Стихи о прекрасной

Александр Блок Стихи о Прекрасной даме (Цикл)

Цикл «Стихи о Прекрасной Даме»

(129 стихотворений)

Вступление

Отдых напрасен. Дорога крута. Вечер прекрасен. Стучу в ворота.

Дольнему стуку чужда и строга, Ты рассыпаешь кругом жемчуга.

Терем высок, и заря замерла. Красная тайна у входа легла.

Кто поджигал на заре терема, Что воздвигала Царевна Сама?

Каждый конёк на узорной резьбе Красное пламя бросает к тебе.

Купол стремится в лазурную высь. Синие окна румянцем зажглись.

Все колокольные звоны гудят. Залит весной беззакатный наряд.

Ты ли меня на закатах ждала? Терем зажгла? Ворота отперла?

28 декабря 1903

———————————————————————————

*** Я вышел. Медленно сходили На землю сумерки зимы. Минувших дней младые были Пришли доверчиво из тьмы…

Пришли и встали за плечами, И пели с ветром о весне… И тихими я шёл шагами, Провидя вечность в глубине..

О, лучших дней живые были! Под вашу песнь из глубины На землю сумерки сходили И вечности вставали сны!..

25 января 1901. С.- Петербург

———————————————————————————

*** Ветер принёс издалёка Песни весенней намёк, Где-то светло и глубоко Неба открылся клочок.

В этой бездонной лазури, В сумерках близкой весны Плакали зимние бури, Реяли звёздные сны.

Робко, темно и глубоко Плакали струны мои. Ветер принёс издалёка Звучные песни твои.

29 января 1901

———————————————————————————

*** Тихо вечерние тени В синих ложатся снегах. Сонмы нестройных видений Твой потревожили прах. Спишь ты за дальней равниной, Спишь в снеговой пелене… Песни твоей лебединой Звуки почудились мне. Голос, зовущий тревожно, Эхо в холодных снегах… Разве воскреснуть возможно? Разве былое — не прах? Нет, из господнего дома Полный бессмертия дух Вышел родной и знакомой Песней тревожить мой слух. Сонмы могильных видений, Звуки живых голосов… Тихо вечерние тени Синих коснулись снегов.

2 февраля 1901

———————————————————————————

*** Душа молчит. В холодном небе Всё те же звёзды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат… Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далёкие миры, Но в одиночестве двуликом Готовит чудные дары, Дары своим богам готовит И, умащённая, в тиши, Неустающим слухом ловит Далёкий зов другой души…

Так- белых птиц над океаном Неразлучённые сердца Звучат призывом за туманом, Понятным им лишь до конца.

3 февраля 1901

———————————————————————————

*** Ты отходишь в сумрак алый, В бесконечные круги. Я послышал отзвук малый, Отдалённые шаги.

Близко ты или далече Затерялась в вышине? Ждать иль нет внезапной встречи В этой звучной тишине?

В тишине звучат сильнее Отдалённые шаги, Ты ль смыкаешь, пламенея, Бесконечные круги?

6 марта 1901

———————————————————————————

*** О. М. Соловьёвой

Ночью сумрачной и дикой — Сын бездонной глубины — Бродит призрак бледноликий На полях моей страны, И поля во мгле великой Чужды, хладны и темны.

Лишь порой, заслышав бога, Дочь блаженной стороны Из родимого чертога Гонит призрачные сны, И в полях мелькает много Чистых девственниц весны.

23 апреля 1901

———————————————————————————

*** Навстречу вешнему расцвету Зазеленели острова. Одна лишь песня не допета, Забылись вечные слова…

Душа в стремленьи запоздала, В пареньи смутном замерла, Какой-то тайны не познала, Каких-то снов не поняла…

И вот — в завистливом смущеньи Глядит — растаяли снега, И рек нестройное теченье Свои находит берега.

25 апреля 1901

———————————————————————————

*** В день холодный, в день осенний Я вернусь туда опять Вспомнить этот вздох весенний, Прошлый образ увидать.

Я приду — и не заплачу, Вспоминая, не сгорю. Встречу песней наудачу Новой осени зарю.

Злые времени законы Усыпили скорбный дух. Прошлый вой, былые стоны Не услышишь — я потух.

Самый огнь — слепые очи Не сожжёт мечтой былой. Самый день — темнее ночи Усыплённому душой.

27 апреля 1901, Поле за Старой Деревней

———————————————————————————

*** Так — разошлись в часы рассвета. А. Б.

Всё отлетают сны земные, Всё ближе чуждые страны. Страны холодные, немые, И без любви, и без весны.

Там — далеко, открыв зеницы, Виденья близких и родных Проходят в новые темницы И равнодушно смотрят в них.

Там — матерь сына не узнает, Потухнут страстные сердца… Там безнадёжно угасает Моё скитанье — без конца…

И вдруг, в преддверьи заточенья, Послышу дальние шаги… Ты — одиноко — в отдаленьи, Сомкнёшь последние круги…

4 мая 1901

———————————————————————————

*** В передзакатные часы Среди деревьев вековых Люблю неверные красы Твоих очей и слов твоих.

Прощай, идёт ночная тень, Ночь коротка, как вешний сон, Но знаю — завтра новый день, И новый для тебя закон.

Не бред, не призрак ты лесной, Но старина не знала фей С такой неверностью очей, С душой изменчивой такой!

5 мая 1901

———————————————————————————

*** Всё бытиё и сущее согласно В великой, непрестанной тишине. Смотри туда участно, безучастно, — Мне всё равно — вселенная во мне. Я чувствую, и верую, и знаю, Сочувствием провидца не прельстишь. Я сам в себе с избытком заключаю Все те огни, какими ты горишь. Но больше нет ни слабости, ни силы, Прошедшее, грядущее — во мне. Всё бытиё и сущее застыло В великой, неизменной тишине. Я здесь в конце, исполненный прозренья, Я перешёл граничную черту. Я только жду условного виденья, Чтоб отлететь в иную пустоту.

17 мая 1901

———————————————————————————

*** Кто-то шепчет и смеётся Сквозь лазоревый туман. Только мне в тиши взгрустнётся Снова смех из милых стран!

Снова шопот — и в шептаньи Чья-то ласка, как во сне, В чьём-то женственном дыханьи, Видно, вечно радость мне!

Пошепчи, посмейся, милый, Милый образ, нежный сон; Ты нездешней, видно, силой Наделён и окрылён.

20 мая 1901

———————————————————————————

*** Белой ночью месяц красный Выплывает в синеве. Бродит призрачно-прекрасный, Отражается в Неве.

Мне провидится и снится Исполпенье тайных дум. В вас ли доброе таится, Красный месяц, тихий шум?

22 мая 1901

———————————————————————————

*** Небесное умом не измеримо, Лазурное сокрыто от умов. Лишь изредка приносят серафимы Священный сон избранникам миров.

И мнилась мне Российская Венера, Тяжёлою туникой повита, Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры, В чертах лица — спокойная мечта.

Она сошла на землю не впервые, Но вкруг неё толпятся в первый раз Богатыри не те, и витязи иные… И странен блеск её глубоких глаз…

29 мая 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** Они звучат, они ликуют, Не уставая никогда, Они победу торжествуют, Они блаженны навсегда.

Кто уследит в окрестном звоне, Кто ощутит хоть краткий миг Мой бесконечный в тайном лоне, Мой гармонический язык? Пусть всем чужда моя свобода, Пусть всем я чужд, в саду моём Звенит и буйствует природа. Я — соучастник ей во всём!

30 мая 1901

———————————————————————————

*** Одинокий, к тебе прихожу, Околдован огнями любви. Ты гадаешь. — Меня не зови — Я и сам уж давно ворожу.

От тяжёлого бремени лет Я спасался одной ворожбой, И опять ворожу над тобой, Но неясен и смутен ответ.

Ворожбой полонённые дни Я лелею года, — не зови… Только скоро ль погаснут огни Заколдованной тёмной любви?

1 июня 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** И тяжкий сон житейского сознанья Ты отряхнёшь, тоскуя и любя. Вл. Соловьёв

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо — Всё в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо, И молча жду, — тоскуя и любя.

Весь горизонт в огне, и близко появленье, Но страшно мне: изменишь облик Ты,

И дерзкое возбудишь подозренье, Сменив в конце привычные черты.

О, как паду — и горестно, и низко, Не одолев смертельные мечты!

Как ясен горизонт! И лучезарность близко. Но страшно мне: изменишь облик Ты.

4 июня 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** …и поздно желать, Всё минуло: и счастье и горе. Вл. Соловьёв

Не сердись и прости. Ты цветёшь одиноко, Да и мне не вернуть Этих снов золотых, этой веры глубокой… Безнадёжен мой путь.

Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много, Ты лазурью сильна. Мне — другая и жизнь, и другая дорога, И душе — не до сна.

Верь — несчастней моих молодых поклонений Нет в обширной стране, Где дышал и любил твой таинственный гений, Безучастный ко мне.

10 июня 1901

———————————————————————————

*** За туманом, за лесами Загорится — пропадёт, Еду влажными полями — Снова издали мелькнёт.

Так блудящими огнями Поздней ночью, за рекой, Над печальными лугами Мы встречаемся с Тобой.

Но и ночью нет ответа, Ты уйдёшь в речной камыш, Унося источник света, Снова издали манишь.

14 июня 1901

———————————————————————————

*** В бездействии младом, в передрассветной лени Душа парила ввысь, и там Звезду нашла. Туманен вечер был, ложились мягко тени. Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала.

Невозмутимая, на тёмные ступени Вступила Ты, и, Тихая, всплыла. И шаткою мечтой в передрассветной лени На звёздные пути Себя перенесла.

И протекала ночь туманом сновидений. И юность робкая с мечтами без числа. И близится рассвет. И убегают тени. И, Ясная, Ты с солнцем потекла.

19 июня 1901

———————————————————————————

*** Сегодня шла Ты одиноко, Я не видал Твоих чудес. Там, над горой Твоей высокой, Зубчатый простирался лес.

И этот лес, сомкнутый тесно, И эти горные пути Мешали слиться с неизвестным, Твоей лазурью процвести.

22 июня 1901

———————————————————————————

*** С. Соловьёву

Она росла за дальними горами. Пустынный дол — ей родина была. Никто из вас горящими глазами Её не зрел — она одна росла. И только лик бессмертного светила — Что день — смотрел на девственный расцвет, И, влажный злак, она к нему всходила, Она в себе хранила тайный след. И в смерть ушла, желая и тоскуя. Никто из вас не видел здешний прах… Вдруг расцвела, в лазури торжествуя, В иной дали и в неземных горах. И ныне вся овеяна снегами. Кто белый храм, безумцы, посетил? Она цвела за дальними горами, Она течёт в ряду иных светил.

26 июня 1901

———————————————————————————

*** Внемля зову жизни смутной, Тайно плещущей во мне, Мысли ложной и минутной Не отдамся и во сне. Жду волны — волны попутной К лучезарной глубине.

Чуть слежу, склонив колени, Взором кроток, сердцем тих, Уплывающие тени Суетливых дел мирских Средь видений, сновидений, Голосов миров иных.

3 июля 1901

———————————————————————————

*** Прозрачные, неведомые тени К Тебе плывут, и с ними Ты плывёшь, В объятия лазурных сновидений, Невнятных нам, — Себя Ты отдаёшь.

Перед Тобой синеют без границы Моря, поля, и горы, и леса, Перекликаются в свободной выси птицы, Встаёт туман, алеют небеса.

А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи, Узрев на миг бессмертные черты, Безвестный раб, исполнен вдохновенья, Тебя поёт. Его не знаешь Ты,

Не отличишь его в толпе народной, Не наградишь улыбкою его, Когда вослед взирает, несвободный, Вкусив на миг бессмертья Твоего.

3 июля 1901

———————————————————————————

*** Я жду призыва, ищу ответа, Немеет небо, земля в молчаньи, За жёлтой нивой — далёко где-то — На миг проснулось моё воззванье.

Из отголосков далёкой речи, С ночного неба, с полей дремотных, Всё мнятся тайны грядущей встречи, Свиданий ясных, но мимолётных.

Я жду — и трепет объемлет новый. Всё ярче небо, молчанье глуше… Ночную тайну разрушит слово… Помилуй, боже, ночные души!

На миг проснулось за нивой, где-то, Далёким эхом моё воззванье. Всё жду призыва, ищу ответа, Но странно длится земли молчанье.

7 июля 1901

———————————————————————————

*** Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла Над берегом Невы и за чертой столицы? Не ты ли тайный страх сердечный совлекла С отвагою мужей и с нежностью девицы?

Ты песнью без конца растаяла в снегах И раннюю весну созвучно повторила. Ты шла звездою мне, но шла в дневных лучах И камни площадей и улиц освятила.

Тебя пою, о, да! Но просиял твой свет И вдруг исчез — в далёкие туманы. Я направляю взор в таинственные страны, —

Тебя не вижу я, и долго бога нет. Но верю, ты взойдёшь, и вспыхнет сумрак алый, Смыкая тайный круг, в движеньи запоздалый.

8 июля 1901

———————————————————————————

*** За городом в полях весною воздух дышит. Иду и трепещу в предвестии огня. Там, знаю, впереди — морскую зыбь колышет Дыханье сумрака — и мучает меня.

Я помню: далеко шумит, шумит столица. Там, в сумерках весны, неугомонный зной. О, скудные сердца! Как безнадёжны лица! Не знавшие весны тоскуют над собой.

А здесь, как память лет невинных и великих, Из сумрака зари — неведомые лики Вещают жизни строй и вечности огни…

Забудем дольний шум. Явись ко мне без гнева, Закатная, Таинственная Дева, И завтра и вчера огнём соедини.

12 июля 1901

———————————————————————————

*** Вечереющий день, догорая, Отступает в ночные края. Посещает меня, возрастая, Неотступная Тайна моя.

Неужели и страстная дума, Бесконечно земная волна, Затерявшись средь здешнего шума, Не исчерпает жизни до дна?

Неужели в холодные сферы С неразгаданной тайной земли Отошли и печали без меры, И любовные сны отошли?

Умирают мои угнетенья, Утоляются горести дня, Только Ты одинокою тенью Посети на закате меня.

11 июля 1901

———————————————————————————

*** Не жди последнего ответа, Его в сей жизни не найти. Но ясно чует слух поэта Далёкий гул в своём пути.

Он приклонил с вниманьем ухо, Он жадно внемлет, чутко ждёт, И донеслось уже до слуха: Цветёт, блаженствует, растёт…

Всё ближе — чаянье сильнее, Но, ах! — волненья не снести… И вещий падает, немея, Заслыша близкий гул в пути.

Кругом — семья в чаду молений, И над кладбищем — мерный звон. Им не постигнуть сновидений, Которых не дождался он!..

19 июля 1901

———————————————————————————

*** Не пой ты мне и сладостно, и нежно: Утратил я давно с юдолью связь. Моря души — просторны и безбрежны, Погибнет песнь, в безбрежность удалясь.

Одни слова без песен сердцу ясны. Лишь правдой их над сердцем процветёшь. А песни звук — докучливый и страстный — Таит в себе невидимую ложь.

Мой юный пыл тобою же осмеян, Покинут мной — туманы позади. Объемли сны, какими я овеян, Пойми сама, что будет впереди.

19 июля 1901

———————————————————————————

*** Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных, Ни лета зрелого, ни молодой весны. Они прошли — светло и беспокойно, И вновь придут — они землёй даны.

Мне жаль, что день великий скоро минет, Умрёт едва рождённое дитя. О, жаль мне, друг, — грядущий пыл остынет, В прошедший мрак и в холод уходя!

Нет, хоть в конце тревожного скитанья Найду пути, и не вздохну о дне! Не омрачить заветного свиданья Тому, кто здесь вздыхает обо мне.

27 июля 1901

———————————————————————————

*** Признак истинного чуда В час полночной темноты — Мглистый мрак и камней груда, В них горишь алмазом ты.

А сама — за мглой речною Направляешь горный бег Ты лазурью золотою Просиявшая навек.

29 июля 1901, Фабрика

———————————————————————————

*** Дождёшься ль вечерней порой Опять и желанья, и лодки, Весла, и огня за рекой? Фет

Сумерки, сумерки вешние, Хладные волны у ног, В сердце — надежды нездешние, Волны бегут на песок.

Отзвуки, песня далёкая, Но различить — не могу. Плачет душа одинокая Там, на другом берегу.

Тайна ль моя совершается, Ты ли зовёшь вдалеке? Лодка ныряет, качается, Что-то бежит по реке.

В сердце — надежды нездешние, Кто-то навстречу — бегу… Отблески, сумерки вешние, Клики на том берегу.

16 августа 1901

———————————————————————————

*** Ты горишь над высокой горою, Недоступна в Своём терему. Я примчуся вечерней порою, В упоеньи мечту обниму.

Ты, заслышав меня издалёка, Свой костёр разведёшь ввечеру, Стану, верный велениям Рока, Постигать огневую игру.

И когда среди мрака снопами Искры станут кружиться в дыму, Я умчусь с огневыми кругами И настигну Тебя в терему.

18 августа 1901

———————————————————————————

*** Видно, дни золотые пришли. Все деревья стоят, как в сияньи. Ночью холодом веет с земли; Утром белая церковь вдали И близка и ясна очертаньем.

Всё поют и поют вдалеке, Кто поёт — не пойму; а казалось, Будто к вечеру там, на реке — В камышах ли, в сухой осоке, — И знакомая песнь раздавалась.

Только я не хочу узнавать. Да и песням знакомым не верю. Всё равно — мне певца не понять. От себя ли скрывать Роковую потерю?

24 августа 1901

———————————————————————————

*** Кругом далёкая равнина, Да толпы обгорелых пней Внизу — родимая долина, И тучи стелятся над ней.

Ничто не манит за собою, Как будто даль сама близка. Здесь между небом и землёю Живёт угрюмая тоска.

Она и днём и ночью роет В полях песчаные бугры. Порою жалобно завоет И вновь умолкнет — до поры.

И всё, что будет, всё, что было, Холодный и бездушный прах, Как эти камни над могилой Любви, затерянной в потях.

25 августа 1901, д. Ивлево

———————————————————————————

*** Я всё гадаю над тобою, Но, истомлённый ворожбой, Смотрю в глаза твои порою И вижу пламень роковой.

Или великое свершилось, И ты хранишь завет времён И, озарённая, укрылась От дуновения племён?

Но я, покорствуя заране, Знай, сохраню святой завет. Не оставляй меня в тумане Твоих первоначальных лет.

Лежит заклятье между нами, Но, в постоянстве недвижим, Скрываю родственное пламя Под бедным обликом своим.

27 августа 1901

———————————————————————————

*** Нет конца лесным тропинкам. Только встретить до звезды Чуть заметные следы… Внемлет слух лесным былинкам.

Всюду ясная молва Об утраченных и близких… По верхушкам ёлок низких Перелётные слова…

Не замечу ль по былинкам Потаённого следа… Вот она — зажглась звезда! Нет конца лесным тропинкам.

2 сентября 1901, Церковный лес

———————————————————————————

*** Мчит меня мёртвая сила, Мчит по стальному пути. Небо уныньем затмило, В сердце — твой голос: «Прости».

Да, и в разлуке чиста ты И непорочно свята. Вон огневого заката Ясная гаснет черта.

Нет безнадёжного горя! Сердце — под гнётом труда, А на небесном просторе — Ты — золотая звезда.

6 сентября 1901, Почтовый поезд

———————————————————————————

Посвящение Встали надежды пророка — Близки лазурные дни. Пусть лучезарность востока Скрыта в неясной тени.

Но за туманами сладко Чуется близкий рассвет. Мне мировая разгадка Этот безбрежный поэт.

Здесь — голубыми мечтами Светлый возвысился храм. Всё голубое — за Вами И лучезарное — к Вам.

18 сентября 1901

———————————————————————————

*** Пройдёт зима — увидишь ты Мои равнины и болота И скажешь: «Сколько красоты! Какая мёртвая дремота!»

Но помни, юная, в тиши Моих равнин хранил я думы И тщетно ждал твоей души, Больной, мятежный и угрюмый.

Я в этом сумраке гадал, Взирал в лицо я смерти хладной И бесконечно долго ждал, В туманы всматриваясь жадно.

Но мимо проходила ты, — Среди болот хранил я думы, И этой мёртвой красоты В душе остался след угрюмый.

21 сентября 1901

———————————————————————————

*** Встану я в утро туманное, Солнце ударит в лицо. Ты ли, подруга желанная, Всходишь ко мне на крыльцо?

Настежь ворота тяжёлые! Ветром пахнуло в окно! Песни такие весёлые Не раздавались давно!

С ними и в утро туманное Солнце и ветер в лицо! С ними подруга желанная Всходит ко мне на крыльцо!

3 октября 1901

———————————————————————————

*** Снова ближе вечерние тени, Ясный день догорает вдали. Снова сонмы нездешних видении Всколыхнулись — плывут — подошли.

Что же ты на великую встречу Не вскрываешь свои глубины? Или чуешь иного предтечу Несомненной и близкой весны?

Чуть во мраке светильник завижу Поднимусь и, не глядя, лечу. Ты же в сумраке, милая, ближе К неподвижному жизни ключу.

14 октября 1901

———————————————————————————

*** Хранила я среди младых созвучий Задумчивый и нежный образ дня. Вот дунул вихрь, поднялся прах летучий, И солнца нет, и сумрак вкруг меня.

Но в келье — май, и я живу, незрима, Одна, в цветах, и жду другой весны. Идите прочь — я чую серафима, Мне чужды здесь земные ваши сны.

Идите прочь, скитальцы, дети, боги! Я расцвету ещё в последний день, Мои мечты — священные чертоги, Моя любовь — немеющая тень.

17 октября 1901

———————————————————————————

*** Скрипнула дверь. Задрожала рука. Вышла я в улицы сонные. Там, в поднебесьи, идут облака Через туман озарённые.

С ними — знакомое, слышу, вослед… Нынче ли сердце пробудится? Новой ли, прошлой ли жизни ответ, Вместе ли оба почудятся?

Если бы злое несли облака, Сердце моё не дрожало бы… Скрипнула дверь. Задрожала рука. Слёзы. И песни. И жалобы.

3 ноября 1901

———————————————————————————

*** Зарево белое, жёлтое, красное, Крики и звон вдалеке. Ты не обманешь, тревога напрасная, Вижу огни на реке.

Заревом ярким и поздними криками Ты не разрушишь мечты. Смотрится призрак очами великими Из-за людской суеты.

Смертью твоею натешу лишь взоры я, Жги же свои корабли! Вот они — тихие, светлые, скорые — Мчатся ко мне издали.

6 ноября 1901

———————————————————————————

*** Я ли пишу, или ты из могилы Выслала юность свою, — Прежними розами призрак мне милый Я, как тогда, обовью.

Если умру — перелётные птицы Призрак развеют, шутя. Скажешь и ты, разбирая страницы: «Божье то было дитя».

21 ноября 1901

———————————————————————————

*** Жду я холодного дня, Сумерек серых я жду. Замерло сердце, звеня: Ты говорила: «Приду, —

Жди на распутьи — вдали Людных и ярких дорог, Чтобы с величьем земли Ты разлучиться не мог.

Тихо приду и замру, Как твоё сердце, звеня, Двери тебе отопру В сумерках зимнего дня».

21 ноября 1901

———————————————————————————

*** Будет день — и свершится великое, Чую в будущем подвиг души.

Ты — другая, немая, безликая, Притаилась, колдуешь в тиши.

Но во что обратишься — не ведаю, И не знаешь ты, буду ли твой,

А уж Там веселятся победою Над единой и страшной душой.

28 ноября 1901

———————————————————————————

*** Я долго ждал — ты вышла поздно, Но в ожиданьи ожил дух, Ложился сумрак, но бесслёзно Я напрягал и взор и слух.

Когда же первый вспыхнул пламень И слово к небу понеслось, — Разбился лёд, последний камень Упал, — и сердце занялось.

Ты в белой вьюге, в снежном стоне Опять волшебницей всплыла, И в вечном свете, в вечном звоне Церквей смешались купола.

27 ноября 1901

———————————————————————————

*** Ночью вьюга снежная Заметала след. Розовое, нежное Утро будит свет.

Встали зори красные, Озаряя снег. Яркое и страстное Всколыхнуло брег.

Вслед за льдиной синею В полдень я всплыву. Деву в снежном инее Встречу наяву.

5 декабря 1901

———————————————————————————

Ворожба

Я могуч и велик ворожбою, Но тебя уследить — не могу. Полечу ли в эфир за тобою — Ты цветёшь на земном берегу. Опускаюсь в цветущие степи — Ты уходишь в вечерний закат, И меня оковавшие цепи На земле одиноко бренчат.

Но моя ворожба не напрасна: Пусть печально и страшно «вчера». Но сегодня — и тайно и страстно Заалело полнеба с утра. Я провижу у дальнего края Разгоревшейся тучи — тебя. Ты глядишь, улыбаясь и зная, Ты придёшь, трепеща и любя.

5 декабря 1901

———————————————————————————

*** Недосказанной речи тревогу Хороню до свиданья в ночи. Окна терема — все на дорогу, Вижу слабое пламя свечи.

Ждать ли поздней условленной встречи? Знаю — юная сердцем в пути, — Ароматом неведомой встречи Сердце хочет дрожать и цвести.

В эту ночь благовонные росы, Словно влажные страсти слова, Тяжко лягут на мягкие косы — Утром будет гореть голова…

Но несказанной речи тревогу До свиданья в ночи — не уйму. Слабый пламень глядит на дорогу, Яркий пламень дрожит в терему.

6 декабря 1901

———————————————————————————

*** Молчи, как встарь, скрывая свет, — Я ранних тайн не жду. На мой вопрос — один ответ: Ищи свою звезду.

Не жду я ранних тайн, поверь Они не мне взойдут. Передо мной закрыта дверь В таинственный приют.

Передо мной — суровый жар Душевных слёз и бед, И на душе моей пожар — Один, один ответ.

Молчи, как встарь, — я услежу Восход моей звезды, Но сердцу, сердцу укажу Я поздних тайн следы.

Но первых тайн твоей весны Другим приснится свет. Сольются наши две волны В горниле поздних бед.

18 декабря 1901

———————————————————————————

*** Вечереющий сумрак, поверь, Мне напомнил неясный ответ. Жду — внезапно отворится дверь, Набежит исчезающий свет. Словно бледные в прошлом мечты, Мне лица сохранились черты И отрывки неведомых слов, Словно отклики прежних миров, Где жила ты и, бледная, шла, Под ресницами сумрак тая, За тобою — живая ладья, Словно белая лебедь, плыла, За ладьёй — огневые струи — Беспокойные песни мои… Им внимала задумчиво ты, И лица сохранились черты, И запомнилась бледная высь, Где последние сны пронеслись. В этой выси живу я, поверь, Смутной памятью сумрачных лет, Смутно помню — отворится дверь, Набежит исчезающий свет.

20 декабря 1901

———————————————————————————

При посылке роз

Смотрел отвека бог лукавый На эти душные цветы. Их вековечною отравой Дыши и упивайся ты.

С их страстной, с их истомной ленью В младые сумерки твои И пламенной и льстивой тенью Войдут мечтания мои.

Неотвратимы и могучи, И без свиданий, и без встреч, Они тебя из душной тучи Живою молньей будут жечь.

24 декабря 1901

———————————————————————————

Ночь на новый год Лежат холодные туманы, Горят багровые костры. Душа морозная Светланы В мечтах таинственной игры. Скрипнет снег — сердца займутся — Снова тихая луна. За воротами смеются, Дальше — улица темна. Дай взгляну на праздник смеха, Вниз сойду, покрыв лицо! Ленты красные — помеха, Милый глянет на крыльцо… Но туман не шелохнётся, Жду полуночной поры. Кто-то шепчет и смеётся, И горят, горят костры… Скрипнет снег — в морозной дали Тихий, крадущийся свет. Чьи-то санки пробежали… «Ваше имя?» — Смех в ответ. Вот поднялся вихорь снежный, Побелело всё крыльцо… И смеющийся, и нежный Закрывает мне лицо… Лежат холодные туманы, Бледнея, крадется луна. Душа задумчивой Светланы Мечтой чудесной смущена…

31 декабря 1901

———————————————————————————

*** С. Соловьёву

Бегут неверные дневные тени. Высок и внятен колокольный зов. Озарены церковные ступени, Их камень жив — и ждёт твоих шагов.

Ты здесь пройдёшь, холодный камень тронешь, Одетый страшной святостью веков, И, может быть, цветок весны уронишь Здесь, в этой мгле, у строгих образов.

Растут невнятно розовые тени, Высок и внятен колокольный зов, Ложится мгла на старые ступени…. Я озарён — я жду твоих шагов.

4 января 1902

———————————————————————————

*** Высоко с темнотой сливается стена, Там — светлое окно и светлое молчанье. Ни звука у дверей, и лестница темна, И бродит по углам знакомое дрожанье.

В дверях дрожащий свет и сумерки вокруг. И суета и шум на улице безмерней. Молчу и жду тебя, мой бедный, поздний друг, Последняя мечта моей души вечерней.

11 января 1902

———————————————————————————

*** Там, в полусумраке собора, В лампадном свете образа. Живая ночь заглянет скоро В твои бессонные глаза.

В речах о мудрости небесной Земные чуятся струи. Там, в сводах — сумрак неизвестный, Здесь — холод каменной скамьи.

Глубокий жар случайной встречи Дохнул с церковной высоты На эти дремлющие свечи, На образа и на цветы.

И вдохновительно молчанье, И скрыты помыслы твои, И смутно чуется познанье И дрожь голубки и змеи.

14 января 1902

———————————————————————————

*** Я укрыт до времени в приделе, Но растут великие крыла. Час придёт — исчезнет мысль о теле, Станет высь прозрачна и светла.

Так светла, как в день весёлой встречи, Так прозрачна, как твоя мечта. Ты услышишь сладостные речи, Новой силой расцветут уста.

Мы с тобой подняться не успели, — Загорелся мой тяжёлый щит. Пусть же ныне в роковом приделе, Одинокий, в сердце догорит.

Новый щит я подниму для встречи, Вознесу живое сердце вновь. Ты услышишь сладостные речи, Ты ответишь на мою любовь.

Час придёт — в холодные метели Даль весны заглянет, весела. Я укрыт до времени в приделе, Но растут всемощные крыла.

Александр БлокСтихи о прекрасной даме

(1901-1902)

Отдых напрасен. Дорога крута.
Вечер прекрасен. Стучу в ворота.
Дольнему стуку чужда и строга,
Ты рассыпаешь кругом жемчуга.
Терем высок, и заря замерла.
Красная тайна у входа легла.
Кто поджигал на заре терема,
Что воздвигала Царевна Сама?
Каждый конек на узорной резьбе
Красное пламя бросает к тебе.
Купол стремится в лазурную высь.
Синие окна румянцем зажглись.
Все колокольные звоны гудят.
Залит весной беззакатный наряд.
Ты ли меня на закатах ждала?
Терем зажгла? Ворота отперла?

28 декабря 1903

* * *

Я вышел. Медленно сходили
На землю сумерки зимы.
Минувших дней младые были
Пришли доверчиво из тьмы…
Пришли и встали за плечами,
И пели с ветром о весне…
И тихими я шел шагами,
Провидя вечность в глубине…
О, лучших дней живые были!
Под вашу песнь из глубины
На землю сумерки сходили

И вечности вставали сны!..

25 января 1901. С.-Петербург

Ветер принес издалёка
Песни весенней намек,
Где-то светло и глубоко
Неба открылся клочок.
В этой бездонной лазури,
В сумерках близкой весны
Плакали зимние бури,
Реяли звездные сны.
Робко, темно и глубоко
Плакали струны мои.
Ветер принес издалёка
Звучные песни твои.

29 января 1901

Тихо вечерние тени
В синих ложатся снегах.
Сонмы нестройных видений
Твой потревожили прах.
Спишь ты за дальней равниной,
Спишь в снеговой пелене…
Песни твоей лебединой
Звуки почудились мне.
Голос, зовущий тревожно,
Эхо в холодных снегах…
Разве воскреснуть возможно?
Разве былое – не прах?
Нет, из господнего дома
Полный бессмертия дух
Вышел родной и знакомой
Песней тревожить мой слух.
Сонмы могильных видений,
Звуки живых голосов…
Тихо вечерние тени
Синих коснулись снегов.

2 февраля 1901

Душа молчит. В холодном небе
Всё те же звезды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, – и внемлет крикам,
И зрит далекие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары,
Дары своим богам готовит
И, умащенная, в тиши,
Неустающим слухом ловит
Далекий зов другой души…
Так – белых птиц над океаном
Неразлученные сердца
Звучат призывом за туманом,
Понятным им лишь до конца.

3 февраля 1901

Ты отходишь в сумрак алый,
В бесконечные круги.
Я послышал отзвук малый,
Отдаленные шаги.
Близко ты или далече
Затерялась в вышине?
Ждать иль нет внезапной встречи
В этой звучной тишине?
В тишине звучат сильнее
Отдаленные шаги,
Ты ль смыкаешь, пламенея,
Бесконечные круги?

6 марта 1901

О. М. Соловьевой

Ночью сумрачной и дикой —
Сын бездонной глубины —
Бродит призрак бледноликий
На полях моей страны,
И поля во мгле великой
Чужды, хладны и темны.
Лишь порой, заслышав бога,
Дочь блаженной стороны
Из родимого чертога
Гонит призрачные сны,
И в полях мелькает много
Чистых девственниц весны.

23 апреля 1901

Навстречу вешнему расцвету
Зазеленели острова.
Одна лишь песня не допета,
Забылись вечные слова…
Душа в стремленьи запоздала,
В пареньи смутном замерла,
Какой-то тайны не познала,
Каких-то снов не поняла…
И вот – в завистливом смущеньи
Глядит – растаяли снега,
И рек нестройное теченье
Свои находит берега.

25 апреля 1901

В день холодный, в день осенний
Я вернусь туда опять
Вспомнить этот вздох весенний,
Прошлый образ увидать.
Я приду – и не заплачу,
Вспоминая, не сгорю.
Встречу песней наудачу
Новой осени зарю.
Злые времени законы
Усыпили скорбный дух.
Прошлый вой, былые стоны
Не услышишь – я потух.
Самый огнь – слепые очи
Не сожжет мечтой былой.
Самый день – темнее ночи
Усыпленному душой.

27 апреля 1901. Поле за Старой Деревней

Так – разошлись в часы рассвета.

А. Б.
Всё отлетают сны земные,
Всё ближе чуждые страны.
Страны холодные, немые,
И без любви, и без весны.
Там – далеко, открыв зеницы,
Виденья близких и родных
Проходят в новые темницы
И равнодушно смотрят в них.
Там – матерь сына не узнает,
Потухнут страстные сердца…
Там безнадежно угасает
Мое скитанье – без конца…
И вдруг, в преддверьи заточенья,
Послышу дальние шаги…
Ты – одиноко – в отдаленьи,
Сомкнешь последние круги…

4 мая 1901

В передзакатные часы
Среди деревьев вековых
Люблю неверные красы
Твоих очей и слов твоих.
Прощай, идет ночная тень,
Ночь коротка, как вешний сон,
Но знаю – завтра новый день,
И новый для тебя закон.
Не бред, не призрак ты лесной,
Но старина не знала фей
С такой неверностью очей,
С душой изменчивой такой!

5 мая 1901

Всё бытие и сущее согласно
В великой, непрестанной тишине.
Смотри туда участно, безучастно, —
Мне всё равно – вселенная во мне.
Я чувствую, и верую, и знаю,
Сочувствием провидца не прельстишь.
Я сам в себе с избытком заключаю
Все те огни, какими ты горишь.
Но больше нет ни слабости, ни силы,
Прошедшее, грядущее – во мне.
Всё бытие и сущее застыло
В великой, неизменной тишине.
Я здесь в конце, исполненный прозренья,
Я перешел граничную черту.
Я только жду условного виденья,
Чтоб отлететь в иную пустоту.

17 мая 1901

Кто-то шепчет и смеется
Сквозь лазоревый туман.
Только мне в тиши взгрустнется
Снова смех из милых стран!
Снова шопот – и в шептаньи
Чья-то ласка, как во сне,
В чьем-то женственном дыханьи,
Видно, вечно радость мне!
Пошепчи, посмейся, милый,
Милый образ, нежный сон;
Ты нездешней, видно, силой
Наделен и окрылен.

20 мая 1901

Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.
Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В вас ли доброе таится,
Красный месяц, тихий шум?

22 мая 1901

Небесное умом не измеримо,
Лазурное сокрыто от умов.
Лишь изредка приносят серафимы
Священный сон избранникам миров.
И мнилась мне Российская Венера,
Тяжелою туникой повита,
Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры,
В чертах лица – спокойная мечта.
Она сошла на землю не впервые,
Но вкруг нее толпятся в первый раз
Богатыри не те, и витязи иные…
И странен блеск ее глубоких глаз…

29 мая 1901. С. Шахматово

Они звучат, они ликуют,
Не уставая никогда,
Они победу торжествуют,
Они блаженны навсегда.
Кто уследит в окрестном звоне,
Кто ощутит хоть краткий миг
Мой бесконечный в тайном лоне,
Мой гармонический язык?
Пусть всем чужда моя свобода,
Пусть всем я чужд в саду моем
Звенит и буйствует природа
Я – соучастник ей во всем!

30 мая 1901

Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь. – Меня не зови —
Я и сам уж давно ворожу.
От тяжелого бремени лет
Я спасался одной ворожбой,
И опять ворожу над тобой,
Но неясен и смутен ответ.
Ворожбой полоненные дни
Я лелею года, – не зови…
Только скоро ль погаснут огни
Заколдованной темной любви?

1 июня 1901. С. Шахматово

И тяжкий сон житейского сознанья

Ты отряхнешь, тоскуя и любя.

Вл. Соловьев
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Всё в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне – и ясен нестерпимо,
И молча жду, – тоскуя и любя.
Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.
О, как паду – и горестно, и низко,
Не одолев смертельные мечты!
Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.

4 июня 1901. С. Шахматово

…и поздно желать,

Все минуло: и счастье и горе.

Вл. Соловьев
Не сердись и прости. Ты цветешь одиноко,
Да и мне не вернуть
Этих снов золотых, этой веры глубокой…
Безнадежен мой путь.
Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много,
Ты лазурью сильна.
Мне – другая и жизнь, и другая дорога,
И душе – не до сна.
Верь – несчастней моих молодых поклонений
Нет в обширной стране,
Где дышал и любил твой таинственный гений,
Безучастный ко мне.

10 июня 1901

За туманом, за лесами
Загорится – пропадет,
Еду влажными полями —
Снова издали мелькнет.
Так блудящими огнями
Поздней ночью, за рекой,
Над печальными лугами
Мы встречаемся с Тобой.
Но и ночью нет ответа,
Ты уйдешь в речной камыш,
Унося источник света,
Снова издали манишь.

14 июня 1901

В бездействии младом, в передрассветной лени
Душа парила ввысь, и там Звезду нашла.
Туманен вечер был, ложились мягко тени.
Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала.
Невозмутимая, на темные ступени
Вступила Ты, и, Тихая, всплыла.
И шаткою мечтой в передрассветной лени
На звездные пути Себя перенесла.
И протекала ночь туманом сновидений.
И юность робкая с мечтами без числа.
И близится рассвет. И убегают тени.
И, Ясная, Ты с солнцем потекла.

19 июня 1901

Сегодня шла Ты одиноко,
Я не видал Твоих чудес.
Там, над горой Твоей высокой,
Зубчатый простирался лес.
И этот лес, сомкнутый тесно,
И эти горные пути
Мешали слиться с неизвестным,
Твоей лазурью процвести.

22 июня 1901

С. Соловьеву

Она росла за дальними горами.
Пустынный дол – ей родина была
Никто из вас горящими глазами
Ее не зрел – она одна росла.
И только лик бессмертного светила —
Что день – смотрел на девственный расцвет,
И, влажный злак, она к нему всходила,
Она в себе хранила тайный след.
И в смерть ушла, желая и тоскуя.
Никто из вас не видел здешний прах…
Вдруг расцвела, в лазури торжествуя,
В иной дали и в неземных горах.
И ныне вся овеяна снегами.
Кто белый храм, безумцы, посетил?
Она цвела за дальними горами,
Она течет в ряду иных светил.

26 июня 1901

Внемля зову жизни смутной,
Тайно плещущей во мне,
Мысли ложной и минутной
Не отдамся и во сне.
Жду волны – волны попутной
К лучезарной глубине.
Чуть слежу, склонив колени,
Взором кроток, сердцем тих,
Уплывающие тени
Суетливых дел мирских
Средь видений, сновидений,
Голосов миров иных.

3 июля 1901

Прозрачные, неведомые тени
К Тебе плывут, и с ними Ты плывешь,
В объятия лазурных сновидений,
Невнятных нам, – Себя Ты отдаешь.
Перед Тобой синеют без границы
Моря, поля, и горы, и леса,
Перекликаются в свободной выси птицы,
Встает туман, алеют небеса.
А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи,
Узрев на миг бессмертные черты,
Безвестный раб, исполнен вдохновенья,
Тебя поет. Его не знаешь Ты,
Не отличишь его в толпе народной,
Не наградишь улыбкою его,
Когда вослед взирает, несвободный,
Вкусив на миг бессмертья Твоего.

3 июля 1901

Я жду призыва, ищу ответа,
Немеет небо, земля в молчаньи,
За желтой нивой – далёко где-то —
На миг проснулось мое воззванье.
Из отголосков далекой речи,
С ночного неба, с полей дремотных,
Всё мнятся тайны грядущей встречи,
Свиданий ясных, но мимолетных.
Я жду – и трепет объемлет новый.
Всё ярче небо, молчанье глуше…
Ночную тайну разрушит слово…
Помилуй, боже, ночные души!
На миг проснулось за нивой, где-то,
Далеким эхом мое воззванье.
Всё жду призыва, ищу ответа,

Но странно длится земли молчанье.

7 июля 1901

Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла
Над берегом Невы и за чертой столицы?
Не ты ли тайный страх сердечный совлекла
С отвагою мужей и с нежностью девицы?
Ты песнью без конца растаяла в снегах
И раннюю весну созвучно повторила.
Ты шла звездою мне, но шла в дневных лучах
И камни площадей и улиц освятила.
Тебя пою, о, да! Но просиял твой свет
И вдруг исчез – в далекие туманы.
Я направляю взор в таинственные страны, —
Тебя не вижу я, и долго бога нет.
Но верю, ты взойдешь, и вспыхнет сумрак алый,
Смыкая тайный круг, в движеньи запоздалый.

8 июля 1901

За городом в полях весною воздух дышит.
Иду и трепещу в предвестии огня.
Там, знаю, впереди – морскую зыбь колышет
Дыханье сумрака – и мучает меня.
Я помню: далеко шумит, шумит столица.
Там, в сумерках весны, неугомонный зной.
О, скудные сердца! Как безнадежны лица!
Не знавшие весны тоскуют над собой.
А здесь, как память лет невинных и великих,
Из сумрака зари – неведомые лики
Вещают жизни строй и вечности огни…
Забудем дольний шум. Явись ко мне без гнева,
Закатная, Таинственная Дева,
И завтра и вчера огнем соедини.

12 июля 1901

Вечереющий день, догорая,
Отступает в ночные края.
Посещает меня, возрастая,
Неотступная Тайна моя.
Неужели и страстная дума,
Бесконечно земная волна,
Затерявшись средь здешнего шума,
Не исчерпает жизни до дна?
Неужели в холодные сферы
С неразгаданной тайной земли
Отошли и печали без меры,
И любовные сны отошли?
Умирают мои угнетенья,
Утоляются горести дня,
Только Ты одинокою тенью
Посети на закате меня.

11 июля 1901

Не жди последнего ответа,
Его в сей жизни не найти.
Но ясно чует слух поэта
Далекий гул в своем пути.
Он приклонил с вниманьем ухо,
Он жадно внемлет, чутко ждет,
И донеслось уже до слуха:
Цветет, блаженствует, растет…
Всё ближе – чаянье сильнее,
Но, ах! – волненья не снести…
И вещий падает, немея,
Заслыша близкий гул в пути.
Кругом – семья в чаду молений,
И над кладбищем – мерный звон.
Им не постигнуть сновидений,
Которых не дождался он!..

19 июля 1901

Не пой ты мне и сладостно, и нежно:
Утратил я давно с юдолью связь.
Моря души – просторны и безбрежны,
Погибнет песнь, в безбрежность удалясь.
Одни слова без песен сердцу ясны.
Лишь правдой их над сердцем процветешь.
А песни звук – докучливый и страстный —
Таит в себе невидимую ложь.
Мой юный пыл тобою же осмеян,
Покинут мной – туманы позади.
Объемли сны, какими я овеян,
Пойми сама, что будет впереди.

19 июля 1901

Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных,
Ни лета зрелого, ни молодой весны.
Они прошли – светло и беспокойно,
И вновь придут – они землей даны.
Мне жаль, что день великий скоро минет,
Умрет едва рожденное дитя.
О, жаль мне, друг, – грядущий пыл остынет,
В прошедший мрак и в холод уходя!
Нет, хоть в конце тревожного скитанья
Найду пути, и не вздохну о дне!
Не омрачить заветного свиданья
Тому, кто здесь вздыхает обо мне.

27 июля 1901

Признак истинного чуда
В час полночной темноты —
Мглистый мрак и камней груда,
В них горишь алмазом ты.
А сама – за мглой речною
Направляешь горный бег
Ты лазурью золотою
Просиявшая навек

29 июля 1901. Фабрика

Дождешься ль вечерней порой

Опять и желанья, и лодки,

Весла, и огня за рекой?

Фет
Сумерки, сумерки вешние,
Хладные волны у ног,
В сердце – надежды нездешние,
Волны бегут на песок.
Отзвуки, песня далекая,
Но различить – не могу.
Плачет душа одинокая
Там, на другом берегу.
Тайна ль моя совершается,
Ты ли зовешь вдалеке?
Лодка ныряет, качается,
Что-то бежит по реке.
В сердце – надежды нездешние,
Кто-то навстречу – бегу…
Отблески, сумерки вешние,
Клики на том берегу.

Все стихи:

  1. Успокоительны, и чудны…

  2. Высоко с темнотой сливается стена…

  3. Зарево белое, желтое, красное…

  4. Золотистою долиной…

  5. Или устал ты до времени…

  6. За туманом, за лесами…

  7. Жду я холодного дня…

  8. Жизнь медленная шла, как старая гадалка…

  9. Как сон, уходит летний день…

  10. Когда святого забвения…

  11. Кто-то шепчет и смеется…

  12. Ловлю дрожащие, хладеющие руки…

  13. Мне страшно с тобой встречаться…

  14. Молчи, как встарь, скрывая свет…

  15. Мчит меня мертвая сила…

  16. Душа молчит. В холодном небе…

  17. Люблю высокие соборы…

  18. Его встречали повсюду…

  19. Кругом далекая равнина…

  20. Дома растут, как желанья…

  21. Днем вершу я дела суеты…

  22. Мой вечер близок и безволен…

  23. Мы встречались с тобой на закате…

  24. За городом в полях весною воздух дышит…

  25. Мы живем в старинной келье…

  26. На весенний праздник света…

  27. На смерть деда (1 июля 1902 г.)

  28. На ржавых петлях открываю ставни…

  29. Навстречу вешнему расцвету…

  30. На темном пороге тайком…

  31. Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных…

  32. Не жди последнего ответа…

  33. Не пой ты мне и сладостно, и нежно…

  34. Небесное умом не измеримо…

  35. Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла…

  36. Недосказанной речи тревогу…

  37. Не сердись и прости. Ты цветешь одиноко…

  38. Давно хожу я под окнами…

  39. Говорили короткие речи…

  40. О, нет! Не расколдуешь сердца ты…

  41. Одинокий, к тебе прихожу…

  42. Нет конца лесным тропинкам…

  43. Вхожу я в темные храмы…

  44. Вступление («Отдых напрасен. Дорога крута…»)

  45. Всё бытие и сущее согласно…

  46. Встану я в утро туманное…

  47. Она стройна и высока…

  48. Всё отлетают сны земные…

  49. Она росла за дальними горами…

  50. Они звучат, они ликуют…

  51. Разгораются тайные знаки…

  52. О легендах, о сказках, о мигах…

  53. Ночь на новый год

  54. Ночью вьюга снежная…

  55. Ночью сумрачной и дикой…

  56. Вечереющий сумрак, поверь…

  57. Внемля зову жизни смутной…

  58. Видно, дни золотые пришли…

  59. Ветер принес издалёка…

  60. Вечереющий день, догорая…

  61. Верю в солнце завета…

  62. Весна в реке ломает льдины…

  63. Вдали мигнул огонь вечерний…

  64. В чужбину по гудящей стали…

  65. В передзакатные часы…

  66. Поздно. В окошко закрытое…

  67. Посвящение

  68. В бездействии младом, в передрассветной лени…

  69. В городе колокол бился…

  70. В день холодный, в день осенний…

  71. Брожу в стенах монастыря…

  72. Будет день, словно миг веселья…

  73. Будет день — и свершится великое…

  74. Потемнели, поблекли залы…

  75. Поэт

  76. При жолтом свете веселились…

  77. Предчувствую тебя. Года проходят мимо…

  78. Пробивалась певучим потоком…

  79. Прозрачные, неведомые тени…

  80. Признак истинного чуда…

  81. Пройдет зима — увидишь ты…

  82. Был вечер поздний и багровый…

  83. Сбежал с горы и замер в чаще…

  84. Сегодня шла ты одиноко…

  85. Свобода смотрит в синеву…

  86. Свет в окошке шатался…

  87. Слышу колокол. В поле весна…

  88. Скрипнула дверь. Задрожала рука…

  89. Снова ближе вечерние тени…

  90. Сны раздумий небывалых…

  91. Сны безотчетны, ярки краски…

  92. Старик

  93. Странных и новых ищу на страницах…

  94. Сумерки, сумерки вешние…

  95. Там, в полусумраке собора…

  96. Там — в улице стоял какой-то дом…

  97. Тебя скрывали туманы…

  98. Тебе, тебе, с иного света…

  99. Тихо вечерние тени…

  100. Травы спят красивые…

  101. Ты горишь над высокой горою…

  102. Ты была светла до странности…

  103. Ты не ушла. Но, может быть…

  104. Ты отходишь в сумрак алый…

  105. Ты — божий день. Мои мечты…

  106. Ты хочешь царствовать поныне…

  107. Ужасен холод вечеров…

  108. Уж вечер светлой полосою…

  109. Утомленный, я терял надежды…

  110. Без меня б твои сны улетали…

  111. Белой ночью месяц красный…

  112. Ушел он, скрылся в ночи?…

  113. Бегут неверные дневные тени…

  114. Ходит месяц по волне…

  115. Хоронил я тебя, и, тоскуя…

  116. Ушли в туман мечтания…

  117. Хранила я среди младых созвучий…

  118. Экклесиаст

  119. Целый день передо мною…

  120. Religio (Благочестие (лат.))

  121. Я долго ждал — ты вышла поздно…

  122. Я вышел в ночь — узнать, понять…

  123. Я всё гадаю над тобою…

  124. Я вышел. Медленно сходили…

  125. Я жду призыва, ищу ответа…

  126. Я жалок в глубоком бессильи…

  127. Я ли пишу, или ты из могилы…

  128. Я и молод, и свеж, и влюблен…

  129. Я просыпался и всходил…

  130. Я думал, что умру сегодня к ночи…

  131. Я миновал закат багряный…

  132. Я медленно сходил с ума…

  133. Я тишиною очарован…

  134. Я укрыт до времени в приделе…

  135. Я искал голубую дорогу…

  136. Я помню длительные муки…

  137. Я, отрок, зажигаю свечи…

  138. Смейся, паяц, но плакать не смей!..

  139. Явился он на стройном бале…

Ещё стихи автора:

  • «Страшный мир»
  • Лирические стихи

Блок стихи О прекрасной даме

Александр Блок вошел в литературу, как поэт-символист. Сам он говорил об этом так: «Символистом можно только родиться…быть художником – значит, выдерживать ветер из миров искусства, совершенно непохожих на этот мир, только влияющих на него; в тех мирах нет причин и следствий, времени и пространства, плотного и бесплотного, и мирам этим нет числа…».
Во время его восхождения на литературный Олимп, европейская культура переживала далеко не самые лучшие времена. Возник глубокий кризис, в связи с разочарованием о прежних, ставших уже своеобразным достоянием общественности, идеалах. Гибель прежнего общественного строя казалась неизбежной, поэтому неизбежным казался и вопрос, связанный с пересмотром прежних, устоявшихся моральных ценностей. В результате чего и появился символизм.
Он представляет собой одно из наиболее ярких литературных течений в литературе на рубеже веков. Данное направление можно назвать своеобразной попыткой человека-писателя уйти от противоречий в реальности и окунуться с головой в омут вечных идей и истин.
Именно таким человеком и является Блок. Особенно заметно это в «Стихах о Прекрасной даме». Сборник вышел в свет в 1904 году. Сборник в «Стихах о Прекрасной Даме» состоит из 129 небольших стихотворений, каждое из которых богато своей историей. В большинстве своем здесь звучат грезы об идеале, идея-мечта, поразившая собой Блока о неких грандиозных событиях. Собственно, можно сказать, что весь символизм писателя был сосредоточен именно в этом сборнике. Последующие произведения творца в дальнейшем частично меняются. Чаще всего они пронизывают чувство необходимости установить новые отношения с реальностью, без каких-либо возвышенных идеалов и грез, как в «Стихах о Прекрасной Даме». Сам Блок говорил об этом в своем письме С.М. Соловьеву так: «Во мне что-то обрывается, и наступает новое в положительном смысле, причем для меня это желательно, как когда реже».

Александр Блок «Стихи о Прекрасной даме»

Литературный календарь – 2019: читаем книги

Книга-юбиляр – 115 лет

…Вся история моего внутреннего развития напророчена в «Стихах о Прекрасной Даме».
Александр Блок
Свои мечты поэт определяет, как «сны раздумий небывалых», как «священный сон», и его заветные мольбы сводятся к одному: да исчезнет «мысль о теле», «воскресни дух, а плоть усни».
Валерий Брюсов

«Стихи о Прекрасной Даме» (1904) – главный цикл любовной лирики Александра Александровича Блока, представляющий собой поэтический дневник становления возвышенного чувства русского поэта. Это цикл «чистой» по жанру, отрешенной от всяких злободневных вопросов поэзии, одно из произведений русского символизма, посвященное Любови Дмитриевне Менделеевой, жене, актрисе, дочери великого ученого-химика. Зная свою будущую супругу Любовь Менделееву с детства (Менделеевы жили по соседству с Бекетовыми), он увлекся ею по-настоящему в 19-летнем возрасте, пригласив летом на даче на роль Офелии в любительском спектакле, где сам играл Гамлета. Летом 1901 г. Блок понял, что «страшно влюблен» в нее. Четыре года трепетной любви – вся она, как на ладони, представлена в письмах и в стихах, в сборнике «Стихи о Прекрасной Даме». Блок сделал Любови предложение, 17 августа 1903 г. они обвенчались. Для творчества Александра Блока это событие превратилось в акт вселенской значимости. Этот роман оказался «поэтичным». «Он писал тогда стихи – много стихов, писал как завороженный. Он не замечал ни студенческих демонстраций, хотя сам тогда учился в Петербургском университете, ни других событий времени. Ему было не до этого – он «входил в темные храмы и совершал бедный обряд», – так видела молодого Блока Л. Менделеева.

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать онлайн в библиотеке ЛитРес*

Образ Прекрасной Дамы Блок почерпнул в рыцарской поэзии Средневековья: рыцарского поклонения Даме, традициях мистической лирики Ренессанса, в особенности Данте и Петрарки, он соединился у Блока с земным чувством любви-страсти. В русской поэзии Блок видел своих предшественников в Жуковском и особенно в Фете. Поэт не сразу нашел название цикла. Тема была ясна с самого начала – Вечная Женственность. В ней виделась разгадка бытия и всех его законов. Она шла от Гете и Владимира Сергеевича Соловьева. Под влиянием мыслителя о мистической Вечной Женственности жили в начале ХХ столетия многие молодые люди России. Они бредили образом Прекрасной Дамы. Поэта тоже захватила мысль о воплощении Идеала в земной действительности. Он верил в возможность соприкосновения идеального и реального миров. Ожидание грандиозного преображения все теснее связывалось в его сознании с нисхождением на землю Вечной Женственности, Таинственной Девы. Наступление нового века воспринималось поэтом как начало всеобщего обновления и перерождения человека. В 1901–1902 гг. его посещали видения. Ему является она, в ее чертах он узнает Мировую Душу, образ которой причудливо переплетается с чертами реальной женщины, его невесты. Почитание неземной прекрасной Дамы и влюбленность в конкретную женщину слились в единое чувство и породили творческое напряжение невиданной силы. Александр Александрович осознал, что такой Девой является Любовь Менделеева. Первоначально автору тоже хотелось назвать собрание самых сокровенных стихотворений – «О вечноженственном», но он по-новому взглянул на свою строфу:

Вхожу я в темные храмы.
Свершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцанье красных лампад.

В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» произошло открытие новой для всей литературы 1900-х гг. темы мистического женского начала мира. Так родилось название сборника, который стал важнейшим событием в истории русской поэзии начала ХХ в. Название будущего цикла впервые появилось в печати в 1903 г. в связи с публикацией в альманахе «Северные цветы» десяти лирических стихотворений Блока и было предложено составителем и редактором альманаха В. Я. Брюсовым. В дальнейшем это название традиционно использовалось Блоком. В конце октября 1904 г. (на титульном листе 1905) в московском издательстве «Гриф» вышла первая отдельная книга поэта с тем же названием «Стихи о Прекрасной Даме». Выход первой книги сделал имя автора широко известным и ввел его в круг символистов, а первый сборник Александра Блока свидетельствовал о зрелости таланта и творческой оригинальности поэта.
Блок хотел, чтобы все его творчество рассматривалось как единый роман в стихах. Он разделил свою поэзию на три тома, каждый из которых знаменовал определенный этап пройденного им жизненного и творческого пути. В этой картине целого в первом томе центральное место отведено самому обширному по объему циклу – «Стихам о Прекрасной Даме». В последнем прижизненном издании блоковской лирики цикл включал 164 стихотворения, написанных в период с весны 1901 г. по осень 1902 г. «Стихи о Прекрасной Даме» – единый текст, в основе которого лежит простой мотив: лирический герой – «рыцарь» (юноша, поэт, инок) стремится к ней. В цикле разработана система символов. В предметах и явлениях Блок провидел намеки на иной мир, базу для символов Блок искал и находил в окружающей жизни.

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо –
Все в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне – и ясен нестерпимо,
И молча жду, – тоскуя и любя.

Блок воспринял свое отношение к девушке как возвышенный «мистический роман», однако брак не осчастливил Любовь Дмитриевну. Блок любил ее, но не как земную женщину из плоти и крови, а как Музу, источник поэтического вдохновения. На протяжении четырех лет после свадьбы супруга оставалась для него Прекрасной Дамой – земным воплощением божественного начала. Менделеева точку зрения мужа не разделяла. Она хотела быть любимой, как обычная женщина, и считала поведение Александра Александровича издевательским. Отношения Блока с женой, которые поначалу складывались романтично, обернулись личной трагедией. Любовь Менделеева стала Вселенским символом не только для мужа, но и для его друзей, что привело к острым конфликтам. Вскоре дало знать извечное противоречие между мечтой и действительностью – самим Блоком и его Прекрасной Дамой: та оказалась далекой от созданного поэтического идеала, к тому же еще и неверной супругой. Все так и было: сначала портрет, как икона, затем – снятое обручальное кольцо. А что же Прекрасная Дама? Вполне закономерна и хрестоматийная концовка стихотворения:

Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.

С кем бы в дальнейшем ни сводила Блока судьба, и какие бы лирические шедевры ни рождались – былой образ Прекрасной Дамы, возвышенный, вдохновенный, и в какой-то мере недостижимый идеал любви, по-прежнему лучезарно светился между строк любовной лирики. В этом смысле судьба знаменитого сборника, посвященного невесте-жене, оказалась более чем символичной. По существу, Прекрасная Дама – это вся поэзия Блока, вся мировая поэзия вообще! Именно эти стихи оставались для Блока самыми любимыми до конца жизни. Мотивы и образы цикла получили широкое развитие в лирике и драматургии Блока.

Литературоведы часто называют первый том лирики Блока «стихотворным молитвенником»: герой застывает в коленопреклоненной позе, он «молча ждет», «тоскуя и любя»; ритуальность происходящего поддержана образными знаками религиозного служения – упоминанием лампад, свечей, церковной ограды, господством белого, алого и золотого цветов в живописной палитре. Земные «переживания» Блока и эпизоды личной биографии используются поэтом как материал для вдохновенного преобразования. Исследовательница Л. А. Колобаева отмечает: «Способ восприятия мира» и соответствующий ему способ символизации в поэзии Блока этого времени – это способ всеобщих, универсальных аналогий и мировых «соответствий».

…Весь горизонт в огне, и близко появленье.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.

С годами Прекрасную Даму сменяет Незнакомка, Снежная Маска, «цыганка-раскольница» Фаина.

Цитаты:

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.
О, я привык к этим ризам
Величавой Вечной Жены!
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны.

О, Святая, как ласковы свечи,
Как отрадны Твои черты!
Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
Но я верю: Милая – Ты.

25 октября 1902

***
Покраснели и гаснут ступени.
Ты сказала сама: Приду.
У входа в сумрак молений
Я открыл мое сердце. – Жду.

Что скажу я тебе – не знаю.
Может быть, от счастья умру.
Но, огнем вечерним сгорая,
Привлеку и тебя к костру.

Расцветает красное пламя.
Неожиданно сны сбылись.
Ты идешь. Над храмом, над нами –
Беззакатная глубь и высь.

25 декабря 1902

Отзывы читателей

Много стихов о прекрасной даме наводили на мысль, что ее не существует, а это просто такое вот воспевание женского образа в лике луны. Холодной, далекой, манящей, но неживой. Но иногда товарищ Блок вытаскивал на свет всю свою чувственную страсть и она превращалась в живую женщину из плоти и крови… с которой хочется жить.

inanity

…Он необыкновенный. Он – полностью мой. Я чувствую его стихи, я понимаю его, погружаясь в его мир, взлетая вместе с ним. И так не хочется потом приземляться… Но приходится. И тогда, когда опускаешься на землю, где-то в душе отзвук полета его стихов…

amanda_winamp

Заказать книги в ЧОУНБ

Читать онлайн в библиотеке ЛитРес*

Университетская библиотека

*Для чтения книги онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *