Стихи про дружбу

Японские стихи о дружбе

Из Манъёсю-старинной поэтической антологии.
Три песни Отомо Якамоти, сложенные в разлуке с другом

О, верно, слышал ты
Про злую клевету,
Которой разлучить хотят нас люди,
Ждал с нетерпеньем я,
Но не явился ты!

Когда бы ты сказал,
Что лучше все порвать,
То разве стал бы я,
Нить жизни обрывая,
С отчаяньем таким о друге тосковать?

Пусть ты в ответ
Любви своей не даришь,
Но все равно
Люблю я горячо,
Любви своей все сердце отдавая…

***
Песни ста поэтов:
Фудзивара но Окикадзэ

‎Кого мне выбрать,
кого назвать друзьями?
‎Пока живу я,
мне не были друзьями
и сосны Такасаго!
***
誰をかも
しる人にせむ
高砂の
松も昔の
友ならなくに
***
たれをかも
しるひとにせむ
たかさごの
まつもむかしの
ともならなくに
***
Dare o ka mo
Shiru hito ni semu
Takasago no
Matsu mo mukashi no
Tomo nara naku ni

ОСИКОТИ МИЦУНЭ

Заслышав клич перелетных гусей, с грустью подумал
об уехавшем в далекий край Коси и сложил песню

Наступила весна.
Возвращаются гуси на север —
попрошу передать
мой привет далекому другу
в край, куда облака уплывают…
Сложено в последний день года как посвящение
человеку, который так надолго исчез
***
Вот и год миновал,
к концу подошел незаметно —
нет от друга вестей,
он ушел и бесследно сгинул,
как трава под снегом зимою…

***
Послание другу, который давно не приходил в гости

Знать, обиду таишь,
коль в гости ко мне на заходишь!
Отдалился совсем —
как трава речная без корня,
что весной плывет по теченью..
КИПВАРА ФУКАЯБУ
В дальний облачный край
за тобою летит мое сердце —
нет разлуки для нас,
и напрасно кажется людям,
будто мы расстались навеки!..

***
Мацуо Басе
Пер.В. Маркова.

Другу, уехавшему в западные провинции
Запад, Восток —
Всюду одна и та же беда,
Ветер равно холодит.
***
Стихи в память поэта Сэмпу
К тебе на могилу принес
Не лотоса гордые листья —
Пучок полевой травы.
***
Грущу, одинокий, в хижине, похоронив
своею друга — монаха Доккая
Некого больше манить!
Как будто навеки замер,
Не шелохнется ковыль
***

Покидая родину
Облачная гряда
Легла меж друзьями… Простились
Перелетные гуси навек.
***
Уезжающему другу
Друг, не забудь
Скрытый незримо в чаще
Сливовый цвет!
***
Другу, который отправляется в путь
Гнездо, покинутое птицей…
Как грустно будет мне глядеть
На опустелый дом соседа.
***
Овдовевшему другу
Даже белый цветок на плетне
Возле дома, где не стало хозяйки,
Холодом обдал меня.

* * *
Пойдем, друзья, поглядим
На плавучие гнезда уток
В разливе майских дождей!

***
В опустевшем саду друга
Он дыни здесь растил.
А ныне старый сад заглох…
Вечерний холодок.

***
Другу
Посети меня
В одиночестве моем!
Первый лист упал…

* * *
В старом моем домишке
Москиты почти не кусаются.
Вот все угощенье для друга!

* * *

К портрету друга
Повернись ко мне!
Я тоскую тоже
Осенью глухой.

***

В ночь полнолуния
Друг мне в подарок прислал
Рису, а я его пригласил
В гости к самой луне.

***
Памяти друга, умершего на чужбине
Ты говорил, что «вернись-трава»
Звучит так печально… Еще печальней
Фиалки на могильном холме.

***
Провожаю в путь монаха Сэнгина
Журавль улетел.
Исчезло черное платье из перьев
В дымке цветов.

***
Оплакиваю кончину поэта Мацукура Ранрана
Где ты, опора моя?
Мой посох из крепкого тута
Осенний ветер сломал.
***

Посещаю могилу Ранрана в третий
день девятого месяца
Ты тоже видел его,
Этот узкий серп… А теперь он блестит
Над твоим могильным холмом.

***
Памяти поэта Тодзюна
Погостила и ушла
Светлая луна… Остался
Стол о четырех углах.

* * *
Утренний вьюнок.
Запер я с утра ворота,
Мой последний друг!

***
Осеннюю мглу
Разбила и гонит прочь
Беседа друзей.

***
Прощаясь с друзьями
Уходит земля из-под ног.
За легкий колос хватаюсь.
Разлуки миг наступил.
***

После двадцатилетней разлуки встречаюсь со старым другом

Два наших долгих века…
И между нами — живые —
Вишен цветущих ветви.

***

Ну же, идем! Мы с тобой
Будем колосья есть но пути,
Спать на зеленой траве.

***

Узнаю о смерти друга

О, где ты, сливовый цвет?
Гляжу на цветы сурепки —
И слезы бегут, бегут.
***
Расстаюсь в Нара со старым другом

Как ветки оленьего рога
Расходятся из единого комля,
Так с тобою мы расстаемся.

***

Посещаю дом друга в Осака

В саду, где раскрылись ирисы,
Беседу со старым другом вести —
Какая награда путнику!
***

Ракушек
Полную горсть насобирал.
Ликуя друга зову.
Сики

Раскрыл всю душу
В разговоре. . .
Но показалось мне,
Я что-то потерял,
И я от друга поспешил уйти.

Исикава Такубоку

Мацуо Басе

Не слишком мне подражайте!
Взгляните, что толку в сходстве таком?
Две половинки дыни. Ученикам

* * *

Хочется хоть раз
В праздник сходить на базар
Купить табаку

* * *

«Осень уже пришла!»-
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.

* * *

Стократ благородней тот,
Кто не скажет при блеске молнии:
«Вот она наша жизнь!»

* * *

Все волнения, всю печаль
Своего смятенного сердца
Гибкой иве отдай.

* * *

Какою свежестью веет
От этой дыни в каплях росы,
С налипшей влажной землёю!

* * *

В саду, где раскрылись ирисы,
Беседовать с старым другом своим,-
Какая награда путнику!

* * *

Холодный горный источник.
Горсть воды не успел зачерпнуть,
Как зубы уже заломило

* * *

Вот причуда знатока!
На цветок без аромата
Опустился мотылёк.

* * *

А ну скорее, друзья!
Пойдём по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

* * *

Вечерним вьюнком
Я в плен захвачен… Недвижно
Стою в забытьи.

* * *

Иней его укрыл,
Стелит постель ему ветер…
Брошенное дитя.

* * *

В небе такая луна,
Словно дерево спилено под корень:
Белеет свежий срез.

* * *

Желтый лист плывет.
У какого берега, цикада,
Вдруг проснешься ты?

* * *

Как разлилась река!
Цапля бредет на коротких ножках
По колено в воде.

* * *

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь на пролет. В хижине, крытой тростником

* * *

Ива склонилась и спит.
И кажется мне, соловей на ветке…
Это ее душа.

* * *

Топ-топ — лошадка моя.
Вижу себя на картине —
В просторе летних лугов.

* * *

Послышится вдруг «шорх-шорх».
В душе тоска шевельнется…
Бамбук в морозную ночь.

* * *

Бабочки полет
Будит тихую поляну
В солнечных лучах.

* * *

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

* * *

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.

* * *

Цветы увяли.
Сыплются, падают семена,
Как будто слезы…

* * *

Порывистый листовой
Спрятался в рощу бамбука
И понемногу утих.

* * *

Внимательно вглядись!
Цветы пастушьей сумки
Увидишь под плетнем.

* * *

О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылек!

* * *

На землю летят,
Возвращаются к старым корням…
Разлука цветов! Памяти друга

* * *

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

* * *

Праздник осенней луны.
Кругом пруда и опять кругом,
Ночь напролет кругом!

* * *

Вот все, чем богат я!
Легкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка. Кувшин для хранения зерна

* * *

Первый снег под утро.
Он едва-едва прикрыл
Листики нарцисса.

* * *

Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.

* * *

С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нем замерзла.
Я пробудился вдруг.

* * *

Луна или утренний снег…
Любуясь прекрасным, я жил, как хотел.
Вот так и кончаю год.

* * *

Облака вишневых цветов!
Звон колокольный доплыл… Из Уэно
Или Асакуса?

* * *

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!

* * *

Аиста гнездо на ветру.
А под ним — за пределами бури —
Вишен спокойный цвет.

* * *

Долгий день на пролет
Поет — и не напоется
Жаворонок весной.

* * *

Над простором полей —
Ничем к земле не привязан —
Жаворонок звенит.

* * *

Майские льют дожди.
Что это? Лопнул на бочке обод?
Звук неясный ночной…

* * *

Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

* * *

Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

* * *

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажег свечу. В похвалу поэту Рика

* * *

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

* * *

Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

* * *

Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

* * *

В чарку с вином,
Ласточки, не уроните
Глины комок.

* * *

Здесь когда-то замок стоял…
Пусть мне первый расскажет о нем
Бьющий в старом колодце родник.

* * *

Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

* * *

О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трехдневный месяц!

* * *

Неподвижно висит
Темная туча в полнеба…
Видно, молнию ждет.

* * *

О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему —
В этом высший подвиг цветка!

* * *

Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

* * *

Одеяло для одного.
И ледяная, черная
Зимняя ночь… О, печаль! Поэт Рика скорбит о своей жене

* * *

Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

* * *

Далекий зов кукушки
Напрасно прозвучал. Ведь в наши дни
Перевелись поэты.

* * *

Тоненький язычок огня, —
Застыло масло в светильнике.
Проснешься… Какая грусть! На чужбине

* * *

Запад, Восток —
Всюду одна и та же беда,
Ветер равно холодит. Другу, уехавшему на Запад

* * *

Даже белый цветок на плетне
Возле дома, где не стало хозяйки,
Холодом обдал меня. Осиротевшему другу

* * *

Ветку что ли обломил
Ветер, пробегая в соснах?
Как прохладен плеск воды!

* * *

Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы, на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой…

* * *

Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождем.

* * *

Молись о счастливых днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем своим похож.

* * *

В гостях у вишневых цветов
Я пробыл ни много ни мало —
Двадцать счастливых дней.

* * *

Под сенью вишневых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилег уснуть.

* * *

Сад и гора вдали
Дрогнули, движутся, входят
В летний раскрытый дом.

* * *

Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там кукушка поет.

* * *

Майские дожди
Водопад похоронили —
Залили водой.

* * *

Летние травы
Там, где исчезли герои,
Как сновиденье. На старом поле битвы

* * *

Островки…Островки…
И на сотни осколков дробится
Море летнего дня.

* * *

Какое блаженство!
Прохладное поле зеленого риса…
Воды журчанье…

* * *

Тишина кругом.
Проникают в сердце скал
Голоса цикад.

* * *

Ворота Прилива.
Омывает цаплю по самую грудь
Прохладное море.

* * *

Сушатся мелкие окуньки
На ветках ивы…Какая прохлада!
Рыбачьи хижины на берегу.

* * *

Пестик из дерева.
Был ли он ивой когда-то,
Был ли камелией?

* * *

Праздник встречи двух звезд.
Даже ночь накануне так непохожа
На обычную ночь! Накануне праздника Ташибама

* * *

Бушует морской простор!
Далеко, до острова Садо,
Стелется Млечный Путь.

* * *

Со мной под одною кровлей
Две девушки… Ветки хаги в цвету
И одинокий месяц. В гостинице

* * *

Как пахнет зреющий рис!
Я шел через поле, и вдруг —
Направо залив Арисо.

* * *

Содрогнись, о холм!
Осенний ветер в поле —
Мой одинокий стон. Перед могильным холмом рано умершего поэта Иссе

* * *

Красное-красное солнце
В пустынной дали… Но леденит
Безжалостный ветер осенний.

* * *

Сосенки… Милое имя!
Клонятся к сосенкам на ветру
Кусты и осенние травы. Местность под названием Сосенки

* * *

Равнина Мусаси вокруг.
Ни одно не коснется облако
Дорожной шляпы твоей.

* * *

Намокший, идет под дождем,
Но песни достоин и этот путник,
Не только хаги в цвету.

* * *

О беспощадный рок!
Под этим славным шлемом
Теперь сверчок звенит.

* * *

Белее белых скал
На склонах каменной горы
Осенний этот вихрь!

* * *

Прощальные стихи
На веере хотел я написать —
В руках сломался он. Расставаясь с другом

* * *

Где ты, луна, теперь?
Как затонувший колокол,
Скрылась на дне морском. В бухте Цуруга, где некогда затонул колокол

* * *

Бабочкой никогда
Он уже не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.

* * *

Домик в уединенье.
Луна… Хризантемы… В придачу к ним
Клочек небольшого поля.

* * *

Холодный дождь без конца.
Так смотрит продрогшая обезьянка,
Будто просит соломенный плащ.

* * *

Зимняя ночь в саду.
Ниткой тонкой — и месяц в небе,
И цикады чуть слышный звон.

* * *

Монахини рассказ
О прежней службе при дворе…
Кругом глубокий снег. В горной деревне

* * *

Дети, кто скорей?
Мы догоним шарики
Ледяной крупы. Играю с детьми в горах

* * *

Скажи мне, для чего,
О, ворон, в шумный город
Отсюда ты летишь?

* * *

Как нежны молодые листья
Даже здесь, на сорной траве
У позабытого дома.

* * *

Камелии лепестки…
Может быть, соловей уронил
Шапочку из цветов?

* * *

Листья плюща…
Отчего-то их дымный пурпур
О былом говорит.

* * *

Замшелый могильный камень.
Под ним — наяву это или во сне? —
Голос шепчет молитвы.

* * *

Все кружится стрекоза…
Никак зацепиться не может
За стебли гибкой травы.

* * *

Ты не думай с презреньем:
«Какие мелкие семена!»
Это ведь красный перец.

* * *

Сначала покинул траву…
Потом деревья покинул…
Жаворонка полет.

* * *

Колокол смолк в далеке,
Но ароматом вечерних цветов
Отзвук его плывет.

* * *

Чуть дрожат паутинки.
Тонкие нити травы сайко
В полумраке трепещут.

* * *

Роняя лепестки,
Вдруг пролил горсточку воды
Камелии цветок.

* * *

Ручеек чуть заметный.
Проплывают сквозь чащу бамбука
Лепестки камелий.

* * *

Майский дождь бесконечный.
Мальвы куда-то тянутся,
Ищут дорогу солнца.

* * *

Слабый померанца аромат.
Где?.. Когда?.. В каких полях, кукушка,
Слышал я твой перелетный крик?

* * *

Падает с листком…
Нет, смотри! На полдороге
Светлячок вспорхнул.

* * *

И кто бы мог сказать,
Что жить им так недолго!
Немолчный звон цикад.

* * *

Хижина рыбака.
Замешался в груду креветок
Одинокий сверчок.

* * *

Белый волос упал.
Под моим изголовьем
Не смолкает сверчок.

* * *

Больной опустился гусь
На поле холодной ночью.
Сон одинокий в пути.

* * *

Даже дикого кабана
Закружит, унесет с собою
Этот зимний вихрь полевой!

* * *

Уж осени конец,
Но верит в будущие дни
Зеленый мандарин.

* * *

Переносный очаг.
Так, сердце странствий, и для тебя
Нет покоя нигде. В дорожной гостинице

* * *

Холод пробрал в пути.
У птичьего пугала, что ли,
В долг попросить рукава?

* * *

Стебли морской капусты.
Песок заскрипел на зубах…
И вспомнил я, что старею.

* * *

Поздно пришел мандзай
В горную деревушку.
Сливы уже зацвели.

* * *

Откуда вдруг такая лень?
Едва меня сегодня добудились…
Шумит весенний дождь.

* * *

Печального, меня
Сильнее грустью напои,
Кукушки дальний зов!

* * *

В ладоши хлопнул я.
А там, где эхо прозвучало,
Бледнеет летняя луна.

* * *

Друг мне в подарок прислал
Рису, а я его пригласил
В гости к самой луне. В ночь полнолуния

* * *

Глубокой стариной
Повеяло… Сад возле храма
Засыпан палым листом.

* * *

Так легко-легко
Выплыла — и в облаке
Задумалась луна.

* * *

Кричат перепела.
Должно быть, вечереет.
Глаз ястреба померк.

* * *

Вместе с хозяином дома
Слушаю молча вечерний звон.
Падают листья ивы.

* * *

Белый грибок в лесу.
Какой-то лист незнакомый
К шляпке его прилип.

* * *

Какая грусть!
В маленькой клетке подвешен
Пленный сверчок.

* * *

Ночная тишина.
Лишь за картиной на стене
Звенит-звенит сверчок.

* * *

Блестят росинки.
Но есть у них привкус печали,
Не позабудьте!

* * *

Верно, эта цикада
Пеньем вся изошла? —
Одна скорлупка осталась.

* * *

Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.

* * *

Скалы среди криптомерий!
Как заострил их зубцы
Зимний холодный ветер!

* * *

Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь.

* * *

Чтоб холодный вихрь
Ароматом напоить, опять раскрылись
Поздней осенью цветы.

* * *

Все засыпал снег.
Одинокая старуха
В хижине лесной.

* * *

Уродливый ворон —
И он прекрасен на первом снегу
В зимнее утро!

* * *

Словно копоть сметает,
Криптомерий вершины треплет
Налетевшая буря.

* * *

Рыбам и птицам
Не завидую больше… Забуду
Все горести года. Под новый год

* * *

Всюду поют соловьи.
Там — за бамбуковой рощей,
Тут — перед ивой речной.

* * *

С ветки на ветку
Тихо с бегают капли…
Дождик весенний.

* * *

Через изгородь
Сколько раз перепорхнули
Крылья бабочки!

* * *

Плотно закрыла рот
Раковина морская.
Невыносимый зной!

* * *

Только дохнет ветерок —
С ветки на ветку ивы
Бабочка перепорхнет.

* * *

Ладят зимний очаг.
Как постарел знакомый печник!
Побелели пряди волос.

* * *

Год за годом все то же:
Обезьяна толпу потешает
В маске обезьяны.

* * *

Не успела отнять руки,
Как уже ветерок весенний
Поселился в зеленом ростке. Посадка риса

* * *

Кукушка вдаль летит,
А голос долго стелется
За нею по воде.

* * *

Дождь набегает за дождем,
И сердце больше не тревожат
Ростки на рисовых полях.

* * *

Погостила и ушла
Светлая луна… Остался
Стол о четырех углах. Памяти поэта Тодзюна

* * *

Первый грибок!
Еще, осенние росы,
Он вас не считал.

* * *

Примостился мальчик
На седле, а лошадь ждет.
Собирают редьку.

* * *

Утка прижалась к земле.
Платьем из крыльев прикрыла
Голые ноги свои…

* * *

Обметают копоть.
Для себя на этот раз
Плотник полку ладит. Перед Новым годом

* * *

О весенний дождь!
С кровли ручейки бегут
Вдоль осиных гнезд.

* * *

Под раскрытым зонтом
Пробираюсь сквозь ветви.
Ивы в первом пуху.

* * *

С неба своих вершин
Одни лишь речные ивы
Еще проливают дождь.

* * *

Пригорок у самой дороги.
На смену погасшей радуге —
Азалии в свете заката.

* * *

Молния ночью во тьме.
Озера гладь водяная
Искрами вспыхнула вдруг.

* * *

По озеру волны бегут.
Одни о жаре сожалеют
Закатные облака.

* * *

Уходит земля из под ног.
За легкий колос хватаюсь…
Разлуки миг наступил. Прощаясь с друзьями

* * *

Весь мой век в пути!
Словно вскапываю маленькое поле,
Взад-вперед брожу.

* * *

Прозрачный водопад…
Упала в светлую волну
Сосновая игла.

* * *

Повисло на солнце
Облако… Вкось по нему —
Перелетные птицы.

* * *

Не поспела гречиха,
Но потчуют полем в цветах
Гостя в горной деревне.

* * *

Конец осенним дням.
Уже разводит руки
Каштана скорлупа.

* * *

Чем же там люди кормятся?
Домик прижался к земле
Под осенними ивами.

* * *

Аромат хризантем…
В капищах древней Нары
Темные статуи будд.

* * *

Осеннюю мглу
Разбила и гонит прочь
Беседа друзей.

* * *

О этот долгий путь!
Сгущается сумрак осенний,
И — ни души кругом.

* * *

Отчего я так сильно
Этой осенью старость почуял?
Облака и птицы.

* * *

Осени поздней пора.
Я в одиночестве думаю:
«А как живет мой сосед?»

* * *

В пути я занемог.
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям. Предсмертная песня

* * *
Стихи из путевых дневников

Может быть, кости мои
Выбелит ветер -Он в сердце
Холодом мне дохнул. Отправляясь в путь

* * *

Грустите вы, слушая крик обезьян!
А знаете ли, как плачет ребенок,
Покинутый на осеннем ветру?

* * *

Безлунная ночь. Темнота.
С криптомерией тысячелетней
Схватился в обнимку вихрь.

* * *

Лист плюща трепещут.
В маленькой роще бамбука
Ропщет первая буря.

* * *

Ты стоишь нерушимо, сосна!
А сколько монахов отжило здесь,
Сколько вьюнков отцвело… В саду старого монастыря

* * *

Роняет росинки — ток-ток —
Источник, как в прежние годы…
Смыть бы мирскую грязь! Источник, воспетый Сайгё

* * *

Сумрак над морем.
Лишь крики диких уток вдали
Смутно белеют.

* * *

Весеннее утро.
Над каждым холмом безымянным
Прозрачная дымка.

* * *

По горной тропинке иду.
Вдруг стало мне отчего-то легко.
Фиалки в густой траве.

* * *

Из сердцевины пиона
Медленно выползает пчела…
О, с какой неохотой! Покидая гостеприимный дом

* * *

Молодой конек
Щиплет весело колосья.
Отдых на пути.

* * *

До столицы — там, вдали, —
Остается половина неба…
Снеговые облака. На горном перевале

* * *

Солнце зимнего дня,
Тень моя леденеет
У коня на спине.

* * *

Ей только девять дней.
Но знают и поля и горы:
Весна опять пришла.

* * *

Паутинки в вышине.
Снова образ Будды вижу
На подножии пустом. Там, где когда-то высилась статуя Будды

* * *

В путь! Покажу я тебе,
Как в далеком Ёсино вишни цветут,
Старая шляпа моя.

* * *

Едва-едва я добрел,
Измученный, до ночлега…
И вдруг — глициний цветы!

* * *

Парящих жаворонков выше
Я в небе отдохнуть присел —
На самом гребне перевала.

* * *

Вишни у водопада…
Тому, кто доброе любит вино,
Снесу я в подарок ветку. Водопад «Ворота Дракона»

* * *

Словно вешний дождь
Бежит под навесом ветвей…
Тихо шепчет родник. Ручей возле хижины, где жил Сайгё

* * *

Ушедшую весну
В далекой гавани Вака
Я наконец догнал.

* * *

В день рождения Будды
Он родился на свет,
Маленький олененок.

* * *

Увидел я раньше всего
В лучах рассвета лицо рыбака,
А после — цветущий мак.

* * *

Там, куда улетает
Крик предрассветный кукушки,
Что там? — Далекий остров.

Дружба бывает разной

Я никогда не считала себя какой-то особенной. Обычная. Я всегда легко сходилась с людьми, но с возрастом, почему-то это стало сложнее и самое интересное, что в моем окружении было больше мужчин. Сначала мне это казалось очень странным. Ну как, у меня, у девочки, могут быть друзья мальчики. Со временем я поняла разницу.
Мне всегда мама говорила о том, что к годам тридцати у меня подруг почти не останется, что мне так будет комфортнее идти по жизни. Так и случилось.
Мне 29 и у меня только одна единственная лучшая подруга, которая мне к тому же приходится еще и родственницей по стечению обстоятельств. Так что не так все плохо оказывается, если не считать, что между нами больше тысячи километров.
Когда она уехала, я думала, что просто сойду с ума. Я уже не могла прибежать к ней в соседний дом в растянутых трениках и кроссовках на босу ногу. Мы не могли ночевать друг у друга как раньше и пить «Винкод», сидя на балконе восьмого этажа. Мда…вся это было так давно…конечно же, это было еще до замужества и далеко до рождения детей. Но это было! И это было чудесно. Вроде бы ничего особенного. Дешевый алкоголь, два стула на балконе в летнюю ночь и мы, с закинутыми ногами на парапет балкона, и бесконечные разговоры. Много лет прошло, а я это помню как вчера. Мне даже иногда кажется, что я чувствую запах тех ночей, моего сигаретного дыма и какого-то едва уловимого успокоения.
А сейчас, конечно, все по-другому…хотя нет, всё по-прежнему, нет только того балкона и дешевого алкоголя с сигаретами. А в остальном мало что изменилось.
Я такой человек, в общем-то, которому в одиночестве вполне комфортно, но общение в любом случае нужно, что бы окончательно не сойти с ума. И вот я задалась вопросом, почему же в моем окружении только одна подруга и много друзей?
Можно бесконечно долго говорить о том, что все женщины это расчетливые, корытные стервозины, которые выбирают себе страшненьких подружек, что бы на их фоне выглядеть лучше. Всё это, конечно, правда, но все же… почему чаще всего женщин окружают мужчины? Которые всегда смогут протянуть руку помощи или переступить через какие-то свои принципы, разбиться в лепёшку, но сделать?!
Всё это можно списать на неравенство полов, ведь во все времена женщин считали слабым полом и у мужчин, на уровне инстинктов, уже заложено, всегда вставать на защиту женщин. Но какое отношение это имеет к дружбе между нами? Или преследование своих целей, таких как затащить какую-то доверчивую дурочку в постель. Но я все же убеждена, что хороших людей гораздо больше, чем плохих. Так что этот вариант я не рассматриваю.
Еще учась в колледже я хорошо усвоила, что дружба между полами возможна. На практике я это проверила, когда уже поступила в университет. Мой самый лучший друг перевелся к нам еще на первом курсе. Парень – красавчик, который прекрасно об этом знал. По нации он был андиец, насколько я знаю, это очень немногочисленная нация, проживающая на Кавказе. Он обладал какой-то врожденной кокетливостью, которую распространял на всех женщин любых возрастов, в радиусе ста километров, а может даже и больше. Я помню, как на втором курсе мы сдавали иностранный язык и как он покорял своими знаниями языка заведующую кафедры, к слову, преклонного возраста. Он сорил изощренными комплиментами на английском языке, словно он британский денди, безбожно вгоняя её в краску. А мы, остальные, простые смертные, так сказать крестьяне с деревенским произношением банального «Hello», сидели и недоумевали, какой он там батон крошит ей на уши, что её щеки зарделись как у первоклашки на сентябрьской линейке. Этот человек мог очаровать абсолютно всех. Всех, кроме меня. На меня его флюиды не действовали. И нам было от этого классно. Мы могли говорить абсолютно обо всём, начиная от моего цикла и заканчивая его всеми девушками. Он всегда мог протянуть руку помощи в любое время суток, даже когда мы ссорились, то наше молчание никогда не длилось больше одного дня. Вот так мы и дружили на протяжении пяти лет.
А потом всё изменилось. Он связался не с теми людьми, начал делать то, чего не следует делать даже под дулом пистолета. Начал прогуливать, пропадать по неделям, и я из его жизни исчезла. Так всё и закончилось. Сейчас он живёт в другом городе, заканчивает медицинский и всё вроде бы ничего, только мне ужасно его не хватает. Я не могу его найти.
Встретившись недавно с моим бывшим однокурсником на лекции по повышению квалификации в области организации здравоохранения (он травматолог) мы так заболтались, что речь зашла о нашем общем знакомом и моём лучшем друге.
— Ты его вообще видел?- с надеждой спросила я.
— Да, видел как-то летом. Он, кажется, приезжал переводом в другой ВУЗ заниматься,- как-то нехотя ответил он.
— Поможешь мне его найти?- он молча смотрел на меня и в его огромных абсолютно черных глазах был немой вопрос «Зачем?».
— Пожалуйста, для меня это очень важно,- я надеюсь, что это не звучало так, как будто, я умоляю. Хотя, какая к черту разница?! Ради этого человека можно и поумолять.
— Ну, хорошо. Я его найду,- наконец сдался ты.
— Точно найдешь?,- с подозрительностью спросила я.
— Точно,-как то нехотя выдолнул ты.
Так получилось, что и сейчас меня окружают одни друзья-мужчины, которые не преследуют каких то своих корыстных целей. Они просто рядом. У них своя личная жизнь, семьи, но все равно…эта тонкая нить, которая связывает наши подсознания все еще существует и не рвётся. Но это не та нить, как у нас с Деном, эта нить намного тоньше и более хрупкая, но она всё же есть. Хотя она очень ранимая и может оборваться в любой момент.
Я, как друг своих друзей-мужчин, тоже веду себя соответствующе. Я спасала миллион раз их пятые точки от их косяков. Дружба для меня важнее, чем женская солидарность. Увы, но это так. Конечно, ни одна женщина не стоит того, что бы её обманывали, но иногда нужно соврать, что бы не разрушить то, что строилось годами.
Я помню, как мне позвонил мой Алик и абсолютно не своим, дрожащим голосом, на грани истерики стал рассказывать, что его оставила его любимая. Просто так, не объяснив ничего. Я прекрасно знала, что он чувствовал в тот момент, эта боль в его голосе до сих пор звучит у меня в голове. Голос, который готов был сорваться в любой момент и разразиться простой человеческой истерикой. Моё сердце больно сжималось, я не могла подобрать нужные слова. Я что-то мямлила, но от куда-то, из недр моего серого вещества пришли правильные слова. Я не знаю, помогло ему в тот момент это или нет, но потом, спустя пару месяцев, когда я старательно направляла его на нужные поступки в их истории любви, в которой, случился хепи энд, потом он просто сказал: «Спасибо».
Вот за это спасибо, можно и горы свернуть, и Землю обойти раза два как минимум. Я не волшебница, и не сладкий кудрявый купидон, я просто друг. Друг своих друзей мужчин.
И всё равно, что сказал Оскар Уайльд когда-то, что дружба между мужчиной и женщиной слабеет при наступлении темноты. Что ж, и пусть простит меня Оскар Уайльд, но я думаю я ни раз доказывала обратное. Доказывала, доказываю и буду доказывать! На том и стою.
С уважением, Ваш друг-женщина.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *