Светлая память тебе

В память о друге (стихи одним файлом)

Исповедь друга
Я слушаю, как истово свингует
Оркестр противоречий и обид —
Вот медные в крещендо атакуют,
И струнные от ужаса знобит.
Боль мечется от гнева до прощенья,
А страсть зовет довериться мечтам…
Но логика жестокая сомнений
Все расставляет точно по местам.
Вулкан беды, и горечь озаренья,
И стон утрат в душе твоей, мой друг.
И ты уже не видишь просветленья
За теменью предательства вокруг.
***
На жизнь не обижайся, друг сердечный!
И я в мечту не верю, я – земной,
Ведь в нашей жизни все так скоротечно,
И хорошо, что рядом мы с тобой.
Октябрь, 2005
Раритет
Другу моему Мише посвящено в День его рождения
Приличный человек — большая редкость,
когда он – друг, то это – раритет!
В прищур души, настроенный на резкость,
ты разглядишь его приоритет
перед людьми, не держащими слова,
не знающими радости побед,
ниспровергающими те первоосновы,
без коих Человека, в общем, нет.
Когда он – друг, себя достойней строишь.
Его оценкой пользуясь подчас,
из трудных ситуаций ты выходишь,
точнее зная – в бровь, а, может, в глаз…
С таким – и выпить, и в разведку сапом,
и «на бабца», и денег поделить,
и для него, как он – десантным трапом…
и голову к жилетке приклонить.
15 февраля, 2007
Отрывок из письма
……. «Я выздоровел, друг мой, абсолютно — без заговоров и интриг врачей —
и жизнью восторгаюсь поминутно, чуть вспоминая, как я был – ничей.
Живу спокойно… что предельно странно! Оказывается, возможно так –
без лжи и без словесного тумана, без гадкой мысли, что попал впросак,
без нервотрёпки, блефа, экивоков, без мысли, что чего-то не успел…
И, главное, уже не жду подвохов, весь в трепете остаться не у дел.
Ты знаешь, друг, в своём непостоянстве я очень прочен, всё же знак – Весы,
спокойно горд – не снизошел до пьянства, а … вот недавно отрастил усы.
И, постигая истинную мудрость – плыть в лодке жизни, не смочив весла,
недавно понял всех терзаний скудость и оглянулся……
А вокруг – весна!!»………………
25 апреля, 2008
Ответ другу
Мы были… Страшно сказано: «Мы – были»,
как с чёрной меткой утром письмецо…
А звуки неизвестной мне кадрили,
Когда гляжу в любимое лицо?
А флейта пасторальная от неги,
крещендо медных, струнных кутерьма
в тот час, когда мы — старые телеги
любовь творим, от жизни без ума?
И ничего не кончилось, дружище!
По-прежнему мы утром пьём кефир
за медяки, хотя имели тыщи,
но в деньгах ли житейский эликсир?
Припомни, в благолепии притворном
далёких лет искали мы СЕБЯ…
И пусть не всё нашли, зато – бесспорно —
мы жизнь поём, во всю её любя.
20 ноября, 2008
Мой друг, я всё не выберусь к тебе…
Мой друг, я всё не выберусь к тебе…
Ты, верно, замечал – как скачет время!
Нести работы тягостное бремя
так тяжко, что нет шансов уцелеть,
занявшись драгоценной писаниной –
единственной оставшейся мечтой
всё выяснить…
Наедине с собой
конкретнее барашки и глубины…
Залысины, заснеженный висок,
забыт одеколон любимой марки,
но так же крепок чай твоей заварки
и ласков старый бардовский вальсок.
Ты знаешь – я приеду. Посидим
до первых петухов с душой открытой,
с бутылкою второю недопитой
и, как всегда, за всех и всё решим.
Ведь, согласись, себя мы сберегли!
Нет спору – времена тяжеловаты,
который раз живем, реинкарнаты,
а вот сфальшивить снова не смогли.
Ты знаешь – я приеду.
26 февраля, 2009
Ушедшему другу посвящаю
Книжки стихов, немудрёные личные вещи,
сотня виниловых дисков – давнишняя гордость…
долг и ответственность больше не давят на плечи,
по фигу деньги, карьера и прочая корысть….
Умер еврей. И — нигде ничего не случилось,
чтоб подтвердить богоизбранность или убогость…
Все умирают, а этому – Божия милость
тихо во сне умереть, дописав свою повесть.
А, наплевать! Вот такая сегодня непруха
у моралистов всех рангов: — «Пожалуйте бриться!
Этот мужчина свободен от вашей мишпухи.
Он вас уделал. Не делайте постными лица!».
И – всё равно, кто его ненавидит и любит,
и не вставать завтра утром с ранья на работу…
Злобно ругнётся наживки лишившийся люмпен…
Женщина кротко падёт в безвоздушье немотном…
В это же время загнулся кержак на заимке —
вспенились губы у женщины, жгуче любимой.
В спелой тайге у животных случилась заминка —
сникло зверьё, оглушённое воем звериным.
Было б зачем начинать эту жизнь — эту сцену…
Будь ты – китаец, иль Маугли, или Акела –
каждый уходит и каждому следует смена –
непредсказуемый шанс для души и для тела.
Просто всемирный баланс претерпел катастрофу –
ноликов вдруг оказалось немеряно много,
чаша весов накренилась и требует софта –
очень конкретного, строгого, как недотрога.
Снова уходим и снова встаём оловянно,
чтоб послужить, чтобы сказки наполнились смыслом.
Росы рассветов для россов полны рассияньем
чистого солнца и радужного коромысла.
Ах, что за роскошь – босою ногой по муравам
в беге стремительном к речке с опасным обрывом!
Кинуться вниз, распластавшись в слоистых туманах,
и заорать от восторга, всплывая ретиво…
Мне всё равно, кто я родом и кто мои предки.
Жизнь – это счастье для тех, кто умеет быть жИвым.
Умер мой друг – настоящий, единственный, редкий.
Все словеса в этом горе звучат чуть фальшиво…
12 апреля, 2011
9 дней
* Мишпуха – (евр.) сообщество по родственным или/и духовным корням;
то же, что семья/тейп/клан и т.п.
** Кержаки — этнографическая группа старообрядцев (Википедия); жидомор (вологод.).
Дорогая встреча
Мы — с двух сторон открытого окна
стоим вдвоём. Твоё явленье бренно….
Уснули окна. Темень. Тишина.
Но – ощущенье…
локтя и плеча.
Чуть раньше — ты, немного позже – мы.
Законы мирозданья неизменны.
Твой голос мне советует из тьмы –
не торопиться.
Плохо – сгоряча.
И — бабье лето, как последний тост.
Слова и мысли тают постепенно….
Сомнамбулой гляжу — стекает воск
под твой портрет,
где памяти свеча.
Уходим
Песню на стихотворение «Уходим» Аркадия Стебакова
поёт автор музыки Сергей Морозов https://www.chitalnya.ru/work/106973/
Уходим из жизни, как строчка уходит из памяти.
Осенним листком улетаем в промозглый туман…
Одно утешает – ведь мы не стояли на паперти
судьбы для того лишь, чтоб снова наполнить карман;
мы полнили сердце чужими земными печалями,
дорогу свою бестолково по жизни торя,
и душу-жилетку навстречу друзьям открывали мы,
легко забывали долги, должников не коря.
Наивные, ждали, что счастье само в руки свалится…
Но кто без ошибок проходит свой жизненный путь?
Ну, что ж, притомилась душа, настрадалась — печальница…
Ей тоже когда-то от нас нужно чуть отдохнуть.

Светлая память нашей Женечке

Такая ты у нас одна…

Треугольник вписан в окружность намертво,
золотое сечение — как печать.
Кто-то мудрый отчаянно спорит с нами,
и ты не знаешь, что ему отвечать.
Все стоит на крохотном основании —
нулевой километр, земля, кружись.
Этот год меняет свое название,
мы хотели про счастье, а он — про жизнь.

Наша Жека…

Благословенен пусть будет тот день, когда ты пришла на РБ.
Чтобы осветить его своим светом, чтобы щедро дарить своим друзьям настроение, добро.
Чтобы поддержать, когда сложно и трудно, вместе переживая любые невзгоды.
Чтобы радостно, так, чтоб дрожал чат, отмечать праздники, сводя при этом с ума всю сильную половину РБ…
И теперь ты навсегда с нами.

Потому что есть твои поздравления и теплые слова, есть твои замечательные посты в блогах, есть ролики, которые присылала ты…
Есть то ощущение невероятного счастья, радость от знакомства и дружбы с тобой.

А мир — это шарик, что выпустили из рук,
воздушный, смешной, беспокойный игрушечный сон.
Ты так ничего и не понял, мой огненный друг,
ты так и не знаешь, как можно дышать в унисон.
Молчание — золото, если умеешь молчать.
Терпение — битва, в которой нельзя без побед.
И дверь открывается не поворотом ключа,
а тем, кто навстречу её открывает тебе

И мы выбирали — когда случимся
там, на Земле, обретая тело,
и Бог смеялся — светло, лучисто
и провожал нас — святых и чистых,
и мы покидали его пределы,
и мы рождались, почти не помня,
и подрастали, уже не зная,
что все пришли из его ладоней,
что мы сейчас не плывем, а тонем,
и где-то ждет нас ладья резная.

И мы играли — взахлеб, как дети,
смеялись, плакали — все по кругу,
мы шли по этой чужой планете,
и день был радостен, свеж и светел —
и мы встречали тогда друг друга,
и нам казалось, что мы знакомы —
гораздо раньше, сильней и дольше,
и в каждом светится часть другого,
и снилось — в облаке васильковом
мы просто капли в Его ладошке,
и снилось — нас отпускают в утро,
чтоб мы, пройдя этот путь, вернулись,
и все течет — неизменно, мудро,
и мы обязаны всем кому-то,
кого забыли, когда проснулись.

И день за днем мы идем по следу,
мы просим зрелищ, любви, участья,
мы воины тьмы и адепты света,
и каждый думает, что за это
он наконец-то получит счастье.
А мир не делится и не бьется,
и дуализм — всего лишь шутка,
и если вспомнить, то все дается,
и в нас заложены тьма и солнце,
рассвет и сумерки — в промежутках,
нам все дано — испытать на прочность,
найти ответы, открыть законы —
мы сами выбрали — это точно,
и Бог лукаво сказал — «как хочешь»,
сгущая атомы и нейтроны.
И мы хотели — страдать и верить,
по локоть — в кровь, по колено — в море,
и после ран, катастроф, истерик,
однажды выйдя на сонный берег,
мы получали свое сатори.

И Бог смеялся — светло и звонко,
и мы смеялись, каноны руша,
а мир — программа, игра — и только,
и рядом истины нет — поскольку
она заложена в наших душах.

И думается, что не надо много слов…

Пусть будут стихи, фото, радостные посты Жекиных сообщений, смешные картинки с ее странички.

«Вечная память — файлы без срока годности,
Они должны исполниться и запомниться…»

Такая ты у нас одна
То ангелочек, то шпана
То грома взрыв, то тишина
Ты просто, женщина-весна…

Знаешь, с берега все кажется слишком мелким,
ибо смысл в том, что мы приручили вечность.
И у всех морей теперь глубина тарелки,
солнце в ней сорбетом плавится каждый вечер.
Черный камень окружающих отражает,
искажает их пустые слова и лица.
Каждый жест твой мною вынесен на скрижали.
Это слишком сильно, чтобы остановиться.

Но финал предсказуем, сюжет не нов,
рвется самое прочное полотно,
и стоят фонари, и тропа в огне,
и другие люди идут по ней.
Только в памяти дней остаешься ты,
в этом нет ни умысла, ни беды,
есть другое небо, другой закат
и ни шанса нам повернуть назад.
Предсказуем финал и сюжет не нов,
удивительно счастье свободных снов,
удивительны дети, песок, вода.
Удивительная музыка — как всегда…

Придумано нами, написано нами —
все наши темы, тотемы, татами,
все наши битвы, безумства, бесчинства,
все, что когда-нибудь с нами случится,
все наши встречи, и речи, и ночи,
вся недосказанность всех многоточий,
вся неоправданность всех ожиданий,
наши секреты, сонеты, свиданья,
сладкие сказки и горькая правда,
все, чем вчера превращается в завтра,
все, чем мы дышим, что слышим и держим,
все наши нежности, сны и надежды,
вся наша боль — миллионом осколков
/быстро пронзает, но входит надолго/
вся наша повесть, что длится веками,
на каждой странице — губами, руками,
касаньем, дыханьем, порханием крыльев —
придумано нами, чтоб мы не забыли,
как капли сочились и жгли ножевые…
ЧТОБ НЕ РАЗУЧИЛИСЬ БЫТЬ ПРОСТО ЖИВЫМИ…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *