Стихи неизвестных авторов

Популярные стихи неизвестных авторов

В чем же можно измерить любовь?
В километрах,в секундах,в часах?
В тихом стуке влюбленных сердец?
Или в плачущих голосах?
Может просто в душевном тепле
И глазах,что промокли от слез
Просто хочется полюбить,
Но слова эти все не всерьез
Вообщем,просто,измерить любовь
Невозможно ни чем и ни как
Только сердце подскажет тебе
Кто в любви тебе друг,а кто враг!

* * *

О мужчинах судят не по чину,
Не по деньгам, что приносят в дом.
Не по росту судят о мужчине,
Судят не по возрасту о нем.
Судят не по ловкости и силе,
Не по славе, что порой пуста.
И не по тому, что он красивый,-
Внешняя увянет красота.
Судят вовсе не по той причине,
Что кругом пример с него берут.
А по отношению мужчины
К женщине. И это главный суд!

* * *

Утро. Солнце. Чашка кофе.
Хочешь, вместо молока,
По небес пройдя дороге,
Я добавлю облака…
Я добавлю счастья ложку.
Хочешь, даже не одну.
Свои чувства на ладошке
Вместе с кофе протяну.
Я добавлю горсть улыбок.
И мечты твои из снов.
Музыку цветочных скрипок
А ещё… свою любовь!

* * *

Душа ребёнка святостью чиста,
Жива и радостна от любви внимания,
Она светла, наивна и проста,
И вдохновенно ищет понимания.
Душа ребёнка близкими живёт —
Учась в семье гармонии и братству,
Она Судьбы дорогу познаёт,
Что приведёт её когда-то к счастью.
Душа ребёнка лёгкая как пух,
Она красива и стремится к Богу.
Ты укрепи его ранимый дух,
И укажи на Истины дорогу.

* * *

У женщины побольше силы,
Чем говорит её слеза.
Наверно потому красивы
Её усталые глаза…
Они одобрят и осудят,
И вознесут, и кинут вспять.
Не верьте тем несчастным людям,
Которым «женщин не понять»!
Понять их, в общем-то, не сложно.
Их надо слышать в тишине,
А, если это невозможно,
То, просто – верить, как себе!
Как верят в старую Икону,
В семейный каменный Погост,
Во всемогущество Закона
В стране болотистых берёз…
Любите Женщину, любите,
Отбросив Горечи и Стыд.
Её – вперёд, за всё, простите.
Не наносите ей обид!
И это Вам , потом, зачтётся,
А, может быть, уже и нет…
А Женщина, пускай смеётся!
И, дай ей Бог, побольше лет.

* * *

Прекрасен тот,кто изначально
Прекрасен божьей красотой,
Кто даже в паузе молчанья
Зовет улыбкой за собой.
Кто даже в грусти и в обиде,
Сияет солнышком для нас,
Кто через мглу и бездну виден
И слышен чей сквозь вечность глас.
Прекрасен тот,кого мы любим,
От детворы до стариков,
И как же часто их же губим
Обидным словом и строкой.
И как не часто воскрешаем,
И как потом себя казним,
За то что больше не встречаем,
Того кто был всегда любим…

* * *

Богач какой-то без души,
Увидел бедняка однажды.
«Кто ты, откуда? Расскажи.
С тобой не встретимся мы дважды.
Пропах ты скверной колбасой,
Твой вид, одежда – все ужасно!
Толпа любуется лишь мной,
Живешь на свете ты напрасно.
Но, коли встретились, постой.
Вопрос задам я очень важный:
Ты, говорят, богат душой?
А у меня с душой неважно.
Бери, что видишь пред собой,
Взамен отдай души богатство.
Вот джип, вот яхта, дом большой…».
Богач хихикнул от злорадства.
Пока он потрясал мошной,
Купить желанное в надежде,
Бедняк ушел, махнув рукой,
В своей потрепанной одежде.
Богач от дерзости такой,
Почувствовал себя неважно,
Провел в больнице день, другой.
Случается такое с каждым.
Что стало с ним, кого спросить?
Увы, нам это неизвестно.
О встрече этой на Руси
Судачат люди повсеместно.
Бедняк давно разбогател,
Построил храм на свои средства.
Душою он не оскудел,
Его душа – Руси наследство.

* * *

Я — женщина, и значит я — актриса.
Во мне сто лиц и тысяча ролей.
Я — женщина, и значит я — царица.
Возлюбленная всех земных царей.
Я — женщина, и значит я — рабыня.
Познавшая соленый вкус обид.
Я — женщина, и значит я -пустыня,
Которая тебя испепелит…
Я — женщина. Сильна я по неволе.
Но, знаешь, даже если жизнь борьба
Я — женщина, я слабая до боли.
Я — женщина, и значит я — судьба.
Я — женщина, я просто вспышка страсти,
Но мой удел — терпение и труд.
Я — женщина, я — то большое счастье,
Которое совсем не берегут.
Я — женщина, и этим я опасна.
Огонь и лед навек во мне одной.
Я — женщина, и значит я прекрасна,
С младенчества до старости седой.
Я — женщина, и в мире все дороги
Ведут ко мне, а не в какой-то Рим!
Я — женщина, я избранная Богом,
Хотя этим и наказанная им…

* * *

Папригуний стрэказа,
Абальделие глаза.
Цэлий лэта толка пригал
Водка жраль, нагами дригал,
И работат нэ хатель!
Патаму и ни вспатель!
А мураш завскладам биль,
В юрта он в мешках насиль —
Чай, урюк, киш-мищ, хурьма…
Гатавлялься на зима
А Стрекоз над ним смеяль,
Вотка жраль, нагой балталь!
Ти смеёшся пачему?
Гаварит Мураш ему,
Скоро с неб вада летит,
Где патом твая сидит?
Стреказа Ха-Ха запэл,
Вдаль паслал и улетел.
Скоро с нэб вада пашоль
Стреказа к Мураш пришоль
Вах! Салям! Мароз в степе!
Ти пусти мене к себе.
А пака на двор хана
Буду я тибе жина.
А Мураш анашкой пых,
-Твоя думаль я — кутых?
За лепешка спат с табой?
Думаишь такой тупой??!
Целий лето толко пригаль,
Жраль арак, нагами дригаль,
Не здаровался са мной,
Кель атсюда! Пестни пой!
В этай басен правда есть,
Если хочиш фкусно есть
Лэтам нада рабатАть,

* * *

Я выпустила из бутылки Джина.
Должна признаться, симпатичный Джин.
Такой эффектный, молодой мужчина,
И выполнить желанья предложил!
Ну а какие у меня желанья?
Я и не очень верю в волшебство.
Но всё ж решила быть оригинальной,
И попросила ласково его:
«Ах, милый Джини, я мудрить не буду,
Мне ни к чему рубины, серебро.
Ты лучше вытри пол, помой посуду,
Почисть палас, и вынеси ведро.
Погладь бельё, потом сходи на рынок,
Когда вернёшься — приготовь обед,
И надо б разморозить холодильник,
И что-нибудь придумать на десерт».
Крутился Джин, как белка в поговорке,
Разбил плафон, рассыпал порошок,
Поранил себе палец в кофемолке,
И утюгом штаны свои прожёг.
И выдохся, упал на покрывало,
Не в силах ни творить, ни колдовать,
А я ему на ушко прошептала:
«Прими-ка душик, и пойдём в кровать».
Скривился Джин и с горькою ухмылкой:
«Помилуй, Госпожа, уже нет сил!»
И вдруг полез стремительно в бутылку,
И пробочку потуже закрутил.

* * *

Шёл по лесу грустный ёжик:
Глазки, нос, две пары ножек,
Шубка странная на нём –
Иглы острые кругом…
Жизнь его была не сладкой –
Иглы не ложились гладко,
А торчали, как шипы –
Остры, грубы и страшны…
Волк с хорьком его дразнили,
Вместо ёлки нарядили
Фантиками от конфет,
Потерявших вид и цвет…
Плакал горькими слезами
Ёжик с острыми шипами …
-Вот у зайца шубка – пух,
В мягких пёрышках петух…
Даже белка, волк, лисица
В мягких шубках, а не в спицах…
Не хочу колючим быть —
Надо иглы затупить!
Но иголки не сдавались —
Не тупились, не ломались…
Как он будет дальше жить?
Кто захочет с ним дружить?
Ведь колючий он ужасно,
А дружить с таким опасно…
И не важно, что душа
Всех добрее у ежа…
Он направился к посёлку,
(Вспомнил модницу Болонку)
Понял – ножницы нужны –
Срезать острые шипы!
Только встретил по дороге
Чудо-девочку… В тревоге
Сердце замерло в груди –
Как её мне обойти? –
Он боялся, что уколет –
От колючек столько боли….
Но она взяла ежа,
Стала гладить не спеша…
-Ну, не бойся, мой хороший!
До чего же ты пригожий,
Славный маленький малыш!
Так потешно ты сопишь!
Ёжик сжался от испуга —
Ведь поранит чудо-друга,
Но заметил, что шипы
Стали мягки и нежны –
Под рукой легли покорно,
Как живые – нежно, ровно!
Все обиды ёж забыл,
А малышку полюбил.
…Добротой, теплом и лаской,
Нежным словом, мудрой сказкой
Можно сделать из «ежей»
Самых преданных друзей!

* * *

Пришёл однажды к старцу ученик,
Вопрос о жизни задал напрямик:
«Ты знаешь всё. Ответь мне, почему
Наш мир так равнодушен ко всему?
А злость людская, зависть, подлость, лесть
Всегда в ответ лишь получают месть?..»
Мудрец подумал… На вопрос юнца
Ответил притчей, правды не тая:
«Давным-давно страною правил шах.
Богат был, грозен, всем внушал он страх …
И для себя однажды приказал
Дворец построить – сказку, идеал,
Чтоб в нём диковин было бы не счесть —
Потешить захотел свой род и честь…
Дворец готов. В нём комната одна
Своим секретом всех свела с ума —
В сверхточности и ясности зеркал
Пустой, огромный отражался зал…
И кто туда однажды попадал,
Что зеркала вокруг не понимал…
Вот как-то раз в тот зал пробрался пёс…
В испуге замер, «к месту он прирос» —
Со всех сторон – со стен и потолка —
Собачья свора сжалась для броска…
Оскалил зубы пёс, и зеркала
Ему в ответ послали море зла…
Залаял он, и эхом сто собак
Зашлись от лая – в зале был чужак…
С ожесточеньем воздух пёс кусал…
О зеркалах, конечно же, не знал…
Но каждое движение за ним
«Псы» точно повторяли, как один…
От страха сердце замерло в груди…
Под утро лишь несчастного нашли…
Он в окруженьи «мёртвых псов» лежал —
Их отражала чистота зеркал…
…Мир безразличен и для всех един…
Ни добр, ни зол он к мёртвым и живым…
А то, что всё же задевает нас —
Лишь отраженье наших чувств сейчас!
И, как ни грустно это понимать,
Мир — зеркало… На что же нам пенять?..»

Лучшие стихи поэтов современности

Не сильная, просто я сильно люблю,
И мне твоё счастье важнее —
Когда твои чувства стремятся к нулю,
Не стану я камнем на шее.
Пускай ты теперь хочешь быть не со мной,
Мне в жизни по-прежнему надо
Дарить тебе счастье любою ценой,
Пусть даже отсутствием рядом.

* * *

Перекраивая наперекосяк
Всё в себе, не понимают порой люди:
Их не любят не за то, что всё не так –
Всё не так из-за того, что их не любят.

* * *

так иногда случается,
нам просто не о чем говорить.
да, продолжаю пить.
продолжаю быть
бешеной.
вся моя жизнь повешена
на ржавый прогнивший гвоздь.
и ты, мой внезапный гость,
ты весь чужой мне. весь.
боюсь, ни на чай, ни на ночь
тебе не остаться
здесь.

* * *

Видит Бог: я тебе не враг.
И не важно, какой у тебя флаг.
И не важно, какой у тебя слог.
И не важно, какой у тебя Бог.

* * *

Кровать,
Стена,
Квадрат
Окна.
Стремиться
Ввысь,
Напиться
Вдрызг
И скрыться.
Лица
Крыс
На улицах
Столицы.

* * *

А краски, словно на финифти!
Я обожаю всех людей!
Включая тех, кто гадит в лифте…

* * *

Я шел по городу с улыбкой,
Давясь холодной шаурмой.
Я точно был твоей ошибкой,
А ты моей, о ангел мой.

* * *

Я человек хороший очень.
И где-то в глубине души
Второе я моё не хочет
Ни бить, ни резать, ни душить.

* * *

кружатся и падают звезды
собой засыпают город
хожу собираю их ночью
днем клею на потолок

* * *

Довольно изучать,
давайте излучать,
измучившись от внутреннего жара,
друг другу свет передавать,
а не туман клубящегося пара.

* * *

Зачарованный грот
Жизнь проходит,— вечен сон.
Хорошо мне,— я влюблен.
Жизнь проходит,— сказка — нет.
Хорошо мне,— я поэт.
Душен мир,— в душе свежо.
Хорошо мне, хорошо.

* * *

Мне снилось: мертвенно-бессильный,
Почти жилец земли могильной,
Я глухо близился к концу.
И бывший друг пришел к кровати
И, бормоча слова проклятий,
Меня ударил по лицу.

* * *

Стоит одиноко на севере диком
Писатель с обросшею шеей и тиком
Щеки, собирается выть.
Один-одинешенек он на дорогу
Выходит, внимают окраины Богу,
Беседуют звезды; кавычки закрыть.

Красивые авторские стихотворения

Береги свою душу от зла,
Не пускай в своё сердце обиды.
В жизни так не хватает тепла,
А сквозь мглу просветлений не видно.
Береги свою душу от слов,
Что как пули свинцовые ранят,
От пустых и несбыточных снов,
Что по сердцу порой барабанят.
Береги свою душу от бед,
Наша жизнь и без них быстротечна.
Даже если и солнышка нет,
Всё равно облака не навечно.
Наши дни безвозвратно летят,
Прегрешенья прости и ошибки.
Даже если тебя не простят,
Ты прими всё как есть и с улыбкой.
Береги свою душу от зла
И не дай ей в пути потеряться.
Ведь куда бы судьба не вела —
Без души очень страшно остаться.

* * *

Я пришла за счастьем, вот мои ладошки…
Боженька, ну сжалься, поделись немножко…
Людям очень важно с мыслью просыпаться,
Что жива надежда, что нельзя сдаваться…
Очередь за счастьем у тебя толпится,
Но намного больше тех, кто побоится
К очереди этой присоединиться…
Только им ведь тоже счастье пригодится…
Я раздам прохожим счастье по крупинкам…
Близким и не очень, рыжим и блондинкам,
Бедным, и богатым, слесарям, поэтам…
Недостойных счастья в мире просто нету…
Ведь когда улыбки добрые встречаешь,
О своих проблемах сразу забываешь…
А когда душою кто-то согревает,
Это значит, счастье всё-таки бывает…
Нужно оглянуться, нужно присмотреться…
Может, в чьём-то сердце к счастью скрыта дверца…
Только вы не бойтесь в эту дверь стучаться…
Пред любовью лучше не сопротивляться…
И толпились люди, занимали место…
Кто-то хочет денег, кто-то стать невестой…
Для кого-то счастье – сплетнями делиться…
Очередь большая… Всё мелькают лица…
Я пришла за счастьем, вот мои ладошки…
Вижу, пусто… Птицы доклевали крошки…
Но с улыбкой мудрой мне ответил Боже,
Что улыбка близких – это счастье тоже…

* * *

Не ходите в собственное прошлое
Не тревожьте память понапрасну
Не вернуть из юности хорошее
Это — и печально и прекрасно
Не ищите нынче очищения
От греха иль глупости нечаянной
Не исправить в прошлом прегрешения
Это — и прекрасно и печально
Не терзайте душу невозможными:
«…нужно было…»,
«…я бы…»,
«…если б заново…»
Не реализованное — ложное
Не произошедшее — обманчиво…
Истина — сурова и действительна
Каждый миг — с победами и драмами
Истина, увы, не относительна
А — с конкретно-розовыми шрамами
И пускай останется вчерашнее —
Заповедным. Тем, что не забудется
Не теряйте капли настоящего…
В новое смотрите…. И да сбудется.

* * *

Знаете, так бывает — Счастье в твоей ладони
В самый обычный вечер вдруг обретает смысл…
Ветер уснет в ресницах, а по утру не вспомнит,
Что приходила ночью в гости шальная мысль.
Знаете, так бывает — просто приходит лето,
Теплым июньским ветром ,эхо сгоняя с крыш.
Боль исчезает в полночь , чтобы прийти с рассветом
В мир полудетских сказок, где ты сегодня спишь.
Знаете, так бывает, и все равно, что завтра
Весь этот мир исчезнет всполохами костра,
Счастье оно навечно призрак того театра,
Где мы играли роли (пусть не свои) вчера.
Знаете, так бывает — это совсем не больно —
В отпуск отправив разум, тихо сходить с ума,
Просто однажды скажешь: «Хватит, с меня довольно!»
Анестезией в душу снова вползет туман.
Знаете, так бывает — просто поймешь что Счастье —
Это совсем немного , может быть ничего,
Может быть, просто танец пальцами на запястьях,
Главное — человека каждому своего.

* * *

Подарок сентября или Бабье лето
Пришли на день рожденья к Сентябрю когда- то,
Три летних месяца, три знойных, жарких брата:
Юный Июнь, зрелый Июль и старший Август,
С собой подарки принесли, и выпив малость,
Спросили:-«Дорогой Сентябрь, что ты не весел?
Зачем ты шторы из дождя вокруг развесил?
Ты не стесняйся, расскажи нам милый брат,
Тебе для счастья нужно что? Ведь ты богат?
Полны зерна и овощей склады, амбары,
А сколько яблок, дыни, груш и винограда,
В лесах поляны: и грибов и сочных ягод,
Мы не поймем, ты объясни, что ж тебе надо?»
«Вы, что тупые мужики, как баобабы?,
Зачем всё это, если все оделись бабы?
У вас на пляжах в стиле ню,- Оли и Жанны,
А мне досталось лишь смотреть на баклажаны!»
Ответил Август: » Понял всё, и объявляю:
На месяц Бархатный сезон ещё продляю!
Возьмём на складе для тебя тепла и света,
Тебе подарим, брат Сентябрь, мы «Бабье Лето!»»
И с тех времён, дни Сентября теплом согреты,
И нет прекраснее поры, чем Бабье Лето!
Что ж в Октябре и Ноябре всегда прохладно?
Да просто старые они им баб не надо!

* * *

За всех друзей, разбросанных по свету,
Кого любила и кого люблю,
Теплом которых так была согрета,
За них, родимых,
Бога я молю.
Пошли им сил,
Удачи и здоровья
И не покинь их в самый трудный час.
Благослови, и одари любовью,
Чтобы улыбка не сходила с глаз.
Чтоб дом был чашей полной и красивой,
Чтоб тучи обходили стороной,
Чтоб Родина всегда была любимой,
А дружба оставалась дорогой.
И пусть друзья разбросаны по свету,
Моя молитва каждого найдёт,
И в дом войдя, как первый луч рассвета
С собой благословенье принесёт.

* * *

Не призывайте равнодушных —
Не отзовутся все — равно.
Им кроме органов наружных,
Наверно, больше не дано.
Ищите тех, кто Вас услышит,
В толпе узнает, позовет,
С кем тонкой ниточкою свыше
Судьба Вас накрепко совьет.
Держитесь тех, кто с Вами споря,
Остался в главном заодно.
Кто разделил и слезы горя,
И бурной радости вино.
Доверьтесь тем, кто звону верит
Колоколов, а не монет,
Кто совесть Вашей мерой мерит,
Чье «да» — так да! А «нет» — так нет!
Спешите к тем, кто жаждет встречи,
Кто Вас как личный праздник ждет.
С кем раз в году прожитый вечер
Питает душу целый год.
Храните тех, кто сердцу дорог,
Над кем не властны времена.
Кто и тогда ведёт Вас в гору,
Когда вершина не видна.
Как много озаренных светом
На нашем жизненном пути —
Дай, Бог, их встретить. И при этом
Дай, Бог, в себе себя найти!

* * *

Прошу…у Бога Счастья для тебя…
Не мимолетного, а самого земного…
Прошу,чтобы хранил тебя, любя,
От злых людей и от дурного слова…
Прошу любви…красивой, как заря…
И нежной, словно ландыши весной…
Прошу…у Бога мира для тебя…
И неба голубого…над тобой…
И спросит Он:»Скажи,мое дитя,
Что этот человек — так много значит?»
Отвечу: «Просто друг он для меня!»
И Бог поймет: -Не может быть иначе !!!

* * *

Постучалось Богатство однажды
К леснику одинокому в дом.
— Уходи, мне Богатство не важно
Без Любви в этом доме моем.
Ну, а следом Любовь постучалась.
— Уходи, — он ответил ей вновь. —
Я Богатство ведь выгнал сначала.
Без него ты умрешь, Любовь
Дружба в дом постучалась позднее.
Он от скуки впустил ее в дом
Но Любовь и Богатство за нею,
Не спросившись, вошли гуртом.
Ни Любовь, ни Богатство, тебе не прогнать,
Если в дом приглашаешь Дружбу,
Значит, самое время друзьям – наливать,
И за Дружбу всем выпить нам нужно!!!

* * *

Легко дружить с людьми простыми,
Чью жизнь не губит суета.
Душа их,как родник в пустыне,
И бескорыстна и чиста.
Легко дружить с людьми простыми,
Кто всё познал-и взлет,и боль.
И кто свое родное имя,
как стяг не носит пред собой.
И дружба наша бескорыстна.
Всё ясно в ней,как дважды два.
Удачлив ты или освистан,
Для них всё это трын-трава
Есть только мы и наша дружба.
Надежность-как в дверях засов..
И между делом,если нужно,
Плечо и пара крепких слов.

* * *

Я вам лета каплю подарю,
Вы ладошки только протяните,
Осторожно положу зарю
Или солнце жаркое в зените.
Я налью дурмана летних трав,
И щепотку утренних туманов,
А,затем,букет ветров собрав,
Я насыплю рос вам,без обмана.
И медовый липовый рассвет,
И закат дарю,такой горячий.
И ещё луны манящий свет,
И раскаты грома дам в придачу.
Ничего не жалко для друзей,
Вы берите,пусть смеётся лето.
И пусть будет чуточку теплей,
Вам в душе,вниманием согретой.

* * *

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену,
И судом поспешным не греши.
Гнев на друга может быть мгновенным,
Изливать покуда не спеши.
Может, друг твой сам поторопился,
И тебя обидел невзначай,
Провинился друг и повинился,
Ты ему греха не поминай.
Люди, мы стареем и ветшаем,
И с теченьем наших лет и дней
Легче мы друзей своих теряем,
Обретать же их куда трудней.
Если верный конь, поранив ногу,
Вдруг споткнулся, а потом опять,
Не вини его, вини дорогу,
И коня не торопись менять.
Я прошу вас, люди, ради Бога,
Не теряйте доброты своей.
На земле друзей не так уж много,
Опасайтесь потерять друзей.

Интересные стихи современных писателей

Зажгутся прожекторы
На маяке.
И бабочкой парус
Мелькнёт вдалеке.
Потухшее небо
Уронит звезду.
И завтра я к морю
Уже не приду.
Давно упакован
Ракушек улов…
Я с морем прощаться
Умею без слов.

* * *

Кот запрыгнул на скамейку.
Он устал и хочет спать.
И его, как батарейку,
надо снова заряжать.
(Рыбой, не током, конечно. А то будете его током,
а потом скажете, что это я посоветовал.)
Нету рыбы, можно мясом.
Подойдёт и колбаса.
Правда, колбасы хватает
всего на полтора часа.

* * *

Жила в сковородке котлета,
а с ней по соседству жил кот
и думал: «Неправильно это,
что дама — в посуде живёт:
и жёстко, и грязно, и дует,
любой доберётся да съест…
Немало вокруг существует
гораздо удобнее мест!
Не злитесь, хозяйка, не спорьте!»
И вот — сковородка пуста:
котлета в тепле и комфорте
живёт в животе у кота.

* * *

Представляете, на мусорной свалке
Майским утром
распустились
фиалки!
Посреди
бутылок,
тряпок,
резины
Два цветочка расцвели нежно-синих!
Приосанилась зацветшая свалка:
«Раз цветёт на мне,
простите,
фиалка,
Значит, я уже не свалка,
простите!
Обходитесь без меня,
как хотите!»
И чтоб было всем вокруг
всё понятно,
Написала
очень крупно и внятно
На коробке от печенья «Тулумба»:

* * *

Мама дома?
Мамы нет.
Мама вышла
В Интернет.
Мама ищет
В Интернете
Как дела
На белом свете.
Кофе пьет,
Глазами водит:
Что там
В мире происходит?
Мама,
Я тебе скажу!
В мире я
Происхожу!

* * *

Солнце усталое прячется в речке,
Ночь наступает, сгущается мрак…
Что-то не спится сегодня овечке,
Сон не приходит к бедняге никак!

* * *

Но средство надежное есть у овечек.
Снова овечка глаза закрывает:
— Раз, человечек,
— Два, человечек,
— Три, человечек…
И засыпает…

* * *

Когда смотрю на тебя я чувствую боль
Боль от того что не могу я быть с тобой
Мне очень хочется тебя обнять
К себе прижать и в губы тебя целовать
Хочу я быть с тобой каждую минуту
Чтобы ходили мы с тобой за руку
Хочу я чтобы полюбила ты меня
Но ведь я страшненький немного для тебя
Ты знай что я тебя люблю
И никогда тебя не разлюблю

* * *

Я лечить тебя буду любовью
От болезней и прочих недуг…
Я Тебя от ненастий укрою,
Докоснусь я твоих нежных рук,
Поцелую тебя я легонько,
И шепну я на ушко «Хочу»…
Будут знать о нас ангелы только,
И смотреть, как от счастья лечу…
А потом нам звезда засияет…
Это наша любовь дала знак.
Она вечной и крепкой бывает…
И докажем мы всем, это как —
Полюбить от мурашек по коже
До вскипания в сердце крови…
На болезнь, может, это похоже…
Но не нужно болеть от любви.
Ведь больная любовь всех страшнее…
Это вовсе не счастья глоток.
Ревность в ней и страх вечной потери,
Гиря с цепью тяжелой у ног…
Между нами опять расстоянье…
Но оно не испортит любви.
Залечу Твои раны стихами,
Как звонками ты лечишь мои…

* * *

Зачем ты так со мной жестоко?
Словами колкими браня
Ну сколько мне терпеть? Ну сколько?
Пытаюсь я понять тебя
А всплески нежности откуда?
Откуда, если не любовь?
Ты словно сильная простуда
Я простужаюсь вновь и вновь
Твое дыхание на шее
Всю жизнь хочу я ощущать
Но ты захлопываешь двери
Перед лицом моим опять
Я так хочу, чтоб ты мне верил
О чувствах мне сказал хоть раз
Ты снова закрываешь двери
И снова слезы в тот же час
Ну как же плакать я устала
В груди огромный ком держать
Ну сколько мне еще осталось?
От боли в уголке дрожать
Ведь у болезни два исхода
У сильной, он всегда один
Я мерзну в жаркую погоду
Ведь мерзнет тот, кто не любим..

* * *

Каждый вечер сижу я один
И смотрю на твои я фото
Каждый вечер мечтаю о том
Что когда-то мы будем вдвоем
Каждый вечер все больше грущу
Ведь я все уже понял давно
Никогда нам с тобою не быть
Никогда не смогу я любить
Жаль что это ты не прочтешь
И печаль ты мою не поймешь
Жаль что буду всегда я один
Очень жаль что не будем мы вместе
Ведь тебя я так сильно любил
И никто так не любит на свете

* * *

Хочешь, я стану музой?
Я буду тебя вдохновлять.
Не бойся, не стану обузой
Я буду тебя прославлять.
Я буду тихой, как море
Бывает в полный штиль.
Я заберу твое горе
Даже за сотни миль.
А хочешь, я стану шумной?
Я буду вещать на весь мир!
Не хочешь? Я стану разумной.
Не буду кричать : «Мой кумир!»
А хочешь, я стану нежной?
Мы будем с тобой молчать.
Захочешь, я стану прежней,
Лишь только б тебя вдохновлять.
А хочешь, я стану хрупкой?
Как первый, январский снег.
Я стану твоей голубкой,
Мы будем жить без помех.
А хочешь, я стану жизнью?
Которой ты стал для меня.
Я подарю тебе крылья,
А также немного тепла.
А хочешь, я стану ветром?
Ты сможешь мною дышать.
Я стать могу даже пеплом,
Лишь только б тебя вдохновлять…

* * *

Хочу влюбиться! Чтоб в омут с головой!
Без ссор и в горести и в радости
И по утрам вдыхая запах сладости,
Мне знать, что только МОЙ!
Хочу! Чтоб голова кружилась,
Чтоб сердце билось в такт с твоим
Чтобы мгновения с тобою вечно длились
И жизнь дала, нам шанс двоим.
Хочу! Чтоб сильными руками,
Ты направлял меня чуть-чуть.
Чтобы твою я силу ощущала,
Чтоб вместе мы прошли тернистый путь.
Хочу! Чтоб был заботлив и надежен,
Переживал, когда не дома я.
Чтобы за каждый шаг мой был тревожен
И с восхищеньем говорил, что я твоя.
Хочу! Чтоб доказал, что любишь,
Не на словах, а на делах.
Хочу, чтоб был достойным мужем,
Чтоб счастье видела в твоих глазах.
Хочу! С тобой я быть счастливой,
И подарить тебе детей.
Хочу, чтобы и ты был счастлив
И был в семье, ты, всех главней.
Хочу! Я жизнь прожить с тобою,
Счастливую и долгую, как нить.
Хочу, чтоб стали мы семьею
И каждый день тебя сильней ЛЮБИТЬ!

Представьте, что стихотворение — это новое течение и новые грани. Автор стихотворения раскрывает необычные и невероятные сюжетные линии выражая их фразами и строками

А какие стихи о любви известных поэтов знаете вы?

Стихи неизвестных авторов

Данные стихи нигде ранее не публиковались. Их авторы остаются неизвестными.

Грядущее

Сидя среди пьяных козлов,
Узбеки съедят гнилой плов,
Американцы задохнутся,
Сожрав старый биг-мак,
Спящие проснутся,
И Мертвые сделают шаг.
Реки повернутся вспять,
Дети забудут про мать
И своего родного отца,
Все останутся без лица,
Каждый вмиг дойдет до конца,
И лесть порадует лжеца.

Синяк

Выхожу один я на дорогу,
А рядом – синяк с чекушкой в руке,
В чекушке осталось немного,
А все остальное – теперь на песке.

Все возможно

Представь, что это возможно,
Представь, что сказка – это явь,
Представить это очень сложно,
Но ты представь, представь, представь.
Подумай о том, как сложно
Жить среди людей, зная,
Что ты не человек, возможно,
Легче думать, умирая.
Впусти фантазию в жизнь,
Почувствуй дуновение ветра,
Надежды не теряй, крепись,
Ведь знаешь: все уйдет с пеплом.
Не мешай выдумке жить,
Она тоже имеет право,
Ее каждый может испить,
Не мешать – все, что для этого надо.
А напоследок – поверь во все,
О чем мечтал когда-то,
Это все – еще не все,
Будут еще мечты, ребята.

Малоизвестные поэты. Виктор Гаврилин

26 марта 2009 г. в Солнечногорске, после тяжелой и продолжительной болезни умер поэт Виктор Гаврилин, член Союза писателей СССР.
Выпустил 11 книг. Ему выпала нелегкая доля, с 16 лет он был инвалид-колясочник, но нашел свое призвание в служении Слову, Поэзии. Выражаем соболезнование его жене – Нине.
На панихиде прощания в г.Солнечногорске были поэты литературных объеденений «Сенеж» и «Парнас».
Город и мир вздрогнул…Умер Поэт… перестало биться сердце Виктора Гаврилина.
Светлая память.
* * *
Виктор Гаврилин
Ты позвонишь – меня не будет дома.
Какая чушь: нигде не буду я,
лишь по страницам маленького тома
ещё метаться будет жизнь моя.
Я там честней, значительней и выше.
Меня впервые не за что корить.
Но нет меня – я потихоньку вышел
бессонной ночью в вечность покурить.
* * *
Самое последнее… Незаконченное…
Виктор Гаврилин
От чёрно-белых зим шалею,
и вижу выцветшие сны.
И снег глубок. Всё тяжелее
мой путь до будущей весны.
***
Не о звёзды душа искололась,
и живу, высоты не кляня.
Слышу свой улетающий голос –
тот, который счастливей меня.
О решительность слова и звука!
Я не буду уже тишиной.
Стала песней высокая мука,
а другая осталась со мной.
Это ей, как терпению, длиться
и не зваться никак. Но всегда
над молчаньем является птица,
над печалью восходит звезда.
***
О мать моя, теперь ты стала тайной!
За белой бездыханностью твоей,
за чёрною минутой погребальной
открылся счёт осиротевших дней.
Ты в памяти свои меняешь лица
от молодости до последних лет.
Всё будет так, пока я буду длиться.
Кто ты теперь, скажи? Ответа нет.
И по кому на поминальный ужин
все эти хлебы, вина и кутья?
И там, где ты, тебе никто не нужен —
весь этот свет и, неушедший, я.
***
Неповторимый, сквозь чужие жизни
пройду, за чьё-то сердце зацепя.
Как все, умру. Умру в своей отчизне
и потеряю навсегда себя.
В тлен превращусь, как паутина, тонкий.
Вздохнёт земля, и с каплями паров
я долечу в пучины Амазонки
и в бездны у Бермудских островов.
Я стану всем – великая картина! –
но этот прах, всесущий и земной,
ни Бог, ни чёрт не слепят воедино,
чтоб это жило и назвалось мной.
***
Где спор затеяли пророки,
гдё в пестрых правдах сходства нет,
там прав безумец… Все дороги
ведут не в Рим, а в смертный бред.
Я превозмог себя в соблазне
вверяться высоте умов…
Крик петухов — и тот согласней
зари за несколько часов.
Вот где предчувствие едино
о солнце, как идёт оно.
Уже грядущего картина
в иной дали взошла давно.
И к нам плывёт в небесном гуде
день предрешённый, во плоти —
подогнан весь, там есть, что будет,
лишь ось земную прокрути.
2002 г.
ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
Ещё почти бесплотна нежность,
ещё в глазах усталый дым,
но кровь, как утренняя свежесть,
течёт по жилам голубым.
Мир обретает очертанья
простого доброго жилья.
Приветны каменные зданья,
светла февральская земля.
И нету ничего на свете,
звончее нету ничего,
чем воробьи пустые эти,
их серенькое торжество.
Больная злоба откричала.
И думать весело о том,
что жил не так, смеялся мало,
а плакать?.. Плакал ни о чём.
***
Печальная муза меня не тиранит.
Как утро, чиста черновая тетрадь.
А женщина возраста осени ранней
меня отучает слова рифмовать.
И попусту в прошлом не роется память,
и звонкая осень не сводит с ума,
а ты подойдёшь – не отнять, не добавить…
Чего же мне делать! Ты песня – сама.
Наденешь, смеясь, даровую обнову –
как девочка в танце, дразни и кружись.
А дни – безоглядны, и некогда слову,
и сбивчиво набело пишется жизнь.
***
Заполнит веранду моторчик шмеля,
пропахнет сиренью квартира.
Давай улыбнёмся , подруга моя,
несчитанной мелочи мира.
Настойный озёрный чешуйчатый чад
и тёмные всхлипы удода…
Давай улыбнёмся. До гроба богат,
от таволги до небосвода.
Превыше ли это отпущенных сил…
О, как мы бескрылы, голубка!
Кто ж тяжкую душу вот так размягчил,
что пьёт это небо, как губка?
О это вместилище мошек, скворцов
достойно невольного стона
за утренний дух молодых огурцов,
грохочущий запах озона!
За то, что полно человечьих преград
меж нами и просто сиренью,
за плен ожиданий, рассеянный взгляд
и только урывки прозренья.
***
Смотреть на дерева, волнуемые ветром.
Дышать и просто быть — и больше ничего.
Ни мужеством скупым и не роптаньем щедрым
не надо отягчать значенья своего.
Нам суждено и так тонуть в самообмане,
и никому своей печали не повем.
И ты не слишком, жизнь, стесняй меня вниманьем —
за то, чего даёшь, не отплачу ничем.
Ведь я ещё не тот, когда не имут сраму —
есть перед кем глаза скрывать. Но сколько их
в могилу сведено, как в долговую яму,
неведомым судом!.. А я их был должник.
И дикий май пьянит на грани святотатства, —
живому от живья не спрятаться никак, —
и сладко на земле страдать и оставаться,
и суетно сновать то к свету, то во мрак.
***
Не угрюмство, а печаль о светлом,
обо всём, несущемся сквозь нас,
заставляло меня быть поэтом.
И от дыма не отвёл я глаз.
Этот дым, небесные ли плёсы,
или звуки музыки во мгле
мне в глаза накапывали слёзы…
Что-то едко тлело на земле.
И порой в красе земной и тленной
задыхалась жизни благодать,
и хотелось воздуха Вселенной
и того, что не дано вдыхать.
2002г.
***
С пургою ночь и солнце летним полднем…
О, сколько в жизни выпало погод!
И всё ж какой мы эту землю вспомним
в огромный миг, объявший наш уход?
Перед отверстой звёздною аллеей
мы обернёмся всей душой назад.
Не в силах жить, о, как мы пожалеем,
и серый дождь, и белый снегопад!
Пускай из глаз на всхлипе влага брызнет,
и все слова вберёт надрывный стон
о конченном, — всё будет гимном жизни,
и больше чёрных нет у ней сторон.
И некуда пробиться, что ни делай.
Нет подвигов и ухищрений нет
таких, чтоб возвратиться нам на белый —
о Господи! — и вправду белый свет
***
Всё от добра ищу добра.
Давно крылатый конь мой в пене.
Но всё умолкнуть не пора
меня понёсшим песнопеньям.
Свистит в ушах. И капли слёз
глаза от ветра мне застлали.
Уже вращаются вразнос
земные дни моей печали.
Они так стали коротки,
что, кажется, ещё минута —
жизнь разорвётся на куски,
светясь подобием салюта.
Или закат войдёт в рассвет,
в одно единое сливаясь,
и будет алым белый свет
как вечного горенья завязь.
***
Прибывание дня, нарастание света…
Есть улыбка, что чёрного сглаза сильней.
В повороте к теплу не оставит планета
эту зябкую тяжесть родимых полей.
Ничему не дана бесконечность падений.
За какой-то чертой уготован и взлёт.
Апельсиновый март в синеватые тени
вот опять из горсти желтизны подметнёт.
Этой мнительной думе больного простора
разве можно прозрачней ещё намекнуть
на бывалость всего, неизбежность повтора
и что всё утрясётся у нас как-нибудь?
Не грусти, моя даль, твой запас тароватей
всякой бойкой казны, ибо ты — без конца!
Не тебе в ожиданиях
века не хватит.
Ты скорей своего упокоишь жильца.
Кто прибавит ему по твоим же длиннотам
пребыванье в живых, кто темнОты скостит?
И не чаще других по лесам и болотам
к нам весна выбредает, широкой в кости.
Но даруется выдюжить снова и снова
роковые разломы твои, и опять
за величье посулов, пьянящее слово
свою радость на вечность твою разменять!
***
Конь мой дикий, о, время, о конь мой, назад поверни!
Разве зубы ты съел? Поскорей разгрызи удила…
Вот и вновь возвращаются в ночь отлетевшие дни,
и на ветви обратно листва от земли потекла.
Осень в лето пойдёт, за весною наступит зима,
обращённые воды отхлынут от встречных запруд,
и рассветы затянет вослед приходящая тьма,
в материнские чрева ожившие все поползут.
Время, время, какой безысходный черёд!
И к концам, и к началам земной обрывается след.
ЧтО грядущий предел! Нас минувшее также сотрёт,
и в себе пропадает ещё не родившийся свет.
***
Коль жизнь права, не пророню ни слова
ей поперёк, своё в себе держа.
Пусть лес шумит. Всё меньше дорогого,
чему ещё откликнется душа.
Я вдохновлюсь простой добычей хлеба,
ещё не раз узнаю, что почём.
И тучами захламленное небо
расщедрится то снегом, то дождём.
Скупое время не пускает выше,
приставив быт на уровне виска.
И ропот сердца сам себе не слышен,
не слышен дух, лишённый языка.
Где выдохлось божественное пенье,
вторгаются в пустоты тишины
утробный чавк да похоти сопенье,
да музыка кривая сатаны.
И на земле с лукавыми речами
и с хором верноподанных — опять
я постигаю мужество молчанья,
чтоб сердце разорвав, не закричать.
И вычтенный из алчущих в Отчизне
до тишины пред правдой большинства
не переделаюсь, не стану жизнью,
во всём не правый, если жизнь права.
***
Ты прости мою грешную слабость —
коль не минуть разлуки земной,
я уйду, только ты бы осталась
век дослушать, оставленный мной.
Жизнь вплетёт соловьиные скерцо
в одинокую иволги грусть.
Я легко встрепенусь в твоём сердце.
И пока ты жива, я продлюсь.
Долголетьем твоим буду воздан.
Внемли небу, живи не спеша.
Я хочу, чтоб пила этот воздух
и пьянела родная душа.
Будут кстати тогда мои песни —
те, которые дольше, чем мы,
где печальные русские веси
с вьюжной вечностью русской зимы.
***
Ночной безмолвный снегопад.
Кипенье прорвы чёрно-белой.
Всё это — снам глубоким в лад,
всё это — словно не у дела.
Одно молчанье на пути.
О, как, наверно, одиноко
меж небом и землёй идти
и у чужих маячить окон!
О, привидение тоски,
что бродит попусту часами!..
И окна чёрные близки,
да не с кем встретиться глазами.
***
Бережливый, светлый Боже,
под простынкою небес
как тобою в пух положен
бездыханный белый лес!
На земле кресты и звёзды
с головой занесены —
эти зимние погосты
неземные видят сны.
Ни роптанья, ни разлада —
всё с пространством наравне.
Сшиты нитью снегопада
долы с тайной в вышине.
Так стоит под небом вера
в бренном рубище из льна…
Белых зарослей химера
лёгкой вечности полна.
Пусть пройдёт и счастье мимо,
никогда не пропадём
из того, что так хранимо
в этом замысле земном.
ЗИМНИЕ МЫСЛИ
Тихой ночью в безлюдности парковой
слышит домик, что стар и дощат, —
как деревья большими огарками,
от мороза сгорая, трещат.
Как близка ты, пустыня вселенская!
Кто со скрипом ступил на крыльцо?
Это древняя стужа Крещенская
смотрит Родине прямо в лицо.
Так и чудится, словно в проколотый
звёздный купол, что жгли корабли,
задувает космическим холодом
за распахнутый ворот Земли.
И тепло не течёт полнокровное
по пустотам подземных аорт,
а дрова на жаровню огромную
умыкнул человек или чёрт.
И по соплам безумие мечется,
и скудеет семейная печь…
Всё трудней обогреть человечество,
и всё проще дотла его сжечь.
***
На исходе земных моих лет
я обрёл невесёлое счастье —
с тем, что мне подарил этот свет,
Божьей милостью долго прощаться.
А на небе уж свечи зажглись
по мою запоздалую душу…
О, продлись, расставанье, продлись!
Я твоё торжество не нарушу
ни слезой и ни жалкой мольбой,
жизнь медлительно в сердце вбирая, —
будто что-то возьму я с собой
в обитание ада иль рая.
Странно: я не готов ещё в путь,
может, в лучшее, только в иное,
и хоть как-то хочу протянуть
я своё пребыванье земное.
И доныне надежду таю
затеряться в бесчисленном люде,
и про грешную душу мою,
может, небо и вовсе забудет.
***
На отмеренной жизнью дороге
будет светел иль тёмен твой след…
Что с того! Всё решает в итоге,
всё меняет прощания свет.
На пороге свиданья другого,
о котором не вырвется весть,
не беснуясь, последнее слово
дай нам силы, судьба, произнесть!
Смысл бессмыслия, понятый разом,
уносить слишком тяжко во тьму…
Да остави нам, Господи, разум!
Нас проводят в века по уму.
По уму… Но всё меньше надежды
на величье разлуки, когда
не одни лишь ветшают одежды,
но и мысль притупляют года.
И сияние, что остаётся,
помрачаясь, плывёт за предел…
Закатилось за тучами солнце —
вышел свет, и закат не горел.
***
При сумеречной музыки звучанье
и думах, непереводимых в звук,
о том, что слово было не в начале,
кощунственно уверуешься вдруг.
В мирах туманных смутно мысль бродила,
объятая немотным полусном,
пока на звук не накопилась Сила,
и прогремело Имя, словно гром.
Тумана бесконечность затвердела,
и мыслящее нечто напряглось
для изреченья и вершенья дела.
И свет со тьмою разошлись поврозь.
И вспыхнуло добро тогда звездою —
в лучах на фоне мрака пролегло.
И красота прозвалась красотою,
и имени не избежало зло.
***
Весь белый свет моя округа
с округлой прорвою ноля…
Но нет! Со мной моя подруга
и дума русская моя.
Во что не вник, чего лишённый,
но чую, преклонив главу,
тепло руки незащищённой
и холод снега к Покрову.
И пусть уже скудеет сердце,
трезвеет сердце, всё равно,
о, как дано ещё согреться,
и как продрогнуть мне дано!
Крутого времени громаду
необделёнными пройдём,
покуда есть ещё на чём
в слезах остановиться взгляду…
***
Угомонитесь, памяти цикады
и щебет слов! Пора оскудевать,
как дереву во время листопада…
Ронять листву — не душу раздевать.
Пора редеть солнцелюбивой сени
и проявляться, видимой насквозь,
чтоб этот свет сощуренный осенний
мне разглядеть получше довелось.
Осевший мир срывает покрывало
былых избытков, словно бы в ответ,
что на веку всего бывает мало,
опричь того, что там, за гранью лет.
И все усилья мысли бесполезны
сквозь жизни ненасытные черты
понять достаток предстоящей бездны
и полноту недвижной пустоты.
***
От неволи рожденья — до судилища смерти,
вот он весь, как дыханье дарованный путь.
Но спасибо, Господь, мне б хватило и трети
всей любви и печали, наполнивших грудь.
Ни о чём не молил — мне б хватило и грусти,
той, что с бедностью времени легче делить.
Ничего нас без гибели прочь не отпустит,
но ещё не оборвана кровная нить.
И последним чутьём обнажённого нерва,
о, как остро больная округа слышна,
как дорога видна!.. Я б заплакал, наверно,
но скуделька надежд не допита до дна.
И душе остаётся её одиночка —
чем тебе не жильё! — всё равно не навек.
Но до смертного часа даётся отсрочка,
и возможно хотя бы замыслить побег.
***
Крепись, печаль моей души осенней!
Пускай не веселит уже вино,
живому, говорить о невезенье
и в приступах страдания грешно.
Всё в Божьей воле… СнЕга пенный кипень
ещё узришь, немного потерпя.
О, сколько раз незримая погибель
наверняка летела на тебя!
Всё миновалось, и за небылицу
ты примешь предназначенный конец.
Ты слышал близко тонкую синицу,
а это мимо пролетел свинец.
И ты не знаешь счёт своим победам,
где всё сходилось так, чтоб умирать…
Был день как день, и снова ты не ведал,
что жизнь тебе даруется опять.
***
Бужу почти безумной песней,
и шёпот твой, и взгляда тайный свет,
что кажутся ещё прелестней
за давностью уже минувших лет.
Не голосом с оставшеюся силой,
готовым оборваться, словно нить…
Я говорить хочу тебе красиво,
но страшно мне красиво говорить.
Я отдал дань бездумию былому,
где, что пропел, жилО само в себе.
Теперь душой хочу быть равным слову
и этим словом прирасти к судьбе.
Пусть замолчат написанные книги.
Я в хриплых песнях буду тем, кто есть,
и сброшу сладкогласия вериги,
неподменим, как праведная весть.
***
Вот и время возвращаться
в невозвратные года,
где теперь всё стало счастьем,
стало счастьем навсегда.
Возвращаться, словно птице,
в свой весенне-летний край…
Я земного знал частицы,
из которых создан рай.
Впереди такую милость
мне уж больше не сулят.
А вины за жизнь скопилось,
может, на дорогу в ад.
О, спасай подруга-память,
ты смогла былого свет
донести! Сумей направить —
дух мой вспять, где смерти нет.

Ночь улыбнется, закутавшись облаком.
Небо чихнет и рассыплется звездами.
Лунным твоим залюбуюсь я обликом,
Сладко пьянея объятьями поздними.
Тихо кузнечик играет на скрипочке,
На поцелуй не хватает дыхания…
Дождик из капелек делает ниточки,
Штопает дырочки-воспоминания…
Неодобрительно травы зашепчутся,
Звездной дорожкой крадутся сомнения…
Ах, ты бесстыжая. Ах, ты изменщица.
Строчки не ладятся – нет вдохновения.
Жемчугом мелким слезинки покатятся,
Грусть обнимает за плечи усталые.
Может покаяться? Может покаяться?
Мне никогда не понравится малое….
Взглядом лаская, касаясь улыбкою,
Мне не нужна половинка от целого…
Счастье обманное, ветрено-зыбкое.
Что ж я наделала? Что ж я наделала?

Мне нужны чьи-то руки,
Чей-то голос, глаза
Нужен тот, кто бы ждал
Меня после дождя
После долгой разлуки
Ждал меня на вокзале,
Чтобы доброе что-то
Чьи-то губы шептали
Чтобы просто я знал:
Среди трудных минут,
Что меня кто-то любит,
Что меня где-то ждут…

Нежное
Погладь меня рукою по щеке.
Позволь плечом
прижать твою ладошку,
и поцелуев сладкую дорожку
пройти губами по твоей руке…
Неторопливо,…
……..трепетно,…
……………….любя…
от локотка
до милого запястья,
благодаря
за маленькое счастье —
дышать теплом,
идущим от тебя…
*
Твои глаза…
Твои глаза…
любимые,…родные…
В них благородство
спорит с красотой.
Твои глаза…
шальные,…озорные…
они все время
рядышком со мной.
Твои глаза…
зовут меня и снятся.
Не знаю глаз
милее и теплей.
Я в них хочу
ночами отражаться,
купаясь в море
нежности твоей…
*
Любимой…
На нежные слова —
……………не жду ответа.
И не прошу
………..на чувства отвечать.
Наивно требовать взаимность
…………………у рассвета
за то,
что я люблю его встречать…
Но, если в сердце
у тебя грустинка, —
поплачь…
А я тихонько подойду
и поцелую
…………….каждую слезинку,
и все печали
…………..лаской отведу…
*
Ты тиха и светла…
Ты тиха и светла,
словно «белая ночь»,
и нежна, как туман,
на уснувшей Фонтанке.
Ты явилась ко мне,
поддержать и помочь,
в самый трудный момент
появившись, как ангел.
Я стремленьем к тебе
с той минуты живу,
понимаю,
что встретиться
будет непросто.
Пусть разводят мосты…
Все равно поплыву
за улыбкой твоей…
на Васильевский остров.

Пусть кто-нибудь махнет рукой
И скажет, перепутав имя,
Что слишком-слишком высоко
Тебя вознес я над другими.
Что с точки зренья красоты
Или еще какой-то точки зренья
Бывают лучшие, чем ты
И тут он пустится в сравненья.
Я верю в искренность его
И в то, что глаз его наметан
И только может быть того,
Как ты близка мне, не поймет он.
Что я люблю тебя сильней,
И проще, и самозабвенней,
Что ты не выше всех людей,
Ты просто выше всех сравнений!

Наш общий сон
Ты растаешь как мягкий снег
В теплоте моих нежных рук.
Нас закружит времени бег,
Нас оглушит времени стук.
И когда мы уснём вдвоём
Безмятежно в тиши ночной,
Нам приснится наш общий сон,

Там где счастливы мы с тобой.
Ты растаешь как синий лёд
В теплоте моих нежных глаз,
И немая печаль уйдёт,
Не тревожить чтоб больше нас.
И опять, преступив закон,
Незаметный в тиши ночной,
Нам приснится наш общий сон,
Там где счастливы мы с тобой.

Разбуди меня завтра пораньше,
Так хотелось бы встретить рассвет.
Небо, серое, словно из замши
Начинает внезапно светлеть.
Я стою на горе и мечтаю
И уж кажется, сбылись мечты
И ведь радости больше не знаю,
Чем быть там где находишься ты,
Упиваясь свободой и властью
Я и верю себе и чуть нет.
Если б знала ты, что за счастье —
Встретить вместе с тобою рассвет.

Просто дождь за окном,
Просто я без тебя,
Просто капли дождя на стекле…
Все пройдет, все одно,
Только капля одна
Будет падать, стекая к земле.
Ты сейчас не одна,
С кем-то, но не со мной,
Я стою в свете молний дождя.
Дождь смывает мой грим,
Отпускает в покой,
Только вот не хватает тебя.

 Стихи неизвестных авторов

Нам друг без друга просто будет лучше. .
Сейчас опять утихнет боль от слов
И станет ярче мир на пару дней!
Чтоб не коснуться острых уголков
Мы станем тихи..словно чья-то тень..
Сегодня вновь обидные слова
Упреки,словно острые ножи
Вонзаем..в некогда любимые тела..
Плюем в врата открытые души..
И слезы просто капают из глаз..
А боль,уже ..теперь мой частый гость
Она не редко шепчет «Пробил час!»
А я молчу..да словно в горле кость..
Душа давно растерзана..мечты!?
Они давно оставлены..и пусть..
Сегодня в след уйдешь за ними ТЫ!
И пусть придет на смену просто грусть..
Впервые за десяток общих лет..
Совместной жизни..сотканной из ссор
Я молча выключу на кухне свет
Не буду ворошить ненужный спор..
И я шепну свои приговор в ночи
Слыша шаги..что тише..дальше..глуше..
Закрыв лишь дверь на новые ключи..
«..Нам друг без друга просто будет лучше. «
Не знаешь ты…
Не знаешь, ты как трудно улыбаться
И прятать чувства, где-то в глубине
Тоску скрывать, веселою казаться
И знаешь, что ты «люблю» не скажешь мне
И сама еще не понимаю
Что я нашла хорошего в тебе
Такой же, как и все
И лучше, есть, я знаю
Но для меня ты всех дороже на земле
Порою, ты мне кажешься мальчишкой
Таким простым, хорошим, дорогим
И своего бы первого сынишку
Я назвала бы именем твоим
Мне хочется согреть тебя заботой
Подругой самой верной тебе стать
И пусть не для себя, а для кого-то
От всех обид тебя оберегать!»
Судьба
Когда судьба тебя ласкает
И дарит радости свои,
Ничто нас так не возвышает
Как ощущение любви.
Когда суровою бывает –
Ведешь с ней грозные бои,
Ничто нас так не добивает,
Как недостаточность любви.
Пусть мрак глаза нам закрывает,
Свою звезду в ночи лови.
Ничто нас так не просветляет,
Как ожидание любви.
Любимая пусть улыбнется,
Но как же трудно нам дается
Простая формула любви.
Формула жизни
Как мы привыкли получать
И это — главная забота
Как мы сильны негодовать,
Когда не дополучим что то.
Ну, посмотри светло и здраво,
Ну постарайся же понять,
Что есть еще другое право,
Святое право отдавать.
О чем моя простая речь?
Пойми, не может быть иначе:
Без расставания нет и встреч,
И получения — без отдачи.
Еще хочу тебе сказать:
Есть право быть, а не казаться
Умей не только получать,
Учись уменью отказаться.
И чем скорее ты поймешь
Условие в жизненной задаче:
Чем больше людям отдаешь,
Тем сам становишься богаче!
Жестокость
В наш общий мир, в наш общий дом
Вошли жестокость и усталость.
И я жалею лишь о том,
Что к сущему исчезла жалость.
Не жалко срубленных лесов,
На пнях жестокости приметы,
Не жалко птиц, котят и псов,
Не жалко гибнущей планеты.
Не жаль отца, не жалко мать,
В дыму туманного рассвета.
Мы разучились отличать
Добро от зла и тьму от света.
Нам рек отравленных не жаль
И пусть в полях цветущих свалка,
Ведь нам не ведома печаль,
Нам и самим себя не жалко.
Пусть мир становится пустой,
Мы второпях считаем прибыль.
И стало будничной пустой,
Для нас всеобщая погибель…
Все можно пить, ругаться, красть –
Для зла не нужно разрешение.
И царствует над нами власть.
Безумной страсти разрешения.
Как маяки в наш мрачный век,
Среди событий круговерти
По берегам великих рек.
Стоят разрушенный церкви.
И, покорив себе людей,
Жестокость празднует смотрины,
Наотмашь бьет врагов, друзей,
Сердца, и лица, и витрины.
И нам как — будто не видна
Всей этой жизни однобокость,
Поскольку в душах лишь одна
Её величество – ЖЕСТОКОСТЬ.
«Любимому»
Снег пушистый искрится и падает
Звёздный вечер на город упал
Нас с тобою одно чувство балует
И любви нашей страстной накал
Я хочу целовать твои губы
До последней угасшей звезды
И исполню любые причуды,
Загадаешь которые ты
Я красива, легка и изящна
Как прозрачный узор на стекле
И мне нравится взгляд твой палящий
Я сгораю под ним как в огне
А когда ты ласкаешь в постели
Моё тело всю ночь напролёт
Я стараюсь дышать еле-еле
Вдруг минута блаженства пройдёт
Все движения твои отражают
Словно в зеркале ту красоту
От которой я очень страдаю,
От которой с ума я сойду…
Твоя любовь
Твоя любовь дымит и тлеет
И горькой гари стелет край
Она не светит и не греет,
Она ничто ни ад, ни рай
В ней ничего не происходит
Не расцветает вешний сад
И тихо на землю не сходит
Пушистый зимний снегопад
Она уныла и туманна
Как поздний осень рассвет
Она болезненна и странна
В ней ни огня, ни жизни нет
Она чадит не разгораясь
Как будто зябко ей самой
И боязливо озираясь
Ее обходят стороной
Просто любовь
Ты слишком горд, а я – самолюбива.
Не стоит нам встречаться на пути,
Не хочешь, чтобы я с тобой дружила?
Так что ж? Счастливого пути!
Я не красавица, какую ищешь ты,
И мой наряд тебя, конечно, не устроит,
Не привлекут тебя мои черты.
Ты не плохой, в тебя влюбиться можно.
Твои глаза так ласково горят.
Но, я боюсь они ласкать – то могут,
А после ласки смехом наградят.
Мы разошлись во взглядах и привычках,
Сойтись нам не придется вновь.
Да, я ценю любовь, но не любовь в привычках,
А чистую, горячую любовь.
Любовь – не страсть, любовь – большое чувство.
И чувство этим надо дорожить.
Мне вечер тот принес так много грусти,
И вечер тот заставил разлюбить.
Случайны встречи, грустны разговоры,
Сойтись нам не придется вновь,
Пусть при тебе останутся укоры,
Ну, а при мне останется любовь.
Нет, при мне ты этого не скажешь,
За оскорбление прости.
Свое ты сердце успокоишь,
Сказав, что нам не по пути.
И я сказала раз и навсегда:
Этого не будет никогда.
Теперь уже мне некуда ходить,
Голос твой мне сердце не разбудит.
Ты меня не любишь, что ж, не надо,
Думаешь, я буду умолять?
Как хотелось быть с тобою рядом,
А теперь? Ну, стоит ли страдать?
Я одна, но я не растерялась,
Я одна, но я себя найду!
Думаешь, с тобою распрощавшись,
Я к тебе как нищая приду?
Ты не думай, ночью я не плачу,
Ночью я спокойно сплю.
Только в мыслях я себя дурачу.
Что тебя по-прежнему люблю.
Но я слишком распустила нервы,
И всю жизнь наполнил нам с тобой,
Буду, я любить или не буду,
На тебе ведь не сошелся клином свет!
Думала, когда-нибудь забуду.
Думаешь, на свете счастья нет?
Ты такой душевный мне не нужен.
Как девчонка юная влюбилась,
Но боюсь, что рано или поздно
Памяти тяжелый на подъем
Мне напоминает музыка и звезды
О существовании твоем.
И, когда-то возвратясь в долину,
Где текли минувшие года, я пойму,
Что свет сошелся клином
На тебе одном и навсегда!
Грозное слово
Слово звучит тревожно и грозно.
Слово простое и страшное: поздно.
Слово набатом в сердце стучится,
Стонет, дрожит, как подбитая птица,
Холодно в душу вползает морозно…
Поздно, друзья мои, слышите, поздно.
Молоды были, друг друга любили,
Сами любовь в глупых ссорах убили.
Время пришло стали мыслить серьезно,
Только уж поздно, голубчики поздно,
Мать ждала сына, а годы летели.
Понял, припал к материнской постели:
— Мама живи, я прошу тебя слезно.
— Поздно, сыночек, спасибо, но поздно.
Поздно любовь сохраняем терпеньем,
Поздно к хирургу спешить за спасеньем.
Стали мудрее, добрее мы стали,
Все понимаем, но мы опоздали…
Зачем
Зачем ты ждешь, когда ты точно знаешь:
Никто к тебе сегодня не придет.
Зачем минуту каждую считаешь?
Пойми же – чуда, не произойдет.
Не будет ни шагов, ни стука в двери,
Ни глаз любимых, ни касанья рук.
Зачем душа безудержно так верит
В пустое и бессмысленное: «Вдруг»?
Зачем ты ждешь? Когда тебе известно:
Кто будет с кем, кто будет для кого?
И осознай – любовь, здесь не уместна,
Как неуместно, впрочем, ничего.
На лестнице ступени все молчали.
Кричали, чувства сердце теребя!
Я в душу умакну «перо печали»
И напишу: » Я БУДУ ЖДАТЬ ТЕБЯ».
Закон
Закон добра, согласия и братства —
Им радуюсь, страдаю и грущу
Я не ищу ни славы, ни богатства
Я в ваших думах отзвука ищу
В нем свет надежд и трепет ожидания,
В нем радости веселый перезвон
Закон любви, добра и сострадания —
Для всех людей единственный закон
Как мир и как вселенская извечен,
Он вера и награда за труды.
И путь мой за любовь беспечен,
Как дальний путь мерцающей звезды…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *