жить.

Ант Юрий

*****

В Японии танцуют журавли,
хрустальные струятся водопады.
Туда бы улететь, на край земли!
Там вишен подвенечные наряды —

лекарство от тоски по чистоте,
там каждый день подкармливает рыбой
орланов госпожа Тиё; мечте
моей седой отрадно горной глыбой

стать на Хоккайдо или клёном стать
у хижины буддийского монаха.
Когда землетрясение — стоять
невозмутимым воином без страха.

Хоть на вулкане жить бы, но в ладах
с собой, не зная на судьбу обиды.
А умереть — с улыбкой на губах
и с именем спасительным Амиды.

Крылова Элла

*****

Вернулась вчера из Японии я.
Мне очень понравились эти края!
Теперь по-японски я шпарю вовсю:
«Хоккайдо! Сикоку! Хасима! Кюсю!
Хонсю! Кусакаки! Мияке! Кикай!» –
И падают в обморок люди пускай!
Я знаю, что значат все эти слова.
Такие в Японии есть острова!

Дядина Галина

*****

Голубая россыпь островов
С лепестками розовых дождей
За прибоем соляных ветров
В акварели беличьих кистей

С самой первой утренней звездой
Где в цветах купается земля
Я вернусь, чтоб встретиться с тобой
Милая Япония моя

В Токио опять идут дожди
Ты стоишь под зонтиком в саду
Просто верь в хорошее и жди
Я с дождем к тебе с небес приду.

Генералов Александр

*****

У моря стояла гора Фудзияма.
Под нею гуляла японская дама.
От зноя японка вздыхала
И веером томно махала.

У моря стояла гора Фудзияма.
Выходит вторая японская дама.
Достала свой веер из рукава,
И вот задрожала под ветром трава…

У моря стояла гора Фудзияма.
Пошла прогуляться еще одна дама.
Лишь веер взяла в свои руки —
Поехали крыши в округе!

У моря стояла гора Фудзияма.
Идет на прогулку четвертая дама.
И с легкостью, свойственной даме,
Она учинила цунами!

У моря стояла гора Фудзияма.
Гулять отправляется пятая дама.
Достала из сумочки веер
И встала в японский конвейер.

Выходит не-знаю-какая-уж-дама…
На воздух взлетает гора Фудзияма!!!
Но дамы, заметив, что спала жара,
Изящно сложили свои веера.

ТЕПЕРЬ ВЫ ПРЕДСТАВЬТЕ,
ЧТО МОЖЕТ ПОДНЯТЬСЯ,
ЕСЛИ ВСЕ ДАМЫ —
ОБЪЕДИНЯТСЯ?

*****

Шла армада кораблей к берегам Японии,
Их послал хан Хубилай в боевой поход,
Но вдруг буря началась, засверкали молнии,
И бесславно потонул весь монгольский флот.

***

Японский журавль — священная птица —
Над озером Бива, курлыча, взлетает —
Как можно полётом тем не восхититься,
Его не воспеть, от волненья вздыхая!

***

Скоростные поезда, биотехнологии –
На японских островах правит бал прогресс.
Но не сразу дался он – люди годы многие
Превращали край родной в мир сплошных чудес.

***

Вознеслась над Токио супертелебашня,
«Деревом небесным» стали звать её,
Выше она Эйфелевой и московской нашей,
Можно всю Японию обозреть с неё.

***

Если Япония силой стихии
В будущем может под воду уйти,
Кто же тогда, кроме доброй России,
Нацию эту сумеет спасти.

Скляров Андрей

*****

Есть японское поверье.
Сказка, проще говоря:
Собрались однажды звери
Выбирать себе царя!

Стали выть, мяукать, лаять.
Спор и крики до зари:
Все хотят друг другом править,
Все хотят попасть в цари.
Подрались под Новый год
Лошадь, Тигр,и Мышь, и Кот,
Бык, Дракон, Коза, Свинья,
Обезьяна и Змея,
И Собака, и Петух —
Шерсть летит и пух!

Но с небес на это строго
Посмотрел японский бог.
И сказал: «Пора, ей-богу,
Прекратить переполох!»
Будут править каждый год
Лошадь, Тигр, и Мышь, и Кот,
Бык, Дракон, Коза, Свинья,
Обезьяна и Змея,
И Собака, и Петух —
Каждый в свой черёд!

И пошли царить по кругу,
Соблюдая календарь,
Звери, птицы — все друг другу —
Друг, товарищ, брат и царь.
Встали в дружный хоровод
Лошадь, Тигр, и Мышь, и Кот,
Бык, Дракон, Коза, Свинья,
Обезьяна и Змея,
И Собака, и Петух —
Встали в общий круг!

*****

Японских поэтов особенно сладко весною
читать-перечитывать, нежною вишней сквозною
любуясь, как сакурой, воображая горы
и океан за ними, в котором споры,
досужие разговоры, как камни, тонут,
и белые чайки в истоме любовной стонут
над волнами, перемывающими посуду
к столу императора. Клёны — они повсюду:
в моём подмосковном окошке, промытом с тщаньем,
и возле лачуги отшельника Тамбы, что обещаньем
служить только Будде обрёк себя век поститься.
Ах, как же порою хочется опроститься,
одеться в рванину, её подвязать верёвкой
и шлёпать по миру без цели, но со сноровкой
отважного мастера дзэн! И дурь из людей повыбить,
как пыль из ковра! Но не лучше ли просто выпить,
ведь вишня уже лепестки осыпает в слякоть.
Читаю: «Как сладко немного выпить, потом поплакать».

Крылова Элла

*****

Японка, кто видал японок,
Тот увидал мою мечту.
Он ирис повстречал в цвету,
Чей дух душист и стебель тонок.
Японка, ты полуребенок,
Ты мотылечек на лету,
Хочу вон ту и ту, и ту,
Ты ласточка и ты котенок.
Я слышал голос тысяч их,
Те звуки никогда не грубы.
Полураскрыты нежно губы, —
Как будто в них чуть спетый стих.
Всегда во всем необычайна
Японка — и японцу — тайна.

Константин Бальмонт

ЯПОНСКИЕ СТИХИ

АЛЫЕ ЛИСТЬЯ КЛЕНА
Хайку и танка для самостоятельного чтения на японском языке.

Изучаем японский язык, наслаждаясь чтением классических образцов японской поэзии.
Униальная авторская разработка Александра Сивухина,

ЧАСТЬ 1-ая

1.=========================

足弱の
渡りて濁る
春の水

Нежные ноги
переходят и мутят
весеннюю воду.

Я на берегу реки сижу с удочкой. Вижу переправу на реке, там, где поток воды слабеет и по камням можно перейти на другой берег. К реке подходит старик. Он долго раздумывает над тем, как перейти на другую сторону. Наконец решается и вступает в воду. Где-то не середине реки, его непослушные ноги не справляются с течением, и старик падает в воду. Я пытаюсь помочь ему. С великим трудом он поднимается и, наконец, весь мокрый добирается до берега. Но там, где он упал, вода еще долго остается мутной….

足弱の Ashiyowa no От слабых ног
渡りて濁る Watarite nigoru На переправе замутилась
春の水 Наru no mizu Весенняя вода..

あしよわ 【足弱】
(асиёва) плохой (слабый) ходок;

あし 【足】
(аси) ноги;

よわい 【弱い】
(ёвай) слабый;

わたり 【渡り】
(ватари) переправа;

にごる 【濁る】
(нигору) стать мутным, замутиться, помутнеть; 

はる 【春】
(хару) весна

みず 【水】
(мидзу) вода

2.=========================

梨の花
月に踏み読む
女あり

Груши в цвету…
При свете луны девушка
Читает письмо…

Я вечером недалеко от моего дома встретил девушку, одетую в светлое кимоно. Она при свете луны пытается читать стихи полюбившегося ей поэта. А я сравниваю ее с белым цветком груши, которая цветет в это время в моем саду…

梨の花 Nashi no hana Как цветок груши
月に踏み読む Tsuki ni fumi yomu При луне стоя читающая
女あり Onna ari Женщина…

なし 【梨 】
(наси) груша;

ふまえる 【踏まえる】
(фумаэру) стоять на чем-л.;

よむ 【読む】
(ёму) читать;

おんな 【女】
(онна) женщина

3.=========================

橋渡る
人に静まる
蛙かな

Переходит мост…
Человек, поэтому
Лягушка перестает квакать.

После трудового дня, я обычно вечерами сижу на берегу пруда, недалеко от мостика, перекинутого с одного берега на другой. Любуюсь луной. В природе все гармонично, даже голоса лягушек создают неземное, возвышенное настроение. Как вдруг, вижу, как по мостику на другой берег переходит какой-то человек. Лягушки услышали звук его шагов, испугались и замолкли. Очарование ночи пропало… Как жаль.

橋渡る Hashi wataru От переходящего мост
人に静まる Hito ni shizumaru Человека умолкает
蛙かな Kawazu каnа Лягушка, как жаль…

はし【橋】
(хаси) мост;

わたる【渡る】
(ватару) переходить;

はしわたる【橋渡る】
(хасиватару) — переходить мост;

ひと【人】
(хйто) человек, люди;
しずまる【静まる・鎮まる】

(сидзумару) утихать; успокаиваться; затихать;
かわず【蛙】

(кавадзу) лягушка;
かな【哉】
(кана)

4.=========================

澄みの江の
波の鼓や
松林

Как удары в цудзуми,
Плещут волны тихого залива.
Сосновый лес.

Если кто бывал на морском берегу в весенний, теплый день, где сосновый бор под ласковым солнцем обдувается легким ветерком, и слышен шум прибоя волн, то ему кажется, что это великий морской бог ударяет в свой огромный, морской барабан…

澄みの江の Sumi no e no Чистотой морского залива
波の鼓や Nami no tsuzumi ya Волн удары как цудзуми пронзают
松林 Matsubayashi Сосновый лес…

すむ【澄む・清む】
(суму) проясниться, стать чистым (ясным, прозрачным); отстояться;

え【江】
(э) бухта; узкий морской залив; лиман.

なみ【波・浪】
(нами) волна;

つづみ【鼓】
(цудзуми) барабан, бубны;

や【矢・箭】
(я) стрела;

まつばやし【松林】
(мацубаяси) сосновая роща, сосновый бор

Любовь в японских стихах

Любовь в японских стихах

Говорить о чувствах прямо к японцев не принято. тем не менее они объясняются в любви, как и все люди в мире.

Лучше сказать: «Ты мне нравишься».
«СУКИ ДА ЙО» – «ТЫ МНЕ НРАВИШЬСЯ» НА ЯПОНСКОМ
好すだよ。
Suki da yo.
Ты мне нравишься.

Эта фраза употребляется в повседневной жизни. Она дает понять собеседнику, что вы испытываете к нему какие-то чувства. Но она не показывает насколько они сильны.

Чтобы не возникло недопонимания, не говорите эти слова друзьям. Они почувствуют себя неловко, услышав такое, потому что подумают, что вы признаетесь более, чем в дружеских чувствах. На самом деле, быть друзьями выгоднее – вам не надо будет тратиться на шоколад в честь Дня Святого Валентина и на KFC в Рождество.

Слова «Да» и «Йо» в этой фразе необязательны.

«Да» – это формальная версия «Дэсу». Это последнее выражение, которое не является глаголом, исполняет функцию глаголов «Быть», «Являться», «Есть» и других синонимов.

Что касается «Йо» – это частица, которая усиливает значение фразы. Добавляя ее в конце предложения вы, вы утверждаете, что знаете, о чем говорите. В этом случае – это ваши чувства.

«ДАЙСУКИ ДА» – «ТЫ МНЕ ОЧЕНЬ НРАВИШЬСЯ» НА ЯПОНСКОМ
大だい好すだ。
Daisuki da.
Ты мне очень нравишься.

Эта фраза вызывает меньше сомнений, потому что «Дайсуки» – сильное слово. Иероглиф 大, прибавленный спереди к слову «Суки», означает «Большой» на японском. Его добавление позволяет сказать, что вы очень цените что-то или кого-то.

«Дайсуки» подразумевает, что вы являетесь большим фанатом предмета разговора, будь то вещь, блюдо или спортивная команда. Это выражение можно также употреблять, когда говорите об артисте, спортсмене или какой-либо другой знаменитости.

Но когда вы говорите эту фразу кому-то, то это означает, что вы испытываете к нему сильные чувства. И эти чувства выходят за рамки дружеских.

В старинной японской поэзии больше говорится о том как страдает влюбленный вдали от «милой», как тяжело жить без «любимой», какую тоску испытывает человек, ожидая свидания, как ждет встречи или хочет увидеть лицо любимой:

И нынче видеть я хочу
Твою улыбку,
Что те цветы напоминает мне…- пишет Отомо Якамоти.

Kitagawa Utamaro 喜 多 川 歌 麿.Девятый месяц

Утамаро. «Пять праздников любви (Aibore iro no gosekku)» , 1801
О японской поэзии в статье «Японские стихи». Японские стихи

Фудзивара Такаёси Гэндзи Моноготари

ПОЭЗИЯ ВАКА
ИЗ ПОЭЗИИ IV-VIII ВЕКОВ Перевод А. Е. Глускиной

(Из антологии «Манъесю»)

ПЕСНИ ЗАПАДНЫХ ПРОВИНЦИЙ

Песня юноши

Прозрачная волна у белых берегов,
Раскинутых, как белоснежный шарф,
Порой бурлит, но к берегам не подойдет,
Так — ты ко мне.
И полон я тоски…

Песня девушки

О нет, наоборот:
Увы, не я, а ты,
Подобно той волне у белых берегов,
Раскинутых, как белоснежный шарф, —
Ты никогда не подойдешь ко мне…

Песня девушки

Когда бы знала, что любимый мой
Придет ко мне,
Везде в саду моем,
Покрытом только жалкою травой,
Рассыпала бы жемчуг дорогой!

Песня юноши

Зачем мне дом, где жемчуг дорогой
Рассыпан всюду,
Что мне жемчуга?
Пусть то лачуга, вся поросшая травой,
Лишь были б вместе мы, любимая моя!

Подобно соловью, что раньше всех поет
В тени ветвей,
Когда придет весна, —
Ты раньше всех мне о любви сказал,
И лишь тебя отныне буду ждать!

Вечернею порой лишь миг один,
Короткий, как жемчужин встречный звон,
Я видел здесь ее, —
И нынче утром вдруг
Мне показалось, будто я люблю…

Пусть велика земля, но даже и она
Имеет свой предел,
Но в мире есть одно,
Чему конца не будет никогда,
И это бесконечное — любовь!

Ах, на кровле дома моего
Зацвела «не забывай» — трава .
Все смотрю:
А где трава «забудь-любовь»?
Жаль, еще не выросла она…

С нетерпеньем друга ожидаю,
В дом одной мне нынче не войти,
Пусть роса давно уже покрыла
Белотканые
Льняные рукава…

**

Милый мой,
Моя любовь к тебе,
Словно эта летняя трава, —
Сколько ты ни косишь и ни рвешь,
Вырастает снова на полях!

Возле моря,
На скалистом берегу,
Утро каждое я вижу стаю птиц,
Утро каждое смотреть бы на тебя,
Но тебя не видно, милый мой…

В священном храме,
Где вершат обряды,
Сверкает зеркало кристальной чистоты, —
Так в памяти моей сверкаешь ты,
И в каждом встречном я ищу тебя…

Пока в саду своем ждала,
Что ты придешь ко мне, любимый,
На пряди черные
Распушенных волос
Упал холодный белый иней.

У ворот моих
На деревьях вяза вызрели плоды…
Сотни птиц слетелись к дому моему,
Тысячи слетелись разных птиц,
А тебя, любимый, нет и нет…?

— В гавани для кораблей
Все верхушки камышей
Кто сегодня поломал?
— Чтоб смотреть, как милый мой
Машет, машет рукавом,
Камыши сломала я!

Тот утренний туман, что дымкой заволок
Колосья риса на осеннем поле,
Исчезнет, уплывая вдаль…
А вот любовь моя?
Куда она исчезнет?

ОСЕННИЕ ПЕСНИ-ПЕРЕКЛИЧКИ (ПЕСНИ ЛЮБВИ)

Песня принцессы Нукада, сложенная в тоске об императоре Тэндзи

Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти —
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора.
…Дует ветер…

Песня, сложенная принцессой Кагами

Пусть даже это был лишь ветер,—
Ведь, значит, любит он.
Я зависти полна,
Когда бы я ждала, и вдруг подул бы ветер,—
О чем тогда я стала б горевать?

Песня принца Югэ

Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне
Исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса
На лепестках осенних хаги…

Песня Тадзихи в звании махито

Вот плачущий олень идет, шурша листвою
Осенних хаги на полях Уда,
И о любви грустит,
И все ж с моей тоскою
Никак нельзя сравнить его тоску!

Песня принцессы Ниу, посланная Отомо Табито, генерал-губернатору Дадзайфу

На осенних полях
В Такамато росли
Гвоздики цветы…
Так как свежими были они,
Украшением служили ему —
Гвоздики цветы…

Песня принцессы Касануи

У подножья распростертых гор
Слышится призыв оленя отдаленный,
Нежные слова в себе тая…
Много нежных слов и у меня,
О супруг мой, сердцем нареченный!

Песня девицы Исикава Какэ

Не говорила я, что я стара,
И не отказывала я тебе ни разу,
И как печально, что развязан шнур,
Который мною был завязан,
Как вяжут стебли у осенних трав!

Песня принцессы Камо

Как тот олень,
Что средь полей осенних
Поутру бродит, не оставив и следа,
Так, думала, и ты… И вдруг сегодня ночью
С тобой, любимый, встретиться смогла!

Песня принца Сакураи, губернатора провинции Тоотоми, преподнесенная императору Сёму

Летит сентябрьский
Осенний первый гусь…
И даже через этого гонца
Ужели думы сердца моего
Не донеслись до твоего дворца?

Песня, сложенная императором в ответ

В бухте Оо
К бесконечным берегам
Набегает много волн со взморья,
Много, много раз с тоскою и любовью
Думал это время — о тебе…

Песня девицы из дома Каса, посланная Отомо Якамоти

Не можешь ли ты стать
Хотя б цветком гвоздики,
Что здесь растет у дома моего,
Где каждый день любуюсь на него,
Как только утро наступает…

Песня принцессы Ямагути, посланная Отомо Якамоти

Как выпавшая белая роса
На лепестках цветов осенних хаги
От ветра падает,
Так и моя слеза,—
Я удержать ее не в силах.

Песня принца Юхара, посланная молодой девушке

Хочу, чтоб нанизав росу, как жемчуг,
Ты подарила мне, не дав исчезнуть ей,
Прозрачную росу, что с вышины упала,
Склонивши долу кончики ветвей
На расцветающих осенних хаги!

Песня Отомо Якамоти, сложенная когда он прибыл в имение Такэда к тетке — госпоже Саканоэ

Прямая, что копье из яшмы,
Пускай дорога далека,
Но чтобы увидать тебя,
О ком я думаю с любовью,
Отправился я в путь и вот пришел сюда!

Ответная песня госпожи Отомо Саканоэ

Ведь оттого что ты не приходил ко мне,
Пока не минул
Новояшмовый весь месяц,—
Во сне все время видела тебя,
О, как тоска меня терзала!

Песня дочери Камунагибэ Масо

У дома моего цветы осенних хаги
В расцвете ныне —
Приходи смотреть!
Не то пройдет два дня еще — и сразу
Осыплются на землю лепестки!

Песня старшей дочери госпожи Саканоэ, посланная Отомо Якамоти с венком из осенних рисовых колосьев

Любуясь на венок,
Сплетенный мной
Из ранних рисовых колосьев, что взрастила
Я на поле, где сеяла сама,—
Не забывай меня в разлуке, милый!

Песня Отомо Якамоти, посланная в ответ

Венком из ранних рисовых колосьев
С полей осенних, что любимая моя
Возделала, сама, своим считая долгом,
О, сколько ни гляжу,
Не налюбуюсь я!

Ответная песня Якамоти, посланная, когда он получил в подарок одежду

Эти дни, когда холоден
Ветер осенний,
Я носить ее буду на теле своем
В знак того, что я помню о деве любимой,
И ее еще больше отныне люблю!

1627–1628

Две песни Отомо Якамоти, посланные старшей дочери госпожи Саканоэ с красными листьями хаги и цветами фудзи

У дома моего цветы прекрасных фудзи
До срока своего чудесно расцвели,
И нынче видеть я хочу
Твою улыбку,
Что те цветы напоминает мне…

Хотя осенний ветер
И не дул,
А нижняя листва цветущих хаги,
Что высятся у дома моего,
Вдруг стала сразу ярко алой!

Песня Отомо Якамоти, посланная старшей дочери госпожи Саканоэ

Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?

Каэси-ута

Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!

Песня Отомо Якамоти, посланная девице из дома Абэ

О, как тоскливо спать мне одному
Ночами долгими
Осеннею порою
В столице нынешней —
Куни!

Песня Отомо Якамоти, посланная из столицы Куни старшей дочери госпожи Саканоэ, находящейся в Нара

Когда на склонах
Распростертых гор
День изо дня
Осенний ветер дует,—
Как я тогда тоскую о тебе!

КАКИНОМОТО ХИТОМАРО (ок. конец VII века — начало VIII века)

Иллюстрация к стихотворениям Какиномото Хитомаро Сузуки Хуронобу , XVIII

Песни Какиномото Хитомаро, сложенные, когда
он, уезжая в столицу, покидал страну Ивами и
расставался с женой

По дороге, где иду
На склонах гор,
Тихо-тихо шелестит бамбук…
Но в разлуке с милою женой
Тяжело на сердце у меня…

Яшмовых одежд затихнул шорох,
О, какой тоскою полон я,
Не сказав любимой,
Что осталась дома,
Ласкового слова, уходя…

Придет весна,
И первыми цветут у дома моего
Цветы душистой сливы…
Ужель совсем один, любуясь ими,
Я буду проводить весною дни?

ОТОМО ЯКАМОТИ (ок. 716—785)

Песня, сложенная при виде цветов гвоздики
у порога дома

Вот расцвела в саду моем гвоздика,
Что посадила милая моя,
Мне говоря:
«Когда настанет осень,
Любуясь на нее, ты вспоминай меня!»

Как ни на миг весла в ладье не выпускают,
Когда плывут у каменистых берегов,
Где волны в белой пене набегают,
Так ни на миг меня не оставляла
Любовь к тебе.

Песни, посланные старшей дочери Саканоэ

О, эти встречи
Только в снах с тобою, —
Как это сердцу тяжело…
Проснешься — ищешь, думаешь —
ты рядом,

Даже пояс,
Которым один раз меня обвязала
Дорогая моя,
Я три раза могу обвязать.
Вот что стало со мною!

Как только наступает вечер,
Я открываю дверь в свой дом
И жду любимую,
Что в снах мне говорила:
«К тебе я на свидание приду!»

В бренном этом мире, где я прожил
долго,
Я еще не видел красоты такой…
Слов не нахожу —
Такой занятный
Маленький мешочек, вышитый тобой.

Песня Отомо Якамоти, сложенная им, когда
в столице Куни он тосковал о старшей дочери
Саканоэ, оставшейся в Нара

Пусть цепь далеких гор
Нас разделяет.
Ночь лунная светла,
И, стоя у ворот, любимая моя
Меня, быть может, поджидает!

Когда бы ты был яшмой дорогой,
Тебя надела бы на руки.
Но в мире суетном
Ты просто человек,
И удержать тебя мои бессильны руки.

С тобой ночами виделись всегда…
Но отчего же
Из-за встречи прошлой ночью
Шумит теперь, не умолкая,
О нас с тобою злобная молва?

Пускай на тысячи ладов
Шумит молва,
Мне все равно, что с именем моим,
Но имени коснулись твоего, —
Тебя жалея, горько плачу!

Три песни Отомо Якамоти, посланные в ответ
старшей дочери Саканоэ

О, ныне для меня все это не кручина,
Об имени своем не сожалею я,
Теперь я не такой…
И если ты — причина,
Пусть сотни раз шумит о нас молва!

В этом мире бренном и непрочном,
Разве снова нам придется жить?
Почему же,
Не встречаясь с милой,
Буду ночи проводить один?

В ту ночь, когда луна была светла ,
Вставал и выходил я за ворота,
Гадал у перекрестка на слова
И на шаги — так я хотел тогда
К тебе, моя любимая, прийти!
О этот мир и бренный, и унылый!
Как тяжело порой бывает жить,
Когда подумаешь —
Любить уже нет силы,
И суждено лишь умереть!

ОТОМО САКАНОЭ

Как непрерывно набегает вновь и вновь
Речная рябь на отмели песчаной
В Сахо, где слышен крик тидори постоянно, —
Любовь моя
Не утихает ни на миг…

Скажешь мне: «Приду», —
А, бывало, не придешь,
Скажешь: «Не приду», —
Что придешь, уже не жду,
Ведь сказал ты: «Не приду».

У переправы на реке Сахо,
Где слышен постоянно крик тидори,
Там, где речная отмель широка,
Дощатый мостик перекину для тебя, —
Все думаю, что ты придешь, любимый!

Бывает так,
Что оставляют и уходят,
Но, сердцем всем
Жену свою любя,
Уйти в далекие края возможно ль, милый?

Ведь только я, увы,
Любви к тебе полна!
А то, что милый мой
Мне говорит, что любит, —
Его слова — услада лишь одна!

Хоть говорила я тебе,
Что больше я любить не буду,
Но сердце бедное мое! —
Оно меняется легко,
Как лепестки цветов ханэдзу…

Я ведь знаю,
Что сколько не буду грустить,
Не получит любовь никакого ответа,
Почему же тебя продолжаю любить
Так сильно, так много?..

С давних пор
Шумит молва людская.
Если продолжаться будет так всегда —
Горе нам! Скажи мне, мой любимый,
Что нам впереди сулит судьба?

Эти люди меня разлучают с тобою,
Чтобы мы разошлись навсегда, —
Я и ты.
Мой любимый, тебя умоляю я ныне, —
Ты не слушай людской клеветы!

Когда, измучившись в тоске,
Встречаюсь я с тобой, —
Хотя б в минуты эти
Ты нежные слова скажи мне до конца,
Коль думаешь любить меня навеки!

С тех пор, как виделись с тобою,
Не так уж много
Дней прошло,
А я не нахожу покоя,
Все время я живу в тоске!..

Как на нить нанизывают жемчуг,
Повторяют, словно клятву, те слова:
«И теперь, и после, навсегда!»
Но напрасно: после первой встречи,
Говорят, жалеют о своих словах!

Теперь
Пускай умру, любимый мой!
Ведь даже если б я осталась жить, —
Ты не сказал бы, верно, никогда
О том, что будешь навсегда моим!

Это время —
Как будто бы тысячи лет
Миновали с тех пор, как разлука пришла…
Или это тоскую так сильно лишь я,
Мечтая все время о встрече с тобой?

О любящее мое сердце,
Что думает: «Прекрасен ты!»
Оно, как воды быстрые реки:
Пускай плотины не дают бежать потокам,
Те все равно сметут помехи на пути!

Заметно для других, подобно облакам,
Что горы золотые рассекают,
Прошу тебя,
Ты, улыбаясь мне,
Не делай так, чтоб люди догадались!

Любимый мой,
Наверно, будет любоваться
Зеленой ивой на пути в Сахо…
Хотя бы веточку он мне сорвал в дороге!
О, если б на нее могла и я взглянуть!

Песня, посланная Отомо Якамоти

Бывают вещи, от которых в сердце,
Как будто наплывают облака,
Так в час, когда туманов вешних дымка
Повсюду стелется, —
Сильна любви тоска!

Как лилии средь зарослей травы
На летнем поле, где никто о них не знает,
Так и любовь моя, —
О ней не знаешь ты,

А скрытая любовь так тягостна бывает!
О померанцы, распустившиеся в мае!
Чтоб показать, мой милый, их тебе,
Я жемчугом на нить
Нанизывать их стану,
Ведь, если опадут, так будет жаль иx.

Ах, тебя, что в путь ушел далекий,
Вижу в сновиденьях
Каждый раз,
Оттого что словно заросли густые
Одинокая моя любовь.

Пока в дороге он,
О боги дальних стран,
Любимого, что там путей не знает
И к странствованию сердцем не привык,
Не обойдите милостью своею.

ЯМАБЭ АКАХИТО

Когда бы вишен дивные цветы
Средь распростертых гор всегда благоухали
День изо дня,
Такой большой любви,
Такой тоски, наверно, мы не знали!

ПЕСНИ-ПОСЛАНИЯ

КОТОРЫМИ ОБМЕНИВАЛИСЬ В РАЗЛУКЕ
НАКАТОМИ ЯКАМОРИ, НАХОДИВШИЙСЯ
В ИЗГНАНИИ, И ЕГО ВОЗЛЮБЛЕННАЯ
САНО ОТОГАМИ

Четыре песни Сано Отогами, сложенные при
расставании

Когда будешь уходить,
Любимый мой,
Помаши мне белотканым рукавом!
Не спуская глаз я буду вдаль смотреть,
Думая с любовью о тебе!

Ах, теперь еще полна любви к тебе,
А откроется лишь ларчик дорогой
И придет рассвет,
Что делать мне тогда?
Я не знаю, как мне дальше жить…

Песни Накатами Якамори, сложенные
в пути

Я еще не стал
Ни прахом, ни землей,
А из-за меня
Ты уже в волненье и тоске.
Вот она — печаль возлюбленной моей!

Как желанна ты! —
Все думаю теперь
О тебе, любимой нежно мной,
Верно, оттого и тяжек мне
Мой напрасный, одинокий путь!

Зная, что бедою это нам грозит,
О тебе все время я молчал,
Но когда достиг путей в страну Коси
И поднес дары священные богам,
Имя дорогое я назвал!

Песни Накатоми Якамори, сложенные
в изгнании

Весь я в думах и заботах о тебе,
О, когда бы встретиться с тобой
Хоть на краткий миг, —
Ведь без твоих очей
Вряд ли я смогу на свете жить!

Горы дальние,
Заставы миновал,
Прежде чем явился я сюда…
О тоска, когда не можешь больше
Встретиться с любимой никогда!..

Без тоски, без думы о тебе,
В самом деле, я могу ли жить?
Даже и во сне,
Когда ночами сплю,
Постоянно грезишься ты мне…

О, не думай, милая моя, —
Если я далек, то не могу любить, —
Даже день один, одну лишь только ночь
Я без думы о тебе
Не в силах жить!

Хуже всех людей
Любимая моя!
Без любви хочу на свете жить!
А она все мучает меня,
Заставляя вечно тосковать о ней!

Потому ль, что, тоскуя, ложусь я на ложе
Ночью черной, как черные ягоды тута,
Каждый раз,
Ни одной не забыв меня ночью,
Постоянно являешься ты в сновиденьях!..

Если б мог заранее я знать,
Что такие муки
Ждут меня,
Должен был бы я на свете жить,
Не встречаясь с милою моей!

О, если только нет совсем богов
На небе и земле,
О, только лишь тогда
Мне будет суждено судьбою умереть,
Не встретившись с тобой, любимая моя!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *