Стих про самолет

Здесь небо по особенному близко

ЧИСТОГО НЕБА!
Лётчикам России —
моим друзьям.
Мне навстречу летит полоса,
Вдаль уносит меня, в небеса…
Много чёрточек чёрных на ней
Это росписи сильных людей!
Не преграды снега и туман,
В холода ли, в полуденный зной
Сыновья покидают свой стан,
Ладонь тёплую тверди земной.
Их встречают просторы небес,
Облака песни странствий поют.
Место красное нынче их здесь,
А земные дела подождут.
На мажорных аккордах форсаж!
Хмель высот, всех пилотов пьянит!
Перегрузки, глубокий вираж…
Мощь турбины, свободу дарит!
Вы мелькнёте стрелой в небесах,
На сверхзвуке раскатится гром.
Побывали у Зевса в гостях,
А Земля — ваш родительский дом!..
ПОЛОСА – БЕТОНКА.
Ниточка ты тонкая, полоса бетонная.
С поднебесья слышала наши голоса.
«Спину» подставляла под крутой разбег,
Мягко приземляла, замедляла бег.
Годы быстрокрылые, полосы огни.
Лейтенанты юные, где теперь они?
Улетели «соколы», стих форсажный гром.
В гости мы пришли к тебе наш аэродром.
АЗЫ НЕБЕСНЫЕ.
К небу, к полётам мальчишек ведут
Книги и фильмы, мечты их влекут,
Хочется лётчикам им подражать,
Торопятся жить, и быстрей подрастать.
Регланы — из кожи, с кокардой — фуражки
Завистью светлой горели бродяжки.
Мне повезло, из ребят нашей стайки,
Взлетел на «Антоне» весною с лужайки.
Отец удружил, попросил он пилотов
Меня покатать — так хотелось полётов!
Впервой в небесах, минут сорок, немало!
Все было прекрасно, но как укачало!
Пол завертелся, кровать завращалась,
Небо с овчинку тогда показалось.
Дошло! Понял точно, не просто летать:
С себя сто потов на земле мне сгонять.
Пред небом равны и пацан, и полковник
Учись, познавай, а иначе – покойник.
Прирос пуповиной я к небу, и телом,
Летал много лет — был мужским занят делом.
ПИЛОТЫ КАК БОГИ!..
Всегда помню пилотов той далекой поры,
За селом приземлились, боги были добры.
Посадили корабль, сели в поле в пургу.
Самолёт был на лыжах типа «всё я могу!..»
Это был «кукурузник»- наш трудяга «Антон»,
На нём почту возили, спасал раненых он.
Инженером совхоза работал отец,
Пригласил он пилотов пожить во «дворец».
Для меня они боги, как пришельцы с Луны,
С них глаза не сводил, веселы и сильны.
Их слова, будто сказка, словно мёд, словно хмель.
Всю неделю кружила, бесновалась метель.
Несказанно был рад я пурге-завирухе,
Причитала и выла, как три ведьмы-старухи!..
К самолёту ходили по сугробам в снегу,
Меня с шуткой тащили, — Сам — кричал я, — Смогу! —
Открывали кабину, расчехляли мотор,
Запускали и грели — хладу, снегу затор…
Пахло лаком, бензином, лучик жизни в метель,
И совсем не тянуло ни домой, ни в постель…
Все светились приборы, их магический свет
Путеводным стал в жизни, подавал мне совет.
Закрывали, чехлили, шли по вьюге опять,
А мотор был в тепле часов эдак, по пять.
Все те мелочи помню, век им в мыслях кружить,
С авиацией рос, хочу с небом дружить.
Уж полвека минуло, я у Бога в долгу
Самолёт, будто остров, среди ночи в пургу!
Помню всё: тех пилотов, оптимистов, борцов,
Меховые их куртки, следы рыжих унтов.
На часок раз проспали, и застыл их мотор,
Но отец выручал, для ума был простор.
Трактора подогнал, от их газов теплом
Отогрели мотор, запустили с трудом.
Улеглась непогода, РУД вперёд и на взлёт,
И три круга почёта облетел самолёт,
Нам крылом покачал, попрощался навек.
Далеко до посадки…гимн тебе, ЧЕЛОВЕК!
ВЕТЕР ПАМЯТИ МОЕЙ
«Ветры, ветры, дожди,
Хмурит брови комэска усталый,
В этом месяце, мама, не жди,
Непогода врасплох нас застала…»
(слова из курсантской песни)
Серебро на висках в двадцать три —
С облаков украшенье досталось.
А в рассказах всё чаще теперь говорю:
— Что поделаешь! Старость, усталость.
Ветер памяти даты, как чётки нижи,
Вспоминать буду всё по порядку.
Как Чернигов красавец в весенние дни
Пил за нас и давал нам разрядку.
В прошлом веке кровавом, продажном, крутом,
На земле Украины, в апреле
Мне вручили торжественно лётный диплом —
Две звезды на плечах заблестели.
Краткий отпуска миг, две недели всего
Страна снова готовилась к бойне,
А пилотов тогда не хватало вдвойне,
Тот хрущёвский вердикт стал убойным.
Командир эскадрильи добро уж даёт:
Мол, брат, станешь ты сильным пилотом,
Поскорей обживай скоростной самолёт,
В нём не раз ты покроешься потом.
Жить захочешь, живи! Скоро всё ты поймешь,
«Старики» уступают вам место.
В бой пора молодым, на таких скоростях
Вам дерзать в небесах интересно.
Мы теряли счёт дням, понеслась круговерть,
Катапультные кресла обжили!
А на ясность небес не хотелось смотреть
Хоть бы дождички нас обложили!
Забирала друзей, зорко смерть нас пасла
Ничего, никогда не прощала.
За ошибки пилоты платили сполна —
Лишь фрагменты от тел по металлу.
Разве девять кругов, в пекле огненном том?
Мы по «сорок» с Данте насчитали,
Про красоты высот вспоминали потом,
Когда в праздники нас отмечали.
Не жалею, не плачу пойду нынче в храм.
Здесь у Бога покой и отрада!..
И, как прежде, потянет взлететь к облакам,
Их крылом рассекать мне услада!
Небесная эстафета
Сыну Олегу, военному лётчику.
» Птицы вольные Годы — летят,
Седина на висках не поэтам,
Знаешь, друг, все романтики врут,
Небо вовсе не синего цвета…»
(слова из курсантской песни)
У зари молодой алый цвет,
Будто кровью пропитано Небо.
Посылаю с ветрами привет
Тем высотам, где я ещё не был!
Земли русские мы сберегли!
Им служили, стране присягали,
В небе сделали всё что смогли,
Молодым наше небо отдали.
Пожелаем им чистых небес,
Быстрых взлётов и мягких посадок.
Боже дай им красавиц невест,
Верных жён, да без вредных повадок!
Пусть достаток украсит их быт,
В доме пусть от друзей будет тесно.
За столом угощайтесь вином золотым,
Мирный хлеб вам из доброго теста!
МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ…
Поэма посвящается моим детям,
сыну Олегу — полковнику, военному лётчику; дочери Оксане.
Внучкам Оле, Алине, Алёне.
Планеры, как аисты,
в небе над Орлом
Клуб Центральный планерный,
юность моя в нем.
В пятнадцать в клуб не взяли,
возраст маловат!
— Через год, братишка,
буду тебе рад!..-
Так сказал начальник –
две звезды больших.
На моих глазах же –
горечь слез скупых.
Было так обидно:
— Надо же, малец!?-
ведь живу не дома
где тут мать, отец?
Сам учусь наукам,
сам готовлю снедь,
Сам дружу со спортом,
всё могу успеть.
Жил я на квартире,
сын хозяйки вор,
Чистил каждый вечер
от ствола затвор.
Деньги забирает
за квартиру впрок,
Мать его вздыхает:
— То чертям оброк! —
Пристает ворюга,
кличка «Борода»:
— Стань пацан на стрёме,
будешь сыт всегда —
Знал тогда я точно:
только раз пойти,
И назад не будет
мне уже пути.
Хлеб жевал с картошкой,
запивал чайком,
Жил всегда я честно,
сыт своим пайком.
В те годы жили бедно,
но учились всласть,
Страна о нас заботилась
и Советов власть.
В студенческих столовых
хлеб бесплатным был
С горчицею, да с солью
сладким даже слыл.
Надо и стипендии
было получать,
Учились в общем, здорово:
на «четыре», «пять».
Когда всё успевали?
Боже ж, святой мой!
К вечеру валились
в постели с ног долой…
Год шестидесятый,
двадцатое столетье,
Выживали трудно
реформы, лихолетье.
Деньги — на замену,
так «шутили» власти.
Их обмен был сложным,
закипали страсти.
Купюры ворохами…
разгоняли ветры
«Добровольцам» смерти
отмеряли метры.
Хлеб из кукурузы-
забивать им гвозди
На Карибах кризис —
новой бойни «гроздья.
Туфлей по трибуне
стукнул на весь мир,
Отдал Украине
в русской крови Крым.
Порт-Артур – китайцам…
«дятел» всё б раздал
Скоморох истории –
вот кто правил бал.
Обидно за Россию,
вечные напасти:
Дураки, дороги,
беды все от власти.
О властях не надо…
скатишься ко злости
Юность моя, юность —
кожица, да кости!
Лучше вспомним, братцы
как летал Гагарин,
Яркий, светлый праздник
людям был подарен.
Россия ликовала!
Америка — де юре!
По трапу самолета
космонавт шёл Юра!!!
Всем светлее стало
от его улыбки ,
Лет всего лишь восемь
к роковой ошибке…
Годы мои, годы,
как коней, табун
Искры высекает
времечко-скакун.
Техникум дорожный
курс уже второй,
Приняли в клуб лётный
с ног валюсь порой.
Музыкою неба
новые слова —
Ланжероны, шасси…
кругом голова.
«ЯК-12» в небе
высоту «скребёт»,
Снята дверь – замёрзли,
что за самолёт?!
Парашютный первый
в январе прыжок
Кричит Спартак Иваныч:
— Пошёл!… Давай, дружок! -…
Ноги на подножку
за подкос рукой,
От винта потоки
рвут унты долой.
А внизу домишки
в снежной белизне,
Нет назад дороги…
в бездну, к новизне!
И шагнул, как в пропасть,
руки сняв с опор,
Сразу стало тихо…
высоты простор!
Надо мною купол-
парашют мой друг.
Жарко, очень жарко,
зависаю вдруг…
Кричу — полно эмоций,
в небе Валька друг:
— Здорово, дружище,
красота вокруг! —
Ближе, всё быстрее
в лицо летит земля,
Ноги ставлю вместе
инструктаж не зря.
О — Ох!.. Удар об землю,
как жестка она!
Живы, приземлились,
радости волна!
По весне полёты,
планер на двоих,
Инструктора тирады
превратились в «стих».
Запуски с лебёдки…
как воздушный змей,
Триста метров пулей
набираешь с ней.
А затем отцепка,
семь минут полёт,
Планер хоть не щепка,
но не самолёт.
Дольше, выше в небе
всё сложней задания,
День твой наступает,
когда нужны все знания.
Задняя кабина…
пусто место в ней,
На земле инструктор:
— Ну, давай, смелей! —
Один в бескрайнем небе —
первый твой полёт,
Сам себе хозяин-
ты всерьёз пилот!
Бывает, что услышишь,
как седые дяди
Врут с телеэкрана:
— Страхи где-то сзади! —
Ну, а я скажу вам
прямо, не стыдясь,
Страхи от природы
давят нас, глумясь.
Сам с собой боролся,
знаниями брал,
Дружбу с небесами
Я не потерял!…
Парить подолгу стали
в рекордное звено
Нас уже вписали
с другом заодно.
«Бланик» мой, как птица,
выгнул крылья «стерх»
В восходящих вихрях
выше, дальше, вверх…
Упоенье солнцем,
небом, высотой
Тех, кто не изведал
жалко мне порой
Небо, как наркотик
не отвыкнуть сроду,
До кучёвки белой
дотянуться б сходу!…
Лётную науку
пили мы так жадно-
Это нам не снилось,
на душе отрадно
В небо, и для неба
готовил сам себя
В Чернигов, в истребители,
решил податься я.
Поступать, да в лётное
было очень сложно
Конкурс был огромным-
на «шару» не возможно.
Но прошёл я конкурс,
всё ж спортсмен – пилот,
Ведь часов под двести
в небе был налёт.
Мой диплом за техникум-
общий бал высок,
И разряды в спорте
выполнялись в срок
Здоровье было в норме
не курил, не пил,
Успехи были в боксе
«тёток» не любил.
Времени всё не было
выкраивал на сон,
Какие, к чёрту, «тётки»-
сел не в тот вагон!
Науки нас давили,
мы их всё ж постигли
Курс второй — полёты
успехов в них достигли,
Первый реактивный
самолёт освоен
Лётчик наш инструктор
нами был доволен.
В Умань на полёты —
третий курс на Мигах —
Прибыли мы в марте —
так ведь пишут в книгах.
Март в тот год печальный —
траурные звуки.
Флаги с чёрной лентой
слёзы, к небу руки!
В свой полёт последний
улетели двое
Гагарин и Серёгин…
плачет небо, воет!…
Гололёд слезами
не растопишь скользкий,
Пел про лёд Володя,
плакал наш Высоцкий.
Как порой обидно,
ведь могли б иначе…
Горю не поможешь —
Русь скорбит и плачет!
Время ранит тяжко,
но оно же лечит,
На крыло мы стали,
выпускной ждёт вечер.
Лётчики ЧВВАУЛа,
нас чуть больше сотни…
Стране своей Союзу,
отслужили стойко.
Годы, наши годы,
прошло уж сорок лет
Где теперь вы, братцы?
многих наших нет!
Вы в особых списках
в голубых просторах
Только не спешите,
под ковыльный шорох!
НОЧНЫЕ ПОЛЕТЫ
(посвящается авиаторам 14-го Гвардейского Истребительного Авиационного полка г. Курск)
«Гремит ночной полёт
по просекам лесным, ночной полёт
не время для полётов…»
Ю.Визбор.
Уж гаснут светлые полоски,
Темнеет быстро горизонт,
Вселенной звёздные наброски,
Границы метят дальних зон.
Взвились зелёные ракеты,
Вонзились в тело темноты,
Ожил эфир, поют турбины,
Поёт душа от красоты.
Поклон вам, рыцари — мужчины,
Забыли вы про быт земной,
Без вас спят ваши половины,
Не ведом нынче вам покой.
Гремит ночной аэродром,
Расцвечен разными огнями.
Для авиаторов он дом,
Все в доме заняты делами.
Порядок строгий здесь царит,
У пульта дирижер умелый,
«Оркестр» всем музыку дарит
Мудрён РП и в меру смелый.
«Стул электрический» грозит
Его спалить без сожалений,
Но даже здесь, где вечный бой,
Ошибок нет и нет сомнений.
На индикаторах лучи,
Есть курсы, азимуты целей,
И голоса звучат в ночи,
А вот и «птичка» на прицеле.
Соната лунная звучит.
Громам подобные раскаты,
Взлетают МИГи, будят ночь
России верные солдаты.
Они все выполнят сполна,
Заданий легких не бывает,
Дают им редко ордена
Лишь седина виски ласкает.
СЕДЫЕ СОКОЛЫ
(ветеранам-лётчикам СССР)
Седые соколы, романтики небес,
О вас строка из области чудес.
Мы вновь в строю, в альбомах, наяву,
Во снах летаем, значит, я живу.
Забыли мы, не помним наших ссор.
Мужская дружба доблестям простор!
Нам покорялись скорость, высота.
Виски седели вовсе неспроста.
Нам кресла катапультные сродни,
Отсчитывали ночки в них и дни.
Земля вертелась, как в цветной игрушке,
Темно в глазах, кровь к пяткам от макушки.
Нас мощь машин ни сколько не пугала.
Что перегрузки кровушка играла.
Не сказка – быль, погода по плечу,
И в дождь, и в снег я в небе – я лечу!
Луна за облаками — свет в ночи,
Сиянье призрачно, красиво, помолчи!..
Сухие льдинки, тренье о металл
Святого Эльма факел озарял.
В бескрайном небе звёзд круговорот.
Тебе родня твой быстрый самолет.
Два брата вы, и кровное родство
Воспето в песнях, просто волшебство.
Лишь на Земле расслабишься, вздохнёшь:
«Спасибо, брат! В полёт еще возьмёшь?»
От матерей, отцов Бог даровал здоровье.
Седые соколы, вы редкое сословье!
Повыше головы, бросать не смейте пост,
Сто лет во здравии!!! За то мой стих и тост.
ПОЛЁТЫ В ОБЛАКАХ.
Лебединым пухом облака,
Нет у них границ и нет замков
Ветры всех широт для них родня,
Мчатся горы – гряды облаков!
Вижу в очертаниях вершин,
С гривою летящего коня.
Принесите детства сладкий дым,
Где живут и мама и родня!
Помните нас странники небес,
Наших крыльев звёздные огни,
Каждый день они касались вас —
Остывшего дыхания земли!
Дни за днями, месяцы – в полках,
Служба — истребитель самолёт,
Вновь за облаками, в облаках,
Видимость сегодня восемьсот.
Облачность – что серая «тоска»,
До бетонки двадцать два км.
Верный друг – приборная доска.
Стрелки говорят мне, что и где!
Нет земли и целый рот земли…
Злая поговорка, что тут врать,
В истину пилоты возвели:
«Верь приборам, им лишь доверять!»
Нижний край – 130 до земли,
Выхожу из тёмных облаков,
Вот они желанные огни:
«В норме всё, к посадке я готов!»
Но азарт, в крови адреналин,
Топлива ещё на полчаса.
Я прошу проход, РП даёт,
Полный газ, ныряю в небеса!…
ВОЗДУШНЫЙ РАЗВЕДЧИК ПОГОДЫ.
Спит городок наш беспокойный, ночь убаюкала солдат,
Ещё темны во дрёме окна. но есть и те, что уж не спят.
Петух не пел, не кукарекал, — темно, будильники звенят.
Вставать в два тридцать просто мука, какой дурак придумал тать?!
Чтоб в шесть часов начать полёты, в такую рань нас поднимать!!!
А дальше больше все к столовой, чтоб соблюсти наш ритуал.
Там блинчик, чай, ещё чего-то втолкал в свой рот, жевал, глотал.
Потом в автобус и вперёд ведь небо, видишь ли, зовёт!..
Затем с анализом погоды синоптик карты развернёт.
Большой циклон, на пол Европы, фронты холодные несёт.
Воздушных масс перемещенье всё по законам, без чудес.
И мы ведём разведку «боем», в экраны смотрим РЛС.
И электронный луч скользит, пространство облачное метит,
Туман поутру, не туман, но что-то хмурое нам светит.
Теперь к врачу — измерить пульс, лёг жгут тонометра на руку:
«Привет, пилот! Ну, как спалось?!» «Привет! Сними ты эту штуку!»
Защитный шлем на голове, веков минувших атрибут,
А на колене мой планшет, расчет полёта и маршрут.
Уходит ночь, восток светлеет, светило вновь сейчас взойдёт,
И ночку зябкую прогонит, тепло своё на нас прольёт.
Надеты лямки парашюта, их вместе все собрал замок,
Привычно щёлкнули тумблеры, в командах технику свой толк.
Запела, ожила турбина, приборов стрелки по местам,
Фонарь закрыт, вперёд машина, сейчас рванёмся к облакам.
Пробьём их, солнышко увидим, внизу равнину облаков,
Лазурь небес, как на картине, захватит дух : «Простор, каков!»
Но, чур!.. Красоты все потом, теперь работа, лишь работа.
Пот тонкой струйкой по щеке — суров закон, трудна забота.
Сегодня мне держать ответ перед пилотами на старте.
Летать им нынче, не летать? Решать мне надо не по карте!
Погода… минимум стоит, как раз что нужно для пилотов,
Хмарь облаков над головой. Ну всё, вперёд ! Добро! Полёты!…
Кукушка
Что же ты, кукушка, рано замолчала,
Ты ж была щедрее, сотню обещала!
Ты со счёта сбилась, ну, давай повторим.
Затерялось эхо, всё молчит, не вторит.
В юности порою целый день кукушка,
Раздавала в долг нам годы – не игрушки.
А теперь не слышно : ни ку-ку, ни эха,
Только три разочка, что ж ты — ради смеха?
К лётчикам России стань щедрее, птица,
Мы ж сродни пернатым — быль иль небылица.
Ты кукуй как прежде, щедро — целый день,
А года – годочки нам считать не лень.
ИСТРЕБИТЕЛЬНОМУ 472-му АВИАЦИОНОМУ ПОЛКУ ПВО
( 55-ой годовщине Посвящается).
Законы жизни, службы, бытия
Диктует время, ход необратим!
Часть начиналась с малого, с нуля
Полвека срок, мы всё ещё летим.
Как витязям на южных рубежах,
Полк ПВО, «Былина» – позывной,
Сам вождь наш завещал:- Быть в сторожах!
Беречь страну на службе неземной. —
Ключи от неба сохранить, сберечь,
Врагов страны, валить с небес и жечь!
Наказ вождя – народа был наказ
Дежурное звено — не праздничный показ.
Всегда здесь на секунды шёл отсчёт,
Готовность – «раз», ты пулей в самолет.
Разбег, отрыв под дождик в ноябре,
Погода дрянь, и лёд на фонаре.
Нет облакам ни края, ни конца.
Достать «врага» с маневром удальца
Захват и пуск — контрольная то цель,
Пот по щеке, какой тут к чёрту хмель!..
Теперь домой, «остаток подмигнул»
На форсажах ты малость протянул,
И с рубежа тебя берут, ведут,
С рук на руки мой брат, передают!
Все для тебя, КП и РСП
Точны команды ты на полосе!..
Пробег, хлопок — то вышел парашют,
Ты зарулил — как техники то ждут!
За всю семью, за полк наш боевой,
Давайте братцы выпьем по одной!
Вторую пьём за семьи, за детей,
А третью стоя, молча, за друзей!
За тех, кто не вернется, не придёт,
Кто не посадит «вечный» самолёт.
Кто там, за облаками, видит нас.
Наш третий тост, всегда друзья за вас!
К ОБЛАКАМ
(друзьям юности — планеристам)
Эх, время, времечко! Твой ход неумолим
Полжизни в минусе, мы всё ещё летим.
Летим в мечтах, во снах ли, наяву.
Скажи Господь, я сколько проживу?
Прошу немного дать ещё годков,
Да чтоб здоровым быть и без оков,
Хочу, могу, как прежде, к облакам,
К свободе, к солнцу, к небу и к ветрам.
Позволь Спаситель, в небе еще день,
Раскинуть крылья, мне парить не лень.
В дыхании Земли, в незримом, мощном токе,
С набором высоты мой планер вновь в потоке.
Кучёвка — облако, холодный водный дым,
Несёт поток, теперь я в нём и с ним,
Свистит крыло — подъемных сил исток.
Спираль, набор — виток, ещё виток!
К другому облаку иду я, переход
Убрал закрылки, скорость, курс, заход
Из тени облака на солнышко, в тепло…
Есть высота — лететь, парить светло.
Я, Господа в молитве попрошу:
— Позволь летать!..- пока лечу, дышу.
РАЗДУМЬЯ В НОЧИ.
Ночь за окном, снова ночь…
Весенняя тихая, тёплая.
Не сплю, улетел сон прочь,
Мысли толпой не весёлою.
Жизнь — что она и зачем?
Дружим, пьём водку, ссоримся,
Торгуемся, что и почём,
Настанет пора — успокоимся.
Связала нас в небе нить
Путями опасными, длинными,
С вами б по чарке налить,
Обнять вас, друзья старинные.
Тошно без вас, хоть вой!
Столько дорог вместе пройдено!
Следы у нас над головой
Несчётно инверсий проторено.
Странники космоса мы
Пылинки его и атомы.
Живём всего миг один,
А грезим столетними датами.
ПЕРЕД ВЗЛЁТОМ.
Перед зарёй светлеет сумрак,
Щебечут пташки — быть росе.
Я в истребителе, в кабине,
Стою на взлётной полосе.
Ещё есть время до команды.
«Молитва дня» — мой взлёт по ней,
Идёт отсчёт, бегут секунды,
Мгновенья чувствуешь острей.
Поёт турбина ровно, мощно,
Дрожь по металлу:- Что стоишь?
— Включай форсаж, да самый полный!
Ведь радость пьёшь, когда летишь! —
— 512 — Взлёт, разведка,
Маршрут полёта номер два, —
Форсаж! Защёлку опускаю,
Порозовел восток едва!
Толчок, секунды побежали.
Четыре тридцать по Москве,
Разбег, отрыв, шасси убрали.
Всё меньше домики в Клюкве!
ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ПЕСНЬ.
(военным лётчикам СССР)
С нас иконы писать ни к чему, не святые.
Но великой стране себя отдали в дар!
Мы России сыны, стражи неба стальные —
Не давали врагам зажечь новый пожар.
.
От небесных щедрот серебро в шевелюрах,
А к полётам любовь нас всегда берегла,
В небе МиГи и Су выполняют фигуры,
Воздух сизым жгутом улетает с крыла!
Смотришь в небо с земли, без границ синева,
Ты, вглядись, и всплывут боевых друзей лица,
Мы летали средь звёзд, это быль, не молва!
А наш путь боевой будет жить на страницах!
Оптимисты с тобой мы всегда и везде,
Знаем цену всему, доброте и злословью,
Уточняли свой курс по полярной звезде,
Нас ветра просолили небесною солью!
Выше голову брат, хотя жизнь балаган!
Мы наверно с тобой из титана отлиты!..
Наливай, не жалей русской горькой стакан
Выпьем, стоя за жизнь и за то, что не сбиты !
СТРАННИКИ НЕБЕС.
Живём в стране, где всё перечеркнули,
Бывает вспоминаем о былом,
Как спины к гимнастеркам прилипали,
Как будто бы мы были под дождём.
На форсажах, отталкивая землю,
Неслись машины в солнечных лучах.
Кабин «престолы» занимали смело,
Штурвал держала молодость в руках.
И никому об этом не расскажешь,
Когда с машиной падаешь к земле.
Леса и реки будто вырастают,
А жизни миг как капля на стекле.
Властители маневров перегрузки,
Свинцовые, пудовые враги,
Сдавили тело, голову и руки,
На сердце камень — Боже, помоги!..
Христос к нам добр, домой мы прилетали,
Дымок резины — плеск святой воды
Сыны Земли сегодня снова дома,
Как сладок хлеб и небо без беды!
СКАЗ ПРО ТО, КАК НАШ «БАЛБЕС»
ПОКОРЯЛ ПРОСТОР НЕБЕС.
» В небе воздух рассекать
Не решать задачи,
Можно голову сломать
Не за хвост собачий…»
(из лётного фольклора)
Лётчик, миру неизвестный
На машине » эЛ — двухместной»
По маршруту «попилил»
Потерялся, заблудил.
В небесах блудить опасно,
Жутко! Хуже, чем в лесу,
Виражи кружить напрасно.
«SoS» включай, тогда спасут!
А земля всё вопрошает:
«Где соколик-то летает?»
Тут последовал ответ
«Ориентиров точных нет»,-
«Достань карту, уточняй,
Посмотри с землёй сличай!»
«Карты есть, их тридцать шесть.
Есть тузы, валеты, дамы»,-
Отвечал курсант упрямо.
Как настройка АРК?
Если в норме, стрелка скажет,
Путь домой тебе укажет.
Поработай, не ленись,
Крен на стрелку — развернись.
И назад поторопись».
«АРК давно настроен,
Но играет там Бетховен»,
Бросил взгляд он на табло,
То тревогу бьёт давно.
Керосину не хватило
И сказал курсант уныло:
«Сяду я у той реки,
Путь укажут старики».
«Ба, площадка! Там «Антон»,
Опыляет поле он»,
Но полянка тесновата
И для «эЛ-ки» маловата.
Керосин уж на нуле,
Нет уж времени на выбор
Бог спасёт!
Пошёл к земле!
Чирк о землю, покатился,
Мягко «дятел» приземлился,
Но что это? Страшный враг-
Не замечен был овраг.
Ляпкин давит тормоза!
Дым валит, горят колодки,
Из орбит на лоб глаза.
Но нет худа без добра.
Здесь на склоне у оврага
Бабка коз своих пасла
И пилота — бедолагу
От лихой беды спасла.
В стаде было три козла,
Всегда нежные к подругам,
Они дело знали туго.
Их величием рогов
Охраняли от врагов.
И вдруг видят, что за диво!
Кто-то белый с чёрным рылом
К козам прёт аж скрип стоит,
А на лбу звезда горит.
Козлы злобой налились и всей тройкой
К «эЛ-ке» белой как три вепря, понеслись.
И по стойкам т-р-рах в разбег!
Искры с глаз, рогов осколки.
«эЛ-ка» кончила пробег.
Вылез Ляпкин на крыло,
Видит, трактор мчит в село
Плачет бабка у дороги-
«Поломали козлам роги».
Ляпкин с просьбой к трактористу:
«Керосину литров триста
Ты, братишка, одолжи,
Да дорогу укажи!»
«Керосину одолжу,
А дорогу не скажу,
Обратись с вопросом к бабке».
Просиял от счастья Ляпкин.
Бьёт бабусе он челом:
«Путь скажи на «еродром»,
Я прошу
Тебя добром»
Бабка знала чудеса,
Часовые пояса
И поправки на склоненья,
Бог простит ей прегрешенья.
Как- то раз 8-го Марта
Внучек книжку подарил
Все страницы вместе с картой
С ней до корки изучил.
«Ох, мудрёна та книжонка!»,-
Причитала всё Матрёнка,
Но науки свято дело
Для ума, да и для тела.
Бабка к ветру повернулась,
Чертыхнулась, матюгнулась
И на юг, махнув рукой,
Указала путь такой:
-Мой соколик,
Ты взлети,
Курс 170 бери,
Пролетишь минутки три-
Там увидишь озерко,
Знать домой не далеко.
А лететь должён ты милай,
На резервной высоте,
Да за скоростью смотреть
И тогда
К заходу солнца
Ты успеешь долететь! —
Ляпкин выполнил исправно
Все наказы, все азы,
Подошёл к аэродрому
Пред землёй прибрал газы.
Покатился, рад бетонке!
Ох, и чуден же итог!
Бабка гений, знахарь тонкий!
Есть на свете всё же Бог.
Мораль сказа такова — на земле,
Тем паче в небе, нужна всё же ГОЛОВА!
ВЕЧНЫЙ ЛЕТЧИК
Памяти Антуана де Сент Экзюпери
На планете моей, не оставив следа,
Миллиарды людей уходили всегда.
Они верили в чудо, молили Христа,
Забрала их к себе госпожа Темнота!
Но бессмертным становится брат-человек,
Его мыслей полёт не исчезнет во век!
Покоряется мрак свету смелых идей,
И из праха встают сотни сильных людей!
Страсти в строки влились, песни небу поют,
Вечный лётчик летит и он с нами, он тут!
На земле, Антуан, ты оставил свой след,
Каждой строчкой твоей восхищается свет!
Мы с тобою летим над пустыней во мрак,
Ни звезды, ни огня, грозы злейший наш враг.
РТО на борту, маяки на земле,
Они снились пилотам тогда лишь во сне.
Покоряли вы трассы, герои небес,
Пропадали в горах, там теряли свой вес.
Злобный ветер пустынь иссушал до костей,
В миражах рисовал то родник, то ручей.
Обжигала вода, воспаленные рты,
Возвращала из тлена, из темноты.
Вас немного вернулось, что теперь, что тогда
Смерть назад отпускала, жизнь наградой была.
Нежно роза цвела, её Мальчик взрастил.
Мудрый лис из пустыни с ним крепко дружил…
Ты строками той сказки сказал, капитан:
«Люди, дети земли, вам не нужен обман,
Вас спасёт доброта, вы в ответе за всех,
Тех, кого приручил, предавать просто грех!»
На разведку, в полёт, ты взлетел, Антуан,…
Прилетай, отдохни! Выпьем вместе стакан.
Выпьем, стоя давай, общей тризны вино,
Лётчик лётчику брат мы всегда заодно!
ТОВАРИЩУ ПО ОРУЖИЮ
Лётчику – снайперу, гвардии полковнику,
Командиру 472 ИАП ПВО, Коротких Ивану Ефимовичу
Как в короткой строке передать,
Ведь прошёл ты и видел такое,
И не просто пером твою жизнь описать,
Даже в снах ты далёк от покоя.
Тебя мать родила в год войны
Под Воронежом, в тёплом апреле.
С молоком получил ты от мамы дары:
Ум и совесть, и жизнь на пределе.
С детских лет о полётах мечтал,
Мастерил, запускал в воздух змеев.
В Армавире летал, на «пятёрки» сдавал.
После выпуска ждал тебя Север.
Север дальний остался с тобой,
Там на МИГах летал, видел горе,
За свободу всегда готов был на бой,
Как над сушею, так и над морем.
А потом был Орёл, теперь Курск,
Седина на висках заблестела,
Лётных лет скоротечен был путь,
Наша молодость песнь свою спела.
Небо любит здоровых и сильных
Мы уходим, в нём юношам место
Лётный строй это мир молодых,
Отслужили России мы честно!
Я от сердца тебе пожелаю мой друг
Долгой жизни при добром здоровье,
И друзей за столом не редеет пусть круг,
Упаси тебя Бог от злословья!
В окруженье живи своей верной жены –
Руки Вали спасли от болезней,
Не сдавайся Иван, пою Богу псалмы,
Жизнь прекрасна, и ты ей полезный.
Твоя память хранит пусть родительский дом,
Помни свой косогор журавлиный,
Ширь придонских степей и лесок за бугром,
Помни песенный край свой былинный!
РАНО МНЕ ДОГОРАТЬ.
Постараюсь душой не стареть,
Не хочу я болячкам сдаваться,
А костру моему рановато чернеть?
Рано сажею мне покрываться.
Мне не нужен такой поворот,
Жизнь, зачем мне крутое пике?!
Подожди, не спеши, я ж пилот,
Рано мне догорать на песке.
Руки – умницы крен уберут,
Плавно ручку возьмут на себя.
Есть в запасе особый маршрут,
По нему выйду я из огня.
На земле я полынь разотру
Горький запах мне дорог, хорош.
Ну, как мало нам надо всего,
Жизнь прекрасна, а сдаст не за грош!
Ночной конвой небесный
Небо ночное, дальние сполохи!
Грозы по курсу, в засветках экран.
Помехи по радио, трески и шорохи.
Небо – загадка, смелей капитан!..
Ночь не охотник на смелых, разумных.
Ночь с нами дружит, женский ведь род.
Ночные полёты, летаем мы, служим,
Служим России, нам верит народ.
Спят на земле города, деревеньки.
Сны видят люди в неге, в тепле.
«Нянчит конвой тишину на коленке»,
Пот наш солёный сотрём на земле.
Звёзды РЯДОМ.
(После просмотра снимков телескопа Хабл).
Небеса, небеса, голубые чертоги.
Во Вселенной миры, бесконечны дороги.
Свет таинственных звёзд, свет галактики дальней,
Миллиарды шёл лет из глубин мирозданья!
Межпланетный туман, пыль погибших миров,
Астероидов цепь из фантастики снов.
Люди – дети Земли, есть ваш след на Луне.
Прилетали не раз, наяву – не во сне!
Верю в силу мечты, верю в разум людей,
Полетят корабли — воплощенье идей.
Марсианских садов будут кущи цвести,
На планете людей детям жить и расти!
БАЛ ВЫСОТЫ.
Не летал много лет! Приземлился давно…
Спинка кресла к себе не притянет на взлёте,
Снятся лица друзей, у нас небо одно,
Снова в паре с тобой, мы в высотном полёте.
Правит бал высота, облака нам близки,
Бесконечен простор, без коварных наветов,
Два надёжных крыла, две надёжных руки,
На приборных досках «строки» умных советов.
У судьбы непростой, много трудных дорог
Белый ангел летал со мной в тесной кабине,
Он не дал мне сгореть, от бесчестья сберёг,
Он не дал мне пропасть на далёкой чужбине!
ТИШИНА, УХОДЯЩАЯ В ВЕЧНОСТЬ…
Не изданное стихотворение,
принадлежит моему погибшему другу,
Подполковнику КЛЁПОВУ НИКОЛАЮ АЛЕКСЕЕВИЧУ.
Он был лётчиком, поэтом и очень любил жизнь!
«Три полсотни два, катапультируюсь!..»
В бездну, отзвеневшие слова,
Тишина безмолвием радирует
И молчит тревожно синева.
Тишина, уходящая в вечность,
Оглушительная тишина,
Удивительная скоротечность:
Детство, мама, любовь, весна.
Небо, небо! Где ж твоя нежность?
Тишина звоном душу режет,
Искры радостных карих глаз,
В нас стреляют памятью, в нас!
Это значит, что он живёт,
Мы продолжим его полёт!
Находясь между тьмой и светом,
Жизнь, на горечь утрат деля,
Покидаем тебя мы небо,
И приходим к тебе земля!
Ветер памяти, даты нижет.
Жизнь — она не сулит наград,
Оттого нам больней и ближе
Ощущенье земных утрат.
Для него уже нет рассветов,
Лик любимой не будет пленять,
Только ветки плакучей ивы,
Будут слёзы свои ронять.
Все друзья на печальной тризне,
По три раза нальют бокал.
В небесах ты служил отчизне,
И ушёл – в небесах пропал!
Тишина безысходностью давит,
Тишина болью режет сердца,
Тишина, уходящая в вечность,
Оглушила нас всех тишина!

Фильм Небо. Самолет. Девушка. смотреть онлайн

Стюардесса Лара – девушка «не от мира сего». С ней случайно знакомится более приземленный репортер Георгий, к которому она сильно привязывается, несмотря на все различия. Романтическая драма Веры Сторожевой «Небо. Самолет. Девушка» – вторая кинопостановка пьесы Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь», после фильма 1968 года «Еще раз про любовь». Ремейк стал бенефисом Ренаты Литвиновой, также участвовавшей в написании сценария. Вместе с ней снимались Дмитрий Орлов, Михаил Ефремов, Ярослав Бойко и другие. Лара и Георгий знакомятся в пустом кафе ночью. Она работает стюардессой, он – один из многих тысяч случайных людей в аэропорту. Лара называет нового знакомого «странным», хотя трудно найти человека, страннее ее самой: Лара растягивает слова, повторяется, противоречит сама себе и забывает элементарные вещи. Она влюбляется в Георгия почти с первого взгляда. Прямолинейный до грубости Георгий сам не знает, почему ищет новой встречи с этой полубезумной девушкой. Они принадлежат разным мирам, но если любовь не преодолеет эту пропасть, то ничто не преодолеет. Романтическую драму «Небо. Самолет. Девушка» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Приглашаем посмотреть фильм «Небо. Самолет. Девушка.» в нашем онлайн-кинотеатре в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Самолёт
Ирина Ревякина
Слышишь в небе звук мотора?
К нам летит приятель скорый —
Легкокрылый самолётик.
Круг. Заходит в развороте.
Приземлился аккуратно.
Грузы сдал. Летит обратно.
К Дню Воздушного Флота России
Константин Несмеянов
На то и авиация,
Что высоко взвивается!
На то и самолеты,
Чтоб выполнять полеты
Не позже и не ранее —
Всегда по расписанию!
На то они и летчики,
Чертить по небу росчерки.
На то и стюардессы,
Чтоб в синем поднебесье
Обслуживали нас
И радовали глаз.
И пусть гремят овации
В честь нашей авиации,
И речи пусть ораторы
В честь наших авиаторов
Толкают ежечасные!
Короче, все причастные,
Поздравить вас пришла пора —
Здоровья, счастья вам, ура!
Оставляет самолёт
Леонид Грушко
Оставляет самолёт
За собою след.
Сердце просится в полёт
С самых ранних лет.
Наши лётчики растут
Словно на дрожжах.
Берегут свою мечту,
Им неведом страх.
Если в небо брошен взор,
Так тому и быть.
Космонавты на подбор,
Баловни судьбы.
Следом чертит небеса
Новый самолёт,
И опять горят глаза
И душа поёт.
Самолеты
Марина Тарнопольская
Некрасивых самолетов не бывает.
Все пилоты это понимают.
Не боясь, что попадут в туман,
Покоряют пятый океан.
Фюзеляжем крепким и могучим
Разрывают облака и тучи.
Не страшась холодной высоты,
Оставляют в небесах следы.
И ревут сердитые турбины
От земли оторванной махины.
Но какая грация и стать,
Только смелым так дано летать!
Самолёт
Николаева Елена
Из-за облачка на небе
Показался самолёт.
Хорошо, вот так, и мне бы
Совершить на нём полёт!
Серебром сияют крылья,
И урчит мотор внутри.
Много стран тогда б открыл я:
Может две, а может три…
Так мечтал я, оглянулся —
Самолёта в небе нет,
Лишь вдогонку протянулся
Полосою белый след.
Самолёт
Ольга Скворцова
Самолёт, самолёт,
Ты куда летишь в полёт?
Если в тёплые края,
Забери с собой меня!
А то у нас дождливо,
И грязь, и сыро-сыро.
Солнышка неделю нет.
Заберёшь с собой? Ответь!
СамолёТу
Павел Воронин
Неизбежно прервав расставанье,
так привычно, без лишних хлопот,
на немыслимое расстоянье
в сотый раз курс берёт самолёт
Два крыла! Два могучих мотора!
Гений разума! Пик мастерства!
По своим безотказным приборам
покори ещё раз магистраль!
Оттолкнувшись от цепкого взгляда,
ты уносишь легко в высоТу
Ту, которая только что рядом,
превратила реальность в мечТу.
я тебе, как никто, доверяю
Ту, что только сегодня обрёл,
Ту, которую толком не знаю,
я тебе доверяю — Её!
Ту, которую знал только вечер,
чья душа обогрела меня,
чьи слова, будто солнечный ветер,
а глаза — как частичка огня!
Может быть через тысячи рейсов,
исчерпав свой полёТу-ресурс,
ты, могучий и преданный крейсер,
мне доставишь бесценнейший груз.
я вас встречу шампанским, цветами,
заговорчески мы подмигнём…
что-то дрогнет в холодном металле,
когда я поцелую Её.
Загадка Самолёт

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *