Стих про прогулку

Стихи о прогулке

Почему стоишь, машина?

Би-би-би-и-и! Спустилась шина!

Умоляю, выручайте!

Поскорее накачайте!

Ура! Мы едем в зоопарк, сегодня выходной.

Костюм нарядный я надел, родители со мной.

Свежий воздух малышам

Нужен и полезен!

Очень весело гулять нам!

И никаких болезней!…

На детской площадке все так интересно,

Наверное, это уже всем известно!

В песочнице там я лопаткой копаю,

Мама меня на качельках катает,

И на горках целый день

Веселиться мне не лень!

Соберу цветы я в поле

И в веночек заплету.

Посмотрите, поглядите

На меня, на КРАСОТУ!

Зацвели деревья,

Пахнут — объеденье!

Их хотела скушать я…

Мама говорит: «Нельзя!»

На площадке есть качели.

Покататься захотели?

Прибежали, быстро сели

И, как бабочки, взлетели.

На качелях целый день

Веселиться мне не лень.

Я качалась на качелях

То сильней, то еле-еле,

Поднималась в вышину,

Опускалась в низину!

Я качалась целый час —

Показала высший класс.

Песочница, песочница,

В песке вся детвора.

Построить домик хочется,

Забавная игра.

Уж который год подряд

Чудо-горка ждёт ребят.

Вверх взобрался, вниз скатись

Все с дороги! Берегись!

Где кормим голубей

Птички, птички

подходите —

Угостить мы вас хотим!

Ешьте сколько захотите

Мы вам зернышек дадим!

Птички, птички

подходите —

Угостить мы вас хотим!

Ешьте сколько захотите

Мы вам зернышек дадим!

Меня ужалила пчела,

Я закричал: «Как ты могла?»

Пчела в ответ:

«А ты как мог?

Сорвать любимый мой цветок.

Ведь он мне был

Ужасно нужен —

Я берегла его на ужин».

Я на улице гуляю,

Из коляски вылезаю.

Меня мама поругает,

Ведь ловить не успевает.

Если хочешь, по дорожке

Погулять пойдем вдвоём

Цвета осени ладошки

Мы в букеты соберем.

А потом проводим лето

Вдоль пустеющих аллей

И поверь, с таким букетом

Ждать апреля веселей.

Я по улице гуляю,

Свежим воздухом дышу.

Что увидел я, что знаю

Хоть сейчас вам расскажу.

Мама с папой ходят рядом,

Оба смотрят на меня.

Ну, а я сижу в коляске,

Замечательны дела!

Сегодня мы едем в деревню,

В деревню, где луг, лес и речка,

И дом утопает в сирени,

И самовар есть, и печка.

Хоть я в лес с утра пришел,

Только два гриба нашел-

Белка с ветки мне сказала,

Что грибов нашел я мало!

Но я первый раз в лесу,

А уже грибы несу!

Мы идем лесной дорогой.

Ах! Как ягод разных много

Сами ягод поедим

И друзей всех угостим.

Вот футболка и штанишки,

На прогулку нам пора.

Побежим скорей на речку

Плещет в волнах детвора.

Так не часто дома папа

На работе он всегда.

А сегодня будет рядом,

На прогулке он и я.

На прогулку становись!

Не зеваем! Подтянись!

Я в колясочке сижу,

Свежим воздухом дышу!

Все вокруг обозреваю,

И за птичками слежу!

Я не жадный, просто мне

Игрушек не хватает.

Возьму ка я на стороне

У тех, кто не играет.

Свое мне жалко потому,

Что может быть сломают.

Я лучше у других возьму,

Они же не играют.

Свое в сторонку положу.

Слежу за ними строго.

С чужими лучше посижу,

Чужих игрушек много.

Не жадный я, не жалко мне,

Я с ними сам играю.

Возьму ка я на стороне,

Свои я сам сломаю.

Если дунуть посильней,

Будет много пузырей!

Раз, два, три, четыре, пять,

Ни за что их не поймать.

Сквозь ажурное колечко,

Через пену мыльную,<o:p></o:p>

Как мамуля говорит

Дую сильно-сильно.

Улетают пузыри

Прямо в небо синее.

Мамочка! Скорей смотри,

Какие раскрасивые!

Осторожно пузыри…

Ой, какие! Ой, смотри!

Раздуваются! Блестят!

Отрываются! Летят!

Мой со сливу! Мой с орех!

Мой не лопнул дольше всех!

Что за чудо вышло в свет!

Прямо клад! Велосипед!

Я качу на нем, качу,

Буд-то прямо я лечу!

Две педали, руль, седло,

Колесо не подвело.

Обкачу на нём весь мир.

Нас возьмут в прямой эфир!

С дедушкою мы гуляем,

И цветочки собираем.

Много надо их добыть,

Чтоб букетик подарить.

Мы с командою в лесу,

Можем выследить лису.

Можем клад пойти искать,

Город из песка создать.

Мы команда, мы друзья,

Разлучать нас всех нельзя.

Лишь бы вечером гулять,

Могла мама отпускать.

Хорошо в деревне летом,

Воздух чист и благодать.

А еще в жару при этом.

У реки позагорать.

Искупаться и поплавать,

Руками брызги попускать.

А ещё смотреть на речку,

В воду камешки кидать.

Опять смеется лето

В открытое окно,

И солнышка, и света

Полным-полно!

Опять трусы и майки

Лежат на берегу,

И нежатся лужайки

В ромашковом снегу!

Привязал верёвку к палке,

Из гвоздя согнул крючок

И пошлёпал на рыбалку

К центру лужи рыбачек.

День погожий, клёв хороший.

Рыбачек домой принёс

Свежей грязи полкалоши,

Воду в кедах, мокрый нос.

В мягких, новеньких ботинках

Я в колясочке сижу

И печальными глазами

Я на мамочку гляжу.

Люблю я новую игру:

В коляске ездить по двору…

Голубые глазки,

Розовые ушки

Едешь ты в коляске,

В ручках погремушки.

Здравствуй, божья коровка!

Подари ты мне обновку.

Сядь на пальчик, на мизинчик,

Принеси ты мне гостинчик!

Как хорош он, летний сад,

Фруктами всегда богат.

Вишен стройных целый ряд —

Рубином ягоды горят.

Рядом здесь растёт и слива,

Плодами сочными красива.<o:p></o:p>

Груш и яблок аромат,

Съесть одно бы каждый рад.

Я на роликах качу,

Разбегайтесь, затопчу!!!!

А ночка темная пора, звенят комарики.

А нам гуляется, пока горят фонарики!

Вместе с мамой, вместе с папой

Мы пойдем сейчас гулять!

Будем быстро собираться

И ботинки надевать.

Я возьму с собой мишутку,

Мама — сумку и пакет,

А у папы для прогулки

Ничего с собою нет.

На прогулку в руки папа

Ничего наш не берет,

Потому что он с прогулки

На руках меня несет!

Скрип-скрип-скрип! —

скрипит снежок. —

Выходи во двор, дружок!

Санки быстрые бери,

Нос от стужи береги!

Мы пойдем сейчас гулять,

Но не будем замерзать.

Чтобы нам теплее стало,

Завернемся в одеяло!

Ленточка яркая!

Одеялко жаркое!

Только глазоньки да нос!

На прогулку! На мороз!

Посмотрите-ка, ребята,

Все вокруг покрыла вата!

А в ответ раздался смех:

Это выпал первый снег.

Не согласна только Люба:

Это вовсе не снежок —

Дед Мороз почистил зубы

И рассыпал порошок.

Как обычно в январе

Много снега во дворе,

Но беда невелика —

Слепим мы снеговика!

Ах, лыжи мои, лыжи, —<o:p></o:p>

Без вас я сам не свой.

Ну что на свете ближе

Мне снежною зимой?

На валенки нацепишь

Хрустящие ремни

И день гоняешь целый,

И напролёт все дни.

Ну а потом чуть дышишь,

Чуть на ногах стоишь…

Ах, лыжи мои, лыжи —

Нет в мире лучше лыж!

Стихотворение «Ода подвижной игре»

Наталья Бирюкова
Стихотворение «Ода подвижной игре»

Хорошо,когда дети играют:

будни серые вмиг расцветают,

в то же мгновение мир наступает –

это игра забияк примиряет.

Здесь неловкий становится быстрым водящим,

а задира – котенком урчащим,

робкий здесь игроков поведет за собою,

а застенчивый вам свою душу откроет.

Незаметно, не вдруг, но игра помогает –

шаг за шагом детей развивает,

их мышление, память, внимание,

углубляет и мира познание.

Ведь не просто играет ребенок – в игре он живет,

и не знает границ его мыслей полет!

Лишь представит – и станет пожарным отважным

и ловцом обезьян побывает однажды…

Сколько мгновений – столько ролей,

кто их в игре подсчитает точней?

Главная роль, словно счастья кусочек,

каждый ребенок водящим стать хочет.

Нет у игры незаметных ролей,

трудно понять,что ребятам важней:

всех догонять? от ловишки бежать?

Главное – правила все соблюдать!

Словно закон эти правила чтут,

смысл игры заключается тут.

Трудно бывает порою сдержаться

и непременно сигнала дождаться –

покажут здесь выдержку наши ребята,

усилие воли проявят, где надо.

Маленький ты, но в игре не плошай –

правила просто всегда соблюдай!

Время пройдет, повзрослеет и наш дошколенок,

жить будет так,как научен играть он с пеленок:

честный в игре – ложь и в жизни увидит,

слабого он никогда не обидит,

будет внимателен к людям другим,

всех обогреет он сердцем своим.

Корни добра прорастут из игры,

из золотого детства поры.

Прогулки по городу. Сборник стихов

Провинция
Провинция. Испарина на лбу,
весенний рок мальчишек тонконогих,
ряд косвенных намеков на судьбу,
крутых ступеней, насыпей пологих.
Провинция. Провинность легких дней
перед грядущим, явным и весомым.
Пахнет винцом, кольнет лицом знакомым
провинция разбросанных теней.
Провидица всех наших «неспроста»,
дрейфующий во льдах пейзаж дворовый.
Провинция – c названьем в пол-листа,
провизия для пиршеств пустяковых.
Провинция. Минувшего разброд,,
полуторка, полтинник, полукровка.
Провинция, тасующая ловко,
роняющая карты из колод.
Провинция. Столовый провансаль,
подвески люстр, подсказки, подоплеки.
Поземки, уносящие февраль,
подземки, увозящие потоки…
Провинция всех наших зим и лет,
презумпция невинности грошовой,
гранитная, прозрачная на свет,
играющая мартом, как обновой.

* * *
Кореш твой, сентябрь плакучий,
разбросал листву и перья.
Сквозняки, как подмастерья,
в услуженье у ветров,
по домам все ищут лучших,
пыль летит, грохочут двери,
если есть, конечно, двери
у оставленных домов.
Если есть, конечно, лица
у таких, кто помнить может,
то по лицам, их тревожа,
пролетит, промчится тень.
Если к ним не подступится –
Значит, век до срока прожит.
Птицы в небо путь проложат,
канут в небе в этот день.
Твой дружок, озябший скверик,
все чинарики стреляет,
в речку веточки бросает
и гоняет детвору,
на скамейках мокрых дремлет,
сор под веки задувает,
и глаза слезятся, тают,
слезы сохнут на ветру.
Если есть, конечно, слезы
у того, кто отмахнулся,
отступился, отшатнулся,
задержался, занемог.
Дождь ночной ударной дозой
рухнет, словно сам свихнулся,
вспомнив, кто же подвернулся
под горячий кулачок.
Твой браток, сиротский город,
размывает очертанья,
все строчит на пропитанье,
все толпится у дорог,
безотцовщину за ворот
за бесплатное катанье
выставляет и летальный
составляет эпилог.
Твой сынок, дымок летучий,
завивается в колечки,
долетая до крылечка,
залетает под навес.
Кореш твой, сентябрь плакучий.
Ставит желтенькие свечки.
Есть еще такие свечки,
нет осечки у небес.
1990
* * *
Когда последняя любовь
уже не сможет быть любовью,
когда последняя беда
последней не сумеет быть.
Тогда появится октябрь
и подкрадется к изголовью,
и вспомнишь вдруг: открыть окно –
что жилы отворить.
Когда отпавший желтый лист,
ветрами поднятый высоко,
тобой увидится на миг,
как полузнак, полунамек,
тогда появится октябрь,
начнет дожди сочить у окон,
на город ляжет тихий свет
и тень пройдет наискосок.
Но этот призрачный пейзаж
не тронь ни кистью, ни пастелью,
а только ветку подбери
и донеси до входа в дом,
и незаметно для себя
оставь в покое перед дверью
и поднимайся налегке:
здесь лишь пролет, а не пролом.
А дома погляди в окно,
не то пропустишь представленье:
промчится поезд – время вдоль,
сорвется ливень – поперек.
Так начинается октябрь,
так прерывается забвенье,
об этом можно даже вслух,
но страшно вдоволь, боль – впрок.
И уходящему туда,
где одиночество без края,
не жги губами холод лба:
все завершается легко.
И начинается октябрь,
высок и злат, как врата рая,
когда б не этот тихий звон,
звучащий слишком далеко.
1990
* * *
Уже маячит новый век,
а прошлый век еще не прожит.
Я это чувствую по дрожи
Каналов, улиц и аптек.
Едва в звучании имен
он проступает легким светом,
едва заметно, но потом
я благодарна и за это.
Как, милостивый государь,
вы верно давеча сказали,
она одна при полном зале
смотрела, словно входит царь.
Ведь нам и сотня лет не впрок.
В тоске, в горячке, в наважденьи
так прочно выучен урок,
как будто он в крови с рожденья,
как будто нет иных путей
и слов, чтоб говорить друг другу.
Мы вечно мечемся по кругу
своих стариннейших страстей.
И возведен любой пустяк
в ранг роковых переплетений,
и этот старый особняк
тебе к лицу и мне к смятенью.
Все это род дурных забав:
искать и видеть параллели.
Но потому мы уцелели,
что стар у наших бедствий нрав.
И только выйдешь за порог, шагнешь –
и понесется мимо
столь не сегодняшний дымок,
столь не теперешний снежок,
что чувствуешь: мы все хранимы.

* * *
Мечет бисер зима, ветер яростен не по погоде
Год подходит к концу и успеет еще наследить.
Мечет бисер зима. Если время любви на исходе,
Значит. Время мое может так же неспешно отбыть.
Самых искренних слов отзвучала в дому канонада,
Рикошеты касаний и взгляды навылет, насквозь.
Мечет бисер зима, под прикрытьем ее снегопада
Пробираюсь туда, где себя пережить довелось.
Мечет бисер зима, но и метит нам в спины снегами.
И от наших шагов отдохнуть не успеет земля.
Метет бисер зима, чтоб его попирали ногами,
Чтоб слезились глаза от сиянья ее хрусталя.
Этот детский хрусталь по дорогам хрустит и крошится,
Гололедом лежит, усмиряя поспешность ходьбы.
Здесь с утратой любой можно справится, сладить и сжиться,
И придет новый год, но с повадками той же судьбы.

* * *
Перевернутая лодка отдыхала кверху дном.
А под ней темно и сыро, притаилась мошкара.
Я сижу на этой лодке и далеко мы плывем,
Теплый ветер дует в спину,
Он попутчик наш с утра.
Плыли, плыли, удалялись, удивлялись, что плывем,
Сверху солнышко светило, снизу ластилась трава.
Вдруг догнал нас старый тополь, и поплыли мы втроем.
А на тополь села птица – беспризорная сова.
Птица хлопала в ладоши, тополь тенью метил путь.
Лодка прыгала на волны, я глядела в облака.
Заколоченный домишко попросился к нам примкнуть
И поплыл он вместе с нами с видом старого дружка.
Плыли, плыли, удалялись, удивлялись, как легко
Плыть неведомым маршрутом с теплым лугом за кормой,
Огляделись, увидали, что уплыли далеко
Убежали, убежали от тебя, родимый мой.

Прогулка
Я смирилась с любым исходом,
может, пропадом пропаду,
но иду навестить погоду
и ворон посчитать в саду.
Коронована на везенье,
управляю в своей стране;
я иду навестить владенья,
что приперты к моей стене.
Сплошь исхожены все дороги,
и прощаньем обжит маршрут;
здесь не надо искать подмоги,
не бывает подмоги тут.
Здесь главенствует неуместность
и долженствуют крохи сил.
Я иду навестить окрестность,
чьи сады листопад скосил,
чье всенощное длиться бденье
над такими, как я, в чаду,
кто в пропащих своих владеньях,
кто в нескучном своем аду.

* * *
Кто умер от любви –––
Тот не сойдет с ума.
Не будет унесен
В другое измеренье.
И не страшны ему
Ни посох, ни сума.
Кто умер от любви –
Ушел из поля зренья.
От неизбежных зол.
И неизбывных тем.
По минным по лугам
Невинного злодейства.
Кто умер от любви –
Уехал насовсем.
Успел уйти в конце
Неведомого действа.
И все равно ему –
Мороз тут или зной.
Какой по счету снег
И день какой недели.
Кто умер от любви –
Тому сезон иной:
Над городом его
Скрипичные метели.
Кто умер от любви –
Не свергнут, не казнен.
Не упразднен судьбой,
Не высказан наветом.
Перешагнул предел –
И ветром унесен.
Не дожил полчаса –
И не узнал об этом.
1994
* * *
За окном безучастность казенной зимы:
Есть отчаянью что пожинать.
Сумма наших невзгод – содержанье сумы
С нею долго придется блуждать.
Вот еще один день проскочил наугад
И к шести потемнел от тоски.
Добрый путник устал, злой вернулся назад,
Глупый лепит смешные снежки.
А тем временем кто-то знакомый до слез
Навевает беспамятный сон:
Спи, усни поскорей, чтоб волчок не унес
С края самых кромешных сторон.
Ты не слушай меня, я забыла слова,
А мелодия в горле комком.
Кто-то лепит снежки, кто-то рубит дрова,
Кто-то в небо летит с ветерком.

* * *
Неверные жены,
сбежавшие дети,
бездомные птицы
и тени без крова,
как вам хорошо,
как просторно на свете,
и после, и после,
и снова. И снова.
Сбежавшие жены,
неверные дети,
бездомные тени
и птицы без крова.
Молчанье в вопросе,
звучанье в ответе.
И после, и после.
И снова, и снова.
Все будет, как будет,
все было, как было,
и только синица
свистит: «Спите, спите»;
и только дождями
дороги размыло
и время – словами:
простите, простите
неверных, сбежавших,
бездомных, без крова,
бескровных, мелькающих
в памяти тенью,
и после, и после,
и снова, и снова,
боящихся клятв,
неподвластных терпенью,
себя позабывших
в минувшем столетье,
на звезды глядящих
сквозь солнце в зените…
Неверные жены,
сбежавшие дети…
И только синица
свистит: «Спите, спите».
Июнь 1997
* * *
А в городе утрат
с утра сквозит и студит.
Здесь медленно идти
нельзя, здесь быстрый шаг
возможен лишь один.
Иди – и все, что будет,
иди – и все, что есть,
дано тебе за так.
Беги, беги, беги
по улице прощанья,
где каждый вяз, как ты,
где болен каждый лист,
где облака светлы
и страх – как обещанье;
беги, беги, беги
под птичий вой и свист.
«Тебя не соблазнишь ни платьями, ни снедью»…
«Поедете на бал? Ни «нет», ни «да», ни нет»…»
«Что мир весь рядом с ним?
С его горячей медью?»…
Украдена строка. Погоня скачет вслед.
Но в городе утрат
погоня безуспешна.
Как кроха, на бульвар
ты выйдешь: что потом?
Как плохо – хорошо!
Как счастье безутешно!
Беги, беги, беги,
хватай дождинки ртом.
Здесь сыро и светло,
здесь в дебрях бродит эхо.
«Он любит не тебя. Опомнись, Бог с тобой»…
Еще одна строка –
прореха на утеху.
Еще один абзац
с прикушенной губой.
Еще одна напасть
с заученным уставом.
Тебе хотелось «всласть»,
а вышло «наповал».
Над городом утрат
идут, идут составы.
Поедете на бал?
Поедете на бал?
Май 1997.
* * *
Небыль. Невидаль. Небылица.
По слогам я читаю вслух,
оскорбляя нежнейший слух
бормотанием злой тупицы.
Отступиться бы, отойти,
распознать, что за чем маячит.
И уже ничего не значат
вдаль закинутые пути.
Путы памяти, мыслей взвесь,
лихорадка случайной связи…
Хлеб насущный не дай мне днесь,
чтоб убралась я восвояси.
Ясность ясельной толчеи,
беготни и игры в уменье
бить баклуши, хлебать чаи
и в тоске обходить владенья
день и ночь, ночь и день – заскок.
Небыль. Невидаль. Небылица.
От лукавого – три страницы,
а от Господа – только слог.
Август 1997.
* * *
Шаманские танцы испуга
под звуки неповиновенья –
возможности выйти из круга
не памяти – поминовенья.
Не радости – тайных радений,
не страсти – страннейших пристрастий.
Цыганские пляски паденья
под гул неразгаданной власти.
Запястья тонки и прозрачны,
и злачны места пребыванья,
и призрачны дни и невзрачны
гостинцы от колядованья.
Вчерашего дня не дороже
и завтрашней ночи тревожней
все то, что припомнить возможно,
сползая с любовного ложа,
выскальзывая из круга
и вновь начиная сначала.
Шаманские танцы испуга
во время бесовского бала.
2.09.1997.
* * *
Без времени живу, почти без слов.
К чему слова, когда – конец аллеи?
Мне так тепло-тепло среди ветров,
и с каждым днем мне будет лишь теплее.
Предзимье, тишь. Над пустошью дыма.
И от догадки призрачной шалея,
я обязуюсь не сойти с ума,
пока тепло и будет лишь теплее.
То звон вдали, то грохот, то гудки,
то шорох, различимый еле-еле.
Хотя глаза у страха велики,
мне так тепло. И будет лишь теплее.
Без времени живу, почти без слов.
Зима придет и город побелеет.
И будет мне тепло среди снегов,
и с каждым днем мне будет лишь теплее.
3.10.1997.
* * *
В предгорье выпал снег.
И наглухо зима
захлопнула врата,
разметила границы.
Мне велено молчать,
мне нужно устранится
и не маячить там,
где высятся дома
и веселятся дни,
высвечивая полдни.
Мне в сумерках огни
сигналят: «Полно, полно!».
Едва «не полноте».
Как помнить в темноте!
Как видеть на свету!
Вдыхая пустоту,
у вечной жду стены плача
под гулкой высотой крика,
за мутной пеленой боли.
И ухают часы,
от мала до велика,
и тикают, и ткут
время.
16.11.1997.
* * *
Вот и синица в руке у меня побывала
не из пословицы, а настоящая птица.
В небо с ладони – неплохо совсем для начала,
но пошловато для самой последней страницы.
Можно припомнить еще, что почти постоянно
в небе присутствуют ангелы, духи и феи,
и журавлям объясняя свободу пространно,
в тихом просторе синиц назначают в трофеи
.
Что за ребячество! Что за смешная затея!
Страх беспредметен, и день, распадаясь на части,
мне намекает на то, что расход – не потеря,
горе – не горе, а страсть из разряда напастей.
Чем бы ни тешиться, лишь бы не пялиться в бездну.
Лучше ходить по подъездам, синиц собирая
с пыльных окошек, с перилл и с панелей облезлых.
Чем бы ни тешиться, лишь бы не свеситься с краю.

* * *
Колдуньей была, ведуньей,
босой на углях плясала.
Чему я повиновалась?
В какой мне вине виниться?
Колдуньей была, ведуньей,
девчонкой из подворотни,
старухой из богадельни,
любительницей абсента,
глядящей в свое былое
из собственной преисподни
в замусленном ресторане.
(Он тоже ее припомнил,
не помню, в каком контексте).
Была я счастливой птицей
и репкой была зловредной,
которую все тянули,
пока не явилась мышка
и хвостиком не махнула.
Совсем про другое сказка,
слова не из этой пьесы.
Дебильной была девчонкой,
которую не просили….
Колдуньей была, ведуньей,
с чертями играла в прятки.
Была и живой и мертвой,
соринкой в глазах любимых,
тычинкой на поле брани.
Чему я повиновалась?
В какой мне вине виниться?
Колдуньей была, ведуньей,
босой на углях плясала …
Июнь 1997
* * *
Давным-давно темно. Заснуть не хватит духа,
пока среди теней дождем морочит тьму.
Заснешь, и пустота насвистывает в ухо:
«Не сторож и не страж ты брату своему».
Не сторож и не страж, и что отдашь за повод
смертельную тоску признать за добрый знак,
пока последний дождь спускается на город
и первый снег ночной не потревожил мрак?
И в прописях судьбы закончена страница.
Перевернуть – и вновь начать привычный труд.
И страх хохочет вслед, и свет в стеке двоится,
и стынет тишина на россыпях минут.
И давит высота, нависшая пудово,
и сходит жизнь на нет, не ясно почему;
и слово на лету цепляется за слово:
«Не сторож и не страж ты брату своему».
Сквозняк открыл окно. По дому чередою
проходят запах снов, дорог, сырых ветвей.
Заснешь – и поутру проснешься за чертою,
пропав в глухих снегах Лапландии своей.
31 октября 1997
* * *
Так страх не брал, как оторопь берет.
Так боль не жгла, как эта неуместность.
Но в бесконечно малую окрестность
моей судьбы твой город не войдет.
И не один из дней твоих, мой Князь,
не уместится в узком подневолье.
Ничтожность «эпсилон» узнала поневоле,
на место этой буквы становясь.
На месте приближения границ
совсем иных, кромешных исчислений,
я, кажется, готова падать ниц
и биться истуканом в исступленьи.
Но моему пределу свой черед.
Так страх не жал, как оторопь сжимает.
Язычницу огонь не пронимает,
и, я надеюсь, холод не проймет.
И даже странный привкус пустоты
во всех абсентах, поданных вначале,
покуда петухи не прокричали
и речь не доросла до немоты.
Июнь 1997
* * *
Опять одет не по погоде
внезапный спутник твой и страж.
Ты за него и жизнь отдашь,
но эти фокусы не в моде.
Не по сезону эта дрожь,
не по фасону нимб примятый,
и спутник твой не так хорош,
как позапрошлый, тридевятый.
Бог шельму метит на глазок –
и удостоена вниманием;
урок, заученный не впрок,
твердишь с особым пониманьем.
Что все пустяк, что все пройдет,
жизнь хороша, погода хуже,
что черный цвет ему идет,
и повод в общем-то не нужен.
Ты долго пела, стрекоза,
ты, видно, слишком долго пела,
раз увернуться не успела:
опять любовь катит в глаза.
Опять одет не по погоде
внезапный спутник твой и страж.
Ты за него и жизнь отдашь,
но эти шуточки не в моде.
Май 1997.
* * *
Как мне спится в этом доме?
Крепко спится, беспробудно,
как закладке в первом томе,
где сюжетец на изломе
и на улицах безлюдно.
Только странный пустячок
жизнь воротит на бочок.

* * *
Во дни прощания, на самом дне зимы,
где воздух пролетает мимо вздоха,
цвета и звуки различимы плохо
и голоса сливаются в шумы.
Толкутся и снуют опроверженья
возможной нереальности конца,
и в зеркале мое же отраженье
пугает незнакомостью лица.
И сколько ни блуждай среди событий,
наткнешься на родные холода,
где все застыло в пустоте отбытья,
на дне зимы, незначимо когда.
3.02.1998.
* * *
Все будет хорошо, нас успокоит ветер,
и осень уведет в иную благодать.
Мне нечего сказать, но беглый взгляд
отметит возможность без конца надеяться и ждать.
Возможность без конца блуждать и удалятся
и ворошить листву и разбирать слова.
И снова уходить, и снова возвращаться.
Пока идут дожди, пока растет трава.
И на дворе дрова. И листья под ногами.
И хочется застыть и видеть небеса.
Все будет хорошо. Любовь пребудет с нами.
Нас отпустив в тоску всего на полчаса.

* * *
Но все прошло, все минуло.
Чу! Колокольный звон.
Н. Некрасов
Жизнь минула, не кончившись пока,
Жизнь миновала, как проходят сроки,
Как в тексте обрывается строка,
А дальше – сплошь словесные потоки,
Как в шлягере пронзительный куплет,
Сложившийся как будто против воли,
Жизнь миновала, как сцепленье лет,
Как вид в окне вагонном – лес и поле.
Жизнь минула, но где-то вдалеке
Она еще живет, и отголоском
Сюда доходит привкусом в глотке,
Неясным гулом, профилем в наброске.
Взлетая в ночь, грохочущий трамвай
Вплетается в таинственное эхо
Судьбы, тоски, и самый крайний край
Не выглядит сложнее, чем уехать,
Сбежать туда, где до сих пор светло.
Жизнь миновала. Но осталось время
Расклеить рамы, протереть стекло
И слушать звон, рассыпанный над всеми.
Май 1999
За городом
Здесь даже ель и та благословенна,
тем более притихший лес вдали.
Здесь осень наступает постепенно,
едва касаясь неба и земли.
Легко дышать, и непривычно ясно.
Вдруг понимаешь: прошлое прошло.
Здесь даль светла, здесь даль небезучастна.
Оглянешься – становится тепло.
Вглядишься – и почти уже понятна
любая вера, и надежды звон
доносится чуть слышно и невнятно,
и счастьем веет с четырех сторон.
Здесь вечность с бесконечностью едины….
Сто лет пройдет, но горы – вдалеке,
мычат коровы, у ворот рябина,
и слушает промокший куст малины
благословенье в каждом ветерке.
Сентябрь 2001 п.Кузино
* * *
Как в детстве первые дожди,
воспоминанья
о том, что будет впереди
как бы заранее,
вдруг пробуждали, и в ветвях
иное время
шумело, словно второпях
годами всеми.
И было счастливо стоять
под этим гулом,
и настежь окна отворять,
чтобы продуло,
Чтобы дыхание свело
от обещанья.
Так и теперь почти светло,
как от прощанья
со всеми вместе и со всем,
что завершилось,
в переплетенье лет и тем
смешалось, сбилось.
Так потеряло в свой черед
свое значенье,
что отрешенность впредь сойдет
за отреченье.
И только первый дождь, его
хмельная сырость
врасплох застанет: ничего
не позабылось.
И там, где с мокрых теплых крыш
слетают тени,
чуть приглядеться – различишь
иное время.
И можно вспомнить день любой –
и расстоянье
насквозь пронизано судьбой
и расставаньем.

ОБЛАСТЬ ЗНАЧЕНИЯ
* * *
Посвящается моей бабушке
Куриный бульон с укропом.
Колеса стучат на стыках.
Жить рядом с железной дорогой
Таинственно и хорошо.
Как будто куда-то едешь
И в то же время на месте.
Опять просигналил поезд,
Опять товарняк прошел.
Взлетают и тают звуки
В небе осенне-синем.
Все кажется долговечным
И неизменным впредь.
Зачем же так волноваться,
О том, что летают мухи,
О том, обед простынет?
Как можно все не успеть?
Я редко бываю в доме,
В котором была другою.
Теперь уже не узнаешь
Знакомый такой маршрут.
Одни тополя остались,
В проулке стоят на страже,
И крыши – они как прежде,
И поезда идут.
Колеса стучат на стыках
(Железное скрежетанье),
Взлетают и тают звуки,
Как голос ушедших лет.
И в воздухе зимнем, стылом:
«Куриный бульон с укропом»…
Лет двадцать прошло, не меньше –
Еще не простыл обед.
Напрасно ты так волновалась,
Хотя и мне не спокойно…
Здесь, рядом с железной дорогой,
Вся долговечность – не в счет.
Взлетают и тают тени,
И звуки плывут по небу…
Куриный бульон с укропом
Кто дочке моей нальет?
Январь,2005.
* * *
Белым по черному снеги в апреле
А.Секачев
Белым по черному – снеги в апреле,
Черным по белому – ночь.
Кто нам поверит, что мы не хотели,
Кто нам успеет помочь?
И все равно повезло с назначением
И с неуместностью злой.
Время сплавляет нас вниз по теченью
Дней наших – к Богу домой.
Значит, долой шубы, шапки и шали –
Все атрибуты зимы.
В зеркало глянь – мы давно обветшали,
Шорохи в нас и шумы.
Завтрашний день нас заставит поверить
В то, что мы жили вчера.
Белым по черному – снеги в апреле
С вечера и до утра.
1989 – 2005.
* * *
Эта улица подходит
для внезапной странной встречи
с кем-то так и не забытым
из былого измеренья.
Эта улица проходит
сквозь июньский теплый вечер,
эта улица отходит
от тоски и разоренья.
Мимо дворика, направо,
в тополином оперенье,
пробираюсь: здесь застава,
здесь граница – привиденье.
Кто здесь жил, давно уехал,
время спелось с вычитаньем,
и разбрасывает эхо
воробьишек щебетанье.
И подбрасывает ветер
мысль о странном совпаденье
то ли времени с погодой,
то ли чуда с ожиданьем.
И отбрасывает вечер
тени, словно наважденье:
чей-то силуэт знакомый
там, где эркер справа зданья.
Эта улица подходит
для времен переплетенья,
для надежды, что находит
лихорадкой и смятеньем.
Эта улица осталась
позади, и шум трамвая
тишину согнал, казалось,
чей-то голос заглушая.
Этот голос заглушая,
пронеслось десятилетье,
память скомкалась, ветшая,
в лету кануло столетье.
Я почти окаменела,
погружаясь в сожаленья.
Только улица сумела
избежать опроверженья.
Эта улица подходит
для внезапной странной встречи
с кем-то так и не забытым
из былого измеренья.
Эта улица уходит
в мир, где только память лечит
обеззвученные речи,
обесцвеченное время.
14.06.2005.
* * *
Я катаюсь на трамвае
И билетик тереблю.
Места я не уступаю:
Я старушек не люблю.
Не люблю я стариков –
Жил старик и был таков.
И от этой перемены
В доме облетают стены.
И стихов я не пишу,
Просто ем, хожу, дышу.
Даже бред мой был не долог–
Будто кто-то стал мне дорог.
И привидится ж такое!
Лучше я глаза закрою.
Не увижу, как забор
Обрамляет кругозор,
Как знакомые дома
Сны ссыпают в закрома.
Жизнь твою читать не буду!
Лягу спать и все забуду.
Только перед сном услышу:
Самолет летит над крышей.
Может, этот самолет
Душу в небо унесет,
Пусть летит куда угодно –
Буду я совсем свободна.
26 июля 2005 г
.
* * *
Не спать до рассвета, смотреть в потолок –
Занятье на все времена.
Но мой потолок что-то слишком глубок
И слишком отвесна стена.
И я бы могла лепетать про любовь
И слезы глотать в тиши.
Но только слушаю: капает кровь
В области драной души.
За блеклым окном заткнулись сверчки –
В них просто кончился ток.
В закрытые веки уткнулись зрачки –
А там опять потолок.
Расщедрилась жизнь на заглавье письма,
Где только один «Привет!».
Просто кто-то сошел с ума,
А я до сих пор – нет.
Август 2005г
* * *
Август. Автобус. Аврал приближенья.
Ливня овация, бликов паденье.
Лиц наших странных в стекле отраженье.
Поодаль страхи, намеки, виденья.
Долго ли – коротко, сердце взрывается,
Но продолжается неодолимое.
Медленно взгляд от лица отделяется
И уплывает в пространство незримое.
Как мне запомнить тебя,
Чтоб запомнилось,
Чтобы заполнилось,
Чтобы восполнилось?
Залпом, затоном.
В размыв и в затопленность.
Снизу и доверху,
В повесть и в проклятость.
Вывертам нас наизнанку не вывернуть.
Чтобы любовь из меня –
И вся вынута?!
Разве возможно!
И окликом, окриком,
Дрожью и ощупью,
Шепотом, почерком
Снизу и доверху,
Сверху и донизу
Силится все вернуть…
Древние тайны маячат бессмысленно,
И на версту к ним нельзя подступиться.
А вгуст. Автобус. Реклама «Даниссимо».
В космос ли ринуться? в землю ли врыться?
Август 2005.
* * *
В этой местности воздух опасный такой…
Надышалась я ветром за лето.
Не скажу: потеряла душевный покой—
Невозможно вот так и об этом.
Здесь и правда над миром плывут небеса.
Так плывут, что сдувает с равнины.
Эхом мечутся звуки, гудки, голоса,
И кончается вечер за четверть часа –
Свойства времени необъяснимы
Разбирая событий последних канву,
Убеждаюсь в своем неуменье
Разгадать, почему в лихорадке живу
И реальность сквозит наважденьем.
Это – хворь, это – блеф, это скоро пройдет.
Что за повод – внезапные вести!
Все обычно, все просто. Но небо плывет.
Облака застывают на месте.
В этой местности воздух опасен до слез.
Только внешне – сюжет пасторали…
Поживешь здесь и вдруг заболеешь всерьез
Счастьем как осложненьем печали.
Эта паника сердца – и впрямь волшебство.
Игры странные тени и света.
Не скажу: до сих пор не забыла его.
Невозможно вот так и об этом.
Сентябрь 2005
.п.Кузино
* * *.
Давай с тобою пройдемся.
Денек такой благодатный!
И дождь, и солнце, и ветер–
Люблю такую погоду.
Ты тоже, видимо, любишь
Идем с тобой по проспекту.
Вдоль наших двориков детства.
Вдоль старых шершавых улиц.
(Мы раньше были знакомы,
Но это напрочь забыли.)
Идем с тобой по проспекту –
Таким извечным маршрутом…
Сегодня ты тонок и светел.
Смеешься, словно мальчишка.
Постригся, как новобранец.
За руку – как новобрачный.
Мне это невыносимо!
Но почему-то так нужно!
Твои летящие жесты,
Твой голос, радостный слишком.
Но как-то плавится сердце…
Тебе об этом ни слова:
Я не могу оторваться
От тех, кого я любила.
Я заслонялась годами.
Нагромождались событья.
Я знаю много и многих.
(Тебе об этом – ни слова)
Но не могу оторваться
От тех, кого я любила.
Мне все мерещилась толща
Насущных напластований.
В другое время, другая,
Жила в другом измеренье.
Но лишь лицо увидала –
И об пол грохнуло сердце.
Я этого не ожидала.
И не умела предвидеть.
А мы идем по дороге,
Ты держишь за руку крепко.
Ты пальцы наши сплетаешь
Ты говоришь о веселом.
(Возможно, тебе не грустно).
Я от тебя отстраниться
Уже совсем не умею.
(А ты мне простить не можешь,
Что книг твоих не читаю).
Читать давно разучилась…
Земли под собой не чую.
И небо кажется близким.
Я помню так безысходно!
И то, что помнить – излишне…
Ты держишь за руку крепко,
Ты наши пальцы сплетаешь.
Мне было б проще – над крышей,
Мне было б лучше – вдоль веток,
Мне было б легче – по небу.
Как на картине Шагала…
И тихий солнечный ветер
Меня сдувает с аллеи.
сентябрь 2005
Письмо
Не прошлое, не настоящее.
Пустой пустяк.
А то, что во мне навязчиво –
Не то, не так.
Зарыть да отметить колышком –
Впредь обходить.
Моим воробьиным перышком –
Что выводить?
Какие слова и вымыслы
Вплести в письмо?
Пусть то, что во мне немыслимо –
Пройдет само.
И горбятся строки вздорные,
Дробят слова.
Здесь запятая «спорная» –
Одна права.
Здесь точка одна старается –
Всему в ответ.
Полсмысла не набирается –
И смысла нет.
Но осень невыносимая
Слепит глаза.
И то, что в судьбе – незримое
Назвать нельзя.
Все звуки летят звенящие
В мое окно.
А то, что во мне – навязчиво,
Зачем дано?!
Сентябрь 2005
* * *
Смотреть в твои глаза,
смотреть, смотреть,
Не отрываясь,
взглядами вплавляться.
Бродить в осенних сумерках,
лететь
в пустом трамвае
где нельзя остаться.
Заметить то и это на ходу.
(Замеченное просится вдогонку)
Теперь по листьям,
а потом – по льду
мы огибаем страшного воронку.
И ты мне объясняешь,
как ребенку,
И я тебя, как мальчика, веду.
Да, осень – обостреньям благодать…
Устанем,
так присядем на скамейку
Чтоб наш маршрут успел нас обогнать.
И тополя построились в линейку.
Мы забрели туда,
где воробьи глядят в глаза,
и тени гладят лица.
Здесь и любовь –
уже не о любви,
о том, что в это слово
не вместится.
И длится вечер,
ветви отпустив,
мелькающие всплеском листопада,
в родное небо…
Ты молчишь, спросив,
Что чувствую.
Не спрашивай, не надо!
А время длится. «Страшно перечесть».
Но это счастье –
чувствовать теченье…
И то, что было,
как и то, что есть
мерцает смыслом
в области значенья.
Сентябрь 2005

Стихотворение „Прогулка”

Ещё стихи

  • А что у вас
  • Аркадий Гайдар
  • Автографы
  • Анна-ванна бригадир
  • Бараны
  • Барсуки
  • Благодарный заяц
  • Булка
  • Бумажный змей
  • Беглец
  • Беглянка
  • Белые стихи
  • Бюрократ и Смерть
  • Бедный Костя
  • Будь человеком
  • Будь человеком
  • Быль для детей
  • Важный совет
  • Важный день
  • Весёлый турист
  • Велосипедист
  • Всадник
  • В парикмахерской
  • В Музее В. И. Ленина
  • Весёлое звено
  • Веселый жук
  • Граница
  • Грипп
  • Гора моя
  • Где очки?
  • Десятилетний человек
  • Джинсы
  • Дядя Стёпа
  • Дядя Стёпа — милиционер
  • Дядя Стёпа и Егор
  • Дядя Стёпа — ветеран
  • Дятлы
  • Если
  • Жадный Вартан
  • Злопамятный пес
  • Зяблик
  • Как у нашей Любы
  • Кораблики
  • Котята
  • Клад
  • Как скворец летел домой
  • Комары
  • Комар-комарец
  • Корабельная сосна
  • Круглый год
  • Калеки в библиотеке
  • Как из мухи сделали слона…
  • Лифт и карандаш
  • Ливень
  • Лист бумаги
  • Лыжня и пень
  • Любимые вещи
  • Людоед
  • Лесная академия
  • Лапуся
  • Мальчик с девочкой дружил…
  • Мать
  • Миша Корольков
  • Модное платье
  • Мой друг
  • Мороз и Морозец
  • Моя тень
  • Моя улица
  • Мы с приятелем
  • Мир
  • Meтeор
  • Море и Туча
  • Находка
  • На родине Ленина
  • На спектакле
  • Не спать!
  • Недотепа
  • Несбывшиеся мечты
  • Облака
  • О тех, кто лает
  • Одна рифма
  • От кареты до ракеты
  • Охотник
  • О чём не знает Аэрофлот
  • Овощи
  • Паучок
  • Партия — наш рулевой
  • Пастух Михась
  • Поломанное крыло
  • Происшествие в горах
  • Песенка друзей
  • Под Новый год
  • Полуправда
  • Постирушка
  • Посылка
  • Прививка
  • Про мимозу
  • Про девочку, которая плохо кушала
  • Про девочку, которая сама себя вылечила
  • Про сома
  • Пути-дороги
  • Прогулка
  • Подушечка
  • Пёс
  • Птичка
  • Птичье радио
  • Поиграем-угадаем!
  • Преграды
  • Пять весельчаков
  • Разговор с сыном
  • Рисунок
  • Сашина каша
  • Светлана
  • Сила воли
  • Скворец
  • Смена
  • Стужа
  • Стойкий Андрей
  • Случай на зимовке
  • Событие
  • Строгий отец
  • Сосна и ёлочка
  • Старый клоун
  • С нами смех!
  • Товарищ
  • Толстый жук
  • Три товарища
  • Тридцать шесть и пять!
  • Так
  • Телефон
  • Три ветра
  • Трезор
  • Уточка
  • Унылый гражданин
  • Умник атанас
  • «Фантазёр»
  • Финтифлюшкин
  • Фома
  • Хрустальная ваза
  • Хорошие товарищи
  • Хороший человек
  • Холодный сапожник
  • Храбрый коста
  • Цирк
  • Чепушинки
  • Чемодан
  • Часы
  • Чистописание
  • Чудесные таблетки
  • Чудо
  • Школа

Поделиться ссылкой

Вечер — время расслабляться,
Близким людям улыбаться.
Он для жизни вне работы,
Так оставь же все заботы!
Пусть приятным, славным будет,
Светом звезд тебя чарует.
Окунись в веселья море —
Не узнаешь себя вскоре:
Нет усталых мыслей, скуки
И забыты сплина муки!

Тимофеева Юлия

*****

Вечер — время для монологов
растревоженной ветром души.
И не стОит искать предлогов,
и не нужно куда-то спешить…
Укрываясь пологом ночи,
уходя от дневных тревог,
ты сплетаешь из мыслей строчки,
проникая в души монолог

Осенний Джаз

*****

Вечер добрым теплом нас расслабит, уютом,
В ноги ляжет ковром, пледом плечи окутав.
Чай горячий, пирог, телевизор, компьютер —
Пусть же добрым всегда каждый вечер ваш будет!
Свет зажженных окошек в вас теплом отзовется,
Древних предков инстинкт снова в каждом проснется:
Вечер — значит тепло, значит — дом, значит — ужин,
И конечно же, тот, кто вам дорог и нужен!
Пусть приносит вам вечер доброты позитивы,
Будьте вечером счастливы, будьте красивы!
Пусть под веером звезд вам судьба улыбнется
И красивая сказка в добрый вечер начнется!

Веснова Елена

*****

Вечер за окном давно,
Небо потемнело…
На столе горит свеча…
Фитилёк трещит…
Не люблю свечи огня,
Но что-то захотелось…
Ярким пламенем она
Память ворошит…
Я поставлю перед ней
Пару чайных чашек.
Вроде будто — не одна,
А с тобой вдвоём…
И потом при свете дня
Так не будет тяжко
Оказаться снова вьявь
В сумраке своём.

*****

Вечер добрый,
Пусть не теплый,
Тучи за окном,
И ветер сметает всё кругом,
Но пусть тебя согреет он,
Кусочек счастья, в сердце он,
И станет пусть тебе теплее,
И вьюгу успокоит вдруг,
Напомнит все вокруг,
Наш самый лучший поцелуй,
Счастье, полные глаза,
Улыбка пусть озарит тебя…

*****

Вечер

Как тихо веет над долиной
Далекий колокольный звон,
Как шум от стаи журавлиной, —
И в звучных листьях замер он.
Как море вешнее в разливе,
Светлея, не колыхнет день, —
И торопливей, молчаливей
Ложится по долине тень.

Фёдор Тютчев

*****

Вечер, тебе дарю, любимая,
Пусть он будет добрым и счастливым,
Пусть звёздочки ярко сияют для тебя,
Пусть исполнится твоя мечта.
Пусть этот вечер принесёт удачу,
И настроение прекрасное в придачу,
Пусть будет всё отлично у тебя,
Родная моя, милая моя.

*****

Вечер, туман опустился, безветрие
Звезды не видят землю, не видя дороги иду,
Луна заблудилась, придет лишь к утру,
Но я в сон погружусь уж, не встречу сияющий лик.
Холодно, непроницаем туман, он столь плотен, мешает дышать.
Движение в нем как в трясине, — тяжелы, но легче в груди.
Пробуждается что то в душе, облегченье на сердце растет,
Но не хватает сиянья луны чтоб в немом разговоре
Чрез взгляд скинуть тяжести боль.
Наполниться чистым сияющим светом ее, я хочу
Чтоб после отдать все, подарить, обменять,
Но луны не видать, остаюсь до утра ее ждать.

Евгений Селеево

*****

Вечер мартовский спускается с небес.
Распускаются бутоны фонарей.
И, как в детстве, в ожидании чудес
Погулять спешу на улицу скорей.
Пахнет прелью от оттаявшей земли,
Ветерок теплом касается лица,
И сугробы, кораблями на мели,
Ждут покорно неизбежного конца.
Рядом прыгает хитрюга-верный пёс.
Нос измазал в нерастаявшем снегу…
С кем-то в марте целовались мы всерьёз,
А сегодня имя вспомнить не могу…
Вон травинки — браво! — снова зелены! —
Из-под снега — милый мартовский сюрприз —
Будто струнные оркестрики весны
Исполняют мне мелодию на «бис».
Опустился вечер мартовский с небес.
Засветили фонари свои глаза…
Где-то в грязь мой песик по уши залез…
Что же, друг… давай потопаем назад…

Веснина Таня

*****

Тихонько всхлипывает вечер надо мной.
Зияет сине-чёрный космос меж туманов.
Легонько втискивают в ночи час седой
мою покорную печаль земли обманы.
Эти июньские обманные леса,
ветра волшебные, наполненные негой;
Трав зелень бархатная, словно полоса
раздела меж стеклом реки и томным небом.
Всё гениальной красотой своей манит
забыть печали окаянный погреб,
Забыть как могут прожигать обид огни,
забыть… И даже эха звук не помнить.
Так тихо капает роса лесов в тиши.
И облаков роса так капает шуршаще…
Плачь вечер! Плачь, печаль,
и слиться поспеши с ночным цветком,
пред далью космоса дрожащим.

Белкина Вера

*****

Мой вечер ласковый, как прежде
Идёт ко мне в объятья нежно,
Бодрит мне взгляд сияньем, блеском.
…как в предвкушении чудесном.

Усталым днём полна истомой
Я встречу вечер по-простому —
О том, что в жизни много значит
За чашкой чая посудачим.

Альбина Якупова

*****

Вечер запахом кофейным
Одурманил неспроста.
Дай побуду доброй феей
У душевного костра…

Расскажи мне, что тревожит,
Что за бремя на душе.
Разговор простой поможет.
К черту всякие клише!

А гадания на гуще
Мы оставим на потом.
Никого не будем слушать
И запустим счастье в дом…

Теплотой окутан вечер.
И на кресле дремлет кошка.
Ты, обняв меня за плечи,
Радость положил в ладошки…

Гросс Наталия

*****

Вечер. Витает печаль
Синей пичугой.
Будем сидеть и молчать
Друг против друга.

Вечер пронзительно тих,
Краток и долог.
И никаких-никаких
Нет недомолвок.

Не оглянуться вокруг —
Выйти из круга:
Что оказались мы вдруг
Друг против друга.

Бережной Анатолий

*****

Тёплый вечер…
Солнце катит к закату…
Всё усыпано
Розовым цветом…
Мы в вишнёвом
Саду с тобою…
В небе голуби летают…
Миг сакральный
И мы в полёте.
Мы — два голубя,
В нас — весенние токи…
Как две стрелочки
Режем пространство!..
Тёплый вечер…
И свежий ветер
Брызжет в нас
Вишнёвым цветом…

Иринаморе

*****

Самый прекрасный вечер — когда уже все дома.
Когда на столе вкусный ужин, и все, слава Богу, здоровы.
Когда на душе спокойно, и сердце любовью обвито.
Когда на лице улыбка, и все проблемы забыты…

Никочка

*****

Осенний вечер в плаще темно-сером,
В тумане прячет надежды свои.
Он мог галантным бы быть кавалером,
Но жизнь расставила точки над «и».

Так бессердечно заставив замолкнуть,
Чувства засыпав, опавшей листвой.
Оставив счастье под дождиком мокнуть,
Смывая память прохладной водой…

Осенний вечер в плаще темно-сером,
Он мог галантным бы быть кавалером.

*****

Пусть будет тёплым вечер ваш,
Пусть сердце вспоминает прошлое!..
А чувства пусть живут сейчас,
Пусть будет счастье, встречи новые…

Прогулки под большой луной…
Считайте вместе звёзды вы!
Смотрите, ведь у вас над головой
Плывёт, как сердце, облако…

Летит и манит в небеса…
Смотреть, не наглядеться вдаль!
Передо мной твои глаза…
В них есть и звёзды, и слеза…
А большего не надо мне!

Иринаморе

*****

Какой сегодня вечер розовый
И золотисто-голубой,
Как разрумянились березоньки
И дым лазурен над трубой…
Алеет солнце пред закатом
И посылает свой огонь
Деревьям в радуге нарядным,
Мне — зайцем солнечным в ладонь.
А вечер больше разгорается,
Как будто ветви подожгли,
Снежинки золотом спускаются
До голубеющей земли.
А там, вдали, в лиловом мареве,
Клубятся чудо-облака,
И пламенеют в этом зареве
Сугробов рыхлые снега.

*****

Красивый августовский вечер
На небе звездный чудо-дождь
Набросив мне пиджак на плечи
Ты за околицу идешь

И шепчет тихо тополь что-то
Своей подружке про любовь
— А засыпать мне неохота! —
Смеется ветер с веток вновь

Срываются с небес искринки
Пылая голубым огнем
И взявшись за руки, тропинкой
Навстречу звездам мы идем!

Валентина Самот

*****

Сегодня день прошел не зря,
Окончена работа,
Так добрый вечер вам, друзья,
На отдых тянет что-то!

И атмосфера хороша:
Прекрасный летний вечер,
Пускай пройдет он не спеша,
Тепло подарит встречи.

Пускай расслабит нежно нас
Диван такой удобный,
А завтра снова, как сейчас,
Мы скажем: «Вечер добрый!»

*****

Вечер тихий и морозный,
За окном сугробы намело,
Из-за леса выползла луна.
На душе так зябко стала…,
Вся деревня замолчала и притихла,
Котик дремлет на окне,
Замерла природа в снежной красоте…

Яковлева Таня

*****

Как прекрасен — чудесен наш вечер,
Звезды в небе нам ярко горят.
В полумраке трещат тихо свечи,
И волнует чарующий взгляд.
Догорала свеча, догорала,
За окном быстро гасли огни.
Уходя осень что-то шептала,
Мы сгорали во власти любви.
Нам луна в этот миг подпевала,
Не спеши утро к нам и рассвет.
Нас любовь очень долго искала,
И нашла через тысячи лет.
Мы искали друг друга всю вечность,
Чтобы сердца два нежных слились.
И судьба в платье вдруг в подвенечном,
Нас нашла и пришла в нашу жизнь.
Нашим душам нельзя расставаться,
Пусть попозже приходит рассвет.
Счастьем будем своим наслаждаться,
И мечта улыбнется нам в след.

Есений

*****

Пусть твой вечер будет добрым
И обнимет ночь за плечи.
Ты, усевшись поудобней,
Станешь говорить о вечном.

И, укрывшись одеялом,
Будешь наслаждаться чаем.
Скажешь: «Да… Похолодало».
Я за этим так скучаю…

Юльчик

*****

Куда сегодня? День был длинный…
Давай зажжем в гостиной свечи,
Под звуки музыки старинной
Мы проведем сегодня вечер.

Жаль, далеко мы друг от друга!
Попробуем представить вместе,
Что за окном уже не вьюга,
А летний ветерок, как в песне…

Пускай приблизит этот вечер
Скорее радостную встречу!

*****

Молюсь оконному лучу —
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я с утра молчу,
А сердце — пополам.
На рукомойнике моем
Позеленела медь.
Но так играет луч на нем,
Что весело глядеть.
Такой невинный и простой
В вечерней тишине,
Но в этой храмине пустой
Он словно праздник золотой
И утешенье мне.

Анна Ахматова

*****

Спустился вечер легкой шалью,
Слегка траву посеребрив росой,
Накрыл поля сиреневой вуалью,
Повис над горизонтом полосой.

Взбив, облаков пушистые подушки,
Собрал букет из разноцветных снов,
Туман развеял на лесной опушке,
И скрылся вдруг, под кронами дубов.

Там в озере хрустальном искупавшись,
Лугов зеленых простынь расстелил.
И звездочку ночную не дождавшись,
Своею шалью летний лес укрыл.

Мир затаился в ожиданье сказки,
Раздался крик совы в лесной тиши.
Закрылись вечера сиреневые глазки
И солнце закатилось в камыши…

Лусинда Хоффман

*****

В старых глубоких креслах
Будем сидеть вдвоем.
Вечер, устав от ветра,
Стихнет в саду пустом.
Свет зажигать не станем…
Огненных бликов рой
В нашем камине старом
Тешит своей игрой.
Там, за стеной веранды
Шепчется в листьях дождь.
Тихо звучит Вивальди…
Ах, как вечер хорош!

Полеснова Галина

*****

Что-то сумерки рано сгустились,
За окошком крепчает мороз.
Тихо тени в углах притаились,
Чуть дрожа, словно листья мимоз.

Зимний вечер. Тоска и унынье
С тишиною в потёмках сплелись,
Только угли, мерцая в камине,
Слабым пламенем вдруг занялись.

Мы ещё к ним полешек подкинем,
Чтобы стало побольше тепла,
И два кресла поближе придвинем
И укроемся пледом слегка.

В чашках чай пахнет мятой и летом,
Что нам нужно для счастья сейчас?
Помолчим о былом, о заветном,
Что случалось по жизни у нас.

О, как быстро года пролетели!
Но не пустишь же снова их вспять?
Нам осталось лишь слушать метели
И о лете с весной вспоминать.

Что нам годы с тобою, любимый!
Вместе дожили мы до седин.
В этот вечер давай у камина
С чашкой чая вдвоём посидим.

Денисова Людмила

*****

Пасмурный вечер, кофе с корицей,
С клавишей сонных снимаю вуаль.
Голосом вальса вечность струится —
Сердцем свечи приоткрытая даль.
Образы, звуки, являются, тают.
И вереницей несбывшихся грез
То возвращаются, то улетают
Сказки-виденья радугой слез.
Смолкнут аккорды… Словно очнувшись,
Дрогнет огонь одинокой свечи.
А за окном, в облака окунувшись,
Дремлет луна в бесконечной ночи…

*****

Садилось солнце. Вечер стлался
прозрачным кружевом теней.
В закатной нежности купался
рой звёздных ледяных огней.
В лучистой неге согревался,
сиял, как бытия венец.
Духовным светом раскрывался
в просонном сумраке сердец.
И, обретясь сердечным жаром
всходил сознанья высотой.
И жизни радостным разгаром
ночь познавала смысл свой.

Сарсенова

*****

Вечер добрый!
Пусть наполнится чудесной сказкой,
Окружат тебя заботою и лаской!
Ждут тебя забота и уют,
Прогуляться близкие зовут!
И друзья все в гости приглашают,
Отдых превосходный обещают!
Ты расслабься после трудового дня,
Отложи на завтра все дела!
Насладись ты счастьем и любовью,
Ведь прибавит сил это здоровью!

*****

Окна загораются золотым свечением,
Вечер наступает тихим наваждением.
Кажется, секреты счастья вечер знает,
Только почему-то их от нас скрывает.

Может быть, он сможет нам их все доверить,
Но не нужно вечер метриками мерить.
И не стоит чувства измерять чем-либо, —
За секреты скажем вечеру «Спасибо».

И уют домашний каждый вечер дарит,
День ли нас морозит или солнцем марит.
Магу-чародею вечер стал подобный,
И волшебник этот очень-очень добрый…

Варникова Оксана

*****

Дремотный сумрак смежил веки
Уставшей от хлопот избе.
Вечерний блюз осенний ветер
Играет на печной трубе.

Как лист поникший увядая
Лежу в горячке у окна.
В небесной схватке побеждает
Широколицая луна.

Тягучим мёдом льётся время.
Хрипят и кашляют часы.
Сосущей болью входит в темя
Предвестье будущей грозы.

В неясной дымке вечер тает,
Бросая Землю в бездну снов.
Мир, засыпая, умирает,
Чтоб поутру родиться вновь.

И я воскресну на рассвете
Назло безжалостной судьбе:
Сегодня мне маэстро ветер
Играет соло на трубе.

Дружинин Станислав

*****

Хотите тишины? Зайдите в Осень…
Здесь тихо, нежно и уютно очень,
Не нужно слов, здесь можно помолчать
Ведь осень — это вечер при свечах.

Мы осени не ждем, не говорим ей здравствуй,
Она добра, она прекрасна,
Мы входим в осень сердцем поутру,
Кружимся в танце листьев на ветру.

И вдруг покажется, что все вернется,
Как юность спелая, любовь под солнцем,
Что время — просто некая игра
И жизнь начнется заново с утра.

Но осень пролетит опавшим цветом
И опалит надеждой без ответа,
К чему слова, не лучше ль помолчать.
Ведь осень — это вечер при свечах.

Котовская Лариса

*****

Тёплый вечер… Цикады поют…
Облака в небе — пёрышки…
Ветер душу ласкает мою
И душа с ним парит… Грусть — на донышке…

Вот и осень вовсю
Развернула свои крыла
Жёлто-алые, как листва,
Что лежит на земле опалая…

Взмах! И мы летим…
А под нами поля душистые…
Позади — года… Впереди только жизнь
И облака пушистые…

Полетели, родная осень!
Мы догоним солнце закатное…
Ну, давай, поспешим!
Вечер уже… И времени мало так…

Дни, недели, года… Как песок сквозь пальцы…
Нашей жизни картину вышивает время на пяльцах…
Надо жить сейчас! А не ждать когда
Принесут тебе счастье на блюдце!..

Будем жить, любить, летать!
Будем черпать жизнь полной чашею!
Надо время своё ценить!
Каждый миг! Ведь оно сокровище наше…

Иринаморе

*****

Вечер.
Тоскливый вечер…
Зажечь бы свечи,
Зажечь бы свечи, вина налить!
Лаская вечность…
Побыть беспечным,
В огне сгорая, тебя любить!

А, ночь, как кошка
Глядит в окошко,
Глядит в окошко, грустит луна!
Нахлынут слёзы…
Ответ на грёзы,
Ты не со мною, ты не одна…

Твой взгляд туманом,
Любовь протянет,
Любовь протянет, но не ко мне…
Себя балуя…
Его целуя,
Ко мне ты только придёшь во сне…

Обычный вечер…
Готовы свечи!
Готовы свечи! Вино пьянит!
Твои объятья!
Со мной ты! Кстати!
Бокал напротив. Бокал налит!

Полёт дракона

*****

А у нас закат перламутровый,
Неба розовый край с легкой дымкою,
В звездный плащ поплотнее закутавшись,
Вечер к ночи спешит невидимкою…
И Луну приколола ночь в волосы,
Млечный путь на плечи накинула
И под трель соловьиного голоса
Снов шатёр над Землёю раскинула…

Милли-Адель

*****

Вечер в негу нас уносит,
Добрей и ближе быть попросит,
Чашкой чая угостит,
В чувствах нежных закружит.
Вечер пусть будет воздушный,
Легкий, радостный, не скучный,
В ночь с улыбкой пригласит
И сердца соединит.

*****

Легкий вечер, листает страницу
Вино красное бьется в бокале
Море у ног, небо похоже на птицу
Душный день остается в финале

Слышу чаек крик, запах воды
У подножия зелени гор отдыхаю
Я сошла с не земной высоты
И земной запах моря вдыхаю

И закрыв глаза чувствую звуки
Гладит волосы нежной рукой
Когда кудри вьются от счастья
Я узнала себя вновь такой.

Стрельцова Андре

*****

Сад и лебеди, мысли рыбками,
Шмель струну басовито рвёт,
И надежды маревом, зыбкие,
Жёлтый лист на воде.Плывёт.

Не придёшь ты сегодня вечером,
Час ещё, улетит самолёт,
Нет тебя, больше делать нечего,
Только жаль что я не пилот…

Вечер звёзды рассыплет бисером,
Оттеняя печаль луной,
Ночь бессоницей, чай остынет,
Коротают время со мной…

Непьяный штурман

*****

Солнце садится.
День завершен…
Примолкли уж птицы,
И дремлет мой дом.
В окошке герани
И лампочки свет…
Такого роднее
Гнезда в мире нет.
Здесь сын мой родился,
Сделал первый свой шаг…
Как вырос он быстро!
Не поверю никак,
Что взрослый он парень —
Жениться пора!
И зеркало мне
Показало вчера,
Что жизни уж вечер,
Что скоро закат…
А я все не верю —
Душа молода!

Милли-Адель

*****

Сумерки. Синий вечер. В доме сегодня одна.
Я зажигаю свечи, грустью душа полна.
Тихо мерцают свечи, отблески на стене
В зимний и долгий вечер я посижу в тишине.

Веет успокоеньем, свечи тихонько трещат
Несколько огонечков в доме моем дрожат.
Грусть моя отступает и на душе теплей,
И тихо плавит иней пламя моих свечей.

*****

С фительком погасшего тихого вечера,
Оброню на лист чернилами мысли:
Видишь, тают безликостью числа,
Нам напамять оставленной встречи.

Говорят, не проходит достойное,
Не минует, коль это судьба.
Что ж ты бродишь то, бестолковая,
Неужель так жалеешь тепла?..

С угасающим огоньком надежды,
Я дарую себе возможность навзрыд.
В маске силы уставший скрыт,
Ночью плачет, утром-как прежде.

Ой, не верю тебе, судьбинушка,
Твоим росказням и поступкам.
Ты меня растрепала былинушку,
Меж хорошим-дурным, промежутком.

Вот и ночь. И конец убогости
Вечеров одинокого эха.
Только звезды со смехом —
Ты пиши, мы оценим со строгостью.

*****

Солнце село, вечереет.
Скоро всюду потемнеет,
Город вспыхнет, встрепенется —
Тысячью огней зажжется.

Пусть твой вечер будет добрым:
Полным смеха, ярким, бодрым
Или нежным и спокойным —
В общем, будет пусть достойным.

Будет вечер пусть приятным,
Интересным и занятным!

Тимофеева Юлия

*****

Знакомство наше было ведь случайным,
Судьба двоих соединила руки,
Но, счастьем окатив необычайным,
В жестокой нас оставила разлуке…

Когда окутывает город вечер,
Приходит в гости неизменная тоска,
Перебирает память чувства, встречи,
В мечтах, к тебе я в те мгновения близка…

Столицу освещают улиц фонари,
Их кажется таинственным мерцание,
Шепчу чуть слышно: «Ты со мной поговори»,
В ответ — мои немые восклицания…

Согретая Солнцем

*****

Засыпает город…
Вечером у моря
Пусто. Не сезон.
Волны укачали
Чаек у причала.
Гаснет горизонт.

Сумрачный и тихий
Так уютно дышит
В теплых лапах гор.
Пальм его ресницы
Солнца колесницу
Закатили в порт.

Катерам и яхтам,
Баржам и «бананам»
Снится летний зной.
Спи мой сонный мальчик,
Спи пушистый зайчик.
Ты мой храбрый самый.
Вслед за парусами
Уплывем с тобой.

*****

Оперились облака,
Ветер разгоняется…
Прилетев издалека,
Дождик начинается…
Оставляет лунный свет
На земле дорожку,
Чтобы Ты смогла найти
Звёздную серёжку…
В каплях тёплого дождя
Небо отражается…
День вздыхает уходя,
Не успев откланяться…

Федоров Сергей

*****

Вечерний звон. Уставший путник
Слагает под холмами танка:
«Как мир прекрасен спозаранку
В объятьях утренней зари!
И как черна его изнанка»

Застыл июль. В движеньях лета
Вдруг наступила тишина.
И только пьяная луна
Ругалась с вороньем под тучей,
Привычке вековой верна.

День зачехлён. Пропали тени
Под сенью звездной темноты.
И ночь напялила холсты
На метеоры и кометы,
Рисуя вечность с высоты.

Алесь

*****

Давай посидим у камина мы рядом.
В ласковый вечер при свечах помолчим.
Согреемся в нежности тёплого взгляда.
Музыка тихо пусть нам звучит

Выпьем вина с тобой по бокалу.
Нежно посмотрим друг другу в глаза.
По струнам гитары ты пройдёшься вокалом.
Ты знаешь как о любви ей сказать.

Серебряной нитью любовь нас повяжет.
Укроет нас снова нежным крылом.
Волшебная ночь у камина приляжет.
Ласковым станет пушистым котом.

Ты нежно сожмёшь мои руки в ладонях.
Согреешь теплом своей смелой руки.
Сердце моё в твоём счастье утонет.
Будут нам петь за окном соловьи.

Шевцова Галина

*****

Ветер, колдующий Вуду…
Вспоротым горлом — закат.
И в жестяную посуду
Алые капли летят.
То ли дождя, — то ли слёзы
Мёртвых обугленных дней.
В сердце проникшая осень
Плещется где-то на дне
Чем-то пекучим и горьким.
Солнце — последний обол
Пало из пальцев креолки
На окровавленный стол
Этой земли онемевшей,
Не понимающей страсть…
Счастлив вчерашний умерший,
Не замечающий нас…
Чёрная лодка вдоль улиц.
Волны подставленных спин.
Лапками жертвенных куриц —
Голые ветки осин…

Москаленко Сергей

*****

Вот червонный спускается вечер —
облака разогретым лучом
разукрасил по шерсти овечьей,
облачив на закат кумачом.
Обречённо стрекочет сверчок
на своём причитая наречьи:
в мире сира душа человечья —
верещит на травинке смычок.
Пусть наплачется в чьё-то плечо —
пусть печали сочувствием лечит.
На случайный бумажный клочок
перельются свирельные речи.
Над Землей загораются свечи —
замерцали на нечет и чёт.
Пряной патокой вечер течёт —
бесконечности синей навстречу.

Байрам Аннануров

*****

Лучами света потолок исчерчен
От мимо проезжающих авто.
Ко мне в окно залез беспечный вечер,
И на мгновенье замер возле штор.

— Вы в гости, вечер? Я Вам очень рада.
Весь день меня так мучил летний зной…
А что это у Вас с собой — прохлада?
Поставьте в вазу рядышком со мной.

А Вы ко мне сегодня очень кстати:
Ведь я как раз о Вас писала стих, —
И вечер сел на краешек кровати,
Вмиг посерьёзнел и совсем затих…

Он молча ждал, и в ветреном волненье
Листок тетрадный тронул невзначай.
Я отдала ему стихотворенье,
И заварила с мятой свежий чай.

Мы пили чай с вареньем земляничным,
Закатным любовались полотном,
А на прощанье вечер романтично
Зажёг мне тонкий месяц за окном…

Венге Ольга

*****

Закат сиренью в небе догорает,
Затихла вся дневная суета,
И теплый ветер в волосы вплетает
Тончайший аромат издалека.
Прозрачна горизонта нить-улыбка,
Разлит в бокалы вечера покой,
Еще чуть-чуть и сумрак заштрихует
Все то, что беспокоит нас с тобой.
Как фокусник искусно вынет свечи,
И город весь огнями расцветет.
Ночь ляжет мягким бархатом на плечи,
И вдруг, звезда в ладони упадет.

*****

Вечер лег сиреневою мглою,
Растворив в себе остатки дня,
В этот час мы встретились с тобою,
Под часами, возле фонаря.
Все вокруг, как в доброй
старой сказке,
Зимний вечер мягко обнял нас,
А морозец щедро дарит ласки
В этот поздний и безлюдный час.
Белым пледом, все, прикрыв собою,
Целиною снег вокруг лежит.
И сугробы, выстроив стеною,
С тротуаров выход сторожит.
На твоих плечах лежат снежинки,
Белоснежной легкою фатой,
А в глазах, как звездочки, искринки,
Плещут счастьем,
мягкой добротой.
Я ловлю их плеск, тобой любуюсь,
Чувства трудно передать в словах,
И немного, признаюсь, волнуюсь
От улыбки на твоих губах.
Этот плеск слов многих
мне дороже,
Мы с тобой глазами говорим,
Взглядом ты своим
меня ворожишь,
Он в других глазах неповторим.
Мы идем по улицам пустынным,
Сквозь провисший тюлем снегопад,
Мимо парков,
где в молчанье чинном,
В белых шубах тополя стоят.
Хлопья снега медленно кружатся,
Белым роем в свете фонаря,
И с чуть слышным
шорохом ложатся,
На следы ушедшего в ночь дня.
В белом вальсе кружат над землею,
Приглашая нас вслед за собой,
И я счастлив — рядом ты со мною,
Все во мне наполнено тобой.

Паршин Анатолий

*****

Порою вечерней всё громче идеи,
пропавшие в легкости жизненных мук,
про то, как легко зарождались и тлели
пустые мечты под глухой сердца стук.

Порою вечерней, когда всё спокойно,
когда затихают концерты и скрипки
нам память навеет, как может быть больно,
стирая остатки чудесной улыбки.

Порою вечерней ненужные фразы
о том, кем мы были и кем мы не будем
так сильно внедряются в мысли и разум
они не уйдут, мы их не забудем.

Порою вечерней осколки желаний
опять лезут в голову мнимой победой,
кому повезло, тот забыл или спрятал
те чувства, в которых не будет ответа.

Порою вечерней придушит за горло
досада за множество глупых ошибок,
обида за то, как боялись мы гордо
счастливых моментов и добрых улыбок.

Порою вечерней заманит в себя
торнадо бездумных страстей и пороков,
запутавшись в мыслях тихонько скорбят
безвольные личности против упрёков.

Порою вечерней всё те же идеи,
пропавшие в легкости жизненных мук
навеют так сильно, что снова поверим
в фантомное счастье и жизнь без разлук.

Рыбкин Дима

*****

Вечером сонным при свете луны сероглазой
Есть место для грустных мотивов душевной струны
Чудными рифмами полон отравленый разум
Едва-ли смогу наиграть… Но с другой стороны
Развиться таланту никто помешать не посмеет
Не в праве решать за меня, — танцевать или петь
Ине важен тот факт, что однажды вся память истлеет
Йодный компресс на ожоги души заживит. Нужно лишь потерпеть

Бесится время, в обратном отсчете теряясь
Лучше не станет уже, — как его ни крути
Юмора чувство отчасти спасет… Улыбаясь,
Звездным дождем растворюсь. И меня не найти…

Осенний Джаз

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *