Стихи про музыку

Стихи о музыке для 5 класса

Музыкант
Музыкант играл на скрипке,
Я в глаза ему глядел.
Я не то, чтоб любопытствовал,
Я по небу летел.
Я не то, чтобы от скуки,
Я надеялся понять,
Как умеют эти руки
Эти звуки извлекать.
Из какой-то деревяшки,
Из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии,
Которой он служил.
А еще ведь надо в душу
К нам проникнуть и поджечь.
Отчего ж с ней церемониться,
Чего ее беречь.
***
Я помню вальса звук прелестный
Я помню вальса звук прелестный—
Весенней ночью, в поздний час,
Его пел голос неизвестный,
И песня чудная лилась.
Да, то был вальс, прелестный, томный,
Да, то был дивный вальс.
Теперь зима, и те же ели,
Покрыты сумраком, стоят,
А под окном шумят метели,
И звуки вальса не звучат…
Где ж этот вальс, старинный, томный,
Где ж этот дивный вальс?!
***
Баллада о пианисте
Когда его били фашисты
в концлагере
и ухмылялись:
«Попался…» —
он прятал одно —
свои руки костлявые,
только бы не по пальцам.
Потом его вызвал
к себе вертухай —
фашистик розовый,
чистый:
«Дадим инструмент…
для начальства сыграй…» —
а он процедил:
«Разучился…».
***
Музыка
Когда и правая и левая рука
Чрез волшебство поют на клавишах двухцветных,
И звездною росой обрызгана тоска,
И колокольчики журчат в мечтах рассветных, —
Тогда священна ты,-ты не одна из нас,
А ты, как солнца луч в движении тумана,
И голос сердца ты, и листьев ты рассказ,
И в роще дремлющей идущая Диана.
Всего острей поет в тебе одна струна —
Чрез грёзу Шумана и зыбкий стон Шопена.
Безумие луны! И вся ты — как луна,
Когда вскипит волна, но падает, как пена.
***
Смычок и струны
Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!
Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых…
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.
«О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?»
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.
«Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?..»
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.
Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось…
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.
Но человек не погасил
До утра свеч… И струны пели…
Лишь солнце их нашло без сил
На черном бархате постели.
***
Мандельштам
За Паганини длиннопалым
Бегут цыганскою гурьбой —
Кто с чохом чех, кто с польским балом,
А кто с венгерской немчурой.
Девчонка, выскочка, гордячка,
Чей звук широк, как Енисей,-
Утешь меня игрой своей:
На голове твоей, полячка,
Марины Мнишек холм кудрей,
Смычок твой мнителен, скрипачка.
Утешь меня Шопеном чалым,
Серьезным Брамсом, нет, постой:
Парижем мощно-одичалым,
Мучным и потным карнавалом
Иль брагой Вены молодой —
Вертлявой, в дирижерских фрачках.
В дунайских фейерверках, скачках
И вальс из гроба в колыбель
Переливающей, как хмель.
Играй же на разрыв аорты
С кошачьей головой во рту,
Три чорта было — ты четвертый,
Последний чудный чорт в цвету.
***
Сумасшедший шарманщик
Каждый день под окошком он заводит шарманку.
Монотонно и сонно он поет об одном.
Плачет старое небо, мочит дождь обезьянку,
Пожилую актрису с утомленным лицом.
Ты усталый паяц, ты смешной балаганщик,
С обнаженной душой ты не знаешь стыда.
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Мои песни мне надо забыть навсегда, навсегда!
Мчится бешеный шар и летит в бесконечность,
И смешные букашки облепили его,
Бьются, вьются, жужжат, и с расчетом на вечность
Исчезают, как дым, не узнав ничего.
А высоко вверху Время—старый обманщик,
Как пылинки с цветов, с них сдувает года…
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Этой песни нам лучше не знать никогда, никогда!
Мы—осенние листья, нас бурей сорвало.
Нас всё гонят и гонят ветров табуны.
Кто же нас успокоит, бесконечно усталых,
Кто укажет нам путь в это царство весны?
Будет это пророк или просто обманщик,
И в какой только рай нас погонят тогда?..
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Эту песнь мы не сможем забыть никогда, никогда!
***
Закат ударил в окна красные
Закат ударил в окна красные
И, как по клавишам стуча,
Запел свои напевы страстные;
А ветер с буйством скрипача
Уже мелодии ненастные
Готовил, ветвями стуча.
Симфония тоски и золота,
Огней и звуков слитый хор,
Казалась в миг иной расколота:
И такт, с певцом вступая в спор,
Выстукивал ударом молота
Незримый мощный дирижер.
То вал стучал в углы прибрежные,
Ломая скалы, дик и пьян;
И всё: заката звуки нежные,
Сверканье ветра, и фонтан,
Лепечущий рассказы снежные,
Крыл гулким стуком Океан!
***
Музыка
Я в музыку порой иду, как и океан,
Пленительный, опасный—
Чтоб устремить ладью сквозь морок и туман
К звезде своей неясной.
И парус и меня толкает ветер в грудь…
Я в темноте ненастной
Через горбы валов прокладываю путь,
Влекомый силой властной.
Я чувствую себя ристалищем страстей
Громады корабельной,
Смешением стихий, просторов и снастей,
Могучей колыбельной…
Но никнут паруса, и в зеркале воды—
Ты, лик моей беды.
***
Мазурка Шопена
Какая участь нас постигла,
как повезло нам в этот час,
когда бегущая пластинка
одна лишь разделяла нас!
Сначала тоненько шипела,
как уж, изъятый из камней,
но очертания Шопена
приобретала всё слышней.
И забирала круче, круче,
и обещала: быть беде,
и расходились эти круги,
как будто круги по воде.
И тоненькая, как мензурка
внутри с водицей голубой,
стояла девочка-мазурка,
покачивая головой.
Как эта, с бедными плечами,
по-польски личиком бела,
разведала мои печали
и на себя их приняла?
Она протягивала руки
и исчезала вдалеке,
сосредоточив эти звуки
в иглой исчерченном кружке.
***
Как начинал Вивальди
Малыш Вивальди к папе подошел,
Взглянул на скрипку мастера игры,
Взял за руку и в класс его повел,
— Хочу учиться я, играть как ты!
Но песню я смогу придумать сам,
Такую, что взлетит до облаков,
И медом потечет по небесам,
Не будет ей преград, границ, оков!
Ее сыграют ангелы в раю,
И примадонн почивших славный хор,
Легко-легко подхватит песнь мою,
Всем нотным правилам наперекор.
Под музыку закружится балет,
Из балерин, котят и голубей…
Я точно знаю, лучше песни нет,
Той песни, непридуманной моей!
Отец, послушав сына, так решил:
Фантазии ему не занимать,
Талантов Бог парнишку не лишил,
Пойду-ка, научу его играть!
***
Виртуоз
Царил на сцене виртуоз,
Струился хАос разных звуков,
По коже пробегал мороз,
От скорби тягостной и мУки.
Вмиг ропот тАинства зловещий,
растрогал зал своей мольбой,
и пел смычок о чем то вечном ,
с любовью трепетной,тоской.
Смеялась скрипка чуть визжа,
пчелы послышалось жужжанье
аккорды в воздухе кружась,
рождали тайные желанья…
Под впечатл автобиогр повести
о Никколо Паганини.
***
Контрабас
Контрабас позабытый и старый,
Что пылился в потертом футляре
Приглашен был без тени улыбки
Молодою красивою скрипкой
В «Сказки Венского леса»,
В чуднозвучный экстаз.
«Сказки Венского леса»
Исполнял симфоджаз.
Он проникся мелодией сладкой,
Но минуты блаженства так кратки…
Так подчас серость дней и ненастье
Нас влекут в сказку в поисках счастья.
Скрипка с юным красивым кларнетом
Зазвучала единым дуэтом,
А затем, равнодушно, без боя
Уступила в «piano» гобою.
Контрабасово сердце стучало,
Но начнешь разве сказку сначала?
Не найти в этой теме веселой
Места блюзу басового соло.
Он с надеждой взирал на пюпитр.
Все же им пренебрег композитор,
Отобравший чудесные краски
У его несвершившейся сказки.
Проживает в потертом футляре
Контрабас позабытый и старый,
Симфоджаз без басового звука,
Жизнь без сказки…несносная скука.
***
Что такое песня?
Что такое ноты?
Это семь птенцов.
Что такое ноты?
Это трель скворцов,
Это до рассвета соловьи в садах…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка у нас в сердцах!
Что такое звуки?
За окном метель…
Что такое звуки?
По весне капель,
Это струны ливня, это первый гром!
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка живёт во всём.
Что такое песня?
Это верный друг.
Песня – это радость,
Звонкий смех вокруг,
Тысяча мелодий, голосов прибой…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка – всегда с тобой!
***
Ура! На тропке узенькой
Встречаются порой
Стихотворенье с музыкой,
Как парочка весной…
И той порой, сердечные,
Сливаются тогда
Они в понятья вечные,
Как – воздух, хлеб, вода.
Поют они чудеснее,
Звучат ещё светлей
И, став хорошей песнею –
Порадуют людей!
***
Нет на свете лучше инструмента:
Голоса, что музыкой живёт.
Нет для сердца лучшего момента,
Если хор возвышенно поёт…
Будто бы звучат органа трубы –
Тело так людей напряжено,
О святом о чём-то шепчут губы,
Что с молитвою сопряжено.
Вознесётся голос, в небе тая,
Словно это ангелы поют,
И летает звук, не улетая,
Да и сам ты будто уж не тут!
Голос, голос, кто тебя не слышит,
Тот без крыльев на земле живёт:
Кажется, что это небо дышит,
Кажется, что даль тебя зовёт.
Звуки всё просторней, всё согласней,
Будто наполняют паруса…
Я не знаю музыки прекрасней,
Чем людские эти голоса!

Музыка – поэзия воздуха. Красивые стихи о музыке

«Музыка — это стенография чувств» — уверял Лев Толстой. И действительно, какие мудрые слова! Музыка – она сопровождает нас всю жизнь, начиная с детства, когда мы слышим колыбельные мамочки. Мы бодро напеваем, когда на душе весна. Включаем классику, слушаем романсы, блюзовые мелодии, если нам грустно. Слушаем именно то, что нам по душе.

Приглашаем вас почитать красивые стихи о музыке и музыкантах известных и современных авторов. Поэты слышат звуки музыки во всём: в шорохе листьев, в журчании ручья, в шуме набегающих на берег волн, в мерцании ночных звёзд, в любом времени года…

Музыка любовь рождает, за собой зовёт…

Короткие, красивые стихи о музыке

Вальс Шопена

Под сенью звёзд, под вальс Шопена,
В прозрачном мире тишины,
Взлететь с мелодией за стены,
Коснувшись неба и луны.

Ловить комету жадным взглядом
И слушать дальние миры,
И ощутить бескрайность рядом,
Под звук божественной игры…
Андрей Блинов

***

Как многогранна музыка! Как юно
Она, звуча сквозь времени пласты,
В сердцах людских затрагивает струны
Любви, печали, памяти, мечты.
Ирина Волобуева

***

Музыка любовь рождает, за собой зовёт…
Пусть в октаве только лишь семь нот…
Я мелодию сыграю … И душа поёт…
Это вдохновение и полет….

Клавиш бережно касаясь, прозвучит аккорд…
Все как будто сразу оживет…
Песня облаком взлетает и летит вперед…
И до звезд на крыльях нас несет…
Валентина Быковская

Музыкант

«Ах, он талант! Ах, он талант!» –
Кричали, хлопая в ладоши.
И усмехался Музыкант,
Когда к ногам летели гроши.
В то время, как весь мир бурлил
И накалялся до предела,
К себе в каморку уходил,
И скрипка плакала и пела.
Татьяна Зубкова

***

Мелодии: та хороша,
А эта – прелестна…
Наверно, музыка – душа,
Чем нам и интересна!
Её дыхание – в крови,
Чтоб грудь не задыхалась!
Её страдания – в любви,
А мысль – в молчанье пауз.
И я завидовал не раз
Бегущим быстрым пальцам,
Когда они с тобою нас
Одаривали вальсом…
Когда б я мог, когда б я мог!
Та чаща – не испита.
И сердце съёжилось в комок,
Всё музыкой облито.
Вадим Семернин

Вот музыка та, под которую…

Вот музыка та, под которую
Мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
И дробь барабанов, и медь.
Возьмите себе их в союзники
Легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
Мы будем беседовать с ней.
Булат Окуджава

***

Я никогда не понимал,
Искусства музыки священной,
А ныне слух мой различал
В ней чей-то голос сокровенный.
Я полюбил в ней ту мечту
И те души моей волненья,
Что всю былую красоту
Волной приносят из забвенья.
Под звуки прошлое встает
И близким кажется и ясным:
То для меня мечта поет,
То веет таинством прекрасным.
Александр Блок.

Когда мы воспринимаем ухом ритм и мелодию, у нас изменяется душевное настроение.
Аристотель

Я в музыку порой иду, как в океан

Стихи о музыке и музыкантах известных поэтов

Как хорошо, что с давних пор…

Как хорошо, что с давних пор
Узнал я звуковой узор,
Живущий в пении органа,
Где дышат трубы и меха,
И в скрипке старого цыгана,

И в нежной дудке пастуха.
Он и в печали дорог людям,
И жизнь, которая течёт
Так суетливо в царстве буден,
В нём обретает лад и счёт.
С. Маршак

Музыка

Я в музыку порой иду, как в океан,
Пленительный, опасный—
Чтоб устремить ладью сквозь морок и туман
К звезде своей неясной.
И парус и меня толкает ветер в грудь…
Я в темноте ненастной
Через горбы валов прокладываю путь,
Влекомый силой властной.
Я чувствую себя ристалищем страстей
Громады корабельной,
Смешением стихий, просторов и снастей,
Могучей колыбельной…
Но никнут паруса, и в зеркале воды—
Ты, лик моей беды.
Шарль Бодлер

Материя сия бесплотна,
В руках нести её нетрудно.
Рембрандт писал свои полотна,
А Моцарт изваял на струнах.

Божественная власть органа,
Пленительная нежность арфы.
Еретики сожгли Джордано,
Но музыка — превыше мафий.

Фиорды Грига пахнут хвоей,
От них в душе моей светает.
Ах, музыка! Она не ходит,
Не ползает — она летает!
Виктор Боков

Послушайте симфонию весны.
Войдите в сад,
Когда он расцветает,
Где яблони,
Одетые цветами,
В задумчивость свою погружены.

Прислушайтесь…
Вот начинают скрипки
На мягких удивительных тонах.
О, как они загадочны и зыбки,
Те звуки,
Что рождаются в цветах!
А скрипачи…
Вон сколько их!
Взгляните…
Они смычками зачертили сад.
Мелодии, как золотые нити,
Над крыльями пчелиными дрожат.

Здесь все поет…
И ветви, словно флейты,
Неистово пронзают синеву…

Вы над моей фантазией не смейтесь.
Хотите, я вам «ля мажор» сорву?
Андрей Дементьев

Звуки музыки

Есть в музыке такая неземная,
Как-бы не здесь рожденная печаль,
Которую ни скрипка, ни рояль
До основанья вычерпать не могут.
И арфы сладкозвучная струна
Или органа трепетные трубы
Для той печали слишком, что ли, грубы
Для той безмерной скорби неземной.
Но вот они сошлись, соединясь
В могучее сообщество оркестра,
И палочка всесильного маэстро,
Как перст судьбы, указывает ввысь.
Туда, туда, где звездные миры,
И нету им числа и нет предела.
О, этот дирижер — он знает дело.
Он их в такие выси вознесет!
Туда, туда, все выше, все быстрей,
Где звездная неистовствует фуга…
Метет метель. Неистовствует вьюга.
Они уже дрожат. Как их трясет!
Как в шторм девятибальная волна,
В беспамятстве их кружит и мотает,
И капельки всего лишь не хватает,
Чтоб сердце, наконец, разорвалось.
Но что-то остается там на дне,
И плещется в таинственном сосуде,
Остаток, тот осадок самой сути,
Ее безмерной скорби неземной.
И вот тогда, с подоблачных высот,
Той капельки владетель и хранитель,
Нисходит инопланетянин Моцарт
И нам бокал с улыбкой подает:
И можно до последнего глотка
Испить ее, всю горечь той печали,
Чтоб чуя уже холод за плечами,
Вдруг удивиться — как она сладка!
Юрий Левитанский

Эльф

(Под впечатлением музыки Скрябина)
Сперва играли лунным светом феи.
Мужской диез и женское — бемоль —
Изображали поцелуй и боль.
Журчали справа малые затеи.

Прорвались слева звуки-чародеи.
Запела Воля вскликом слитных воль.
И светлый Эльф, созвучностей король,
Ваял из звуков тонкие камеи.

Завихрил лики в токе звуковом.
Они светились золотом и сталью,
Сменяли радость крайнею печалью.

И шли толпы. И был певучим гром.
И человеку бог был двойником.
Так Скрябина я видел за роялью.
К. Бальмонт

***

Музыкант играл на скрипке — я в глаза ему глядел.
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать
Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил?
Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда,
Чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда.
Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь…
А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?..

Счастлив дом, где звуки скрипки наставляют нас на путь
И вселяют в нас надежды… Остальное как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословенью я по небу лечу.
Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер,
Музыкант, соорудивший из души моей костер.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.
Булат Окуджава

Музыка побуждает нас красноречиво мыслить.
Ралф Уолдо Эмерсон

Слушая музыку осени…

Красивые стихи про музыку и осень

Обнажённая музыка

Обнажённой музыкой задождила осень,
Небо – бело-синее, тёмных клавиш просинь.
Солнца лик – под шляпою, за вуалью тучи.
Обнажённой девою, с голосом певучим,
Осень разыгралась, нотами дождинки.
До чего же странная – инеем слезинки.
Талия – как скрипка, у осенней девы…
Хоть и музыкальна, но грустны напевы.
…Обнажённой музыкой задождила осень.
Натали Самоний

Осень

Осенний дождь мне музыкой звучит,
Листва кружится, опадая в лужи.
Как мне легко, когда весь мир молчит
Ему покой, поверьте, тоже нужен.
Анна Ма

Музыка Осени

Мелодию грустную Осень играет
На флейте октябрьских ветров,
И жёлтые листья на землю слетают –
Всё толще их мягкий покров.

И шепчутся тихо опавшие листья,
Потрескивая и шурша:
«Зачем днём весенним на свет родились мы?..
А жизнь так была хороша…»

И ветром подхваченный шорох печальный
Волною летит к небесам –
И слышным едва лишь отзвуком дальним
Несётся обратно к лесам…
Яна Воронец

***

В музыке этой дождей налетевшая грусть,
Легкая дымка и стылость осенних туманов.
Только я верю и знаю, что в лето вернусь-
Осень прекрасна, но жить ей одною мне рано…

В музыке осени…

В музыке осени тайны звучания,
Неба бездонного звездная грусть,
Легкою поступью дней расставания,
Сыплется веер желаний… и пусть…

Дождик осенний очистит природу,
Смоет тревожную сердца печаль,
Тучки закружатся по небосводу,
И застучит перестуком хрусталь.

Листья напьются нежной истомой,
Тихо замрут в ожиданьи зимы,
Солнце окутает легкою дремой,
Ветер нашепчет волшебные сны.

Циклы и фазы прихода энергии
Вновь наполняют ритмами грудь,
Дух восхищается силой элегии,
Мерой гармонии строится путь.

Космоса волны пронзают надеждой,
В дождика каплях — буря стихий,
Вихри даруют навет безмятежный,
Осени сказку и красочный стиль.

Льется, струится, чарует мелодия,
Золота светом и цветом мечты,
Слышится песня и звуков рапсодия,
Осень творит кружева красоты.

Пусть осталось меньше нам света и тепла,
Но какую музыку осень принесла!
Там, в краю березовом, все журчит ручей
И звучат мелодии памяти моей.
Где весной отчаянно пели соловьи,
Слышатся негромкие те слова твои,
И трубой серебряной журавлиный клин
Спел мне на прощание тот весенний гимн.
Тронул струны вольтовы ветер-гитарист,
Закружился с листьями, вальс сменив на твист.
В стороне от просеки, в зарослях осин
Проверяет клавиши старый клавесин.
Там, где сосны стройные, слышится орган,
Фугами наполнился поднебесный храм.
Дождь играет ритмами, звуком кастаньет,
Рассыпая в воздухе серебро монет.
Слушая элегию флейты в камышах,
Загрустили ивушки, листьями шурша.
Осыпаясь золотом, плачут у воды.
И поют Дубинушку старые дубы.
Марта Ливанова

Музыка осени

Очень многие считают —
Осень скуку навевает.
Дам совет я вам, друзья,-
Осень слушайте, как я.

Вот мелодией чудесной
Вдруг Чайковский нам пропел,
Он своей «Осенней песней»
Душу осени согрел.

Непрерывной чередой
Листья вьются надо мной,
В вальсах Штрауса кружатся
И на плечи мне ложатся.

Мелкий дождь упругой зернью
Простучал этюды Черни.
Налетел вдруг ураган-
Это баховский орган.

Стихла буря, и сквозь тучи
Вдруг пробился светлый лучик,
Он волос моих коснулся-
Это Моцарт улыбнулся

Слушай осень, слушай…слушай…
И тебе не будет скучно.
Даже хмурый день ненастный
Станет с музыкой прекрасным!

Музыка — высшее в мире искусство.
Лев Николаевич Толстой

Музыка у нас в сердцах

Красивые стихи о музыке

О, музыка, – язык любви,
Язык всемирного общенья!..
Как звуки вечные твои
Нас призывают к пробужденью,

Как наполняют кровь и мысль,
Как успокаивают нервы,
Когда по залу пронеслись
Раскаты двух аккордов первых.

Мгновенно замер зал, затих, –
Запели трубы и фаготы,
И, словно мужественный стих,
Несут воинственные ноты.

А чудо тенора-альты
В союзе с томной девой-скрипкой
Влекут в просторы высоты…
И слезы искрятся с улыбкой.

Ты, музыка, – язык любви,
Созданье божьего свеченья,
Как очищаешь душу ты,
Как зажигаешь вдохновенье!
Людмила Кудрявцева

Ты и музыка

Ты слышишь музыку в любом движенье дня.
Она бежит навстречу лёгкими шагами
Или течёт, тихонечко звеня,
Перекликаясь с небом голосами.

Ты слышишь музыку в гудении осы
И в шорохе опавшего листочка.
Пусть капают минуты и часы
И разбивают время на кусочки,

Но музыку разъять нельзя никак,
Она течет единою волною,
И, как морской прилив, за тактом такт,
Всё заполняет музыка собою.

И я в её волнах тону, тону, тону
И, вынырнув, так сладко удивиться,
Как музыку, услышав тишину
И взмах крыла с куста вспорхнувшей птицы
Татьяна Зубкова

Льются звуки, печалью глубокой

Льются звуки, печалью глубокой.
Бесконечной тоскою полны:
То рассыплются трелью высокой,
То замрут тихим всплеском волны.

Звуки, звуки! О чем вы рыдаете,
Что в вас жгучую будит печаль?
Или в счастье вы веру теряете,
Иль минувшего страстно вам жаль?

Ваша речь, для ума непонятная,
Льется в сердце горячей струей.
Счастье, счастье мое невозвратное,
Где ты скрылось падучей звездой?
Вячеслав Иванов

Что такое песня?

Что такое ноты?
Это семь птенцов.
Что такое ноты?
Это трель скворцов,
Это до рассвета соловьи в садах…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней
Потому что музыка у нас в сердцах!

Что такое звуки?
За окном метель…
Что такое звуки?
По весне капель,
Это струны ливня, это первый гром!
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка живёт во всём.

Что такое песня?
Это верный друг.
Песня – это радость,
Звонкий смех вокруг,
Тысяча мелодий, голосов прибой…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка – всегда с тобой!
Вадим Семернин

Слушая музыку…

Не умею рассказывать музыку,
И не смею рассказывать музыку,
И немею, слушая музыку.
Немота моя – не помеха мне,
А для горести и для смеха мне.
Полнота бытия открывается
В час, когда слушаю музыку.
Вот и прадед с тобою встречается,
Щедрый, скаред с тобою встречаются,
Две эпохи с тобою братаются,
Пусть на час или мгновение
Чудодейственно это явление.
Небеса с землёю сближаются,
Поворот земли совершается,
Лютый холод в зной превращается
В час, когда я слушаю музыку.
Лев Озеров

Послушайте стихотворение «Музыка» в исполнении В. Гафта и насладитесь прекрасной мелодией на фоне замечательного произведения.

Стихи о музыке

Без музыки жизнь была бы ошибкой.
Вильгельм Фридрих Ницше

Музыка – это самый сильный вид магии.
Мэрилин Мэнсон

Музыка… Тончайшая материя, говорящая напрямую с душой человека, чувство в чистом, почти материальном виде, музыка – это когда слова больше не нужны, потому что язык её универсален, музыка – это когда слова не так уж и важны, потому что они появятся после. Появятся сами собой, сложатся в рифмованные строки, заживут своей собственной жизнью, вдохновят кого-то…

И всё-таки поэты находят слова, прислушиваясь к эоловой арфе своей души, находят, отвлекаясь от всего суетного и возносясь ввысь с хороводом звуков, находят этим звукам имена – и тогда Музыка идёт под руку с Поэзией.

Её Величество Музыка никогда не фальшивит, равно как и душа настоящего Поэта, вот почему они – одно целое.

Музыка

Вадим Семернин

Так было: весна голубела,

И женщина древних веков

Огонь разводила и пела

Под щёлканье шустрых щеглов.

Была у забавы – синицы

Подслушана дробная трель, —

Петь так же искусно, как птицы,

Заставили люди свирель…

Я понял: из голоса ветра,

Где плещется в берег волна,

Возникла та музыка щедро,

Что в залах концертных слышна!

Уж с музыкой нам не проститься…

А в том и её красота,

Что в музыке – ветер, и птица,

И волны, и женщина та…

Мы ищем – рифму или ритм…

Но что это, о Боже, —

Ведь даже воздух говорит

Тому, кто слушать может!

Подскажет вещие слова

Тому, кто может слушать,

Обыкновенная листва,

Стекая прямо в душу.

И даже, даже тишина,

Под утро ли, под вечер,

Обнажена, напряжена,

О чём-то сердцу шепчет…

И сам не можешь ты молчать

Без творческой работы –

Душа привыкла отвечать

На каждый звук природы!

Нет на свете лучше инструмента:

Голоса, что музыкой живёт.

Нет для сердца лучшего момента,

Если хор возвышенно поёт…

Будто бы звучат органа трубы –

Тело так людей напряжено,

О святом о чём-то шепчут губы,

Что с молитвою сопряжено.

Вознесётся голос, в небе тая,

Словно это ангелы поют,

И летает звук, не улетая,

Да и сам ты будто уж не тут!

Голос, голос, кто тебя не слышит,

Тот без крыльев на земле живёт:

Кажется, что это небо дышит,

Кажется, что даль тебя зовёт.

Звуки всё просторней, всё согласней,

Будто наполняют паруса…

Я не знаю музыки прекрасней,

Чем людские эти голоса!

Мелодии: та хороша,

А эта – прелестна…

Наверно, музыка – душа,

Чем нам и интересна!

Её дыхание – в крови,

Чтоб грудь не задыхалась!

Её страдания – в любви,

А мысль – в молчанье пауз.

И я завидовал не раз

Бегущим быстрым пальцам,

Когда они с тобою нас

Одаривали вальсом…

Когда б я мог, когда б я мог!

Та чаща – не испита.

И сердце съёжилось в комок,

Всё музыкой облито.

Что такое песня?

Что такое ноты?

Это семь птенцов.

Что такое ноты?

Это трель скворцов,

Это до рассвета соловьи в садах…

Ничего нет в мире

Музыки чудесней,

Потому что музыка у нас в сердцах!

Что такое звуки?

За окном метель…

Что такое звуки?

По весне капель,

Это струны ливня, это первый гром!

Ничего нет в мире

Музыки чудесней,

Потому что музыка живёт во всём.

Что такое песня?

Это верный друг.

Песня – это радость,

Звонкий смех вокруг,

Тысяча мелодий, голосов прибой…

Ничего нет в мире

Музыки чудесней,

Потому что музыка – всегда с тобой!

Шостакович
(Марк Лисянский)
У чёрного рояля мальчик тоненький,
В костюмчике матросском,
А в окне -Солдаты маршируют за гармоникой
И где-то погибают на войне.
Волненье не сдержать губами сжатыми,
На заострённом носике очки.
Над хмурым Петроградом,Над солдатами
Взлетает гром из-под его руки.
На повлажневшем лбу вихор колышется,
И серые глаза устремлены
Туда, где зов трубы военной слышится,
Где слышится безумный вой войны.
Склонившись над линованной страницею,
Он в нотах различает голоса.
И кажется рояль огромной птицею,
Стремительно летящей в небеса.
Он слышит песню матери над зыбкою,
Ему шаги истории слышны,
И для него берёза плачет скрипкою,
Виолончель поёт в руках весны.
В семнадцать лет его назвали гением,
На гребни волн вздымал девятый вал,
И каждый раз над новым сочинением
Он, задыхаясь, жизнью рисковал.
Вселенная была ему наградою,
И нынче длится это волшебство,
И нас встречает утренней прохладою
Немеркнущая песенка его.
А жизнь была и матерью и мачехой,
Но всё-таки добро сильнее зла.
Мелодия, написанная мальчиком,
В последнюю симфонию вошла.
(Стихотворение прислала на сайт Наталья.
Большое спасибо.)

Мазурка Шопена

Белла Ахмадулина

Какая участь нас постигла,
как повезло нам в этот час,
когда бегущая пластинка
одна лишь разделяла нас!
Сначала тоненько шипела,
как уж, изъятый из камней,
но очертания Шопена
приобретала всё слышней.
И забирала круче, круче,
и обещала: быть беде,
и расходились эти круги,
как будто круги по воде.
И тоненькая, как мензурка
внутри с водицей голубой,
стояла девочка-мазурка,
покачивая головой.
Как эта, с бедными плечами,
по-польски личиком бела,
разведала мои печали
и на себя их приняла?
Она протягивала руки
и исчезала вдалеке,
сосредоточив эти звуки
в иглой исчерченном кружке.

Уильям Шекспир :
Ты — музыка, но звукам музыкальным
Ты внемлешь с непонятною тоской.
Зачем же любишь то, что так печально,
Встречаешь муку радостью такой?
Где тайная причина этой муки?
Не потому ли грустью ты объят,
Что стройно согласованные звуки
Упреком одиночеству звучат?
Прислушайся, как дружественно струны
Вступают в строй и голос подают, —
Как будто мать, отец и отрок юный
В счастливом единении поют.
Нам говорит согласье струн в концерте,
Что одинокий путь подобен смерти.

Музыка

(Шарль Бодлер)

Я в музыку порой иду, как и океан,
Пленительный, опасный—
Чтоб устремить ладью сквозь морок и туман
К звезде своей неясной.
И парус и меня толкает ветер в грудь…
Я в темноте ненастной
Через горбы валов прокладываю путь,
Влекомый силой властной.
Я чувствую себя ристалищем страстей
Громады корабельной,
Смешением стихий, просторов и снастей,
Могучей колыбельной…
Но никнут паруса, и в зеркале воды—
Ты, лик моей беды.

Музыка (1913)

(К.Бальмонт.)
Когда и правая и левая рука
Чрез волшебство поют на клавишах двухцветных,
И звездною росой обрызгана тоска,
И колокольчики журчат в мечтах рассветных, —
Тогда священна ты,-ты не одна из нас,
А ты, как солнца луч в движении тумана,
И голос сердца ты, и листьев ты рассказ,
И в роще дремлющей идущая Диана.
Всего острей поет в тебе одна струна —
Чрез грёзу Шумана и зыбкий стон Шопена.
Безумие луны! И вся ты — как луна,
Когда вскипит волна, но падает, как пена.

Бетховен

(Заболоцкий, Николай)

В тот самый день, когда твои созвучья
Преодолели сложный мир труда,
Свет пересилил свет, прошла сквозь тучу туча,
Гром двинулся на гром, в звезду вошла звезда.
И, яростным охвачен вдохновеньем,
В оркестрах гроз и трепете громов
Поднялся ты по облачным ступеням
И прикоснулся к музыке миров.
Дубравой труб и озером мелодий
Ты превозмог нестройный ураган,
И крикнул ты в лицо самой природе,
Свой львиный лик просунув сквозь орган.
И пред лицом пространства мирового
Такую мысль вложил ты в этот крик,
Что слово с воплем вырвалось из слова
И стало музыкой, венчая львиный лик.
В рогах быка опять запела лира,
Пастушьей флейтой стала кость орла.
И понял ты живую прелесть мира
И отделил добро его от зла.
И сквозь^покой пространства мирового
До самых звезд прошел девятый вал…
Откройся, мысль! Стань музыкою, слово,
Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!

Болеро
(Николай Заболоцкий)

Итак, Равель, танцуем болеро!
Для тех, кто музыку на сменит на перо,
Есть в этом мире праздник изначальный —
Напев волынки скудный и печальный
И эта пляска медленных крестьян…
Испания! Я вновь тобою пьян!
Цветок мечты возвышенной взлелеяв,
Опять твой образ предо мной горит
За отдаленной гранью Пиренеев!
Увы, замолк истерзанный Мадрид,
Весь в отголосках пролетевшей бруи,
И нету с ним Долорес Ибаррури!
Но жив народ, и песнь его жива.
Танцуй, Равель, свой исполинский танец,
Танцуй, Равель! Не унывай, испанец!
Вращай, История, литые жернова,
Будь мельничихой в грозный час прибоя!
О, болеро, священный танец боя!

Музыка

(Булат Окуджава Симону Чиковани)

Вот ноты звонкие органа
то порознь вступают,то вдвоем,
и шелковые петельки аркана
на горле стягиваются моем.
И музыка передо мной танцует гибко,
и оживает все до самых мелочей:
пылинки виноватая улыбка
так красит глубину ее очей!
Ночной комар,как офицер гусарский, тонок,
и женщина какая-то стоит,
прижав к груди стихов каких-то томик,
и на колени падает старик,
и каждый жест велик,как расстоянье,
и веточка умершая жива, жива…
И стыдно мне за мелкие мои старания
и за непоправимые слова.
…Вот сила музыки.
Едва ли поспоришь с ней бездумно и легко,
как будто трубы медные зазвали
куда-то горячо и далеко…
И музыки стремительное тело
плывет,кричит неведомо кому:
«Куда вы все?! Да разве в этом дело?!»
А в чем оно? Зачем оно? К чему?!!
…Вот черт,как ничего еще не надоело!

Оркестр
(Евгений Винокуров)

Копну могучей шевелюры
На струны скрипки уронив,
Скрипач пилил из увертюры
Какой-то сбивчивый мотив.

Флейтист был робок.
Словно флягу,Поднявши флейту в вышину,
Как в зной по капле цедят влагу,
Он ноту пробовал одну.

Но, вскинув пару тощих прядок,
Встал дирижёр и подал знак,
И тотчас же обрел порядок
Оркестра шумный бивуак.

В молчании пред дирижером
Оркестр в колонне по пяти
Застыл,готовый по просторам
На смерть и подвиги идти.

И вздрогнул мир, и пали стены,
И даль темна и глубока,
И свет пожаров вместо сцены,
И звёзды вместо потолка.

Стихи о музыке

Музыка

(Булат Окуджава Симону Чиковани)

Вот ноты звонкие органа
то порознь вступают,то вдвоем,
и шелковые петельки аркана
на горле стягиваются моем.
И музыка передо мной танцует гибко,
и оживает все до самых мелочей:
пылинки виноватая улыбка
так красит глубину ее очей!
Ночной комар,как офицер гусарский, тонок,
и женщина какая-то стоит,
прижав к груди стихов каких-то томик,
и на колени падает старик,
и каждый жест велик,как расстоянье,
и веточка умершая жива, жива…
И стыдно мне за мелкие мои старания
и за непоправимые слова.
…Вот сила музыки.
Едва ли поспоришь с ней бездумно и легко,
как будто трубы медные зазвали
куда-то горячо и далеко…
И музыки стремительное тело
плывет,кричит неведомо кому:
«Куда вы все?! Да разве в этом дело?!»
А в чем оно? Зачем оно? К чему?!!
…Вот черт,как ничего еще не надоело!

* * *

Вот музыка та, под которую…
(Булат Окуджава)

Вот музыка та, под которую
Мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
И дробь барабанов, и медь.
Возьмите себе их в союзники
Легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
Мы будем беседовать с ней.

* * *

Оркестр
(Евгений Винокуров)

Копну могучей шевелюры
На струны скрипки уронив,
Скрипач пилил из увертюры
Какой-то сбивчивый мотив.

Флейтист был робок.
Словно флягу,Поднявши флейту в вышину,
Как в зной по капле цедят влагу,
Он ноту пробовал одну.

Но, вскинув пару тощих прядок,
Встал дирижёр и подал знак,
И тотчас же обрел порядок
Оркестра шумный бивуак.

В молчании пред дирижером
Оркестр в колонне по пяти
Застыл,готовый по просторам
На смерть и подвиги идти.

И вздрогнул мир, и пали стены,
И даль темна и глубока,
И свет пожаров вместо сцены,
И звёзды вместо потолка.

* * *

Музыка
(Евгений Винокуров)

Стихия музыки — могучая стихия.
Она чем непонятней, тем сильней.
Глаза мои, бездонные, сухие,
Слезами наполняются при ней.

Она и не видна и невесома,
И мы ее в крови своей несем.
Мелодии всемирная истома,
Как соль в воде, растворена по всем.

Покинув помещенья нежилые,
Вселившись в дом высокий, как вокзал,
Все духи музыки — и добрые и злые –
Безумствуют, переполняя зал.

Сурова нитка музыкальной пьесы –
Верблюд, идущий сквозь ушко иглы!
Все бесы музыки, все игровые бесы,
Играючи, хотят моей игры.

Есть в музыке бездумное начало,
Призыв к свободе от земных оков.
Она не зря лукаво обольщала
Людей на протяжении веков.

И женщины от музыки зверели,
В поля бежали, руки заломив,
Лишь только на отверстия свирели
Орфей клал пальцы, заводя мотив.

Но и сейчас, когда оркестр играет
Свою неимоверную игру,
Как нож с березы, он с людей сдирает
Рассудочности твердую кору.

Музыка
(Александр Межиров)

Какая музыка была!
Какая музыка играла,
Когда и души и тела
Война проклятая попрала.

Солдатам головы кружа,
Трёхрядка
под накатом бревен
Была нужней для блиндажа,
Чем для Германии Бетховен.

И через всю страну
струна
Натянутая трепетала,
Когда проклятая война
И души и тела топтала.

Стенали яростно,
навзрыд,
Одной-единой страсти ради
На полустанке — инвалид
И Шостакович — в Ленинграде.

Владимир Лазарев
Мне снилась музыка
(Посвящается Евгению Светланову)
Мне снилась музыка…
Я звуки чистые ловил
На острия дрожащих веток,
Ко мне летели соловьи,
Сквозь вьюгу пущенные светом.
Мне снилась музыка…
Всё — музыка, в конце концов,
И, требуя проникновенья,
Возникло музыки лицо,
Ускорив ритм сердцебиенья.
Мне снилась музыка…
И потрясенная до дна,
Душа входила в пору таянья…
Мне снилась музыка. Она
Легко меняла очертания:
Как облако и как волна,
Как снежный день, как ночь слепая,
То сладостна, то солона,
То на изгибах зелена,
То золотисто-голубая
Мне снилась музыка… Во мгле
Такая в ней светилась сила!
И всё, что было на земле.
Всё из неё происходило.
Мне снилась музыка…

Музыка

(Анна Ахматова)

В ней что-то чудотворное горит,
И на глазах ее края гранятся,
Она одна со мною ‘говорит,
Когда другие подойти боятся.
Когда последний друг отвел глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела, словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.

Слушая пение

(Анна Ахматова)

Женский голос, как ветер, несется,
Черным кажется, влажным, ночным,
И чего на лету ни коснется,
Всё становится сразу иным.
Заливает алмазным сияньем,
Где-то что-то на миг серебрит
И загадочным одеяньем
Небывалых шелков шелестит.
И такая могучая сила
Зачарованный голос влечет,
Будто там впереди не могила,
А таинственной лестницы взлет.

Болящий дух врачует песнопенье…

(Баратынский, Евгений)

Болящий дух врачует песнопенье.
Гармонии таинственная власть
Тяжелое искупит заблужденье
И укротит бунтующую страсть.
Душа певца, согласно излитая,
Разрешена от всех своих скорбей;
И чистоту поэзия святая
И мир отдаст причастнице своей.

Бальмонт. Эльф (1916)
{под впечатлением музыки Скрябина}
Сперва играли лунным светом феи.
Мужской диез и женское — бемоль —
Изображали поцелуй и боль.
Журчали справа малые затеи.
Прорвались слева звуки-чародеи.
Запела Воля вскликом слитных воль.
И светлый Эльф, созвучностей король,
Ваял из звуков тонкие камеи.
Завихрил лики в токе звуковом.
Они светились золотом и сталью,
Сменяли радость крайнею печалью.
И шли толпы. И был певучим гром.
И человеку бог был двойником.
Так Скрябина я видел за роялью.

то выбираешь…

Расул Гамзатов (перевод с аварского Е. Николаевой)

— Любовь или музыка?..Ты назови,

Что выбираешь, что в душе таится! –

Отдам я предпочтение любви,

Ничто на свете с нею не сравнится.

Ведь ни одной вершины в мире нет,

Которая бы ей не покорилась,

А музыка, любви почуяв свет,

Придёт сама, чтоб сдаться ей на милость.

И если выбирать дадут мне вновь,

То музыку я предпочту науке.

О, как мою воспламеняет кровь

Могучие, таинственные звуки…

Я жизнь за музыку отдать готов,

Когда гармонь в руках чеченки плачет,

Как бы пятнадцать птиц поют…Нет слов

Открыться, что для сердца это значит.

Музыка

Леонид Вышеславский

Мы слышим звуки, слышим речи,

Но по вселенной разлита

Сверхчуткая, сверхчеловечья

Бетховенская глухота.

Пред ней ничто радар на крыше,

Пред ней ничто и слух совы, —

Она биенье мысли слышит

И прорастание травы.

Гремит безмолвьем зимний вечер,

Снежинка, завершив полёт,

Не тихо падает на плечи,

А удивительно поёт!

Ирина Волобуева

Как многогранна музыка! Как юно

Она, звуча сквозь времени пласты,

В сердцах людских затрагивает струны

Любви, печали, памяти, мечты.

Музыка

Яков Белинский

Разъединяет, чтобы соединить.

Разъединяет,

Чтобы каждый углубился

В себя,

Нашёл в себе себя:

Всё лучшее.

И это лучшее

Слил воедино с лучшим у других.

Разъединяет, чтобы соединить.

Лев Озеров

Не умею рассказывать музыку,

И не смею рассказывать музыку,

И немею, слушая музыку.

Немота моя – не помеха мне,

А для горести и для смеха мне.

Полнота бытия открывается

В час, когда слушаю музыку.

Вот и прадед с тобою встречается,

Щедрый, скаред с тобою встречаются,

Две эпохи с тобою братаются,

Пусть на час или мгновение

Чудодейственно это явление.

Небеса с землёю сближаются,

Поворот земли совершается,

Лютый холод в зной превращается

В час, когда я слушаю музыку.

Музыка

Семён Данилов (перевод с якутского В. Шаргунова)

О, музыка –

Дыхание небес!

В крови моей

Печаль сонаты «Лунной»

И «Аппассионаты» гордый блеск,

И гимнов гнев,

Торжественный и юный!

Люблю я слушать,

В негу погружась,

Романсов пылких

Вздохи огневые.

Я знаю над собой

Симфоний власть,

И джаз влечёт меня

В часы иные.

Я открывал

Трепещущей рукой

Больших театров

Расписные двери,

Открыт мне

Музыки

Возвышенный покой,

Я опьянён бывал

Её тоской,

И свет её

Познал я

В полной мере!

Музыка

Нальбий (перевод с адыгейского В. Бояринова)

В минуты жажды или счастья

Взлетит над клавишами звук,

И пальцы лёгкие промчатся,

Потом замрут на миг и вдруг! –

Как будто твердь небес разверзлась –

И эхом стала вдалеке,

На колдовском,

На неизвестном

Заговорили языке.

И вот уже по звонким плёсам струя поёт

О том, что в мире безголосом

Её мгновенье настаёт.

Она струится без сомнений,

Без сожалений,

Без оков –

Бежит бездумно, и за нею

Ни русла нет, ни берегов.

Она противиться не в силе.

А пальцы, жажду утолив,

В изнеможении застыли,

Аккорд прощальный уронив.

Упало сердце. И о чём-то

Опять напомнило без слов.

И дали высветились чётко

Между высоких берегов.

Мелодия

Алесь Звонак (перевод с белорусского Б. Спринчана)

Мир ярких звуков, трепетных созвучий,

Ты, к сожаленью, не подвластен мне,

Но слух твоей мелодией зовущий

Заворожён в звенящей тишине…

Пусть не дано мне гроз и грёз

Будить полётом пальцев вдохновенных,

Чтоб им внимали, не стирая слёз, —

Зато всем сердцем, каждой нитью нерва,

Накалом чувств, дыханье затая,

В напеве ветра, в шуме старой вербы,

В ликующих раскатах соловья

Тебя я слышу, принимаю, верю, —

Мелодия земного бытия!

Давид Кугультинов (перевод с калмыцкого Ю. Нейман)

Десять быстрых волшебных слуг

Разбежались по клавиатуре…

Гром ударил, рокочет буря,

И расплавилось солнце вдруг

Лавиной огненной мелодий,

Океан ревёт о свободе.

Как вмещается в сердце узкое

Океаны чувств – не пойму!

Да не ты ли творишь нас, музыка,

По подобию твоему?

Рояль в Хиросиме

Расул Гамзатов (перевод с аварского Н. Гребнева)

Мне помогала музыка забыть

И то, что я забыть не мог, бывало.

И то случалось музыке будить,

Что было на века, да миновало.

Бывало замирал притихший зал,

И предо мною раздвигались дали,

И мне казалось, что игравший знал

О радости моей и о печали.

Но позабыть мне было суждено

Все звуки в этом крае незнакомом,

Иль звуки те, что я забыл давно,

Нахлынули и встали в горле комом.

Рояль, поставленный на постамент,

Звучал в тиши музея, негодуя.

Не знал я, что безмолвный инструмент

Рождать способен музыку такую!

Я, вымолвить не в силах не в силах ничего,

Стоял ошеломлённый, мне казались

Расшатанные клавиши его

Зубами, что во рту едва держались.

Я думал о событье давних дней,

Что не вернёшь ничто и не поправишь,

Что нету даже праха тех людей,

Чьи пальцы знали холод этих клавиш.

И плыл безмолвный траурный мотив

Над миром, где пролито столько крови,

И потрясённо голову склонив,

Ему внимали Моцарт и Бетховен.

Бах в Домском соборе

Борис Дубравин

Звучанье Баха

Снова первозданно,

Его дыханье

Рвётся в вышину.

И мы у этой пленницы органа –

У музыки,

У музыки в плену.

То гром грозы,

То оклик океана,

То вздох дождя,

То колокола стон,

То звук слезы,

Сорвавшейся нежданно,

А то ручья

Весёлый перезвон.

Бой хрусталя,

Биение капели,

Как взлёт весны,

Собора небосвод.

Сама Земля

В предчувствии апреля

Сквозь сны и стены

Музыку несёт.

Так слит со сводом Домского собора

Весь небосвод со звёздной высотой,

Как ты со мною жаждою простора,

Как я с тобою сердцем и мечтой.

Бетховен

Поуль Михня (перевод с молдавского Г. Перова)

Безумная любовь моя, Бетховен!

Как от тебя уйти, коль ты во мне?

То я распят тобою на струне,

То ввергнут в ад, то поднят с небом вровень.

Ты – Прометей, сгорающий в огне,

Перед богами, как и он, греховен.

Гореть в борьбе не пламенем жаровен,

А факелом, с тобою наравне!

Судьба стучится в дверь! Но в дали дальней

Уже манят свирели Пасторальной,

И у себя в плену ты – сладкий плен!

Нет больше счастья, чем отдаться людям

И высекать огонь в груди у буден –

И ничего не требовать взамен.

Тайна Бетховена Илья Сельвинский

Нам говорят профессора: В чём тайна

Бетховена? Откуда этот свет?

Что внёс он после Моцарта и Гайдна

В искусство симфонизма? – И в ответ

Показывают пикколо, тромбон

И контрфагот. – Он эти инструменты

Отважно ввёл в оркестр. Этим он

И деревянный звук, и голос медный

В три форте поднял. Что за глубина!

Из океана эти волны льются!

Вы ошибаетесь: Бетховена волна –

Из глубины французской революции.

Бетховен

Максим Рыльский (перевод с украинского Б. Турганова)

Когда до слуха гения глухого,

Не достигало уж людское слово,

Когда он знал лишь бунт стихий немых,

И страстью опьяняемый, из них

Слагал гармонии, чредой чудесной –

Смерть подошла. Великий и безвестный,

Прославленный, осмеянный, титан

И раб – он умирал. Сплошной туман

Окутал небо. Дали застилая,

Росла гроза. Жестоких мыслей стая

Навстречу ночи реяла над ним.

Вдруг жаждой ненасытною томим,

Он поднялся – орёл ещё могучий.

Он слышал, слышал! Ах, влететь на кручи.

Изрыть всю землю, лишь бы радость дать

Сынам земли! – он слышал, как опять

Ударил гром в небесное подножье!

Охваченный неповторимой дрожью, —

А смерть уже на лбу чертила знак, —

Он небу, гордый, показал кулак.

Бетховен! Этот взмах ладони

Страшнее самой страшной из симфоний.

Чайковскому

Светлана Сомова

А вот в Клину, прохладном и зелёном,

Где и теперь прохладна тишина,

В твоём жилище, по-сиротски скромном,

Я молча постояла у окна.

Рабочий стол, некрашеный, в щербинах,

Да с камышовой сеткой стул простой…

А за окном – стволы берёз старинных

И колокольцы, полные росой.

Да шум лесов и дождички косые,

И небосклон, как нотная тетрадь,

Твоей сыновней Песни о России,

С которой нам и плакать и мечтать.

«Динь-динь, динь-динь», — в окне звенели капли,

И обернувшись нотною строкой,

Они листвой, согретой солнцем пахли,

Обветренной дышали высотой.

Но капель нет как нет…

И только нежность

Вечерних, с небом слившихся полей,

И только ветер с озера Сенежа,

Певучий ветер Родины твоей.

Посетил меня недавно

Гость один необычайный,

Был он весь овеян тайной –

Чёрный гость… Потупив очи,

Он сидел со мной до ночи.

А как свечка догорела –

Встал пришелец и несмело

Реквием мне заказал.

И теперь я постоянно

Слышу голос этот странный.

Он исходит из могилы:

Dies irae dies irae…

Слышу в ужасе бессонном:

Tuba mirum spragens sonum…

Долетает издалёка:

Benedictus cum me voca…

Не ему – себе в ответ

Говорю: исхода нет.

Нет исхода, нет покоя,

Замолчи, забудься сном,

Мы с тобою схожи, —

Скоро нищенское ложе

Станет жёсткою доскою,

Крытой чёрным полотном…

И свеча погасла вдруг.

Непроглядный мрак вокруг.

Не склоняюсь я в мольбе,

Ни о чём я не прошу,

Только Реквием себе,

Самому себе пишу.

Закрываются глаза мои.

Голова склонилась над столом.

Дай мне руку и пойдём.

************

И хотя бы кто-нибудь

Проводил в последний путь.

Нет, никто с венком из лилий

Не пришёл к его могиле,

Да и где могила эта?

Нет следа, но где-то, где-то…

Для кладбищенской земли

Бедняки и короли одинаково равны.

Мирно спит бедняк бесправный,

Ведь его не тяготит

Тяжкий груз могильных плит.

Шелковистою травою

Стало сердце неживое,

И цветок над ним растёт,

Глядя утром на восход.

Реквием

Сергей Граховский

Душа изныла от чужого горя,

И сердце от чужой беды болит.

Под тёмным сводом Домского собора

Торжественная музыка звучит.

Смешались боли, были и легенды,

И потянуло холодом от плит,

Когда гремело грозное крещендо

И замирала, уходя в зенит.

Неудержимой бурею эмоций

Гудят и задыхаются басы,

И в каждом звуке оживает Моцарт,

Хоть сочтены его часы.

Тревога, нежность, вдохновенья взлёты

Оставили следы в его судьбе,

И понял он уже в разгар работы,

Что сочиняет «Реквием» себе.

Гусиное перо из рук упало,

А музыка живёт и тем сильна,

Что не печалью, а тревогой стала

И жизнью вдохновенною полна.

Музыка

Юрий Левитанский

Есть в музыке такая неземная,

Как бы не здесь рождённая печаль,

Которую ни скрипка, ни рояль

До основанья вычерпать не могут.

И арфы сладкозвучная струна

Или органа трепетные трубы

Для той печали слишком, что ли, грубы,

Для той безмерной скорби неземной.

Но вот они сошлись, соединяясь

В могучее сообщество оркестра,

Как только палочка всесильного маэстро,

Как перст судьбы, указывает ввысь.

Туда, туда, где звучные миры,

И нету им числа, и нет предела.

О, этот дирижёр, он знает дело.

Он их в такие выси вознесёт!

Туда, туда, всё выше, всё быстрей,

Где звёздное неистовствует фуга…

Метёт метель. Неистовствует вьюга.

Они уже дрожат. Как их трясёт!

Как в шторм девятибалльная волна,

В беспамятстве их кружит и мотает,

И капельки всего лишь не хватает,

Чтоб сердце наконец разорвалось.

Но что-то остаётся там на дне

И плещется в таинственном сосуде

Остаток, то остаток самой сути,

Её безмерной скорби неземной.

И вот тогда с подоблачных высот,

Той капельки владетель и хранитель

Нисходит инопланетянин Моцарт

И нам бокал с улыбкой подаёт.

И можно до последнего глотка

Испить её, всю горечь той печали,

Чтоб чуя уже холод за плечами,

Вдруг удивиться — как она сладка!

«Не молкнет сердце чуткое Шопена…»

«Хотя я и не принимал участия в революции 1831 года, так как был ещё слишком молод, однако сердцем я был с теми, кто её сделал»

Ф. Шопен

Сонет Шопену

Мамед Фошк (перевод с азербайджанского С. Поликарпова)

Не молкнет сердце чуткое Шопена,

Звучит громоподобно, как орган,

В «Святом кресте» вмурованное в стену,

Не для одних лишь здешних прихожан.

И нощно слышит сердце всё, и денно, —

Оно недремно, словно океан, —

Прах гения покоится над Сеной,

Но он живой для всех людей и стран!

Великий сын земли многострадальной,

Мир покорили до окраин дальних

Навеки звуки музыки твоей.

То сердце, что стучало в лад с народным

Во имя жизни светлой и свободной

И камнем взято, всех живых – живей!

Горсть земли

Ашот Граши (перевод с армянского В. Звягинцевой)

Когда Шопен отчизну покидал,

Друзья ему любовно поднесли

В старинном кубке горсть родной земли,

Чтоб милый дар его сопровождал.

В неизъяснимой грусти дни текли.

Средь разных стран, холодных, чуждых зал

Он свято кубок свой оберегал,

В нём видя край, оставленный вдали.

Гармонии задумчивый поэт,

Он пел печали благородный свет,

Высокую любовь в людских сердцах.

Когда он умер, на земле чужой,

Той милой горсткою земли родной

Под хмурым небом был увенчан прах.

Лев Озеров

«Любите живопись, поэты!» Н. Заболоцкий

Любите музыку, поэты!

В ваш трудный, в ваш безмолвный час

Она во всех концах планеты,

Не поучая, учит вас.

Без переводчика и гида

Покажет вам, не показав,

Как опускалась Атлантида

В сиянье марсианских трав.

Покажет, кстати и некстати,

Как в душу врублена строка,

И просто – жалобу дитяти,

И просто – думу старика.

Детский вокально-эстрадный коллектив Коломбина

СТИХИ О МУЗЫКЕ

Алексей Кольцов, Анна Ахматова , Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Вадим Семернин, Алексей Апухтин, Андрей Дементьев, Борис Пастернак, Николай Гумилев , Константин Симонов, Белла Ахмадулина
Вадим Семернин
Музыка всюду живёт.
Ветер чуть слышно поёт,
Липа вздыхает у сада…
Чуткая музыка всюду живёт –
В шелесте трав,
В шуме дубрав –
Только прислушаться надо.
Звонко струится ручей,
Падает гром с небосвода –
Это мелодией вечной своей
Мир наполняет природа!
Тихие слёзы свои
Ива роняет у брода…
Трелью приветствуют ночь соловьи.
Звоном ветвей, песней дождей
Мир наполняет природа.
Птицы встречают восход,
Ласточка солнышку рада!
Чуткая музыка всюду живёт, —
Только прислушаться надо.
Кольцов Алексей
Мир музыки
В стройных звуках льются песни
Гармонической волной;
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой.
Полечу я вслед за ними;
Погружуся в них душой;
В очарованном забвеньи
Позабуду мир земной.
Сколько звуков, сколько песен
Раздалося вновь во мне!
Сколько образов чудесных
Оживилось в вышине!
Между них она, младая,
Заблистала красотой!
Чистой пламенной любовью
Озарился мир земной…
Улетайте ж в небо, звуки,
Сокрывайтеся вдали!
Здесь я с нею, здесь я счастлив,
Любо жить мне на земли!
Анна Ахматова
Музыка
В ней что-то чудотворное горит,
И на глазах ее края гранятся.
Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся.
Когда последний друг отвел глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.
* Д.Д.Шостаковичу
1958
Булат Окуджава
Вот музыка та, под которую
Вот музыка та, под которую
мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
и дробь барабанов, и медь.
Возьмите себе их в союзники
легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
мы будем беседовать с ней.
Музыка
Вот ноты звонкие органа
то порознь вступают, то вдвоем,
и шелковые петельки аркана
на горле стягиваются моем.
И музыка передо мной танцует гибко,
и оживает все до самых мелочей:
пылинки виноватая улыбка
так красит глубину ее очей!
Ночной комар, как офицер гусарский, тонок,
и женщина какая-то стоит,
прижав к груди стихов каких-то томик,
и на колени падает старик,
и каждый жест велик, как расстоянье,
и веточка умершая жива, жива…
И стыдно мне за мелкие мои старанья
и за непоправимые слова.
…Вот сила музыки. Едва ли
поспоришь с ней бездумно и легко,
как будто трубы медные зазвали
куда-то горячо и далеко…
И музыки стремительное тело
плывет, кричит неведомо кому:
«Куда вы все?! Да разве в этом дело?!»
А в чем оно? Зачем оно? К чему?!!
…Вот черт, как ничего еще не надоело!
Продолжается музыка возле меня
Продолжается музыка возле меня.
Я играть не умею.
Я слушаю только.
Вот тарелки, серебряным звоном звеня,
на большом барабане качаются тонко.
Вот валторны
восторженно
в пальцы вплелись.
Вот фаготы с каких-то высот пролились,
и тромбонов трудна тарабарская речь,
две вертлявые скрипки идут на прогулку
между мной и кулисами
по переулку,
не сходя с музыкантских мозолистых плеч…
Все известно!
Нельзя ли чего поновей?
Не смычком — по струне, например,
а струною —
по стене, например…
Или чтоб за стеною
старательно старый запел соловей…
Соловей?..
А нельзя ли чего поновей?
Владимир Высоцкий
Один музыкант объяснил мне пространно
Один музыкант объяснил мне пространно,
Что будто гитара свой век отжила,-
Заменят гитару электроорганы,
Электророяль и электропила…
Гитара опять
Не хочет молчать —
Поет ночами лунными,
Как в юность мою,
Своими семью
Серебряными струнами!..
Я слышал вчера — кто-то пел на бульваре:
Был голос уверен, был голос красив,-
Но кажется мне — надоело гитаре
Звенеть под его залихватский мотив.
И все же опять
Не хочет молчать —
Поет ночами лунными,
Как в юность мою,
Своими семью
Серебряными струнами!..
Электро рояль мне, конечно, не пара —
Другие появятся с песней другой,-
Но кажется мне — не уйдем мы с гитарой
В заслуженный и нежеланный покой.
Гитара опять
Не хочет молчать —
Поет ночами лунными,
Как в юность мою,
Своими семью
Серебряными струнами!..

Алексей Апухтин
П. Чайковскому (К отъезду музыканта-друга…)
К отъезду музыканта-друга
Мой стих минорный тон берет,
И нашей старой дружбы фуга,
Все развиваяся, растет…
Мы увертюру жизни бурной
Сыграли вместе до конца,
Грядущей славы марш бравурный
Нам рано волновал сердца;
В свои мы верили таланты,
Делились массой чувств, идей…
И был ты вроде доминанты
В аккордах юности моей.
Увы, та песня отзвучала,
Иным я звукам отдался,
Я детонировал немало
И с диссонансами сжился;
Давно без счастья и без дела
Дары небес я растерял,
Мне жизнь, как гамма, надоела,
И близок, близок мой финал…
Но ты — когда для жизни вечной
Меня зароют под землей,-
Ты в нотах памяти сердечной
Не ставь бекара предо мной.
Андрей Дементьев
Музыка
Послушайте симфонию весны.
Войдите в сад,
Когда он расцветает,
Где яблони,
Одетые цветами,
В задумчивость свою погружены.
Прислушайтесь…
Вот начинают скрипки
На мягких удивительных тонах.
О, как они загадочны и зыбки,
Те звуки,
Что рождаются в цветах!
А скрипачи…
Вон сколько их!
Взгляните…
Они смычками зачертили сад.
Мелодии, как золотые нити,
Над крыльями пчелиными дрожат.
Здесь все поет…
И ветви, словно флейты,
Неистово пронзают синеву…
Вы над моей фантазией не смейтесь.
Хотите, я вам «ля мажор» сорву?
1964
Борис Пастернак
Музыка
Дом высился, как каланча.
По тесной лестнице угольной
Несли рояль два силача,
Как колокол на колокольню.
Они тащили вверх рояль
Над ширью городского моря,
Как с заповедями скрижаль
На каменное плоскогорье.
И вот в гостиной инструмент,
И город в свисте, шуме, гаме,
Как под водой на дне легенд,
Bнизу остался под ногами.
Жилец шестого этажа
На землю посмотрел с балкона,
Как бы ее в руках держа
И ею властвуя законно.
Вернувшись внутрь, он заиграл
Не чью-нибудь чужую пьесу,
Но собственную мысль, хорал,
Гуденье мессы, шелест леса.
Раскат импровизаций нес
Ночь, пламя, гром пожарных бочек,
Бульвар под ливнем, стук колес,
Жизнь улиц, участь одиночек.
Так ночью, при свечах, взамен
Былой наивности нехитрой,
Свой сон записывал Шопен
На черной выпилке пюпитра.
Или, опередивши мир
На поколения четыре,
По крышам городских квартир
Грозой гремел полет валькирий.
Или консерваторский зал
При адском грохоте и треске
До слез Чайковский потрясал
Судьбой Паоло и Франчески.
Николай Гумилев
Волшебная скрипка
Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!
Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.
Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад, и когда горит восток.
Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, —
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленье
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.
Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось всё, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.
Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!
Константин Симонов
Музыка
1
Я жил над школой музыкальной,
По коридорам, подо мной,
То скрипки плавно и печально,
Как рыбы, плыли под водой,
То, словно утром непогожим,
Дождь, ударявший в желоба,
Вопила все одно и то же,
Одно и то же все — труба.
Потом играли на рояле:
До-си! Си-до! Туда-сюда!
Как будто чью-то выбивали
Из тела душу навсегда.
2
Когда изобразить я в пьесе захочу
Тоску, которая, к несчастью, не подвластна
Ни нашему армейскому врачу,
Ни женщине, что нас лечить согласна,
Ни даже той, что вдалеке от нас,
Казалось бы, понять и прилететь могла бы,
Ту самую тоску, что третий день сейчас
Так властно на меня накладывает лапы,—
Моя ремарка будет коротка:
Семь нот эпиграфом поставивши вначале,
Я просто напишу: «Тоска,
Внизу играют на рояле».
3
Три дня живу в пустом немецком доме,
Пишу статью, как будто воз везу,
И нету никого со мною, кроме
Моей тоски да музыки внизу.
Идут дожди. Затишье. Где-то там
Раз в день лениво вспыхнет канонада,
Шофер за мною ходит по пятам:
— Машина не нужна?— Пока не надо.
Шофер скучает тоже. Там, внизу,
Он на рояль накладывает руки
И выжимает каждый день слезу
Одной и той же песенкой — разлуки.
Он предлагал, по дружбе,— перестать:
— Раз грусть берет, так в пол бы постучали.
Но эта песня мне сейчас под стать
Своей жестокой простотой печали.
Уж, видно, так родились мы на свет,
Берет за сердце самое простое.
Для человека — университет
В минуты эти ничего не стоит.
Он слушает расстроенный рояль
И пение попутчика-солдата.
Ему себя до слез, ужасно жаль.
И кажется, что счастлив был когда-то.
И кажется ему, что он умрет,
Что все, как в песне, непременно будет,
И пуля прямо в сердце попадет,
И верная жена его забудет.
Нет, я не попрошу здесь: «Замолчи!»
Здесь власть твоя. Услышь из страшной дали
И там сама тихонько постучи,
Чтоб здесь играть мне песню перестали.
1945
Белла Ахмадулина
Музыка
Так было: весна голубела,
И женщина древних веков
Огонь разводила и пела
Под щёлканье шустрых щеглов.
Была у забавы – синицы
Подслушана дробная трель, —
Петь так же искусно, как птицы,
Заставили люди свирель…
Я понял: из голоса ветра,
Где плещется в берег волна,
Возникла та музыка щедро,
Что в залах концертных слышна!
Уж с музыкой нам не проститься…
А в том и её красота,
Что в музыке – ветер, и птица,
И волны, и женщина та…
Берёзовая роща – это арфа:
На ней играет набежавший ветер
Простую, незатейливую песню…
К дороге подошедший перелесок,
Как парень, растянул свою гармонь –
Широкую мелодию Руси!
А лес сосновый – золотой орган,
И музыка его почти что зрима:
Она взлетает вверх с движеньем кроны.
И вижу я в орешнике – рожок,
И слышу я в осине – балалайку,
И клён звенит,
Как бубен настоящий!
И я теперь совсем не удивляюсь,
Как много музыкальных инструментов
Подметил у природы человек…
Соловушкина флейта
Немного дней таких в году
В начале самом лета,
Когда играет нам в саду
Соловушкина флейта.
Пускай не видели певца,
Хотя кругом смотрели,
Но льются, льются без конца
Соловушкины трели!
И каждый вечер при луне
Звучит напев чудесный…
Но вдруг замолкнут в тишине
Соловушкины песни.
Придётся нам с тобою ждать
До будущего лета,
Когда вернётся к нам опять
Соловушкина флейта

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *