Стихи про войну в Чечне

Бюро переводов

Ва 1алайкум вассалам варах1матуЛлах1и вабаракатух1у! Шуьнехь Дош
(Дагаев Валиде)
«Къонаха мила ву?
И меллалц веха?» —
Хаьттира ахь соьга
Шуьнехь 1аш вай.
— Дерриг а дуьне ду
Къонахчун меха.
Х1ар дуьне-м къонахийн
Белшаш т1ехь дай.
Ламанца дин лелац,
Ца хилча ленаш,
Уьш кхачаделлачохь
Соцуш бу дин…
Иштта бу къонахий,
Х1ар дуьне латтош.
Къонахий д1абевлча –
Духур ду и.
Къонаха – дахаран
Синпхенийн мерз бу.
Къонаха – дуьненан
Г1айг1анийн шад.
Цо ларйо дахаре
Вайн йолу марзо.
Къонаха – пха кхосса
Дуьйлина 1ад.
Къонаха вехийца
Даймехкан сийнна,
Даймехкан сий лардеш,
Вала и ле.
Ле иза, кхин ваха
Ца лууш сана,
Ленвоцчу сийлалле
Кховдаеш ц1е.
Ца лууш ца ле и
Вайначул ваха,-
И вайна, махкана
Хьалхара ле.
Х1ар дуьне мел деха,
Къонахий беха:
1ожало лийр йоцчу
Сийлалле хьош.
Терзан т1е ца дуьллу
Цо деший, даьхний
Халонехь хадочохь
Хьуьнаран мах.
Ахь дуьне мах болу
Шен корта буьллу,
Вайн маршо ларъечохь
Саг1а дой шех.
Къонахийн собар ду
Лекха лам баккхал,
Собар ду сов доккха,
Кхача ца луш.
Къонахийн собар
Кхачийча-м, боккъал,
Х1ар маьлхан вайн дуьне
Духур ма ду.
Дуьненан машарна
Г1ароллехь лаьтташ,
Сийлаллин таж ма ю
Церан само.
Къонахийн само
Артъеллачу меттехь
Мостаг1 ву кийча 1аш
Дуьне дохо.
Той кхолуш х1оттаде
Боцчарна г1анташ.
Дийначел дийна бу!
Вайца бу уьш!
Къонахийн сий хуьлда!
Г1овтта вай, к1ентий,
Хьакъ долу сий, хастам
Царна а луш.
Къийсамна хьалха бу
Байракхан суьртахь,
Лийр йоцчу сийлалле
Шаьш дуьгуш вай…
Дерриг а халкъаша
Г1улч туьйсу бертахь,
Доьлху уьш ирс долчу
Хьалхенга шайн.
«Къонаха мила ву?
И меллалц веха?» —
Хьаттира ахь соьга,
Шуьнехь 1аш вай.
— Дерриг а дуьне ду
Къонахчун меха.
Х1ар дуьне-м къонахийн
Белшаш т1ехь дай!
Ахьмад Сулейманов.КонахЧто значит конах, ты спросил, и какова ему цена?
И я сказал тебе в ответ под гул торжественного пира,
Что конах – это славный муж, чья жизнь другим посвящена,
Что конах – это тот, на ком покоятся устои мира.
Ретив и ловок конь в горах, пока подкован крепко он,
Подковы стерты, – станет конь хромым, беспомощным и вялым.
Пока есть конахи средь нас, – незыблем доблести закон,
И можем смело мы идти по самым трудным перевалам.
Да, конах – это богатырь, чье сердце бьется для людей,
Что служит правде и добру во имя Родины любимой.
В ком нервы – лука тетива, в ком разум – ярче ста огней,
Чья, словно сталь, душа тверда и к подлости непримирима.
Бахвальство презирает он, достойно ценит удальство,
И мудрость знаний для него дороже всех богатств несметных.
Когда вы сходитесь на пир, оставьте место для него:
Кто в битве за Отчизну пал, — тот вечно жив в строю бессмертных.
Они всегда среди живых – герои, витязи, борцы,
Кто справедливость утверждал, чья кровь – на пламенных знаменах.
Чья жизнь прекрасна и чиста, как гор заоблачных венцы,
Кого народная молва почтила гордым званьем – конах!
Мы тост в их честь провозгласим, и роги, полные вина,
Осушим в память храбрецов, в трудах и битвах непреклонных.
Что значит конах, ты спросил, и какова ему цена?
Народа стойкость, верность, ум и славу воплощает конах!

Стихи о Чеченской войне


1 2 3 4 5 6 7

Стихи от пользователей нашего сайта, посвящённые Чеченской войне

Ну здравствуй, гордый сын Чечни, вайнах,
Орел непокоренных синих гор.
Ну что-же ты лежишь в моих ногах,
И слезы страха твой туманят взор?

Ну где твоя бравада, горный барс,
С которой ты в толпе таких-же псов
Своим кинжалом резал много раз
Беспомощных, сопливых пацанов?

Меня не тронешь ты слезой своей..
Я просто помню свет рязанских глаз
Юнца, ему в кругу своих друзей
Ты резал горло, радостно смеясь.

Но я не стану рук своих марать,
Закон определит твой жалкий век.
Считаешь ты волчицей свою мать,
Я женщиной рожден, Я — человек!

Дмитрий Мордасов

В сапогах или ботинках
На вертушке иль броне
А где пешком, как по старинке
Прошагал ты по Чечне

Ты не сеял смерть и хаос
Пленным горла не вскрывал
Нелюдей, убийц, бандитов
Как метлой ты выметал

Заглянул в лицо ты смерти
Но не дрогнул и не сдал назад
До конца стоял на каждом рубеже
Ты — Российской армии СОЛДАТ

Василий

Ты не плачь девчонка, вспоминай солдата
Пролетят 2 лета, пробежит зима
И уже весною встретишь ты сержанта
Молодого парня-жениха.

Кто-то верит в бога, кто-то верит в черта
Кто-то веру потерял- просто водку пьет
Ну а твой парнишка верит лишь в удачу
И не в бога, и не в черта, верит лишь в себя.

Ведь в разведке как в рулетке
Были-б только нервы крепки
Как судьба распорядиться
Среди пуль одна твоя
Повезет — живым вернется
Все срастется, все споется,
Ну а если не срастется
Значит просто не судьба.

Ты не мучь его родная, напиши два слова
Эта весточка его согреет и спасет
Он от смерти в двух шагах, далеко от дома
Он ведь только этого от тебя и ждет.

Отпоёт ЗУ-шка, подадут вертушку
Ханкала — Моздок на взлетке, домой, на ней,
В жизни не переиграешь, где найдешь, где потеряешь,
Ну а если потеряешь- долго не жалей!

от Александра

В глазах туман, на душе пустота
Словно это не я, двое суток без сна
И лишь ненависть силы к бою дает
Продержитесь братки, скоро солнце уйдет

А у друга мать, да сестра с малым
Только-б им не знать сколько стОим здесь мы
С плеч бушлат долой, да водки налить
Не поможет гитара, тоску пережить.

Припев:
Их-же били в рост
Их-же резали
Ну а я 3-й тост
А не дёшево-ли?..
Что-б не делал бог
Да все к лучшему
Скоро выйдет срок
Бою моему

Будут сниться мне города в пыли
Нас крестили старухи — боже вас храни
Если смерти то быстрой, сынки
Если раны то с легкой руки
Возвращайтесь живыми с войны.

Огонек погас, вот глоток допить
Да на грязный матрас, снова вшей кормить
А заснешь — во сне вспоминать,
Все зубами рвать, убивать
Господи, да сколько-ж еще ждать?

Припев

Через прорезь целика Задавая пули вектор Или в снайперский прицел Ты прочесываешь сектор Вот ветка колыхнулась хотя ветра нет Вот птица поднялась, чего-то напугавшись Внутри эмоции погасли, будто потушили свет И замер ты как изваяние, дыхания набравшись Какое-то неясное мелькание в прицеле Вдруг плавно трансформируется в четкую фигуру Врага, противника крадущегося к цели Ну погоди милок, сейчас вкачу в башку тебе я пулю-дуру Тихонько, на движенье встречное ловя Подводишь жизни ты его последнюю черту И жмешь на спусковой, на получи-ка сволочь, бля! И просыпаешься в холодном как родник поту… И сны вам эти не дают покоя Не получается в душе сжечь до конца кроваые мосты Пусть в мирной жизни вас покинет это все плохое Пусть снятся девушки желанные, детишки и красивые цветы

От Василия

Пацаны, пацаны, пацаны…

Пацаны, пацаны, пацаны…
Не видавшие этой войны
Вы по
жизни дурью не майтесь
Духом будте сильны, поднимайтесь

Пацаны, пацаны, пацаны…
Хлебанувшие этой войны
Вам здоровых
и крепких семей
Лялек-дочек, богатырей-сыновей

Пацаны, пацаны, пацаны…
Не вернувшиеся с этой войны
Память
вечная ВАМ герои
Пусть земля будет пухом, спите в покое.

От Василия

Мы помнить будем все, что было здесь
Три месяца прошло и срок наш весь,
Но в памяти останутся солнце и луна
Ведь сделали мы все, чтоб кончилась война

Братан, ты нашу службу не забудь
А может встретимся, когда-нибудь
Нальем друг-другу крепкого вина
Листать альбомы будем до утра

Опять тревога, БЭТЭЭРА рев
Как долго я уже не видел снов
И снова нас несет наш долг туда
Где на свободу вырвалась беда

В горах был ночью сбит наш вертолет
Стрелой какой-то гад ударил в борт
Подонку всеж не удалось сбежать
Ребята наши любят пострелять

Мы были там гда пламя до небес
Дома горят как пересохший лес
Где два нарда не жалея силы
Копают на своей земле могилы

Пройдет немного времени и все
Уже забудут о былой вражде
Но помнит нас Кавказкий регион
Ребят с Урала Пермский Батальон

(последние две строчки каждого куплета 2 раза)

От Дмитрия

ОМОНОВСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

В Грозном можно покататься на броне, Пострелять чеченов можно с РПГ. Мы с утра устали очень, Скажем им : «Спокойной ночи, глазки закрывай, баю бай…» В карауле, в бане, стрельнут, не во сне, Пусть не моется бригада, как мы все. За день мы стрелять устали, и глаза позаливали. Глазки закрывай, баю бай… И когда не спится ночью нам порой, Мы с тобой в секрет уходим боевой. До утра бы продержаться, не уснуть и не сломаться, Глаз не закрывай, не надо баю бай… Мы шмонаем этот город каждый день, И снимаем мы растяжки, нам не лень, За день мы устали очень, Завтра в путь, спокойной ночи,

Глазки закрывай, баю бай…

От Лёхи78

ГРУЗ-200

Приземлился в Москве самолет — Он с Памира доставил невесте Странный ящик… Искусственный лед… Груз печальный под номером двести, «Повторяется Афганистан”, — Молвил кто-то в толпе суетливой, А у трапа седой капитан Водку пил и закусывал сливой. Странный ящик… Искусственный лед… У России на всех хватит цинка, Мать заплачет, к нему припадет: «Ты ли это, родимый мой сынка?! Странный ящик в Москву прилетел Для того, чтоб лететь еще дальше… Сколько их, упакованных тел… Тел, где души солдат жили раньше? Улетает в Москву самолет, Ну а мы остаемся на месте, Если очень, браток, повезет На тебе не напишут: «Груз двести”. Затерялся в горах Душанбе, Здесь — стрельба, а не дробь барабанов! Помолитесь о нашей судьбе, Помолитесь за русских Иванов!

От Лёхи78

Чёрная роза

На печальной земле, где нам жить суждено Посадили однажды златое зерно. Поливали росток, ждали-время придет, И прекрасный цветок из ростка расцветет. Вот в назначенный срок распустился бутон, Поражая красой; только черен был он. Ведь земля, где чудесная роза взошла,

Вся пропитана кровью и горем была.

от Евгения

Война…

Разорвана в клочья бумага… Огонь познает письмена… И путь мой…всего лишь в три шага До точки конечной…ВОЙНА… Понять…за чертой неизбежность… Пройти… сквозь закрытую дверь… Где миг расплывается в Вечность…

Где Жизнь превращается в Смерть…

От Тыртышнова Алексея

СТРОЧИТ ПУЛЕМЕТ…

Строчит пулемет
Зеленку срезая,
Осталось пол-роты,
Как выжить не знаю…
Друг кровью харкает,
На небо взлетает…
И я умираю,
Стреляю и знаю:
На всех хватит цинка-
У вас его много!..
Мы здесь словно свинки
Пред господом Богом!

От Тыртышнова Алексея

Наёмник

Негр проехал четверть мира,

или треть, не все ль равно?

К полевому командиру

заявился в Ведено.

То ли Мбембе, то ли Мганге,

не скажу наверняка,

Надоело трескать манго,

захотелось сухпайка.

Захотелось денег -много!

Приключений — вот те на.

За чужую власть и бога

по душе пришлась война,

и в состав чеченской банды,

взяли, как боевика,

то ли Мбембе, то ли Мгангу,

не скажу наверняка.

Русских он стрелял «отважно» —

из кустов, из-за угла,

только в плен попал однажды,

тут беда-то и пришла.

Здесь не праздник Ку-Клукс-Клана,

не Америка — Чечня.

Негр — наемник утром рано

ждет, привязанный, огня.

Он без снайперской винтовки,

он не помнит ничего,

крепко врезались веревки

в тело черное его.

Дело двигается быстро:

вот солдаты подошли

и соляры полканистры

от танкистов принесли.

Лучше б в джунглях ты молился

деревянному божку,

на хера гулять явился

по кавказскому снежку?

Вверх огонь пополз спокойно,

рви веревки, иль не рви.

На хера в чужую бойню

Лез нажиться на крови?

И душа, покинув тело,

Как из гибельного сна,

В небо дымное взлетела

И спросила: на хера?!

Кавказ

Кавказ, Кавказ! Ты с самого рожденья

Кормился первобытным грабежом,

Бесчинствовал без совести зазренья

Как у себя, так и за рубежом.

И обнаглев в конец, в века былые

Ты на Россию вздумал было лезть,

Но пули, ядра и штыки стальные

С тебя заметно посбивали спесь.

И ты затих, назвавшись «младшим братом»,

Но кем и чем на самом деле был?

Беспомощной страной дегенератов,

Или гнездом коварных, вражьих сил?

Ты проиграл, а принят был как равный!

Но разве смог ты это оценить?

Ты посчитал себя главнее Главных —

За счет Руси приноровился жить!

Так и пошло-поехало-помчалось —

На Русском Милосердии сыграв,

Ты вызывал к себе щенячью жалость

И требовал все больших льгот и прав.

Мы надрывались, ну а миллионы

Текли к тебе из-за Кремлевских стен,

И ты жирел, мошной отягощенный,

А что, скажи, ты отдавал взамен?

Корявый горб на теле у России —

Прожорливым нахлебником ты был,

Но по-кавказски: чинно и красиво

Нам о любви и верности твердил.

Мы верили тебе, слагая песни

О «доброй и загадочной стране»,

А ты все время строил планы мести,

И втайне думал только о войне.

И каждый раз, когда Россия слабла —

Ты у ее врагов бывал в чести,

И вновь тянул свою кривую саблю —

Чтобы удар нам в спину нанести.

Так и сейчас: в России хаос, смута,

В Кремле — одни предатели и мразь;

И ты грозишь, не медля ни минуты,

За рукоятку ржавую берясь.

Ну что ж, теперь мы видим в самом деле,

Чего ты хочешь и чего хотел, —

Слетела маска и мосты сгорели —

Ты добровольно выбрал свой удел!

Уж больше не отвертишься лукавым

И беспринципно-лживым языком, —

Ответишь кровью за свои «забавы»,

Согнувшись под железным кулаком!

За сотни обесчещенных девчонок,

За тысячи убогих стариков,

Зарезанных во сне, или спросонок,

И сваленных в могилы без крестов;

За каждого безвестного солдата,

Замученного «духами» в плену,

Мы отомстим тебе, «меньшому брату»,

Да так, как и не мстили в старину!

И не храбрись, не радуйся напрасно —

Уже идет Великий Русский Вождь, —

Он развернет Историю всевластно —

Тогда посмотрим, как ты запоешь! —

Навеки песнь тебе заменят стоны,

А сквозь ущелья, — там, где «не пройти»,

Пройдут, сверкая, Русские колонны,

Сметая всех абреков на пути!

И не спасет ни злой, ни добрый гений —

Падет твоя счастливая звезда,

И ты позорно встанешь на колени,

И не воспрянешь больше никогда!

И весть об этом облетит все страны,

Где каждый будет с дрожью говорить:

Как Русские бывают кровью пьяны,

Как Русские врагам умеют мстить!

Пока молчит Царь-колокол в Столице,

И не удел Царь-пушка до поры,-

Вольготно вам: открыты все границы,

И вычеркнуты правила игры.

Пока стоят предатели у власти,

Сдавая земли, души — всю страну!-

Вы счастливы в животной, дикой страсти

Вести свою»священную» войну.

Грабеж, разбой, убийство, изуверство —

Все вам благополучно сходит с рук,

И мнится вам, что нет уже и средства

Остановить вас… Всюду — лень, испуг…

Но быстро ж вы забыли все уроки,

Что преподнес вам Русский наш солдат.

Не радуйтесь — еще наступят сроки

И всей ордой вы броситесь назад!

Велик наш Бог! И велика Россия!

И Русская, как прежде, свята Честь!

Вы нам враги, джигиты удалые?

Так беспощадна будет наша месть!

Когда прижмем вас к краю адской бездны,

То целовать вы станете свинец;

Сопротивление будет бесполезным

И вам придет заслуженный пиз…ец!

А как остынет пыл, утихнут нервы,

То каждый убедится лично в том,

Что вы в своем «геройстве» — просто черви,

Раздавленные Русским сапогом!

«Оставьте чеченскую землю в покое!

Прочь руки с чеченских границ!» —

Течет словоблудие грязной рекою

Со лживых газетных страниц.

Что им до того, что у Родины рана,

Что Родину рвут на клочки.

Вещают витии с трибун и с экрана,

Себе набирая очки.

Что им, словоблудам, что им, ху…плетам,

Чужая слеза и беда —

Пусть длится и дальше захват самолетов,

Пусть дальше громят поезда.

Подрыв экономики, сотни убитых…

Но тон их лишь нынче плаксив.

Так дамочка горько жалеет бандита,

Когда он порою красив.

Лжецы, вы вещаете, сами не веря,

И свет выдаете за тьму.

Да вы ж и взрастили чеченского зверя,

И дали оружье ему.

Как странно, как дико граница смешалась

Понятий о зле и добре:

А где же была ваша лживая жалость

В том, памятном всем, Октябре?!

Где были тогда эти ваши протесты,

И пафос, и пламя в глазах,

Красивые позы, красивые жесты

И лживые лица в слезах?

Тогда это вас напрямую касалось,

А нынче — кавказская даль.

С того-то у вас и различная жалость,

С того и двойная мораль.

Клянете проклятьем могильные плиты,

Зовете добро и любовь.

Но только на вас эти горы убитых,

И только на вас эта кровь.

О, вы, лжепророки, о, вы, лжемессии,

В недавние черные дни

По вашей вине развалилась Россия

На разные эти «чечни».

Уйдите с дороги, стеная и блея,

И каркая, как воронье,

Россию свою мы излечим и склеим,

И сделаем сильной Ее!

Российский солдат, в твою руку даю я

Одну путеводную нить:

Ты должен уметь, за Россию воюя,

Осиные гнезда давить.

Средь лжи и истерики грязного вала,

Останься спокоен и здрав:

Спасая Отчизну свою от развала,

Ты высшею правдою прав.

Сегодня, когда всюду ложь и измена,

И хаос, и кровь, и разлад,

Верней и точнее прицелься в бандита,

И выстрели, Русский солдат!

Раненый бандит

Морозны горные луга,

Кровь на снегу сквозит огнями…

Как тяжело добить врага,

что скорчился между камнями.

Ты видишь смуглое лицо,

оскал страдания и злости.

Он ранен,он попал в кольцо,

болят раздробленные кости.

Он смотрит Русскому в глаза,

В отчаянную ярость взгляда,

Где совесть шепчет: Так нельзя.

А долг командует: Так надо!

И Русский медлит… Тишина

Под серым небом длится, длится…

Ну что ж, на то она война.

За Русь сражаться, что молиться.

И очередь из «калаша»

Пересекает грудь бандита.

И взмыла черная душа,

Но вдруг сошла в разлом гранита.

…Пусть тело занесет пурга.

Бойцам пора вперед рвануться.

Так дай нам Бог — добить врага

И уходя — не обернуться.

Состав на Чечню

Ждет состава в Чечню на платформе

наш по крови и истине брат

неизвестный солдат в черной форме

на шевроне горит Коловрат.

Он в истории русской не прочерк,

он грядущее станет творить

и медального профиля очерк

героической книге хранить.

…Будет он чуть жесточе чем надо,

будет он благородней стократ,

не предаст и не примет награды —

так владеет душой Коловрат.

Он сильней, чем другие солдаты,

он три жизни отдал бы за Русь,

и к лицу ему были бы латы,

и предвиденья грозная грусть.

И когда он от пули споткнется,

рухнет в снег у сияющих врат,

с окровавленной формы сорвется

и взойдет над страной Коловрат!

То не черные вороны стаей летят —

Это нечисть явилась из тлена.

То не адовым пламенем люди горят —

То сжигают станицы чечены.

То не злоба таится в молчании лиц —

Это скорбь по погибшим героям —

Русь Святая пред Господом падает ниц

И священник идет перед строем.

И не северный ветер вдали зашумел —

То казачество Русское скачет.

Каждый воин в седле беспощаден и смел —

Это смерть басурманскaя значит.

Черной кровью омыта родная земля —

Супостату на долгие годы

Будут памятью вечной России поля

И величие Русского рода.

Синдром.

Светит солнце в синеве, ветер тучи нагоняет Эх, пойду я по земле, может быть оттаю. Слепят очи мне цветы, ручьи всюду потекли А в глазах моих темно, словно вытекли. А в груди моей тоска, вьюга вечная А в душе моей зима, бесконечная. Чёрный ворон мне крылом, вдарил седину Стоял парень молодой, махнул-выцвел он Выстудился голос мой, разучился плакать Иней выпал на висках, а в ушах всё слякоть Кровь, да чёрный снег, ни за, что во снах Полюбил я белый свет, а брожу впотьмах Кто же воин молодой бросил здесь тебя? Что за зверь лютой оставил не любя? Сам пришёл я сюда, кинул всё тепло Отморозил доброту, легче без неё И за пьяным, за столом, не могу теперь смеяться Чтоб в тоске моей хмельной эх, с горя не повеситься. Нет возврата мне теперь в тот цветущий сад Жил ли, не жил я тогда всего год назад ? Ужас бьёт мне по мозгам, бьёт по темечку Ах, зачем же я дожил, до такого времечка Тихо в комнате моей и луна не дышит Только холод за спиной, мне в затылок дышит За плечо ОН взял меня мёртвою рукою Собирайся друг, пора! Это твоя воля! Обнимуся я с бедой- теперь братья мы И пойдём мы под луной отравлять всем сны Ходят странники, и следов там нет Жёлтым глазом подморгнёт, и тебя уж нет Что за люди в ночи обомлелые? Это мы с тобой солдат закоченелые… Веселов Д.В.

Вертушки, БМП и БТРы, В кольцо поселок горный взят, КПВТ громит барьеры, И выстрелы АК звучат. Спецоперация в разгаре, Шум, гам и ор со всех сторон, И мы с разведчиками в паре Здесь представляем наш ОБрОН. За домом дом идет зачистка, То найден схрон, то пойман «чех», А над поселком низко-низко Кружит и плачет белый стерх. И эта птица судит с неба Тех, кто внизу сжал автомат… Поверь мне, стерх, я здесь бы не был, Но мести долг зовет солдат. Для них кресты – победы радость, Для нас они – утраты боль, Где трусость вызывает жалость, Там все свою играют роль. Рожденный не для поля брани, Был верен долгу до конца И в схватке двух жестоких армий Шел в бой от первого лица. Снимая станции с снарядов, Растяжек сдергивая сеть, Без глупых старческих обрядов Туда шел, где в засаде смерть. И там, где черная завеса Рванула землю до небес, Кресты из досок и железа Произрастали словно лес. Они по всей Чечне по-русски Беззвучно надписью кричат Вслед людям штатским и в разгрузках, Что «Здесь погиб русский солдат». Лучом прошили темноту зенитки трассера, И снова минометный взвод бьет в горы до утра, И мы пытаемся уснуть, но грохот гонит сон, А стоит лишь глаза сомкнуть, как слышишь крик: «Подъем!» Чуть свет, мы на ногах, стоим и ждем приказ, А за границей КПП нас ждет край гор – Кавказ, Броня, б/к и автомат для нас обычный груз, И каждый из стоящих здесь познал войну на вкус. Дорога убегает вдаль, не смертник, но иду, Чтоб кто-то крест прибил на грудь иль на погон звезду, Жар бьет в виски, б/к в хребет, колючки по ногам, И верить хочется, что я служу своим богам. Здесь вся надежда на себя, на ствол и на друзей, И даже если ты крутой, то лучше не борзей, Но если сможешь доказать, что твой характер – сталь, Не будет трудной жизнь твоя, как та дорога вдаль.

От Ильи Зяблова

Чечню мы знаем не по слухам, Высоты все исколесив, Мы трассерами «брили» духов, Береты набекрень скосив! Ревёт мотор, колёса вязнут, Здесь автомат отца родней. Обдаст со скал свинцовым градом, Мы хоронили здесь друзей… Сверкнёт закат кровавым солнцем, Спиной солдат закроет друга! Накроет ночь нас чёрным блюдцем, Не выйдет рота из-под круга! Мы в окружение попали, И с трёх сторон под горло режут! И кровь с землёй слилась под нами, В ушах стоит затворов скрежет… Напрасно ждали мы подмогу, Вертушек ждали грозный рёв, Напрасно мы молились богу, И зря радист орал взахлёб… Упал комбат… И друг не дышит… И в этом пекле мы одни! И в штабе нас никто не слышит, Мы видим лишь стволов огни. Рассвет настанет через час, Но знаем точно — не дотянем… Дождём свинцовым кроет нас, Но перевал мы не оставим!!! Настал рассвет… Утихли взрывы… Не слышно свиста трассеров… А перевал устлали трупы Двадцатилетних пацанов…

от Лёха78

Ну вот, отмечены уж сроки, И сердце вновь сжимает боль, И вновь я в тишине глубокой Охвачена слепой войной. И снова мысленно пред взором Лиц юности погибшей ряд: Афган, Чечня…невольным стоном: О, неужели это зря?! Все эти муки, и страданья, Пустые, мертвые глаза, И с матерью последнее прощанье – Все эти жертвы приняла война. Но сердце верить все не хочет, Что вновь они идут туда С веселой удалью, и к черту Пошлет их яростно война. А где-то там сейчас идет война, Война не названная, но Все также скалится она, Не раздает лишь орденов. А где-то там сгребает смерть Свою горячую добычу, Диктует мальчик медсестре И скальпель тверд в руках привычных. А где-то рвет немая скорбь Душ искореженные клочья, В азарте пляшет пьяный черт,

И день скрывается за ночью

Ника Иевлева

Не плачь…

Не плачь! Я скоро буду дома… Не плачь! Не нужно, Таня, слез… Я выживу! Пусть словно из излома Струится кровь как сок весной берез… Не плачь! Ведь как бы жизнь не била … Не разорвать меня ей на куски! Одно хочу, чтоб ты меня любила… А за Чечню прости меня! Прости… Не плачь! Я знаю, тебе больно… Не плачь! Я знаю, ты без сил… В Чечню я уезжаю не невольно. Так будет лучше… Я уже решил… Не плачь! Винить меня не надо… Не плачь! И главное – не трусь… Я представляю, как ты будешь рада, Когда к тебе я из Чечни вернусь…

Евгений Берлименко

Ничего не меняется…

Ни хрена ничего не меняется… Власть и бабки превыше людей… Эти твари совсем не стесняются! Чужды слезы им вдов и детей! Эконом и полит интересы Разжигают локальный конфликт! Это – нелюди! Это – бесы! Чужд им образ святой, святой лик! Один росчерк на белой бумаге Им сулит колоссальный доход! Ерунда, что на несколько тысяч Сократится покорный народ. Ни хрена ничего не меняется… Путь укажут мохнатой рукой… И пред нами уже появляется Местность влажная с горной рекой… Что в Афган, что в Чечню очень смело Парни рвутся с учебных частей… Мозг промыт их… Задрочено тело… В механизм превратили детей… Нет ни страха, ни капли волнения… Хоть в ушах постоянно стрельба… Это – музыка! Это – нам пение! На ближайшее время судьба! Ни хрена ничего не меняется… Парни губят себя… Отдают Свою молодость… Те — не гнушаются: ГСМ и стволы продают… Всем известно: война – это двигатель… Экономику движет вперед… Только нет остановки у транспорта… Однозначно водитель умрет… И так было всегда… И так будет… Ради чьих-то корыстных идей… Ни хрена ничего не изменится… В мире алчных, трусливых б…дей…

Евгений Берлименко

Живи-живи, моя страна

Живи-живи, моя страна

Послушай слово капитана, Тебе служили до конца Прости-прости ты ветерана. Что просто так тебе скажу Без всякой злобы и обмана, Тобой горжусь и берегу, От внешних-внутренних изъянов. Не ради славы, орденов, Не за высокие награды Любой из нас на все готов Ведь для спецназа нет преграды! Пускай бывало нелегко, Огонь Буденновска в Беслане, Он жить хотел, да вот не смог Закрыл собой дитя и маму! Любите-ждите жены нас Не покидайте нас при жизни Наш образ жизни есть спецназ! Служить народу и отчизне. А напоследок я скажу Без всякой злобы и обмана Страну берег и берегу, От внешних-внутренних изъянов.

От Валерия

Перевалочный пункт…

(14-19.07.2003 Моздок. Аэропорт)

Электричка идет до Моздока… Пацаны едут в аэропорт… На душе пацанов одиноко… Ждет их там грузовой вертолет… Вот «корова» стоит на площадке… Но на ней пацанам не лететь… Еще долго торчать им в палатке… Как кружат вертолеты смотреть… Вертолеты взлетают как птицы… Шум винтов их проклятье несет… И как блядь может жизнь изменится… Когда лайнер груз «200» везет… Чье-то тело лежит в морозилке… Упаковано в черный мешок… Зачем едешь ты к матери в цинке?.. Зачем так возвращаться, дружок?.. Вот такая стихия в Моздоке… Пацаны «бронепоезд» здесь ждут… Завтра солнце взойдет на востоке… И прощай, перевалочный пункт…

Евгений Берлименко

Настало утро и мы по сбору, Сев на броню, уходим в горы… Броня ревет… Смеется рота… Газуй, водила… Держись, пехота… Мотор рычит, броня трясется… А пацанам уже неймется… И бьет в висок как яд дурмана Им запах пороха и плана… А в батальоне, в Урус-Мартане… Вторая рота на первом плане… И снова утром мы смотрим в небо… Там где рассвет, там где я не был… Пусть ветер сыростью тумана Нам бьет в висок как яд дурмана… Пусть под ногами грязь и слякоть – Из нас никто не будет плакать… Пусть ноги в берцах застывают… Свое движенье продолжают… Своим мы духом не поникли… Ведь ко всему уже привыкли… А завтра утром нам на рассвете Опять вперед, в бронежилете… И знают лишь углы утеса Куда нас завезут колеса… Такая участь у нашей роты… На максимальных оборотах Вперед по первому сигналу В то место, где нас не бывало…

Евгений Берлименко

Памяти восьмерых разведчиков 348 БОН ВВ посвящается…

(Справка: 17.05.2004 в 9.30 на выезде из с. Алхан-Юрт Урус-Мартановского района, на
трассе Ростов-Баку военнослужащие в/ч 6779 (46-я отдельная бригада Внутренних
войск МВД РФ) проводили инженерную разведку. В это время произошел подрыв
самодельного взрывного устройства, на котором подорвался автомобиль УАЗ с
милиционерами. Неизвестные открыли по инженерной разведке огонь из
автоматического оружия. Затем, когда к месту боестолкновения выдвинулся БТР с
военнослужащими разведроты и сотрудниками территориального отдела милиции с.
Алхан-Юрт, был произведен подрыв второго СВУ…) Утро раннее… Май… Федеральная трасса… РОН ВВ и саперы ведут ИРД… У дороги наткнусь на части фугаса… Вдруг запели дуэтом АК, СВД… Перестрелка в разгаре… Резерв разведроты Получает команду: «Разведка вперед…» И на полном ходу, заглушая все ноты, Мчатся два БТРа… Мотор их ревет… По грунтовой дороге от трассы поспешно Удалились в зеленку машины врагов… БТРы за ними свернули небрежно… Каждый «мышка летучая» к бою готов… Но с асфальта свернув, БТР, шедший первым, Пробуксовывать стал, грязь меся колеи… У разведчиков сразу оскалились нервы… Ведь второй БТР полетел по пыли… Взрыв фугаса… Молчанье… И нет БТРа… Одиночные пули добивают «мышат». Первый рвется из грязи… Осталась лишь вера В то, что парни живые еще там лежат… Только поздно… Машина – консервная банка… Догорают остатки военной брони… Все молчат… Лишь один попросил, умирая: «Ничего моей матери не говори»… Восемь братьев… Ребята… Летучие мыши… Память светлая Вам… Помолчим… В тишине Снова голос мы Ваш ненадолго услышим…

Как когда-то тогда на кровавой войне…

Внеклассное мероприятие «Урок Мужества.Война в Чеченской Республике»

Внеклассное мероприятие: «Урок Мужества.Война в Чеченской Республике»

Провела классный руководитель 6 класса МБОУ СОШ села Волчий Враг Ходакова Ольга Николаевна

Цель мероприятия : формирование патриотического воспитания любви к Родине, гражданских чувств; пропаганда воинской службы; воспитание уважения к ратному подвигу русских солдат, к истории России.

Оборудование: аудиоаппаратура, компьютер, флаг РФ, Андреевский флаг, воздушные шары

Оформление : презентация, фотовыставка «Мужская работа».

Предварительная подготовка: пригласить участников военных действий.

СЦЕНАРИЙ.

Ведущий 1.

Наша армия родная и отважна и сильна.

Защита Отечества и родной земли – долг тех, кто ест её хлеб, пьет её воду, любуется её красотой.

История любого народа – история войн. Сколько их было – не счесть! Сегодня мы вспомним одну из них, свидетели и участники которых присутствуют на сегодняшней встрече.

Каждое поколение по-своему проходит определенное испытание на прочность. Рано или поздно настает для него тот час, когда в полной мере надо взять на себя, на свои собственные плечи всю полноту ответственности: “За Россию, за народ и за все на свете!”.(А.Т.Твардовский )

Им было в среднем, лет по двадцать… Как это как ничтожно мало, если столько отведено тебе судьбой. Они совершали ошибки, гибли и по неопытности, безрассудству. Но хочется верить: если существует в загробной жизни рай – они обязательно там, прощенные и по-прежнему трогательно скромные, вечно юные. Одно можно сказать определенно: мальчики, которые шли на эту войну были героями.

Чечня… Это слово у каждого на устах. Сколько погибло необученных мальчишек в чеченских засадах, сгорело в танках. Но они не сдались. Не сдались потому, что в Великую Отечественную за эту землю воевали их деды, не сдались потому, что в 80-х в Афганскую войну их отцы и братья выполняли свой воинский долг.

Ведущий 2

Слово «мужчина» ассоциируется со словом «мужество». Что же такое мужество ?

Слово мужество произошло от слова «мужчина».

Мужчина – кто правды не спутает с ложью

и ради свободы готов умереть

Кто бездумно и беспечно

Хохотать способен вечно,-

Разве тот мужчина ?

Кто не гнулся под мечами

И всю жизнь не знал печали,-

Разве тот мужчина ?

Кто в местах, где многолюдно,

Пьёт из рога беспробудно ,-

Разве тот мужчина ?

Кто даст слово, что булатно,

Да возьмёт его обратно –

Разве тот мужчина ?

Кто исполненный усердья ,

Судит нас без милосердья, —

Разве тот мужчина ? ( Р.Гамзатов)

Ведущий 1.

Войну забывать нельзя. Когда войну забывают, говорили древние люди, начинается новая, потому что память-главный враг войне.

Пе́рвая чече́нская война́ (Чеченский конфликт 1994—1996 годов) — боевые действия между войсками России (ВС и МВД) и непризнанной Чеченской Республикой Ичкерия в Чечне и некоторых населённых пунктах соседних регионов российского Северного Кавказа с целью взятия под контроль территории Чечни, на которой в 1991 году была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия. Часто называется «первой чеченской войной», хотя официально конфликт назывался «мерами по поддержанию конституционного порядка». Конфликт и предшествующие ему события характеризовались большим количеством жертв среди населения, военных и правоохранительных органов, отмечались факты этнических чисток нечеченского населения в Чечне

Ведущий 2.

В 1992—1993 на территории Чечни совершилось свыше 600 умышленных убийств. За период 1993 года на Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги подверглись вооружённому нападению 559 поездов с полным или частичным разграблением около 4 тысячи вагонов и контейнеров на сумму 11,5 миллиардов рублей. За 8 месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 миллиардов рублей. В 1992—1994 году в результате вооруженных нападений погибло 26 железнодорожников. Сложившаяся ситуация вынудила правительство России принять решение о прекращении движения по территории Чечни с октября 1994 года.

Ведущий 1.

По данным, обнародованным штабом ОГВ, потери российских войск составили 4103 человек убитыми, 1231 — пропавших без вести/дезертировавших/пленных, 19 794 раненых. По данным Комитета солдатских матерей, потери составили не менее 14 000 человек убитыми (задокументированные случаи гибели по данным матерей погибших военнослужащих). Однако следует учитывать, что данные Комитета солдатских матерей включают в себя только потери солдат-срочников, без учета потерь военнослужащих-контрактников, бойцов специальных подразделении и т. д. Потери боевиков, согласно данным российской стороны, составили 17 391 человек. По данным начальника штаба чеченских подразделений (позже Президента ЧРИ) А.Масхадова потери чеченской стороны составили около 3000 человек убитыми. По данным ПЦ «Мемориал» потери боевиков не превышали 2700 человек убитыми. Число потерь мирного населения доподлинно неизвестно — по оценке правозащитной организаци Мемориал они составляют до 50 тысяч человек убитыми. Секретарь Совбеза РФ А.Лебедь оценивал потери гражданского населения Чечни в 80000 человек погибшим

Презентация

Ведущий 2.

В сапогах или ботинках

На вертушке иль броне

А где пешком, как по старинке

Прошагал ты по Чечне

Ты не сеял смерть и хаос

Пленным горла не вскрывал

Нелюдей, убийц, бандитов

Как метлой ты выметал

Заглянул в лицо ты смерти

Но не дрогнул и не сдал назад

До конца стоял на каждом рубеже

Ты — Российской армии СОЛДАТ

Ведущий 1.

23 февраля- День защитников Отечества. В этот день получают поздравления и седые ветераны , прошедшие с боями всю Европу , и совсем юные мальчики, которым еще предстоит стать защитниками Отечества, и молодые люди, которые прошли службу в рядах Российской Армии.

Своими воспоминаниями очевидца этой войны делится наш земляк.

Ребята с интересом слушали о том, как бывший боец спас группу своих товарищей от неминуемой смерти, за что и получил медаль «За Отвагу».На встрече была показана презентация о Чеченской войне, прозвучали стихи в исполнении школьников о военных действиях.

Каждое время рождает свои песни, книги, своих героев. Обращение к героическому прошлому нашей Родины, к памяти, к воинским традициям, к славной истории Вооруженных сил – святой долг каждого гражданина. События в Афганистане, а теперь в Чечне убеждают людей, что без армии в России не выжить. Армия была и остается этапом становления молодого человека, школой мужества и героизма.

Ученик

Чтоб стать мужчиной – мало им родиться,

Как стать железом – мало быть рудой.

Ты должен переплавиться, разбиться.

И как руда, пoжертвoвaть собой.

Какие бури душу захлестнули!

Но ты солдат! И все сумей принять:

От поцелуя женского до пули,

И научись в бою не отступать.

Готовность к смерти – тоже ведь оружье,

И ты его однажды примени…

Мужчины умирают, если нужно,

И потому живут в веках они.

Ученик:

За всё, что есть сейчас у нас,

За каждый наш счастливый час,

Спасибо доблестным солдатам,

Что отстояли мир когда-то.

Ученик:

Спасибо армии российской,

Спасибо дедам и отцам

За то, что солнце светит нам.

Ученик:

Мы чтим сынов Отечества в мундирах,

Что славу флага умножают.

И в сложный и опасный век

Наш мирный сон надёжно охраняют.

Ученик:

Во все века российский воин

Своим геройством в войнах побеждал,

Он прославления достоин,

За честь России – жизнь он отдавал.

Мы славим всех, кто на страже Отечества –

Наших лучших сынов человечества.

Ученик:

Мужики

Кто сказал, что Родина забыта.

Кто сказал, что Русь побеждена.

Только те, кто ненавидит русских,

Только те, кто им желает зла.

Но пусть не надеются злодеи

Разорвать Россию на куски –

Не получится у них, им помешают,

Защитят Россию – мужики!

Мужики, которые когда-то

Брали с хода крепость Измаил,

Те, кто в сорок первом под Москвою

Грудью путь врагу в Москву закрыл.

Эти мужики прожили жизни,

Строили в стране социализм,

А теперь часть бывшего Союза

Возродить пытается нацизм.

Кто поставил памятник нацистам,

Тот не слышал слова «Бухенвальд»,

Тот не погибал под Сталинградом,

В танке он под Курском не сгорал.

Потому обидно ветеранам

Слышать «хэнд де хох» через года,

Лишь слеза скупая навернется

После слов таких им на глаза.

Посвящается живым и погибшим в чеченской войне «Солдатами не рождаются»

Перед входом в зал на тумбе установлен портрет Александра Бузина, погибшего в чеченской войне. Горит свеча. Лежат живые цветы.

Оформлена книжная выставка «Солдатами не рождаются», посвященная памяти воинам, служившим в Чечне.

Звучит песня «Память». Слайд «Живым и погибшим посвящается».

Не удалось нашей стране оставить в прошлом столетии все беды и трагедии. В Новый век и тысячелетие Россия пришла с чеченской войной – жестокой, беспощадной. И хотя война никогда не бывает милосердной – всегда это трагедия, боль, слезы, смерть… а нынешняя, как ее называют, вторая чеченская компания, страшна еще тем, что стала для нас обыденной. Люди уже привыкли даже к сообщениям о числе погибших, равнодушно взирали на экраны телевизоров, где мелькали кадры из разрушительного Грозного.

Да и сами сюжеты с чеченской войны, которые раньше открывали любой выпуск новостей, нынче перекочевали на второе, третье, пятое места…

У этой войны еще нет истории. Она не написана. Мы знаем о ней столько, сколько нам не опасно знать, чтобы не увидеть себя такими, какие мы есть. Но немало сказано о причинах этого кровопролития, много написано о том, как там велись боевые действия. Но ясно одно: шла война.

Там, в Чечне, несли боевую вахту наши солдаты – молодые парни. И где бы каждый из них ни находился – обезвреживал какое-либо зарядное устройство, обходил печально известную всем площадь Минутку в Грозном или стоял на посту – они обязаны были достойно выполнить свой воинский долг, как и подобает настоящему мужчине.

А мы… Мы должны были их ждать. И делать все возможное, чтобы наши ребята чувствовали поддержку, были уверены в том, что о них помнят, их любят и ждут.

Б. Галкин «Россия»

Что теперь с нами стало…
Как Россия устала…
И какая еще ждет Россию война?
Мне не хочется крови,
И не надо нам славы,
Нас так мало осталось
А Россия одна.
И послушным солдатам
По торжественным датам
Про березки да клены
Сладкий голос поет
Стыдно станет погонам
Защищать бастионы
Уворованной жизни
Тех и этих господ.
Заживут раны тела,
Если дело задело.
Ну, а если натравят –
Друг на друга пойдем.
Вновь попьет нашей крови
Власть – слепая ворона.
Мне, наверно, не встретить
Двухтысячный год.
Под землей в Сталинграде
Отчеканят награды,
Затяжными дождями
Слезы русских Матрен
По Сибири, по Дону,
По России надолго
Не утихнет набатный
И молитвенный звон.
Только б души воскресли
И с надеждой и песней
Встали каждый, кто верит.
Что Россия – одна
Брат, отец и друг детства,
За Россию-все вместе!
Заживут наши раны.
Но душа – никогда!

Конечно, ждать нелегко. Особенно родителям, чьи дети служили в Северо – Кавказском военном округе. Там несли боевую вахту более 150 ребят из нашего Советского района. Бывало так, что от них месяцами не приходили письма.

И тогда шли их родные в Комитет солдатских матерей – чтобы хоть что-то узнать о судьбе своих мальчиков. Комитет солдатских матерей «Сибирячка» г. Советский в ноябре 1999 года был зарегистрирован как самостоятельная общественная организация. Только за полтора месяца 2001 года в «Сибирячку» поступило около 50 заявлений, где родители просили разыскать ребят, от которых долго нет писем, просили помочь разобраться с делами о неуставных отношениях в воинских частях, самовольном оставлении воинских частей. Это есть та огромная невидимая работа, о которой знают немногие.

В сердцах многих из нас война в Чечне оставила неизгладимый след. После поражения в Афганистане наши политики должны были не ввязываться в еще более страшную войну. Понятны были причины не отпускать Чечню. Это и проблема территориальной целостности, как важнейшее условие государственности; экономические причины: Чечня – это нефть. Были и исторические причины. Немаловажную роль сыграл и религиозный фактор.

В итоге ценность человека, его права и свобода, вопреки конституционной норме, уступила верховенству интересам нефтеструктур, военно-промышленному комплексу.

Но какие бы не были причины, судьбу солдат решали военачальники. А страдать приходилось мальчикам, которые еще вчера сидели за школьной партой и никогда не нюхали пороха. Переживать приходилось матерям, чьи дети уходили в армию: кому-то суждено было встречать ребят-инвалидов, кому-то и хоронить.

За весь период военных действий в Чечню было призвано из города Советский – 44 юноши, Югорска – 47, Агириша – 8, Алябьево – 3, Зеленоборска – 5, Коммунистического – 5, Таежного – 6, Пионерского – 15. Малиновского – 4. Семеро воинов погибли, двое пропали без вести. Одиннадцать человек получили ранения, из них двое умерло в мирное время, 15 солдат награждены орденами и медалями, 1 получил звание Героя России, посмертно.

Им до сих пор непонятно: за что воевали, ради чего погибли.… Но они знают, что война – явление жестокое, страшное. И пока существует на земле злоба, ненависть, будут существовать и войны, которые наносят боевые раны людям, уносят из жизни детей и близких.

Слайд «Портрет А.Бузина»

Наш сегодняшний вечер мы посвятили Александру Бузину, нашему земляку, погибшему почти 15 лет назад на чеченской войне.

Это случилось в то время, когда еще не было объявлено об окончании военных действий в Чечне. Это произошло 21 мая 1996 года. Именно в тот день не стало рядового Александра Бузина. А точнее младшего сержанта А.Бузина. Александр так и не узнал, что за несколько дней до гибели, ему было присвоено звание младшего сержанта.

Из 12 Героев России, удостоенных этого звания посмертно в чеченской войне, первый, а, возможно, и единственный в Ханты — Мансийском автономном округе – Александр Бузин, парень из нашего города Советский.

21 мая «в этот трагический день» он принимал участие в рейде десантно-штурмовой группы по тылам боевиков. В ходе операции инструктор минно-розыскного отдела вместе со своим четвероногим помощником Джоном обнаружили и обезвредили 16 мин и 4 фугаса, затем группа попала в засаду. Первым понял это Александр, он шел впереди и, чтобы предупредить товарищей, открыл огонь по боевикам. В этом коротком бою Бузин был смертельно ранен…

Стихотворение «Я убит на Чеченской войне», написанное учителем начальных классов Акинфовой Евгенией Павловной.

Был мальчишка я шустрый и бойкий,
В коридоре с друзьями «бузил»,
Получал и пятерки и двойки,
Но школу свою он любил.
Не спешите, постойте, ребята!
Побеседуйте тихо со мной.
И скажите: «Какой был веселый!
И какой он еще молодой!»
Подождите Девчонки смеяться,
Посмотрите на этот портрет,
Мне исполнилось только 20,
А меня уже нет, просто нет…
Я войну эту страшную видел,
С автоматом я в бой уходил.
Чтобы вас здесь никто не обидел,
Чтобы вас здесь никто не убил!
Мне бы бегать на поле футбольном,
И подругу встречать по весне…
Я весной не вернулся из боя
Я убит на Чеченской войне.
Мать рыдает, горюет, страдая,
Над могилою ранней моей,
Да поет, по весне заливаясь,
Подпорожский шальной соловей.
Побывайте у мамы в квартире,
Навестите родную мою.
Чтобы знала она, что о сыне.
Кто-то помнит в родимом краю.
Погрустите и вы над могилой,
Принесите цветов полевых.
Чтобы пахло мне Родиной милой,
На дорогах моих неземных.

Слайд «Обелиск А.Бузину»

Город Советский. Тихое кладбище. Памятник с именем. Возраст 20 лет.

Каким он был Александр Бузин? Как жил? Что остается от жизни, длинною всего в 20 лет?

Детство Александра прошло в нашем городе. Александр еще со школьной скамьи мечтал стать художником по дереву. Не случайно, после окончания восьмого класса, пошел учиться в Советское ПУ-11, где получил интересующее его образование – столяр художественной мебели, мебельщик-станочник. После окончания училища по специальности проработал только 10 месяцев. Затем его призвали в войска. Он не роптал на судьбу, что помешала ему на какое-то время получать удовольствие от достигнутого. К армейским испытаниям был полностью готов. И верил, что отслужив, как и все, вернется домой, к матери, к любимому делу.

«Я не знаю, зачем…» Слова А.Вертинского.

Я не знаю зачем, и кому это нужно,
Кто послал их на смерть
Не дрожащей рукой.
Только так бесполезно,
Так зло и ненужно,
Отпускали их в вечный покой.
Осторожные зрители,
Молча кутались в шубы
И какая-то женщина с искаженным лицом
Целовала покойника в посиневшие губы
И швырнула в священника обручальным кольцом.
Закидали их елками, замесили их грязью
И пошли по домам под шумок толковать,
Что пора положить бы конец безобразию,
Что и так уже скоро мы начнем голодать.
И никто не додумался просто встать на колени,
И сказать этим мальчикам,
Что в бездарной стране,
Даже светлые подвиги – это просто ступени
В бесконечные пропасти неподступной войне.

О службе Александра Бузина, о нем как о человеке, отличном воине, надежном товарище рассказывали потом местные газеты в очерке «Дай, Джон, на счастье лапу мне».

Как рассказывали сослуживцы Александра Бузина, Джон был очень предан своему хозяину. Сразу после разыгравшейся трагедии Джон никого не подпускал к телу хозяина. К себе – более трех суток! Подорвавшись на мине, как и хозяин, он получил также тяжелейшее огнестрельное ранение. Собака только на месяц пережила хозяина. Джона не стало 23 июня.

Вот что рассказывают сослуживцы А.Бузина.

Может быть, именно эти воспоминания помогут нам ответить на вопрос: «Что есть человеческая жизнь?»

Рассказывает младший сержант Владимир Бирюков:

Мы призвались с Бузиным одновременно. Александр с первого дня мечтал оказаться рядом с вольером, почувствовать себя дрессировщиком. Помимо исполнительности его отличали такие качества, как любовь к животным и умение донести до них самое необходимое. Уже в первом полугодии рядовой А.Бузин зарекомендовал себя с лучшей стороны, ему была объявлена благодарность.

Рассказывает помощник начальника группы по работе с личным составом ст. лейтенант Петр Анатольевич Белашев:

Рядовой Бузин ничем особенным не выделялся. На заданиях, как и большинство военнослужащих, был исполнительным. Но меня всегда в нем привлекала такая деталь, как соответствие роста с размером сапог.

Александр не отличался большим ростом, если не сказать наоборот. А сапоги были большого размера – этакий мужичок из лесов. Когда он с сослуживцами готовился к первому своему выезду в Чечню, произошел небольшой казус. Все подбирали, подгоняли обмундирование. Стали примерять бронежилеты. Рядовой А.Бузин тоже принялся примерять бронежилет. Когда я увидел его в броне, только улыбнулся. Казалось, он качается под тяжестью, еще немного и он упадет. Но это было только мимолетное впечатление.

В первой командировке он доказал, что из него получается отличный боец и хороший товарищ.

Рассказывает сослуживец рядовой Олег Алиновский:

Саша был само обаяние. С ним легко общались, парень прекрасно относился к юмору и никогда не обижался на шутки. Вообще был очень спокойный.

Рассказывает рядовой Андрей Телегин:

Он был отличным парикмахером. Всех своих стриг, — только попроси. Да и вообще был отличным парнем.

В начале мая 1996 года Александр Бузин, как наиболее подготовленный и опытный специалист, был придан подразделению разведки воздушно-десантной дивизии. Начались разведывательные операции в тылу, в районе Бамута. 21 мая в составе десантно-штурмовой группы убыл в длительный рейс по тылам боевиков. Как и полагалось инструктору минно-розыскной собаки, рядовой Александр Бузин находился впереди группы. Операция длилась ни один час. Инструктор с собакой успели обнаружить и обезвредить 20 мин и фугасов. В какой-то момент Александр почувствовал на себе чьи-то тяжелые взгляды. Времени на раздумье не было. Он открыл огонь по засевшим боевикам. Вызвав огонь на себя, Александр тем самым предупредил товарищей о засаде. Сам же в коротком бою был смертельно ранен.

Умер Саша на руках боевых товарищей.

Пройдут годы. Многое со временем, конечно, забудется. Канут в небытие нынешние дискуссии об «афганцах» и «чеченцах», и попреки, так больно их ранящие. Затянутся раны, напоминая о себе к непогоде. Потускнеют боевые ордена, у солдат вырастут дети. Но эти войны навсегда останутся в памяти ничем неизгладимой трагической меткой.

Останутся стихи и песни, рожденные на войне, рассказывая о силе духа и мужества русского солдата.

На Родине Александра Бузина стоит скромный обелиск. Это вещественное доказательство памяти о Герое России.

Ну, а невещественные доказательства – в памяти сослуживцев, в памяти тех, кто служил с ним в части.

В памяти тех, кого он спас в Чечне, обезвреживая мины и фугасы.

В памяти тех бойцов десантно-штурмовой группы, которых 21 мая спас от верной гибели.

Полководец Суворов определял шесть качеств, необходимых для солдата, и говорил, что ему «надлежит быть здорову, храбру, решительну, справедливу, благочестиву».

Нынешнему российскому солдату, служа в Чечне, помимо этих качеств нужны и многие другие. И, прежде всего, мудрость и терпение. Он обязан долгу, выдерживая натиск противоречивой информации, ориентируясь в Кавказских политических хитросплетениях, не поддаваясь на провокации.

Как известно, войны не заканчиваются тем долгожданным моментом, когда смолкнет оружие. Они продолжаются в душах тех, кто в них участвовал. И эта война на чеченской земле – не исключение. Она долго еще будет напоминать о себе – пока живы матери, потерявшие кормильцев, пока болят раны воинов.

Российские солдаты, вернувшиеся с чеченской войны, принесли с собой как бы обновленную любовь к Родине. Они в какой-то мере вернули нам высокое понятие патриотизма, мужества, воинского и человеческого долга.

Звучит песня «Память»

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

С ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ

Письмо в «Кругозор»

Его, это электронное письмо, прислала уже знакомая читателям «Кругозора» Полина Жеребцова из Финляндии. Беженка из Чечни, она, журналистка, вдоволь нахлебнувшись ужасов «русско-чеченской» бойни, была вынуждена просить в скандинавской стране политического убежища после того, как в России испытала угрозы радикальных русских националистов из-за своих правдивых публикаций.

«Здравствуйте! Вот стихи моей мамы (она себя поэтом не считает).
Посмотрите, пожалуйста. Она российский пенсионер, была ранена на грозненском рынке осколком, когда прилетела ракета 21 октября 1999 года. Живет сейчас в крошечном российском селе, после того как всё разбомбили и она долго скиталась. Область назвать никак нельзя — боюсь, так как ей угрожали и угрожают «партиотические элементы». Спасибо. П».

Новый автор «Кругозора» о себе

Я, Елена Жеребцова, родилась в 1951 г. в СССР, в городе Ростове-на-Дону.
С 4-5 лет пыталась сочинять стихи и сказки. Это было любимой игрой. В детстве много болела, но выжила заботами моей мамы. Окончив 8-мь классов школы, переехала к своему отцу в город Грозный, в Чечено-Ингушетию. Родители мои расстались, но не стали врагами. Они всегда общались и даже помогали друг другу. В городе Грозном я окончила школу. Мой отец — Жеребцов Анатолий Павлович — полюбил Кавказ, чеченцев. Учил их язык, ввёл дома многие обычаи чеченцев и ингушей. С детства я знала, например, что следует встать, если кто-то (особенно мужчина) заходит в комнату, нужно вымыть обувь гостью пока он пьет чай. И это не унижение, а уважение к тому, кто пришел в дом как гость.

Временно я уезжала погостить к своей матери Галине в Ростов-на-Дону. Потом с радостью возвращалась в Чечню. Работала в городе Грозном на самых различных предприятиях: старшим товароведом в отделе снабжения завода «Красный молот» старшим лаборантом химического анализа в институте «Внипинефть».

Получилось у меня две родины и два дорогих дома. Никакой межнациональной враждебности к себе я не ощущала и с большим удовольствием носила с 16-ти лет платок на голове. Носила не как религиозный атрибут, а как красивое дополнение к одежде. Всего с краткими перерывами я прожила в Чечне (тогда республика называлась Чечено-ингушской АССР) около 40-ка лет. Поскольку я знаю чеченскую разговорную речь и дружила с чеченскими и ингушскими семьями, многие называли меня «Лейла», хотя по документам я — Елена. Занималась в Грозном в литературном объединении «Прометей». Писала стихи и критику на чужие произведения. Это что-то вроде хобби на всю жизнь.

И сегодня не могу молчать, видя несправедливость по отношению и к моей семье, и к очень многим гражданам России. В данный момент я пенсионерка, но душа моя молода и я продолжаю писать стихотворные строки…

ЧЕЧНЯ

Справа кто-то стреляет,
Слева огненный вихрь —
Здесь идет разделенье
На своих и чужих.

Там — убитые дети,
Здесь — скорбящая мать.
Делит золото нефти
Одуревшая власть.

Кровь в реке пеной алой
Из разорванных жил.
У нас отняли право
Быть счастливым и жить.

Боль беды одинакова
Для одних и других,
А любовь всех оплакала,
Долго путая их….

ГОРСТЬ РОДНОЙ ЗЕМЛИ

Я прошу: кто в далекий отправится путь,
Горсть земли мне родной привезите.
Я мечтаю ее как котенок лизнуть,
На ладонях рассыпать, лицом утонуть.
Без нее мне не жить. Помогите!..

Эту землю могла бы я трогать рукой,
И у сердца носить талисманом.
Мне б хотелось, чтоб в Вечном Раю, где покой,
Было место Чечни без обманов.

За страданья всегда полагается Рай,
И, конечно святое прощенье.
На рассвете во сне вижу милый мой край:
Город Грозный, леса и селенья.

Там и лица друзей, и приветливость фраз,
Снова блеск глаз живых и улыбки.
Вижу ночи счастливые, трудные дни,
Все победы свои, все ошибки.

У подножия гор жизнь моя протекла,
Вроде горной дороги с изгибом.
Там любовь и судьба догорели дотла,
И с любимыми вместе погибли.

Я в походы ходила, пила с родников,
Я молилась… Война не мешала.
Черный снег я топила, в нем пряталась кровь,
Эту воду я детям давала.

И мужали они, и делили глотки,
Те, кто с совестью, нам помогали.
Не таили мы злобу в военные дни
И про голод порой забывали,

Занесло далеко ветром злых перемен,
В край чужой, где бездушье и пьянство.
Но не стало здесь легче: море проблем.
Горсть земли, что из детства — лекарство.

Я прошу: кто в далекий отправится путь,
Горсть земли мне родной привезите…
Я мечтаю ее как котенок лизнуть,
На ладонях рассыпать, лицом утонуть,
Без нее мне не жить. Помогите!

ДОРОГА В ХРАМ

Война. По армии приказы
И пьянка липнет к нам заразой,
Здесь честь мундира и разруха,
Друзей потеря в заварухе.

Ночной короткий перестрел,
Укрыться кто-то не успел.

Вновь взрыв под утро на дороге,
А мы за ней смотрели: вроде —
Там два чеченских паренька.
У ног четыре башмака…

Приказ: «Расстреливать. Не бить.
Причастны к взрыву могут быть…».

И женщин плачи и проклятья…
(У мамы есть такое ж платье,
Но только чуть другой фасон),
Трясутся руки. В горле стон…

А парни долго умирают,
И, плача, кулаки сжимают.

Тошнит. Сержант кричит: плевать!
Не смей здесь нюни распускать.
И в нас стреляют. Не робей!
Начальству нашему видней…

Я, если вдруг домой вернусь,
То Богу в церкви помолюсь,
Покаюсь искренне ему…,
А маме кисть руки сожму

И ей про это расскажу,
И шрам у сердца покажу.
Не зная мертвых имена,
Я их зову в ночи без сна.

Зову своих, зову чеченцев,
Старух случайных и детей,
Всех, ставших жертвой отщепенцев,
Что нефть меняют на людей.

Уйду в поля и там заплачу.
Мне жить хотелось бы иначе:
Не воевать, не воровать,
Не убивать, не умирать…

А ЧТО ОТ ЖИЗНИ ОСТАЁТСЯ?

О смерти справка выдается.
А что от жизни остается?
Ребенок, дерево, цветок…
Листы исписанной бумаги,
Платок для слез в соленой влаге.
Одежды сброшенная шумность,
Надежд несбывшихся угрюмость
Любимые, что одиноки,
И книги: мудрых мыслей строки.
И фотографии в альбомах
Давно утраченных знакомых…
Еще — собака громко плачет,
Котят сажают в мокрый ящик,
Без жалости выносят вон.
На гибель каждый обречен…

И зарастет в саду дорожка,
И срубят вишню под окошком
А бабушки в подъезде рядом
Вздохнут, что быть добрее надо.

НАШЕ ВРЕМЯ

Клеветой правдолюбцев изводят так часто,
Что история наша, увы, не нова.
А чиновники делят награды от власти
И калечат людей за слова. За слова!..

Всюду блат и коррупция, в пьянстве порока
Миллионами бредят больные умы.
И стареют сердца, разбиваясь до срока.
И от лютого хамства бегут из страны…

Ложью травят умы и палят в неугодных.
В тех разумных, полезных, в ком нации цвет.
Пушкин также погиб, он — наш гений свободный,
А теперь к «ваххабитам» причислен поэт.

За стихи о Кавказе, за стихи о Коране!
А Высоцкий — за песню свою о волках!
И апостол Тальков, промелькнув на экране,
Вместе с Виктором Цоем низвергнуты в прах.

Учат страхом:» Молчать! «, и в чести соглашатель,
Может так повторился крепостничества век?
Или иго татар? Власти нужен, приятен
Одичавший от лжи и от зла человек?

Наше время стучит пулей с центром смещенным,
В наше время пираты дерзают в морях.
И легко, без проблем можно стать заключенным
Без вины, без улик, в полицейских руках…

ЕЛЬЦИНУ БОРИСУ

Сегодня день рожденья
Того, кто начал бойню.
А прочих достижений,
Простите, я непомню

Не слушал он Госдуму
И нищий свой народ —
Вот от чего теракты
Гремят не первый год.

Бомбил заводы, школы,
Больницы и сады,
Плодил убийц и воров —
Вот все его «труды»!

Пять школ сменила дочка,
Все пять — гора руин.
Дом разбомбили ночью,
Там жил старик один.

Неделю к нам сквозь плиты
Летел хрипящий стон…
О, сколько же убитых,
Сирот со всех сторон!..

И вдов, и одиноких
Забытых матерей…
С ним был согласен кто-то,
Плюющий на людей

Не слышен нищих голос —
Лишь тех, кто богател
В величии безумства,
В карьере грязных дел

Дорогой беспредела
Страна идет вперед,
До рвоты надоело,
И страх на лбу, как пот.

Справляя день рожденья,
Давайте вспомним вновь,
Как выживали семьи,
Как рушилась любовь.

Детей, что голодали,
И снег топили: пить,
Всех тех, кто умирали,
Хоть так хотели жить…

1 февраля 2005 г.

ПРОФЕССИЯ — КИЛЛЕР

«Дела» сочиняют,
Как прежде романы.
Повсюду подлоги, свидетели врут.
Так проще подняться,
Расставив капканы —
Чиновники быстро карьерно растут.

А те, кто награбили,
Сыты и пьяны,
Готовы всегда заплатить.
И бывшие воины Чечни и Афгана
В своих начинают палить.

Здесь киллер — профессия, ставшая модной,
Почетной, престижной вполне,
Желающих много убрать неугодных
Без долгих дебатов,
По сходной цене.

МЕЧТА УСТАЛОГО БОГА

Бог вздрагивает, икая,
Ведь в чаше и кровь, и пепел.
Бог юность свою вспоминает,
Где Рай был высок и светел.

Боится: ворвутся люди,
Беседу ведя автоматом.
Не скоро руины остудит
Забвенья неспешная вата

Печальна военная повесть:
Ломать ведь легче, чем строить.
И Бога все чаще совесть
Теперь по ночам беспокоит.

— Зачем допустил я все это?
Ведь можно было иначе…
И так на земле все люди
Рождаясь, заранее плачут

Вот если б начать все с начала,
И снова вернуть то время,
Я стер бы тогда без печали
Все злое людское племя.
Чтоб вновь не рождались уроды,
Не множились так ретиво.
Века Бог листает как годы.
А Грозный такой красивый!..

Счастливые люди в нем жили,
Влюблялись, родили деток
Работали много, дружили,
Его отраженье есть где-то.

— Его сохраню — Бог мечтает: —
Ему подарю я прощенье, —
И мудрые книги читает,
И ярче Его озаренье.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *