В школьном туалете камера

Извращенцы под ободком унитаза: москвичка рассказала о скрытых камерах в туалетах «Шоколадницы»

Москвичка Полина Анисимова обнаружила скрытые камеры в туалете кофейни «Шоколадница», а затем выяснила, что не одна пострадала от действий неизвестных людей, которые снимают подобные видео и публикуют их в сети. Представители компании пообещали привлечь службу безопасности к расследованию инцидента.

В воскресенье, 12 июня, Анисимова получила сообщение от незнакомца во «ВКонтакте». Он отправил ей фото её лица и спросил, действительно ли на снимке изображена она. Полина сразу же узнала себя, но не помнила, чтобы где-то публиковала такую фотографию.

Затем она обнаружила архив сайта с подобными видеороликами под названием «Hidden zone», в героине одного из них она узнала себя.

Продолжив поиски, она узнала, что съёмка предположительно велась в туалете одной из кофеен сети «Шоколадница». На сайте Woman.ru обнаружилась целая ветка с обсуждением подобных съёмок. Одна из пользовательниц в 2014 году рассказывала, что обнаружила скрытую камеру в «Шоколаднице» на Ломоносовском проспекте. По её словам, «персонал повёл себя по-хамски». «Такое подозрение, что видеокамеру установили сами работники кафе, а я нарушила их планы», — вспоминает она.

Написавший Анисимовой человек говорит, что одной из пострадавших была его знакомая и он хочет добиться наказания для виновника.

Читайте на MedialeaksПарень показал две фотографии отца с разницей в 15 лет. Но людям интересен не он, а то, что происходит вокруг

Генеральный директор «Шоколадницы» Тамара Шестерина в разговоре с РЕН ТВ заверила, что по инициативе руководства камеры наблюдения в туалетах не устанавливаются.

Ранее московский пиарщик рассказал, как оказался жертвой интернет-мошенников: незнакомая девушка развела его на раздевание в скайпе и стала угрожать рассылкой интимных снимков знакомым, требуя денег за молчание.

Самые необычные туалеты мира (10 фото)

Коллекция самых креативных и необычных туалетов со всего мира:

Эти кабинки в виде яиц находятся в туалете одного из лондонских ресторанов.

Космический туалет со специальным вакуумом находится в Инженерном музее инноваций в Токио.

Парижские туалеты – самоочищающиеся: как только посетитель выходит, начинается цикл автоматической дезинфекции, которая длится одну минуту.

Односторонний зеркальный туалет, созданный архитектором Моникой Бонвичини, находится в Лондоне: сидишь себе – разглядываешь прохожих.

К счастью, прохожим не видно, что происходит внутри: зеркальное покрытие – только с внешней стороны.

Туалет отеля Madarao-Kogen (город Иияма, Япония) предоставляет возможность восседать на унитазе, чувствуя себя при этом на вершине горы, готовым спуститься вниз на лыжах в любую минуту.

В туалете Гонконгского торгового центра, не отрываясь от процесса, можно посмотреть какое-нибудь телевизионное шоу.

Как известно, японцы – большие любители видеоигр. Поэтому теперь игры есть и в туалетах, которые называются «Toylets». Причём, игр сразу несколько, но управлять всеми ими можно …струёй мочи. К примеру, играя в «Graffiti Eraser», граффити со стен смывается струёй, а играя в «The North Wind and The Sun And Me», юбку девушки можно поднять паром от мочи, т.е. чем сильнее будет напор, тем выше поднимется юбка.
Этот туалет с прозрачным полом, построенный на 15-ом этаже над открытой шахтой лифта, находится в Гвадалахаре (Мексика). Ощущения, испытываемые внутри туалета, наверняка способствует его прямому назначению.
Этот туалет из чистого золота находится в Гонконге. Стоимость только одного унитаза достигает 5 млн долларов. Прежде чем зайти в него, посетителя просят надеть бахилы, чтобы не поцарапать золотой пол.

Я заканчивала последний класс школы, было мне 17 лет.

Весна. Тепло. Нас выгнали на улицу для физкультуры. Урок был последний, мы вяло прыгали в песочницу с разбега. Сумки и рюкзаки лежали под деревьями возле стадиона – оставлять их в раздевалке было стремно.

Оставалось минут 15 до конца урока. Я уже свое отпрыгала и стояла под деревьями. Внезапно я поняла, что мой организм – предатель и последняя сука! Потому что он не предупредил меня заранее никаким бурлением, пердежом или хотя бы жопным предчувствием. Он тупо дал команду «срать!», и анус почти что начал ее выполнять. «Отставить, бля!» – скомандовала я. Но организм был настойчив – в глазах потемнело, живот скрутило, на днище надавило с ниипической силой. Я силой мысли и усилием мышц закупорила анус так, шо кажись даже труселя втянулись вовнутрь.

Божечки ж мои! Да чтож делать-то? Вон она школа! Идти две минуты быстрым шагом. Если в моем состоянии, останавливаясь и придерживая булки, то все четыре. Но вот жеж засада – девочка я была стеснительная. За все одинадцать классов не гадила в школе. Видать, это мне наказание – под окончание школы хорошенько просраться.

Туалетной бумаги у нас в туалетах не было. Это проблема номер один. Проблема номер два – двери в кабинках туалета поснимали с петель. Там какая-то впечатлительная девятиклассница вены пыталась порезать. Вот падла! Надо было ей обязательно самоубиться в школьной параше, до дома не дотерпеть прям никак. Теперь в туалете не закрыться. И проблема номер три – я дико переживала, что звуки кто-то услышит. А судя по моим симптомам их точно усышат. Услышат, прибегут и спросят «Господи, а кто ж это дрищет-то так? Люба из 11-го А. Ну надо же, а такая девочка с виду скромная».

Ну почему я такая ебнутая была? Лучше бы я тогда пошла в школьный туалет и облегчила бы душу. Подтерлась бы носками-трусами и не переломалась бы. Но я тогдашняя еще не знала о таком варианте, поэтому тупо стояла и думала, как быть. За это время меня отпустило. Отпустило настолько, что мне пришел в голову план, который грел мое сердце. И жопу тоже. Мне нужно взять сумку, свинтить с урока и доковылять до дома. А там все располагает – и родной унитаз, и мягкая бумажка, и освежитель.

Ну я сгребла свою сумку и направилась в сторону своей девятиэтажки. Мой анус пережил первую волну, и на него можно всецело положиться. Да я после такого вообще была уверена, что моим сфинктером можно железную палку на сантиметровые отрезки покромсать.

До дома идти 7 минут. Как только я пропыхтела половину пути, организм снова скомандовал «сбросить балласт». «Кажется, это называется «фальстарт», – подумала я. Что я вру! Я думала – лучше бы я посрала в школе, чем обосралась в трех минутах от дома. Гаражи! Я вижу гаражи! Ага, и дохрена народу вокруг: мамы с колясками, пенсионеры всякие. Да и до гаражей надо как-то дойти, а я не могу даже пошевелиться. Стою, как дура, и моргаю, потому что в глазах от боли щиплет.

Хотелось плакать. И срать. Но все же желательно не на людях. Пальцы сжали сумку, очко сжало говно, я продолжала медленно дышать и надеяться на лучшее. И да, мне снова повезло! Отпустило. Вытирая пот со лба, я уже не пошла, а побежала в сторону дома. Вызвала лифт. В этот день я проклинала свой последний, девятый этаж. В лифте я занималась подсчетами – примерно 30 секунд лифт идет до назначения, 10 секунд на открывание двери. Лифт меееедленно поднимался, а на меня накатило в третий раз. Так, время нужно экономить – одной рукой я держала жопу, второй искала ключи в сумке. Уже на своем этаже я поняла, что ключи остались в куртке в раздевалке. Ну и хуй с ними, бабушка дома. Звоню в дверь, тишина. Я звонила и стучала в дверь. На этот грохот вообще должны были выбежать все жильцы с третьего по девятый. Тишина, слышно только звук неумолимо надвигающейся трагедии.

Я была настолько в отчаянии, что начала звонить в соседнюю квартиру. Их там все равно семь рыл живет, кто-то стопудово откроет. На всякий случай позвонила еще одним соседям. И еще одним. Всем на этаже позвонила. И во подстава – никого нет дома! Да как так-то? Так вообще бывает?

Все. Теперь точно все. Внутренние резервы исчерпались, сдерживаться уже невозможно. Я спустила спортивные штаны и уселась посередине лестничной площадки. Но опять жеж – девочка я культурная. В сумке я нашла кулёчек из-под бутерброда, который мне с собой дала бабушка. Спасибо, бабушка, вкусный был бутерброд. А за кулёчек двойное спасибо! Внучке есть куда посрать.

Я кулёчек развернула и занесла над ним жопу. Процесс начался стремительно и неотвратимо. «Вот это дааааа, хоть бы кулька хватило». И тут я услышала, что лифт начал подниматься с первого этажа. Я срала и считала секунды – ну чтоб понять, куда он едет. Лифт проходит пятый этаж, я все еще сру. Седьмой, а конца и края этому безобразию не видно. Ну конечно! Это же соседи из 108-ой квартиры решили домой прийти, все семь. И теперь они всё увидят. Но не все семь, больше шести человек в лифт не поместится. А если там будет баба Катя, то всего пять.

Я в позе гопника, нависая над кульком, решила, что лучше я прикрою лицо. Жопу все равно всю не спрячешь, и гавно ладошкой не закроешь И тут мне повезло в третий раз – лифт остановился на восьмом этаже, зашуршали ключами – о, это Игорь вернулся из университета. Он зашел в квартиру и тут же вышел снова, чтобы вынести мусор! Парень затопал на пролет между нашими этажами; он не знал, что всего 9 ступенек отделяет его от срущей в кулёк девочки. Я дожевывала ручку сумки, потому что сделала последнее усилие воли и остановила процесс. Хоть бы он не захотел покурить. Но нет, мне снова повезло! Игорь ушел в квартиру, а я закочила свое дело.

В сумке были тетрадки, учебники и носовой платок. Здравствуй, родимый, вот для чего я тебя носила полгода! Я подтерлась, завязала кулек, прикинула вес и выкинула его в мусоропровод.

Я сидела под подъездом, ждала подругу с курткой. С ключами мне было бы спокойнее, потому что второго кулька у меня не было, а в сумку срать жалко. Но, как оказалось, я высрала все до последней капли, притом на неделю вперед.

Вывод я для себя сделала – нужно забить на унылую саморефлексию и учиться гадить в общественных туалетах.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Наша тема подразумевает накал страстей: прокуратура проверит школу в Ярославле из-за установленной в туалете камеры. Её поставили когда-то давным-давно, когда раковины ломали в уборной. Камеры не работают, их никто не включал, но у прокуратуры вопросы довольно серьёзные к этому. Но если разобраться: а так уж опасно это? Может, они там и должны быть, камеры? Два эксперта у нас на связи, председатель Всероссийского родительского сопротивления Мария Мамиконян и политик, общественный деятель, и теперь уже депутат Госдумы 7-го созыва Виталий Милонов. Мария Рачиевна, с вашей точки зрения, должны быть камеры в туалетах школьных?

М. МАМИКОНЯН: Вообще не считаю, что такая идея слежки за детьми приводит к добру, наверное, надо всё-таки обращать внимание на то, кто и как воспитывает этих детей, решать проблемы, чтобы не били раковины, а слежка негативно может сказаться, отозваться на развитии нравственности ребёнка, общества в целом, есть какие-то этические вещи, которые не надо нарушать.

Границы переступать не надо, тем более речь о туалете, место достаточно интимное М. МАМИКОНЯН

А. М.: Это правда. Ваша позиция понятна. Виталий Валентинович, вам слово. Камеры нужны в школьных туалетах?

В. МИЛОНОВ: Давайте разделим вещи. Место, где стоят раковины, — уже не туалет. Там руки моют, мы не нарушаем там личностные моменты. В туалетах нельзя, а в дополнительных помещениях можно. Но ставить их надо так, чтобы они не были видны.

М. М.: А это возможно?

В. М.: В целях сохранения жизни детей — да. В туалетах, где унитазы, нельзя, но в других местах — мы часто видим файлы в интернете, где девочки избивают друг друга… Родители тоже разные бывают, если родительница смотрит «Дом-2», какие нравственные нормы она привьёт девочке?

Где стоят рукомойники, можно поставить камеру Виталий Милонов

Доступ должен быть у человека с подпиской о неразглашении, только в случае совершения противоправных действий, видео не может быть опубликовано по закону, но если, очень часто, где рукомойники стоят, там противоправные действия, необходимо защитить детей, найти хулигана, наркотики, которые передают старшеклассники. Датчики надо поставить на наркотики, давно предлагал обязательное тестирование.

А. М.: Давайте пока останемся на территории туалета.

М. М.:

Думаю, если будут установлены камеры слежения, Виталий Валентинович сам станет говорить, что к этим камерам имеют доступ педофилы Мария Мамиконян

Считаю, не надо такие вещи делать, за детьми не надо тайно следить, неизвестно, кто хранит это, кто кому показывает…

А. М.: И правда, эти утечки информации возможны всегда. Застраховаться не можем от них пока.

М. М.: Я думаю, единственное, что кроме туалета есть масса других укромных уголков, где дети могут, если они склонны к этому, и наркотики употребить, и избить кого-то, и ещё, и выложить это всё в Интернет. Это диктуется определённой модой на такие вещи, которая происходит от того, что дети видят это не только в «Доме-2», но и в другой телепродукции, от которой их никто не сумел оградить.

А. М.: Опять не туда разговор уходит.

М. М.: Повесят камеру — лучше не будет. Это можно всё обойти, включая и глазок камеры.

А. М.: Виталий Валентинович, вы сказали, в смежном помещении, где руки моют, необходимо ставить. Где кабинки — вроде бы нельзя. Но можно всегда поставить камеру так, чтобы процесс, с которым идут дети в туалет, не попадал в поле зрения, а с другой стороны — помните, в январе появилось в Сети видео, когда в Ульяновской области девочку не просто избили в туалете, но и несколько раз окунули головой в унитаз? И на унитаз направить?

В. М.: Это излишне. Вопрос в том, что там же несовершеннолетние, люди, с ограниченной или отсутствующей дееспособностью, маленькие они. В целях обеспечения безопасности… У меня четверо детей, старшей 7, остальным меньше. Сидят они у меня на горшках — и будут сидеть втроём, я родитель, я за них отвечаю. Ну руки моют, какие права нарушаются? Ты руки моешь особым способом? Какие права нарушаются?

М. М.: Не понимаю, мой оппонент действительно верит в то, что он говорит? Или это какая-то странная специальная интерпретация?

Я говорю не о правах человека, дело не в этом, дети не должны быть предметом рассмотрения для взрослых Мария Мамиконян

Дело не в правах человека.

В. М.: Кто будет смотреть?

М. М.: Помилуйте!

В. М.: Если идёт запись на камеры наблюдения, это никому не демонстрируется.

М. М.: Не демонстрируется пока не продемонстрировали.

В. М.: Ну давайте со школ видеокамеры уберём. Вдруг права нарушатся.

А. М.: Мария Рачиевна говорит о том, что слежка не даёт нужного результата в конечном счёте. От того, что дети боятся, что за ними кто-то подглядывает, они приличнее вести себя не станут.

В. М.: А что предлагаете, сказку о Колобке им читать? Сейчас кризисная ситуация. Понимаю, вы говорите, что вы эффективные. Но где ваш голос? Почему детей развращают? Жуткие вещи им преподают? Сейчас нужно срочно, когда боролись с беспризорностью, сейчас нужно бороться с разложением нравственности. Чтобы их жизнь была в безопасности. Государство имеет на это полное право, обеспечить безопасность детишек. Не дай бог поклонница либеральной идеологии изобьёт девчонку — мы будем разводить руками, мы не знали.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *