Стихи СССР

Ты жил в стране прекрасной, несомненно,
И у тебя все было впереди…
За ручку с мамой в садик ежедневно
Ходил, пиная листья по пути.
На завтрак по тарелке с манной кашей
Лениво ложкой медленно возил.
Потом шел в школу, и букетик даже
Учительнице первой подарил.
Следил весной, монетку бросив ловко,
Как автомат шипучку наливал,
И, вспоминая привкус газировки,
У памятника Ленину стоял.
А в Новый Год, где елка, мандарины,
Держа дневник, где все оценки – «пять»,
Ты ждал отца, искал еще причины,
Чтоб не ложиться этой ночью спать.
Чуть повзрослев, ты в темных перекрестках
Учился жить, и шла из носа кровь.
Потом был день, а ночью – небо в звездах
И первая последняя любовь.
Из секции спортивной ты, бывало,
Шагал в кино в компании друзей.
В кармане соблазнительно шуршала
Хрустящая купюра в пять рублей.
И с жадностью читая чьи-то книжки,
Все узнавал о мире, где живешь,
Ты был обычным маленьким мальчишкой,
Которого теперь уж не вернешь.
И нет страны, и детство укатилось
За солнце, далеко, за облака.
Сегодня ночью Детство мне приснилось
Советского простого паренька.
Все мы родом из детства
Корнева Ольга
Глубокая осень — пора ностальгии…
И вот, что подумалось мне:
Ни хуже, ни лучше — мы просто другие,
Мы жили в советской стране.
Счастливое детство… девчонки, мальчишки…
Неведом нам был интернет,
Взахлёб мы читали любимые книжки,
Частенько забыв про обед.
Смотрели кино об отважных героях,
Про подвиги наших солдат.
Сейчас говорят: был период «застоя»,
Но каждый вернуть его рад.
Никто не стеснялся одежды в заплатках,
Разорванных, стареньких кед.
Делили на всех мы одну шоколадку
И горсть леденцовых конфет.
Хлеб чёрный с подсолнечным маслом и солью –
Любимый детьми бутерброд.
Такой не наносит ущерба здоровью,
Лишь сил детворе придаёт.
В походы гурьбой без опаски ходили,
Удили в пруду карасей.
И воду сырую без робости пили
Ватагой дворовою всей.
Задорно смеялись над тем, кто споткнулся,
Но только лишь после того,
Как помощь оказана, друг улыбнулся,
И страшного нет ничего.
Мерилом поступков была только совесть,
Не деньги большие, не власть…
Вот так незаметно ушёл детства поезд,
И жизни с ним лучшая часть.
Хочу, друзья, я жить в СССР
Любовь Юркова 3
Хочу, друзья, я жить в СССР,
Где не было войны и мордобитья.
Где друг, так друг, где брат, так брат:
Не надо прятать душу для «укрытья».
Где каждый разделить с тобой готов
Еду и кров. Ни зависти, ни банковских счетов.
Хватало всем народам, без сомненья.
Где не молились Богу, но зато
Не продавали душу- от рожденья-
Был детский сад. И яркий дым костров.
«Полян» не накрывали для ответов.
Коль врач, так врач, что истинно готов
Отдать себя и душу пациентам.
Забытая плеяда докторов!
Да. Ностальгия. Детства не вернуть
И тех дворов, где шум и смех искристый.
Коль праздник-песни, шутки, пляс и свист
Под звонкую гармошку баяниста.
Пусть на столе нет «сэндвичей» и «ролл»-
Зато картошка, лук, горилка, сало.
И песня та, что за душу берёт,
Поет и веселится весь народ.
Нет избранных- и всем всего хватало
На доллар променяли — быт, любовь.
Простые истины оплёваны, избиты.
Где друг? Где враг! И где семья? Любовь?
И заповеди братства позабыты…

Совковое детство
Ника Харламова
Я на фото себя узнаю
и былое листаю, как снимки…
Вот во дворике нашем стою
с ГДРовской куклой в обнимку,
созревают гирлянды белья,
нет парковки на детской площадке,
все здоровы и вместе семья,
улыбаюсь, все точно в порядке.
Наша «брежневка», первый этаж,
ее окна решеток не знали,
ключ соседям, бывало, отдашь
и уносишься в дальние дали.
Понимаю смешно, но поверь,
если вдруг все соседи в отъезде,
ключ под коврик, записочку в дверь,
там он, мол, на указанном месте.
В те смешные совсем времена
мама кушать звала по-простому,
из открытого настежь окна
не по сотовому телефону.
За успехи в домашнем труде
жвачку изредка нам покупали,
но по детской своей простоте
мы на стройке гудрон ковыряли.
Сколько радости в лицах детей,
демонстрация — Первое Мая,
я на фоне портретов вождей
с мамой, папой в колоне шагаю.
Магазины до смеха пусты,
но едина родная держава,
вдоль дороги пестреют щиты,
(не реклама, а «партии, слава»)
Вот еще один снимок смешной,
помню, приняли нас в пионеры,
шли тогда нараспашку домой
через все близлежащие скверы.
Бант капроновый в длинной косе,
гольфы белые, туфельки «Цебо»,
платье школьное с юбкой-плиссе
и смешное какое-то небо.
Перестройка
Нина Цветкова 39
Нищета просовывает в петли
Головы доверчивых людей.
У вождей ещё в запасе нет ли
Новых выдающихся идей?
Николай ли, Сталин или Ленин,
Кто там уготован наперёд?
Может, хватит ставить на колени
Кровью истекающий народ?
Сколько раз его вы обманули?
Сколько обворовывали раз?
Гнали и под танки, и под пули
Сколько раз, я спрашиваю вас?
До сих пор горюет мать о сыне,
Что ушёл мальчишкой на войну,
Чтобы сохранить свои святыни,
Чтобы защитить свою страну.
Труженицы, женщины России
За работой не смыкали глаз.
Ничего за это не просили,
А вот их просили и не раз.
Их, свою надежду и опору,
Посылай хоть в воду, хоть в огонь.
Да они руками сдвинут гору,
Только нашу Родину не тронь.
Отдадут последнюю рубаху,
Отдадут и золото, и медь.
И положат голову на плаху,
Чтобы войн не возникало впредь.
Кто ж нибудь заранее предвидел,
Для страны коварный поворот?
Ну, а перестройщик — новый лидер
Ни о чём не спрашивал народ.
В одночасье всё переменилось
Без матросов, штурмов и»Аврор»,
И Москва не очень удивилась,
Когда взвился в небо триколор.
Что дала нм эта перестройка?
Не понять ни сердцем, ни умом.
И судьбу страны решила «тройка»,
Предвещая будущий разгром.
Роковая «тройка» всемогущих
Прокричала дружное «ура»!
И в известной Беловежской Пуще
Всё решилось росчерком пера.
Разодрали Родину на клочья
Только ради прихоти вождей.
И теперь гордятся этим очень,
Обездолив тысячи людей.
И пока у класса неимущих
Полная сумятица в умах,
Строятся уже для новых русских
Виллы на Канарских островах.
Я ещё одно сказать рискую:
Юмора вождям не занимать.
Если жизнь не самую плохую,
Удалось на худшую сменять.
Серпимолот
Олля Лукоева
Кто я такой и сам не знаю,
забыл, что означаю я…
Был символом… судьбина злая
лишила всех побед меня.
Меня все звали Серпимолот,
гордились раньше мной не зря…
Теперь, когда мой мир расколот,
мой образ всем… до фонаря.
Крестьян давно нет и в помине,
рабочий захирел весь люд,

союз распался этот ныне,
о нём уж песни не поют.
Никто за это не ответит,
Другие нынче времена.
Сейчас не знают ваши дети,
Какой была моя страна…
Я экзотичен стал… На майках
меня увидеть можешь ты,
а раньше украшал фуфайки
довольной жизнью бедноты.
Теперь… НИКТО я,
Звать… НИКАК,…
Не символ, а надгробный знак.
Я помню Союз
Светлана Бурашникова
Я помню умирающий Союз:
Там кто-то ликовал, а кто-то плакал…
«Ну, наконец, ненужный сброшен груз!» —
Писал какой-то горюшко-писака…
Демократично проявилась мразь,
Ворьё под флаг свободы встало гордо…
Отныне демократией звалась —
Свобода лгать и бить друг другу морды!
Избавились, потупив взор, от уз,
Что братскими когда-то называли…
А я любила тот большой Союз!
Там столько не было дерьма и швали…
Родом из СССР

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения belorys_kh

(ДИАНА ШИР)

«Маленький мальчик нашел пулемет/по крыше гулял/на вишню залез/на лифте катался…» — словом, сложнее назвать, чем приснопамятный маленький мальчик НЕ занимался. Чем все это обычно кончалось, мы помним с детства. Несомненно, одним из самых ярких доинтернетовских мемов и главных жанров школьного фольклора всех времен являются «садистские стишки», известные также под названиями «садистские частушки», «садистские куплеты», «садюшки» и т.д. Несмотря на то, что на протяжении 90-х годов жанр терял популярность, «стишки» продолжают жить и распространяться, в том числе через интернет. По некоторым оценкам, общее число их сюжетов приближается к четыремстам. Стишки представляют собой четверостишия с попарно рифмующимися строчками (реже двухстишия), в которых рассказывается о гибели или получении увечий главным персонажем, причём обычно в результате некоего техногенного воздействия.

Маленький мальчик по стройке гулял,
Сзади к нему подъезжал самосвал.
Не было слышно ни крика, ни стона,
Только ботинки торчат из бетона.
Маленький мальчик по стройке гулял,
В бочку с бензином случайно попал.
Стал задыхаться, высунул нос
Добренький дядя спичку поднёс! Долго смеялась счастливая мать —
Сынка в крематорий не надо сдавать!
Маленький мальчик по стройке гулял,
В бочку пустую случайно попал.
Сверху упала плита тонн на триста,
И получился «Завтрак туриста».
Маленький мальчик по стройке гулял
Добрый рабочий за ним наблюдал.
Лом просвистел, как копьё Чингачгука,
Нету у бабушки милого внука.
Маленький мальчик с балкона сорвался,
Скоро внизу его крик оборвался.
Бабушка в комнату кинулась ланью…
Нет, не задел он горшочек с геранью!
Маленький мальчик змея пускал.
В небе над ним вертолет пролетал.
Леску турбина мотает на вал…
Мальчик как «стингер» в МИ-8 попал!
Девятый этаж, узкий карниз,
Маленький мальчик срывается вниз!
Снизу глядит удивленная мать —
Нет, не научится мальчик летать!
Недолго мучилась старушка
На высоковольтных проводах,
Её обугленную тушку
Нашли тимуровцы в кустах.
Мальчик просил: «Дай мне, мама, конфетку!»
Мама сказала: «Сунь пальчик в розетку!»
Долго смеялись над шуткою гости
Глядя, как тлеют детские кости
Я спросил электрика Петрова:
«Ты зачем надел на шею провод?»
Ничего Петров не отвечает,
Только ветер труп его качает.
Маленький мальчик нашел автомат.
Маленькой ножкой прижал он приклад.
Маленькой ручкой нажал он курок,
С визгом вонзились мозги в потолок
Маленький мальчик нашел пулемёт,
Больше в деревне никто не живёт.
Маша на поле гранату нашла,
Что это папа? — спросила она
Дерни колечко, — папа сказал.
Долго над полем бантик летал.
Девочка Маша искала малину,
Ножкой она наступила на мину.
Долго мне будут являться во сне
Те голубые глаза на сосне
Мальчик за грушей на дерево влез,
Сторож Пахом достаёт свой обрез:
Слышится выстрел, отчаянный крик…
«Сорок второй», — улыбнулся старик.
Другой вариант концовки:
…Выстрел раздался, сторож упал:
Сзади мальчишку отец прикрывал.
Мальчики в поле в индейцев играли
Девочки в поле цветы собирали
Маша нагнулась — в жопе топор
Метко бросает индеец Егор
Маленький мальчик бритву нашел
С бритвой, этой он к папе пришел
Папа воскликнул: «Губная гармошка!»
Все шире и шире улыбка у крошки.
Маленький мальчик купил кимоно,
Много приемов он видел в кино,
С криком «кия!» и ударом ноги,
Папины яйца стекли в сапоги,
Папа ответил таким же ударом,
Мальчика яйца нашли под диваном.
Маленький мальчик компотик варил,
Вместо лимона — лимонку вложил,
Сестрёнка хотела попробовать пенки —
Долго мозги отдирали от стенки.
Маленький мальчик по шпалам гулял,
Рядом за ручку сестрёнку держал.
Быстро промчался экспресс из Сибири:
Было их двое — стало четыре.
Скорый поезд Тбилиси-Баку,
Дверями прижало башку мужику.
Тронулся поезд, мужик побежал,
Долго я взглядом его провожал…
Маленький мальчик в ванне купался,
Плавал, нырял, водой обливался.
Мама подкралась, юбкой шурша:
Трах табуреткой — и нет малыша.
Маленький мальчик по Нилу поплыл
Сзади к нему подплыл крокодил
Долго кряхтел крокодил-старичок
В жопе застрял пионерский значок
Маленький мальчик на льдинке поплыл,
Сзади к нему ледокол подвалил.
Нету отрадней картинки на свете:
Слева пол-Пети и справа пол-Пети!
Маленький мальчик залез в холодильник,
Маленькой ножкой нажал на рубильник.
Быстро замерзли сопли в носу.
Нет, не доест он свою колбасу
Девочка в поле нашла ананас.
Им оказался фашистский фугас.
Ножик достала, хотела поесть…
Жопу нашли километров за шесть.
Дети в подвале играли в гестапо,
Зверски замучен сантехник Потапов.
Потапов не скажет, Потапов молчит:
Гаечный ключ между ребер торчит.
Звездочки в кучку, косточки в ряд
Трамвай переехал отряд октябрят.
Красные галстуки реют над сквером:
Бомба попала в дворец пионеров.
Двое влюбленных лежали во ржи
Тихо комбайн стоял у межи
Тихо завелся, тихо пошел…
Кто-то в буханке пол хуя нашел
Папа с работы слямзил гранату,
Чтоб показать ее сыну Игнату.
Мальчик гранату спрятал в печи…
Папа не выживет, как ни лечи.
Завуч поймал второгодника Васю,
К стенке гвоздями прибил его в классе.
По анатомии скоро урок —
Будет иметь экспонат педагог.
Красная площадь, зеленые елки.
Миша у елки сломал три иголки.
Черные Волги промчались, шурша, —
Мать не дождется домой малыша

Маленький мальчик змея пускал.
В небе над ним самолет пролетал.
Леску турбина втянула в мотор
.Больше в футбол не играл » Пахтакор » !
Мальчик за грушей на дерево влез,
Сторож Пахом достаёт свой обрез:
Выстрел раздался, отчаянный крик…
Вот «сорок первый «, — промолвил старик.
Мальчик за сливой на дерево влез,
Сторож Пахом достаёт свой обрез:
Слышится выстрел, отчаянный крик…
«Сорок второй», — улыбнулся старик.
Мальчик за вишней на дерево влез,
Сторож Пахом достаёт свой обрез:
Выстрел раздался и сторож упал.
Мальчик свой «Маузер» раньше достал !
Вариант «Мальчика папа сзади прикрывал » !

Маленький мальчик нашел Першинг-2
Красную кнопку нажал он слегка
Долго янки понять не могли,
Что за грибок вырастает вдали
Маленьких мальчик играл в водолаза
Он измерял глубину унитаза
Добренький дядя нажал на педаль
И мальчик умчался в подводную даль

Маленький мальчик полез в интернет,
Всем заявил — он великий поэт!
И над стихами его поневоле
Плакали все — модератор и тролли)))

Чёрные спереди, чёрные сзади —
Негры идут на московском параде.
Лужицы крови и кучки костей —
Танк задавил иностранных гостей.
Бабушка внучку в гости ждала —
Цианистый калий в ступке толкла.
Дедушка бабушку опередил:
Внучку к забору гвоздями прибил.
Утро в деревне, бабушки нет,
Маленький мальчик пошёл в туалет.
Ножка скользнула по кучке говна,-
Нет не достанет ребёнок до дна.
Бабы на речке бельё полоскали,
Рядом ребята в индейцев играли.
Баба нагнулась, а в жопе топор —
Ловко играет индеец Егор.
Маленький мальчик на яблоню влез,
Дед Серафим передёрнул обрез.
Выстрел раздался и жалобный крик.
«Сорок второй» — улыбнулся старик.

Стихи о Советском Союзе

Итак, Александр Климов написал цикл стихотворений о Советском Союзе. О советской цивилизации, которая вроде бы погибла, но живёт в нас. Тут и быт, и высокие идеи. Воспоминания и надежды. Надежды на то, что справедливый и благородный советский уклад возродится — быть может, в огне Новороссии. Поэтому несколько стихотворений посвящено сражениям последних лет. Советская идея поможет нам не просто выжить, а возродиться. А другие дороги ведут в тупик. Так считает Александр Климов, так считают те, кто не предал советских идеалов. Те, для кого понятия «человек» и «прогресс» — это не фикция, а символ веры. Красной веры.

Арсений Замостьянов

КАРТА С ГЕРБАМИ

Большая карта в дедовской квартире

Всю стену занимала в ТЕ года.

Там было видно, как хлеба растили,

Как мчались по просторам поезда.

Стремились Енисей и Обь на север,

А Днепр с Волгою текли на юг.

И я, ветрами древними овеян,

Воспринимал Державу как свою.

Гербы республик—светлые и хрупкие-

Внизу на карте той лучились ярко.

И круглый теплый герб Советской Грузии

Напоминал мне шоколадный пряник.

Я жил от Бреста до Владивостока.

И понимал про ту страну я главное-

Что в этом мире бурном и жестоком

Моя страна—защитница всех слабых.

Страну мы потеряли как-то сразу,

И будет долог новый путь к причалу.

Вернутся к нам сознанье, смысл и разум.

Найти бы надо карту для начала.

ЮРИЙ ЯКОВЛЕВ И ВАЛЕРИЯ ЗАКЛУННАЯ

Шумит суровый партизанский лес.

Вот командир идет. Но сердце сжалось.

Остаться без Нее—тяжелый крест.

Но надобно работать и сражаться.

Вот женщина-главврач в ночной больнице.

Здесь скорбный дом. И на кушетке—няня.

Перед врачом—больных родные лица.

А Он—в отряде. Память больно ранит.

А партизан о драме той не знал.

Но верил Он в ночи кровавой века.

И в городе расстрельный грянул залп,

И среди леса отозвался эхом.

Война былая кончилась давно.

Отгрохотали те раскаты грома.

Иное на Руси теперь кино.

Я вижу-Их расстреливают снова.

ДЕНЬ БОЛЬШИХ НАДЕЖД

Когда фашистов под Москвой разбили,

Мы Левитана слышали слова.

Мы радио советское ловили.

И знали—Югославия жива!

И на фашистов шли мы смело, радостно.

И не боялись гибели и ран!-

Так говорил мне в городе Саратове

Мудрейший югославский партизан.

…А мы от безнадеги отупели.

И жизнь была—как будто сон дурной.

Как вдруг вся Новороссия вскипела

Взволнованной Советскою Весной!

Поют Одесса, Харьков, Запорожье

Пронзительно СВЯЩЕННУЮ ВОЙНУ.

И нам в России отступать негоже.

Мы все-таки, ребята, не в плену.

Вот майский Николаев, где фашист

Внезапно получил по роже лающей.

А день сегодня светел и лучист.

По бабушке и сам я—Николаев.

ПУТЬ НОВОРОССИИ

Крест Андреевский, красный фон-

Развевается яркое знамя.

Новороссии грозный звон

Перед черной волной цунами.

Половодье на площадях.

Танк фашистский, горящий в поле.

На оружии—капли дождя.

Мира Русского радость с болью.

И советские песни звучат

Так раздольно здесь и красиво.

Союз новый берет начало.

Будет правильная Россия.

…В кабинетах серые тени

Тайно жребий ужасный бросили.

Шелестят купюры в обменнике.

Отменили вдруг Новороссию.

Флаг томится в чулане душном.

Засыпают землей героев.

Песня русских звучит все глуше.

Крот Истории медленно роет.

…Вернется и в Луганск когда-то лето.

Вот Солнце поднимается в зенит.

И песня Матусовского-поэта

ВЕРНУЛСЯ Я НА РОДИНУ звенит.

ПЕСНЯ В ЗАПОРОЖЬЕ

На вокзале в оккупированном нацистами Запорожье 83 юноши и девушки спели песню из фильма ВЕСНА НА ЗАРЕЧНОЙ УЛИЦЕ, действие которого происходило в этом городе.

Вокзал в унылом Запорожье.

Свидомой диктатуры мрак.

День в ноябре внезапно вздрогнул-

В пространство песня прорвалась.

И голоса взметнулись юные

На страх звереющим врагам.

И пели Улицу Родную,

Что в непогоду дорога.

Открылись в мир прекрасный двери,

И свет мерцал в былой дали.

И бабка плакала, поверив,

Что НАШИ в город вновь пришли.

На свете много улиц славных,

Но бой за будущее-тут.

Вопрос остался самый главный:

Когда же наши-то придут?

ВЛАДИМИРУ БУШИНУ

Когда к нам Гитлер вермахт бросил,

На Вас надеялась страна.

Вы тот удар отбили грозный-

Была Россия спасена.

Гроза, казалось, миновала-

Живи и радуйся, народ!

Но тут Измена созревала,

И набухал смертельный плод.

Волков Вы ясно распознали

В обличье трепетных овец.

Вы яростно в набат ударили!

Но ловок меченый Подлец!

Держава разлетелась в клочья,

И не спасла ее броня.

Но Вы всегда на вахте-ночью

И в блеске рокового дня.

Вот Ваш окоп. Здесь двое? Трое?

Проханов Вас легко поймет.

Нет, Вы не выйдете из боя,

Не замолчит Ваш пулемет.

Вам обеспечено бессмертье.

К штыку приравнено перо.

Подмога движется, поверьте!

Зло канет, победит Добро!

НА СМЕРТЬ ФИДЕЛЯ КАСТРО

Монкада. Гранма. Солнце. Выстрел.

Весь мир прекрасно виден с берега.

И луч великой новой жизни

Проник в далекую Америку.

Плацдарм Свободы в Царстве Дьявола.

И мир полвека удивленно смотрит-

На что способна человечья Яркость

В кольце лакейства, серости и подлости.

Он даст Эпохе наименованье.

И будут мудрецы веками спорить…

Старик в веселой, солнечной Гаване

Печальным взглядом провожает Море…

ТБИЛИСИ И ХВАЛЫНСК

Советское давно остыло лето,

И липнет мокрый снег с утра к руке.

Пришла в Тбилиси и Хвалынск газета-

Промокшая, на русском языке.

Российский офицер, доцент грузинский

Газету раскрывают у окна.

И утихает стылый ветер зимний,

И нитями сшивается страна.

В хрущевке сняв холодное пальто,

Два деда в Балашове и Джамбуле

Откроют старый Лермонтова том,

И в ствол обратно прилетают пули.

А на вокзале в Краматорске хмуром

Звучит суровый ритм советской песни.

И яркое саратовское утро

Объединяет Днепр с Волгой вместе.

ПОЛЕТ НА АЛЬТАИР (ПИСЬМО АЛЕКСАНДРЕ ПАХМУТОВОЙ И НИКОЛАЮ ДОБРОНРАВОВУ)

Могучий ваш космический корабль

Летел к звезде прекрасной-Альтаиру.

Но сбился с курса из-за воли вражьей

И на планете черной он разбился.

Погибли многие, а кто-то выжил в джунглях,

Пропитанных болотными парами.

И вы ведете разговор свой трудный

В ночи перед дикарскими кострами.

Здесь Пушкина не знают и Свиридова.

Не слышали про Блока и Есенина.

И ночь чужая на вас смотрит пристально.

Жизнь тяжела средь варварского племени.

Но там еще живой остался кто-то!

Над джунглями звучит родная песня.

Мы соберемся снова для полета.

И Альтаир для нас опять воскреснет!

КРАСНАЯ ПАСХА

Огни печальной деревеньки.

Трактир и Храм. Поэт и Царь.

Солдат с ружьем кремневым. Верность.

Аптека. Улица. Фонарь.

Про Город-Сад ночные споры.

Ликбез, рабфак и вечный бой.

Колхоз. Полярники. Шахтеры.

Таран. Курсанты под Москвой.

Церквушка. Космос. Снег и Солнце.

И красно-белая страна.

Бросает луч в мое оконце

Пасхально-красная весна.

БАЛЛАДА О ТЕЛЕВИЗОРЕ

Двадцатый век. Советский телевизор.

Лиц и событий золотая россыпь.

Гагарин. Таль ферзем творит угрозы.

И Штирлиц мыслит о высоком риске.

А на проселке русском—Магомаев.

«От всей души»—волшебный тон Леонтьевой.

Здесь Мальцева коньки сверкают звонко.

И Евдокимов вальс поет о Мае…

…Век двадцать первый. Время «Нашей Раши».

Собачья свадьба лает на экране.

Экран киркорит, блеет, петросянит.

Сатаножириновский дик и страшен.

Но чаша мелких пакостей полна.

Нам отдохнуть бы от истошных визгов.

Верните нам советский телевизор!-

Воспрянет зачумленная страна.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «ОТЕЦ СОЛДАТА»

Когда война нависла тяжким грузом

И обрекла страну на кровь и пот,

Республики Советского Союза

Своих сынов отправили на фронт.

И уходил на запад вслед за сыном

И доброту своей земли дарил

И для Победы общей дом покинул

Могучий и простой грузин-старик.

Смотрел наивно на Европы камни.

И слыша всепланетную грозу,

Он грубыми, тяжелыми руками

Спас нежно виноградную лозу.

И впереди-сражения в Берлине-

Последнее усилие в бою.

Отец солдата повстречает сына-

Они в Концерте Вечности поют.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «МИМИНО»

Вот фильм-такой пронзительно-понятный.

Советский быт-наивный и старинный.

На улицах Москвы семидесятых

Грузинский летчик дружит с армянином.

Советское имперское цветенье.

Совместный путь прекрасен был и долог.

Еще вдали больших раздоров тени.

-Да, да, конечно, я-эндокринолог.

В Союзе этом нежном и мощнейшем

Цвела народов дружеская связь.

-Да, да, я к этот самый потерпевший

Испытываю лишний неприязнь.

-Тебе приятно будет-мне приятно.

Былой державы сладок светлый дым.

Пусть Валико стал нынче непонятным,

Но мы его запомнили другим.

СОВЕТСКОЕ ТБИЛИССКОЕ «ДИНАМО»

Звучит волшебный голос Махарадзе,

И легкий мяч взлетает вверх со свистом.

Советская страна сегодня рада-

Играют закавказские артисты.

И люди в Пензе, Туле и Смоленске

В те вечера, наверно, не уснули,

Когда влетали яростно и веско

Мячи в ворота грандов ЛИВЕРПУЛЯ.

Там третий номер был-боец с усами.

Играл он основательно и классно.

Он и в советской сборной капитанил

И забивал задиристым шотландцам.

И был Игрок в конце былого века-

Он скромный был, совсем не эпатажный.

На взлете оборвался путь хавбека,

Но гол забил он немцам самый важный.

А был еще аристократ роскошный.

Предпочитая мысли разговорам,

Он раздавал задумчиво и точно

Глазастые пасы своим партнерам.

А справа на краю играл кудесник.

Стремился он решать задачи лично.

Игра его-как пламенная песня.

И я б его назвал вторым Гарринчей.

Увяли нашей прежней славы травы.

Но миллионы будут очень рады,

Когда тбилисцы в первенстве сыграют

Со СПАРТАКОМ, ДНЕПРОМ и АРАРАТОМ.

ПРИМЕЧАНИЕ.

Данное стихотворение написано во имя

укрепления российско-грузинской

дружбы и с целью последующего

воссоздания Советского Союза.

АЛЕКСАНДРЕ ПАХМУТОВОЙ-К ЮБИЛЕЮ

Шла над страной лихая музыка атаки.

Костры Магнитки слали ввысь снопами искры.

Играл Марчук таежным утром на гитаре.

А в жизнь страны входили памятные смыслы.

И отправлялись в бой подольские курсанты.

С улыбкой к космодрому шел Гагарин.

Те песни-как кремлевские куранты.

Их чудный звук России был подарен.

Вы-снова на посту. Отважный блеск-в глазах.

Мы новый дальний путь осилим.

Еще не раз зайдем мы в мраморный тот зал,

Где песнь свою поет Россия!

1978 ГОД

Земля Советская, земля огромная.

Вот он-Эпохи Золотой венец.

Про Кромы тихие и Россошь скромную

Поет сегодня Ольга Воронец.

Над тихой заводью-стрекозы синие.

Вода в колодце холодна всегда.

Пединститут сдает зачет. Хопер, Сура течет.

И светит над страной Звезда.

В утро морозное, над сном березовым

История плыла сама.

Чекалин и Батайск. Сафоново, Моршанск.

И Чухлома, и Кострома.

Звучит в горпарке вальс. Мерцает в мае даль.

Сигналят на вокзале поезда.

И Карпов Багио берет. Скворцов и Ковин, все-вперед!

И песня та-про города.

ОСТРОВОК ПОД САРАТОВОМ

На Волге знаю странный островок.

Стоит напротив старый город наш.

Тот островок был назван Старый пляж.

Никто уже не ездит на него.

Когда-то, взяв нехитрые харчи

С чекушкой (папиросы тоже были),

Мой дядя с дедом к островку приплыли.

Под звездами рыбачили в ночи.

И часто манит островок меня.

Хочу глядеть на волжские картины

С виденьями Советской Атлантиды,

На пепел от погасшего огня.

И хочется на катер легкий сесть,

На остров плыть-к родной, живой природе.

И время есть, и силы еще есть…

Но катера туда уже не ходят.

СТРАНА ЗАПРЕЩЕННЫХ ПЕСЕН

Ну, да, ребята, уж лет двадцать пять

Не слышим мы Богатикова голос.

Гуляева в эфире не слыхать.

И не поет Белов про спелый колос.

А в Краматорске—том, что оккупирован—

Запели люди про свинцовый ливень.

Никто здесь не подарит мир для нас,

И бьют за песнь советскую дубиной.

Над Русским миром ненависть витает.

Над Пахмутовой вновь глумятся тролли.

Но песня ее Харьков покоряет.

Сквозь брань родной мотив звучит все громче.

По песне бьет фашист тяжелой битой.

И на ТВ Союз наш проклинают.

Но все же мы, товарищ, не разбиты.

Хотя—КОГДА ВЕСНА ПРИДЕТ—НЕ ЗНАЮ…

ЛЕНИН И ПИГМЕИ

НОВОЙ ЖИЗНИ МОТИВ—

ТАМ ВДАЛИ, ЗА РЕКОЙ.

НЕ УСНУЛ КИБАЛЬЧИШ—

ДУХ ЛЕТИТ ВЫСОКО.

Жириновского шнырь

На ток-шоу спешит.

Необъятную ширь

Закопать он решил.

ВОТ ШАГИ ОТПЕЧАТАЛ

НА «АВРОРЕ» ПАТРУЛЬ.

ВЕК ДВАДЦАТЫЙ ПРОТЯЖНО

ПОВОРАЧИВАЛ РУЛЬ.

Расходился в эфире

Ядовитейший газ—

О войне и о мире

Выл зеленый Чубайс.

ПОД ШИНЕЛЬЮ БОЕЦ

НА МОРОЗЕ ПОРОДРОГ,

НО НЕГРАМОТНЫЙ ДЕД

НАПИСАЛ ПЕРВЫЙ СЛОГ.

Политолог, шурша,

Стер свой разум до дыр.

И фашисту, дрожа,

Слал мильярды банкир.

КРАСНЫЙ ФЛАГ ЗВАЛ ВЕСНУ,

ПРИБЛИЖАЯ ТОТ ЧАС.

ШЕЛ СОЛДАТ НА ВОЙНУ—

ДАН НА ЗАПАД ПРИКАЗ.

СПУТНИК НАД СОМАЛИ

КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ В.И.ЛЕНИНА

( ПО МОТИВАМ АФРИКАНСКИХ ОЧЕРКОВ ВАСИЛИЯ ПЕСКОВА)

Полвека назад. Могадишо.

Студенчества жаркие будни.

Из аудитории слышно,

Как слово разносится—СПУТ-НИК.

Студент африканский обязан

Понять, объяснить и увидеть,

Как спутник советский прекрасный

Сигнал подает на орбите.

И весь наш Союз Первозванный

В тот век и жестокий, и грозный

Сиял средь трагедий кровавых

И был Маяком для народов.

Давно нет на карте Союза,

Да и Сомали уже нету.

Но слышны, как спутника звуки,

Слова тех наивных студентов.

МОЙ БАЛАШОВ

Излучина Хопра. Дыханье Юга.

Казачье-пролетарское соцветье.

Разлив в апреле. Свист февральской вьюги.

Здесь—всей России радостной приметы.

Купеческий наплыв на юг России.

И край казачий рядом—беспокойный.

Вот элеватор в синеву вонзился.

И мост звенит чугунный над рекою.

Флаг Революции над яростным вокзалом.

И Новый мир несет большую радость.

И новой жизни миллион терзаний.

И станция пред битвой Сталинградской.

Но вот и мирной жизни Солнце яркое.

Горпарк. Слюда. И летчики. И ткани.

И водокачка спит на Луначарского.

В пединституте—мысли и исканья.

Трудно нынче в стране, да и в городе.

Но когда-то вернусь я домой.

Вот и адрес, который так дорог мне—

Карла Маркса, дом сорок седьмой.

БОРИСУ СПАССКОМУ

Советский мальчик в шахматы играет.

И не один—их много миллионов.

Да, не было у нас в то время рая.

Была страна мыслителей. Не зона.

А наш Борис короны уж достиг.

И яростно с американцем бьется.

И песня про «уроненный престиж»,

Про то, что «обалдели мы» поется.

Ну, песню бард исполнил, в общем, зря—

Словца, скорее, красненького ради.

А два больших, глобальных бунтаря

Сыграют запрещенный матч в Белграде.

И будут новые поступки—письма.

Вот шок и трепет для элит продажных!

Да, наш герой серьезно склонен к риску.

Не только мудрый он, но и отважный.

Была дорога очень интересной

В наш очень сложный и опасный век.

Идет по ней путем ему известным

Советский очень сложный человек.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «СУДЬБА»

Не сон и не игра ума-

Но на восток уходит Родина.

И наползающая тьма

Накрыла вдруг котенка с кроликом.

Стервятники во мгле кружат.

Зло заполняет все пределы.

Но плотно красный флаг прижат

К уже истерзанному телу.

И партизанский командир

Идет среди родного леса

И слышит, как гудит эфир

Расстрелянным последним эхом.

На свет и темень мир разъят.

На черном-надпись белым мелом:

-Так знайте, фюрер ваш-маньяк!

-Да, это смело, очень смело…

Просторный мир кристально ясен,

И не о чем врагов просить.

И на полу в избе крестьянской

Разлит пахучий керосин.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «ВЕЧНЫЙ ЗОВ»

Вот на дыбы становится Россия,

И сходятся в сраженьи мрак и свет.

Ты должен знать-в момент самый решительный

Решенья окончательного нет.

Ты можешь красным побывать героем,

В войне былой прославить свое имя.

Но злоба тебя вышибет из строя

И перекинет в легионы Гиммлера.

А можешь белым побывать когда-то,

Но изменить сумеешь жизнь свою.

И в час, когда Россия скажет НАДО!-

Ее спасешь в решающем бою.

Война с изменой нас настигнут снова.

Об этом помни, думай, не молчи.

И знаем мы-который век Лахновский

Следит за нашей Родиной в ночи.

И снова налетают силы ада.

Страна стоит, превозмогая боль.

Но на пожар идти нам снова надо-

Туда, где напряженье-тыщи вольт.

КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ ГЕНЕРАЛА КАРБЫШЕВА

Империя. Брусиловский прорыв.

На царской службе. Молодость и сила.

Но взвились Революции костры,

И проявилась новая Россия.

Здесь беспокойна и сурова жизнь.

Грядет еще неведомая эра.

Смениться может на Руси режим,

Но надо оставаться офицером.

Тебе-за шестьдесят. Но снова нужно

Идти на небывалую войну.

Жестокий бой, тяжелая контузия

И пробужденье в тягостном плену.

Концлагеря, бараки, пайка хлеба.

Царят повсюду голод, смерть и страх.

А где-то рядом радостное небо.

И предлагает враг тебе контракт…

Суровый век не даст тебе покой.

Год сорок пятый и велик, и грозен.

Текут воспоминания рекой-

Водою застывают на морозе…

«У НИХ НИЧО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ»

—Была попытка изобрести квазирелигию—моральный Кодекс строителя коммунизма

Ничего не получилось.

(с пресс-конференции)

Красноармеец под шинелью

Замерз. Идея лишь светила…

…Через губу цедится медленно:

—У них ничо не получилось.

Под Солнцем—корпуса Магнитки.

Строитель знал, как это важно…

…Но—губы в тоненькую нитку:

—Не получилось у чумазых.

И на таран шел юный летчик.

Он знал, за что с врагами драться…

…Казенный голосок все четче:

—Не вышло ведь у голодранцев.

И вновь советский космонавт взлетает.

Он с высоты всю нашу Землю видит!

Но молодой фарцовщик шепелявит:

—У коммунистов ничего не выйдет…

Фарца и дезертиры нынче в силе.

Теперь их время—сереньких и наглых.

Но пасмурное небо над Россией

Вновь расцветет волною красных флагов.

СЛУЧАЙ С ЭЛЕКТРОНИКОМ

Всплывают кадры старые и строки.

Я вспоминаю снова тот сюжет.

Талантливый мальчишка Электроник

Помог бандитам обокрасть Музей.

А мальчик тот наивный был и искренний—

Всем людям помощь предлагал свою.

Его бандиты обманули хитро—

Как нас, когда громили наш Союз.

Но после ограбленья утром ранним

Вдруг понял Электроник дела суть.

Сказал:—СВОЮ ОШИБКУ МЫ ИСПРАВИМ.

КАРТИНЫ МЫ В МУЗЕЙ ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬ!

Нам тоже все давно уже понятно—

Как весь наш Мир продали за пятак.

Хотим великий Смысл вернуть обратно.

Но зол, лютует коллективный Стамп.

Там в Старой Башне битва разгорелась.

Истории пока неведом ход.

И бьют часы. И вздрагивают стрелки.

И сонный собирается народ.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «ПЕРВАЯ ПЕРЧАТКА»

Война отгрохотала лишь недавно,

И растворился дым пожарищ грозный.

И ходит по Москве с улыбкой славной

Такой надежный наш силач таежный.

В Союзе не остыл победный жар—

Страна заводов и спортивных залов.

И учит молодежь держать удар

Известный тренер наш И.В.Привалов.

В совхозе дальнем можно стать героем.

В Москве ты можешь чемпионом стать.

И на восток уйдя, московский поезд

В столицу возвращается опять.

А люди здесь талантливы, упрямы.

Одной науки юношеству мало.

Победно воздевает руки мама

И возглашает:—Юра! Девять! Аут!!!

Здесь сочный юмор, горизонты видно—

Как будто всюду вечная весна.

Не верьте чернобаям ядовитым.

У той Эпохи—светлые тона!

ПАСТОР ШЛАГ

Туманная альпийская дорога.

Эдит Пиаф поет в свободной Франции.

Штандартенфюрер смотрит вдаль сурово.

За новый мир еще придется драться.

В бою солдаты гибнут беззаветно,

Идут они на пулеметы смело.

А в сумрачных посольских кабинетах

Готовится великая Измена.

И жизнь, казалось, прожита достойно.

И сердце успокоилось в груди.

Но здесь сейчас свершается История.

И главный твой Поступок впереди.

Не время здесь просчитывать все риски.

Мы шансов не дадим теперь врагу.

Но надо отправляться в путь неблизкий

В подтаявшем сияющем снегу.

ФРАУ ЗАУРИХ

Начало марта. Сорок пятый год.

Идет к Берлину фронт возмездья грозный.

А там, в Берлине, звук высоких нот.

Народ немецкий разве безнадежный?

И бабушка печальная немецкая

Ударила по клавишам слегка.

И ближе стала Родина Советская,

Которая была так далека.

А бабушка сыграть старалась Шумана,

И на Берлин спускается покой.

И признается друг ее нахмуренный,

Что любит он детей и стариков.

Берлин погружен в светомаскировки,

Но светится у Бользена окно.

И не страшны сейчас бомбардировки.

Война? Она закончилась давно.

ВОСПОМИНАНИЯ ХОЗЯИНА ПТИЧЬЕГО МАГАЗИН

В дрожащем марте Берн старинный.

От шпиля тени ярки, резки.

Стоит, сутулясь у витрины,

Такой рассеянный профессор.

-Чтоб в них вселился дух Орфея,

Поэты слушают здесь песни.

-Спасибо!-гость сказал, немея.

-За что спасибо?… Неизвестно…

Часы показывают точно.

Прошло лишь сутки в Берне строгом-

На тихой улице Цветочной

Вдруг разразилась катастрофа.

… И новый гость явился вскоре-

С лицом сурово-нежно-страстным.

С печалью в утомленном взоре

Искал он здесь гвоздики красные.

И слушая про птиц рассказ,

Как будто ничего не слышал,

Не отводя туманных глаз

От странной точки где-то выше…

ХАРЬКОВ

Культурная столица танков.

Имперский и советский центр.

Писал Лимонов стих САРАТОВ.

Так я ему отдам с процентом.

В сороковые годы жаркие,

Когда шел бой с фашистом страшный,

Пришлось бойцам советским Харьков

Освобождать от фрицев дважды.

Он восставал Весною Русской.

Ждал Харьков русского царя.

Но был сочтен тяжелым грузом.

Ушли сигналы в Кремль зря.

И опустилась ночь на город.

Закончился прекрасный век.

А на ограде у собора

Распят какой-то человек.

Под оккупантом-третье лето.

И танк с завода-не для нас.

И нам придется город этот

Освобождать и в третий раз.

110 ЛЕТ—ЮБИЛЕЙ ЛЕОНИДА ИЛЬИЧА БРЕЖНЕВА

Суровой ясной Эры слышен гром.

Двадцатый век идет—советско-русский.

В атаку на фашиста—напролом.

Сражение вокруг Цемесской бухты.

Советский генерал пришел с войны.

В руинах Украина вся родная.

Мы эту землю возродить должны.

И Секретарь к работе приступает.

Он—у руля страны. Здесь пик ее величья.

Заводы и хоккей. Литература. Космос.

И путь отыщет здесь талант, боец и личность

Для подвига, труда и для полета к звездам.

Мы—мировой маяк. Система справедлива.

Осталось только покорить Луну.

Но—осень на дворе. И покидают силы

Секретаря и целую страну.

Ушел наш Секретарь. И кончился тот век.

И с ним наш яркий Красный Смысл растаял.

А если б раньше отойти от дел?

Державу было некому оставить…

И новый страшный век. И странная война

Ломает нам хребты и души крошит.

Но с нами—Малая Земля и Целина…

Вернем Днепропетровск и Запорожье.

МОГИЛЬЩИКАМ ИДЕИ

В ИНТЕРВЬЮ ОЛИВЕРУ СТОУНУ ПРЕЗИДЕНТ ПУТИН ЗАЯВИЛ,

ЧТО КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ УМЕРЛА.

«Идея коммунизма умерла».

Но я же слышу Пахмутовой песню.

И кто-то в Харькове поет со мною вместе.

Не выжгли нас враги пока дотла.

«Идея коммунизма умерла».

Но фильм «Судьба» показывали в марте.

Был взгляд Заклунной яростным и ярким.

Так кто стреляет в нас из-за угла?

«Идея коммунизма умерла».

Но где-то на другом краю планеты

Становится вдруг Ленин президентом.

История вершит свои дела.

«Идея коммунизма умерла»—

Цедит бесцветный ледяной Бухгалтер.

Суров матрос на корабельной вахте—

Ему Идея Прибыли мала.

«Идея коммунизма умерла».

А, значит, все мы—в роковом июне.

И ветер смерти над страною дует.

И с запада на Брест заходит мгла.

Над всей планетой—мощная гроза.

Бессмертного Полка плывут портреты.

Про гибель коммунизма фразу эту

Попробуйте вы им в лицо сказать.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФИЛЬМЕ «МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ»

Год пятьдесят восьмой-такой наивный.

Но спутник подает уже сигналы.

Своим теплом охватывали мир мы.

Но многого тогда еще не знали.

Негромко шелестит библиотека.

Звучит в общаге радостный Кострица.

Завод дает Москве все больше хлеба.

А Евтушенко скоро будет тридцать.

Поем на даче песню про пехоту.

Спортсмен вираж закладывает резко.

А что-возможны здесь такие взлеты?

Да, да, рабочий может стать директором.

А в воскресенье-отдых на поляне.

Гитара и свирель звенели в роще.

Доктор наук здесь самый настоящий.

И надо бы на жизнь смотреть попроще.

Не каждый должен править Древним Римом.

Семья и труд-вполне достойны цели.

Мы соберем капусту и озимые

И для станков внедрим изобретенье!

24 ИЮНЯ 2017 ГОДА

Парадный день опять пришел в Москву.

Еще Звезду Кремлевскую нам видно.

Но страшная пахучая Ехидна

Готовится к последнему броску.

Тот танк, что Дом Советов расстрелял,

Теперь на Мавзолей и Кремль нацелен.

Неужто всю Россию перемелет

Клан содомитов, упырей, менял?

Да, вековая ненависть страшна.

Но наше пламя негасимо, ярко.

С тревогой смотрят Минин и Пожарский.

Вибрирует Кремлевская стена.

Туман небытия на Русь ползет.

И пульс страны колотит часто-часто.

Но звук шагов отчетлив на брусчатке—

Там капитан Варенников идет.

ПОЭТУ АЛЕКСЕЮ НЕДОГОНОВУ

Средь грязных шоу с клеветой,

Рекламы «Простамола» страшной

Накрыт забвения плитой

Наш фронтовой поэт вчерашний.

Сверкали встарь в его стихах

И смысл и сталь былого мира.

Но не дано теперь строкам

Ни книг, ни радиоэфира.

Нет прославления, молвы,

Пиара и литпремий модных.

Лишь зелень радостной листвы

И тридцать три—число ухода.

Да атмосферных бликов дрожь

Над храмом Шипки в полдень ясный,

Бескрайняя густая рожь

И флаг над сельсоветом красный.

КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ ВАЛЕНТИНЫ ТОЛКУНОВОЙ

Звенит хрустальный голос средь зимы.

Кусочек льда становится горячим.

Идем на школьный вечер снова мы.

Звучат слова—Я НЕ МОГУ ИНАЧЕ…

Росли в стране Титовы и Гагарины.

Сквозь полустанки мчались поезда.

Серебряные свадьбы нам подарены.

Над Родиной—счастливая звезда.

И разговор у елки новогодней

Дарил опять чарующие звуки…

Не слышим таких песен мы сегодня.

Еще до встречи вышла нам разлука…

САРАТОВСКИЙ АВИАЦИОННЫЙ

Взлетали ЯКи над заводом

И отправлялись с фрицем в бой.

То не завод был—целый город

На кромке Волги голубой.

Бомбили тот завод фашисты,

Но крепок был его металл.

В сороковые завод выстоял—

Советской церковью он стал.

Служили там родня с друзьями…

К чему здесь лишние слова!

Парили над страной орлами

ЯК-40 и ЯК-42.

…Но помутнение настало—

Пришел чубайсовский тот год.

Здесь волны черные хлестали

И затопили вдруг завод.

А впрочем, это же творилось

В те времена по всей стране.

Столпы советской индустрии

Сгорали в биржевом огне.

В эпоху скотства и наживы—

Обычный сумрачный сюжет.

Работники седые живы.

Но пусто здесь—завода нет.

…Рассвет над Волгою неярок,

И ветерок листву волнует.

Работник старый Аристархов

С утра идет на проходную…

ВОСПОМИНАНИЯ О ПЕСНЕ ИЗ ФИЛЬМА «ЮРКИНЫ РАССВЕТЫ»

Степная птица вдаль звала.

Дышалось радостно в стране.

Эпоха яркая цвела.

И та страна осталася,

И та страна осталася,

И та страна осталася

Во мне.

Латыш, киргиз и армянин—

Все жили как один народ.

И был Маяк для всех один.

И двигалась История,

И двигалась История,

И двигалась История

Вперед.

Раздольно пели всей страной

Про Днепр с Волгой песни мы.

И был язык для всех родной.

И не взрывала ненависть,

И не взрывала ненависть,

И не взрывала ненависть

Умы.

Не вечно будет мрак царить.

Судьба иная нам дана.

И мы на свете будем жить.

И станет вновь единою,

И станет вновь единою,

И станет вновь единою

Страна.

НАКАНУНЕ РЕШАЮЩИХ ИДЕЙНЫХ БОЕВ

Недавно Союз вспоминали—

Тот мир, что легенда уже.

Страну—где Матросов, Гуляев, Гагарин—

С Харламовым на вираже.

И вновь мы осмыслить пытались,

Что мы потеряли совсем.

Какой сокровенный наш Смысл растаял

Средь серых финансовых схем?

Тот Смысл был понятен отлично—

России нельзя изменить.

Колхоз, где любая великая личность

Вплетала в узор свою нить.

Любые задачи решали.

Страну поднимала Мечта.

И в нашей России, как мыслил писатель,

Спасала весь мир Красота.

Враги нас войной опалили.

Разлили отравленный Смех.

Отняли Идею. Страну разделили

На тысячу маленьких сект.

Отняли Историю напрочь.

И Хаос заполнил эфир.

Фигляр на экране беснуется на ночь—

В пещеры вгоняет наш мир.

Рассказ про падение Рима

Читаем в учебнике вновь.

Подходим все ближе к тому же обрыву,

И в лед превращается кровь.

Мир гаснет. Немного осталось

Былого величья примет.

У наших могучих Металлов—усталость.

Но в них—Свет далеких Побед.

7 НОЯБРЯ 1982 ГОДА

Еще не видно злобных гуннов.

Страна спокойно смотрит вдаль.

На Мавзолеевой трибуне—

Наш генеральный секретарь.

Войска идут сквозь утро вьюжное.

Врагу у нас придется худо.

Соратников с генсеком—дюжина.

И знает он: один—Иуда.

Он знает, но молчит устало—

Прощается с народом здесь.

Он знает все, что будет дальше—

Простуда, сон, недвижность, смерть.

…Сам человек постигнуть должен-

Какого Счастья он лишился.

И на щеке генсека с дрожью

Повисла талая снежинка.

МЫ БЫЛИ ВНУКИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

Мы были внуки победителей.

Мы знали дедовы медали.

В эРэФе молодые жители

Такого счастья не познают.

Как важно это—знать и видеть

И ставить сверстникам в пример:

Твой дед—не менеджер, не дилер,

А штурмовавший Кенигсберг!

Заставят каяться всех будущих

Перед сванидзой на коленях.

А наши деды шли на Бункер.

И с ними Сталин был и Ленин!

Когда корейбы на экране

Вопят, что русских жечь пора,

Я вспоминаю лето раннее,

Прогулки с дедом у Хопра.

ДЕТСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ О РАДИОСПЕКТАКЛЕ

Год семьдесят второй я крепко помню-

В Союзе лето тихое и жаркое.

На радио советском где-то в полдень

Фашиста отравила партизанка.

И песня там пронзительно звучала

О проводах, салютах и руинах.

О той стране, что с самого начала

В сраженьях шла путем безмерно длинным.

Фамилия звучала страшно—Краузе-

Словно паук чернеющий и грозный…

Спектакль кончился. И долго длилась пауза.

И думал я: фашисты—они в прошлом?

…Но страхи расточились уже скоро.

В окошке лучик Солнца заблистал.

И был Союз, и Волга, Кремль и город,

И Симонов, что пьесу написал.

КРАСНАЯ ВЕРА РОССИИ

НА свете—две религии великих.

Христос и Магомет здесь почитаемы.

Но век минувший перед нами—в лицах.

И видим—Третья Вера прорастает.

И есть у ней великие апостолы,

Что шли на полюс, строили Магнитку,

Форсировали Днепр, стремились в космос

И строки вещие доверили страницам.

Та Вера Красная жгла мировое Лихо.

Над всей планетой были ее сполохи.

И на таран шел юный Талалихин.

Стоял над Доном старый, мудрый Шолохов.

Закладывал крутой вираж Харламов.

И плыл над голубой Землей Гагарин.

И первый поезд проходил на БАМе.

И Красный Смысл народам был подарен.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *