Стих без рифмы

Стихи без рифмы и ритма — это поэзия или баловство? Существуют ли негласные правила для такого жанра?

Gleb Simonov 14120 3 года назад Поэт, фотограф, создатель архива «Книжница». Темы экспертизы: ландшафтная теория и живопись. Пользователю можно задать вопрос

Негласное правило любой поэзии состоит в том, что от текста требуется быть хорошим.

Хороший текст состоит, в числе прочего, из напряжения, многослойной языковой игры, иронии, исторического контекста, теоретически невозможных авторских устремлений, условного шанса на диалог с читателем и чайной ложки надежды, дабы сделать всё это предприятие хоть как-то переносимым.

В коей формулировке должно стать очевидным, что ритм в тексте задаётся самим тем фактом, что текст раздроблен, а на рифмы в таком масштабе вообще насрать.

Именно поэтому Ветхозаветные псалмы, Басё в переводе, текст, найденный зашитым в куртку Паскаля со стороны сердца, бенгалийские гимны Тагора, славянские заговоры, карточки Рубинштейна, Тумас Транстрёмер, Блок, Целан, Элиот и Драгомощенко — это хорошая поэзия.

А станковая стихирная силлаботоника — как бы не очень.

Поэзия — это не одна из корзин в системе видовой категоризации текстов по сумме их фенотипа. Поэзия — это то, что пишется как поэзия и читается как поэзия. А раздробить это определение дальше не представляется возможным в силу сугубо структуралистских ограничений, по сравнению с которыми такие вещи как ритм и рифма вообще не представляются чем-то хотя бы минимально осмысленным.

И в этом смысле, чтобы понять логику построения верлибра, достаточно просто его читать. Задавать вопросы об авторских выборах, и понимать, что их здесь намного больше, и они намного сложнее, чем любой готовый формалистский канон.

Другие ответы о поэзии:

– Что значит быть русским поэтом?

– Как вы пишете стихи — по спонтанному вдохновению или продумывая наперёд?

– Что можно посоветовать молодому автору (писателю или поэту)?

– Возможна ли поэзия после Освенцима?

– Как опубликовать собственную книгу стихов или прозы, и как ее потом продвигать?

– Что в общем случае делать с написанным стихотворением?

– Как читать стихи Аркадия Драгомощенко? В чём значение этой поэзии?

– Какое стихотворение можно назвать главным стихотворением XX века?

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии 34 -6

Стихотворения без рифмы.

Стр 1 из 9

  1. Духовные стихотворения
  2. Сквозные рифмы. Сквозная рифма подразумевает, что рифмуются не только окончания строк, но и их середины.

Рифма

В русском стихосложении есть стихотворения без рифмы. Причём существует довольно много разновидностей нерифмованных стихотворений.

Первая разновидность — это белые стихи, стихи без рифм. В белых стихах обязан присутствовать размер. Классическими примерами белых стихов могут являться произведения А. Кольцова:

Сяду я за стол да подумаю:
Как на свете жить одинокому?
Нет у молодца молодой жены,
Нет у молодца друга верного. (А. Кольцов)

Технически белый стих весьма прост: достаточно соблюдать размер и следить за смыслом. Ввиду простоты технического исполнения белые стихи обязаны содержать в себе нечто такое, что «затмит» собой отсуствие рифмы. У Кольцова таким элементом является стилизация под народное творчество, мастерская, между прочим.

Далёким предком белого стиха был так называемый безрифменный стих,к которому относится вся античная поэзия и европейская поэзия более позднего периода,когда традиция рифмованной поэзии ещё не сложилась. Пример безрифменного стиха:

О том. что ждёт нас, брось размышления,
Прими, как прибыль, день нам дарованный
Судьбой, и не чуждайся друг мой,
Ни хороводов, ни ласк любовных. (Гораций)

Белые стихи, в отличие от безрифменных, — это сознательное отступление отсформировавшихся правил и стихотворных традиций, игнорирование рифмы как своеобразный художественный приём. Отметим, что в безрифменном стихе размер также соблюдается.

Апогеем безрифменной поэзии являются верлибры (франц. vers libre — свободный стих). Верлибр не имеет ни рифмы, ни слога. По сути, это проза, разделенная на строки. Верлибры появились много раньше других видов стихотворений и развивались параллально с ними. Высокого уровня достигли верлибры в американской поэзии.

Я славлю и воспеваю себя,

И что я принимаю, то примете вы.

Ибо каждый атом, принадлежащий мне, принадлежит и вам.

Я, праздный бродяга, зову мою душу,

Я слоняюсь без всякого дела и, лениво нагнувшись,

Разглядываю летнюю травинку.

Мой язык, каждый атом моей крови созданы из этой почвы, из этого воздуха;

Рождённый здесь от родителей, рождённых здесь от родителей, тоже рождённых здесь,

Я теперь, тридцати семи лет, в полном здоровье, начинаю эту песню

И надеюсь не окончить до смерти.

Догматы и школы пускай подождут.

Пусть отступят немного назад, они хороши там, где есть, мы не забудем и их.

Я принимаю природу такою, какова она есть, я позволяю ей во всякое время, всегда

Говорить невозбранно с первобытною силою.

(У.Уитмен, перевод К.Чуковского)

Близки к верлибрам так называемые стихотворения в прозе — небольшие эмоционально насыщенные лирические произведения в прозаической форме без признаков метра и рифмы. Отличительные черты — мелодичность и напевность.

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаянье при виде всего, что свершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу! (И. С. Тургенев)

Другие типы нерифмованного стихотворения — это хокку,танкаи несколько других. Хайку (хокку, хаи-каи) — жанр японской поэзии; нерифмованное трехстишие, произошедшее от танка и состоящее из 17 слогов (5+7+5). Зародились в 16 веке в период необычайного расцвета дзэн-буддизма, имевшего государственный статус. Писать истинные хайку мог только подготовленный мастер, прошедший долгий путь совершенствования и оттачивания литературного мастерства. Знание хайку и умение их сочинять со временем стали неотъемлемой частью воспитания японского воина-самурая, который должен был обладать невозмутимостью духа, отрешённостью и умением восхищаться красотой бренного мира. Классиками японской поэзии, создавшими непревзойдённые образцы хайку, были Басё (1644-1694) и Рансэцу (1654-1707).

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер. (Басё, перевод В.Марковой)

Танка (миика-ута) — это также жанр японской поэзии. Нерифмованное пятистишие, состоящее из 31 слога (5+7+5+7+7). Отличается поэтическим изяществом и лаконичностью.

На ночную луну
Подняла я свой взор и спросила:
«Милый мой
Отправляется в путь,
О, когда же мы встретимся снова?» (Манъесю, перевод А.Глускиной)

Дом мой стая не дом.

Ах, я в нем, как гость… где ты?

Там, где смерть, иль там, где жизнь?

Верлибры, танка, хокку и тому подобные формы не имеют слога и размера, это поэзия сугубо иностранного происхождения. Корни белого же стихосложения исконно русские: так переложено со древнерусского на современный язык «Слово о полку Игореве». В оригинале оно было написано просто сплошным текстом, без абзацев и разделения на слова, только несколько буквиц выделяли части поэмы. Но читать его можно было довольно легко, делая ударения в правильных местах и разграничивая строки. Из классических белых стихов можно привести ещё «Песню о буревестнике» Горького.

Песня очень смешная, а характерная мелодия позволяет обойти как рифму, так и слог (хотя намётки и на то, и на то есть). Такой приём — сочетание нерифмованных и рифмованных строк — называется арифмией.

Очень своеобразную разновидность рифм, которые, тем не менее, нельзя отнести к полноценным, в 20-е годы вводит в обиход И. Рукавишников. Это так называемые полурифмы. Полурифмы основаны на созвучии окончаний строк, но они не являются полноценной рифмой, так как не подчиняются общим правилам рифмования, не соблюдают количество рифмующихся слогов, отличаются искусственной небрежностью. Примерами полурифмы могут служить следующие строки:

Лицо твое глазам моим приятно.

Я пояс твой рукой хочу обнять.

Гляди в меня, гляди в меня любовно.

И, может быть, войдет в меня любовь. (И. Рукавишников)

Поиск такой рифмы частенько приводит к необходимости совершенствования техники.

Если ударение лежит на последнем слоге строки, то это мужская рифма; на предпоследнем — женская; на третьем от конца — дактилическая; на четвёртом или пятом — гипердактилическая. Также иногда употребляют термин супергипердактилическая: когда ударение лежит на шестом и выше слоге от конца. Но это специфический случай, который практически не применяется в поэтической практике. Например: выкристаллизовавшиеся — выбаллотировавшиеся

Авторская рифма, как и многие другие разновидности хороших рифм относятся к группе так называемых акустических рифм — рифм, состоящих из слов, ритмические окончания которых различны по написанию, но совпадают по звучанию: грешно — конечно, красавица — кудрявиться, ящик — оснастчик, рыться — злится, существо — ничего, снова — младого…

К акустическим рифмам относится большинство рифм в русском языке — от точных до приблизительных. Акустические рифмы делятся на объективные и субъективные. Объективныеакустические рифмы строго подчинены законам произношения и воспринимаются всеми одинаково: мышь — рыж, слуг — стук, сыр — пир, вот — комод, поп — лоб, локти — когти, рад — ряд, нас — раз…

Вещи и люди нас
окружают. И те,
и эти терзают глаз.
Лучше жить в темноте. ( И. Бродский)

Субъективные акустические рифмы — созвучия слов, основанные сугубо на индивидуальном восприятии. Такие рифмы могут казаться созвучными для одних и неприемлемыми для других. Ступа — рупор, ваши — фальши, они — раним, сласти — счастье, длинный — дивный… Объективные акустические рифмы в большинстве своём относятся к точным рифмам, субъективные — к приблизительным.

Наиболее красивой и уютной разновидностью неточной рифмы является надстроечная (усечённая, добавленная) (рассказ — тоска), где после точно рифмующегося слога в одной половинке рифмы нет ничего (оканчивается на гласную), а в другой присутствуют ещё согласные (одна или две, редко три). Йотированная рифма — наиболее распространённый вариант усечённых рифм; равносложная рифма из слов с открытым и закрытым слогом, при этом последний заканчивается на «й» (j — йот). Поле — волей, этой — лето, бури — фурий, почила — могилой, оковы — новый, думы — угрюмый, волны — полный,, нашей — чаше…

Мы растём, развёртывая плечи,
Завоёвываем воздух, радио, кино;
Но — сквозь новый облик человечий
Просквозит внезапно век иной. (Н.Асеев)

Также красиво выглядят неравносложные рифмы (как у Маяковского: врезываясь — трезвость) и, конечно, ассонансные рифмы. Это те самые, о которых я уже писал, где чётко рифмуется слог, а то, что идёт за ним — максимум созвучно, но не является точной рифмой.

Я ехал на верхней полке, сопел-грустил об ушедшем счастье,

Практически не держали меня ни ноги, ни тормоза,

Когда, будто взрыв гранаты, возник за окном белоснежный ястреб

Где-то неподалёку от маленькой станции Амазар. (О.Медведев)

В этом примере замечательная усечённая рифма в 2-4 строках и шикарное просто созвучие в 1-3. Такое созвучие называется дружественной рифмой.

Рифма с вклинением — рифмосочетание слов, при котором в клаузулу одного из них вклинивается согласная, чаще сразу после ударной гласной. противоположность рифме с выпадением: медь — сельдь, брег — поверг, год — лорд, литры — фильтры, вас — вальс, клетка — студентка, радугой — играть дугой…

Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд? (М. Ломоносов)

Рифма с выпадением — противоположность рифме с вклинением.
зонтика — экзотика, горе — двое, отвёртка — уборка, пусть — путь…

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверстую вдали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.(М. Цветаева)

Рифма с чередованием (перестановкой) — рифма, в составе которой согласные звуки или даже части слова чередуются между собой, создавая иллюзию звукового сходства. ксерокс — вереск, рифма — нимфа, юрта — утро, алиби — грабили, карла — крала, прут- труп, схема — смеха, пёстрый — разношёрстый, прискорбно — подробно… Единственное, что отмечу: этот случай лучше использовать в рифмах 1-3 строк катрена, то есть не в тех, на которые делается основной упор в стихотворении, так как они являются довольно-таки приблизительными.

Немалая часть слов русского языка имеет предрасположенность к двоякой рифме: это позволяет рифмовать их с разными словами, которые, в свою очередь, между собой никак не рифмуются. Двоякая рифма — разновидность надстроечных (усечённых) рифм. Характерная особенность двояких рифм — две фиксирующие согласные в конце одного из слов, что даёт такому слову потенциальную возможность рифмоваться двумя способами (помимо основного, когда клаузулы совпадают полностью).

1. Табор — рапорт. В данной рифме «т» может скрадываться.

2. Запад — рапорт. В данной рифме «р» выпадает.

Верес — ксерокс, скатерть — богоматерь, крест — реестр, мылить — милость, смелость — пелось…

Русской женщины тихая прелесть,
И откуда ты силы берёшь?
Так с тобой до конца и не спелись
Чужеземная мода и ложь. (И. Уткин)

Интересной и хорошей разновидностью рифмы является абсолютная рифма —рифма, состоящая из слов, идентичных по своему звуковому составу, за исключением ударной гласной (твёрдая в одном слове и мягкая в другом).
Слог — слёг, завяленный — заваленный, оброк- обрёк, мыло — мило, блуза — блюза, томный — тёмный, забыть — забить, ложа — лёжа, метр — мэтр, грозы — грёзы, минёр — минор, потомки — потёмки, простыл — простил, томен — тёмен, слыть — слить, выселится — виселица, клон — клён..

Чернилами я не марал бы пальцы,
Не засорял бумагою чердак,
И за бюро, как девица на пяльцы,
Стихи писать не сел бы я никак. (А.С. Пушкин)

Созвучия, или неверные рифмы. Всем известна строка «…и целуй меня везде, восемнадцать мне уже…». «Везде — уже», «тебя — меня» — это просто плохие, неверные рифмы, точнее, это созвучия. Что-то общее в этих словах есть, они созвучны (не «селёдка — таракан»), но это не является рифмой. Так рифмовать просто нельзя, потому что эти слова в действительности не рифмуются. Кроме помянутых мной «везде — уже» и «тебя — меня», можно отметить ещё «балконе — голубое», «дорога — книга» и так далее.

Однокоренные рифмы. КАТЕГОРИЧЕСКИ не рекомендуется рифмовать однокоренные слова. Это жуткий примитив: мол. Каноническим примером такой «рифмы» я бы назвал кинчевское «столетий — тысячелетий». Также часто бывает «ботинки — полуботинки», а замечательный бард

К этому же подвиду относятся эпифоры или тавтологические рифмы — когда слово рифмуется само с собой.

«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат. (А.С. Пушкин)

К полутавтологическим рифмам относятся помянутые мной выше «ботинки — полуботинки», а также «люби — возлюби», «нас — вас».

Здесь сделаю одно отступление. Существует такой тип рифм, как омонимическая (илиредиф). Она не является однокоренной и относится к хорошим рифмам. Дело в том, что омонимы, несмотря на то, что пишутся одинаково, — не однокоренные слова, и не одинаковые. Пример:

Вдруг на Мишку, вот напасть,

Пчёлы вздумали напасть. (Я. Козловский)

При этом напасть-1 и напасть-2 тут — вовсе разные части речи.

Бедные рифмы — недостаточные рифмы, в которых созвучны только ударные гласные, например: звезда — волна, вино — легко, пою — люблю, заря — звеня, доля — море и пр. Фактически то же, что и ассонанс.

Бедными принято считать также рифмы, составленные из слов одинаковых частей речи в одинаковых грамматических формах, особенно если рифмословарный запас таких слов очень велик. Так, в силу своей незатейливости — подобрать такую рифму не составляет труда — бедными рифмами называют глагольные рифмы, как, например, на «ать»: летать — стонать — читать — знать — играть — писать — держать…; рифмы из прилагательных на «ой» (свыше 1200 слов): большой — простой — сухой — немой — степной — озорной…; рифмы из существительных на «ание» (более 1000 слов): гадание — желание — знание — венчание — сверкание — сияние — щебетание… Наиболее распространённой разновидностью бедных рифм являются параллельные рифмы, в которых рифмуются одинаковые части речи в одной форме (к ним относятся и глагольные) Крайне бедными считаются тавтологические и полутавтологические рифмы.

Однородные рифмы — разновидность бедных рифм. Такая рифма встречается практически только в глагольных рифмах. Вообще, хороших глагольных рифм очень и очень мало. Чаще всего получается что-то вроде «передал — забодал» или «проскочил — обличил». Или инфинитивы: «хотеть — свистеть». Вроде как и корни разные, но одна и та же форма слова отдаёт всё той же примитивностью. Таким образом рифмовать допустимо, но просто нежелательно: красоты это не добавляет. То же самое относятся к рифмам прилагательное — прилагательное (к примеру, «смешной — смурной»). Существительные с существительными рифмовать можно, но здесь встречается другая опасность.

Графические рифмы — рифмы из слов, окончания которых совпадают по написанию, но не совпадают по звучанию. Не образуя слуховой гармонии, графическая рифма является таковой чисто условно (рифма для глаз) и в наши дни почти не применяется. Большого — немного (ово-ого), утес — лес (ёс — ес), срочно — нарочно (очно-ошно), вечно — конечно (ечно-ешно), смелый — веселый (елый — ёлый).

Банальные (заезженные) рифмы. Бывает и так, когда корни разные, формы пусть даже различные, и рифма хорошая с технической точки зрения, а звучит плохо. Странно! Дело в том, что такая рифма ввиду своей явности сотни раз уже использовалась в стихах и потому стала просто избитой: Вновь — любовь — кровь (канонический пример). Ночь — дочь — прочь. Тебя — любя. Трудный — чудный. Радость — младость. Вечер — встреча — свечи. Слёзы — морозы — грёзы — розы. Борьба — судьба. Век — человек. Чувство — искусство. Неплохие рифмы, но чересчур часто используются. Как и в предыдущем случае, такие рифмы допустимы.

Наивысшим приоритетом в поэзии пользуются, конечно, составные рифмы, то есть такие, где одно слово рифмуется с несколькими. К составным рифмам можно так же отнести и рифмы-переносы (илирассечённые рифмы).

Гляди, мол, страна, как молве вопреки,

Монарх о поэте печётся!

Почётно — почётно — почётно — архи-

Почётно, — почётно — до чёрту! (М.Цветаева)

Впытываются — и сти-

Снутым кулаком — в пески! (М.Цветаева)

Виртуозно-сложной разновидностью составной рифмы является разнословная рифма, то естьрифма одного слова с частями двух или даже трёх слов. Сродни составной рифме, но более усложнённая. Солнце — сон целое, судорог — разнесу дорог, раб расти — храбрости, тех, кто рушащееся — архитектор, шёпот — хорошо под, за сто и — глазастые…(В. Маяковский)

Один взойду на помост
Росистым утром я,
Пока спокоен дома
строгий судия. (Фёдор Сологуб)

В примере Сологуба рифма великолепна тем, что «ст» в ответной рифме перескакивает на следующую строку.

Обыкновенно к составным рифмам относят те, в которых принимают участие служебные части речи (местоимения, союзы, предлоги, частицы), а к разнословным — те, в которых принимают участие целые или частично используемые основные части речи.

Отмечу ещё такую характерную вещь, как оборванная рифма — рифмосочетание, в котором одно из слов обрывается, но его значение остаётся понятным читателю(слушателю) из контекста. Чаще используется как комический приём. Душе — сумасше… , времена — припомина… Упомянутое мной стихотворение Светлова «Гренада» включает именно такой тип рифмы. Ещё пример:

Зал заливался минуты две:
— Медведь,
медведь,
медведь,
медве-е-е-е-е… (В. Маяковский)

Наконец, существуют так называемые панторифмы. Это созвучие, включающее в себя не только отдельные слова или их окончания, а стихотворные строки целиком.

Седеет к октябрю сова,

Се деют когти Брюсова. (В.Маяковский)

Сорвано, уложено, сколото —

чёрное надёжное золото. (В. Высоцкий)

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 21; Нарушение авторских прав

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 31

Конечно, в русском стихосложении есть стихотворения без рифмы. Причём существует довольно много разновидностей нерифмованных стихотворений.

Первая разновидность — это белые стихи, стихи без рифм. В белых стихах обязан присутствовать размер. Классическими примерами белых стихов могут являться произведения А. Кольцова:

Сяду я за стол да подумаю:
Как на свете жить одинокому?
Нет у молодца молодой жены,
Нет у молодца друга верного. (А. Кольцов)

Примеры белых стихов встречаются и у других поэтов-классиков, к примеру:

Во тьме ночной явилась буря;
Сверкал на небе грозный луч;
Гремели громы в чёрных тучах,
И шумный дождь в лесу шумел… (Н. Карамзин)

Белым стихом написана знаменитая «Песня о Гайавате» Генри Лонгфелло. Технически белый стих весьма прост: достаточно соблюдать размер и следить за смыслом. Ввиду простоты технического исполнения белые стихи обязаны содержать в себе нечто такое, что «затмит» собой отсуствие рифмы. У Кольцова таким элементом является стилизация под народное творчество, мастерская, между прочим. У Лонгфелло, кстати, «Песнь о Гайавате» — тоже стилизация под эпос (собственно, это и есть эпос).

В современной поэзии белый стих встречается не очень часто:

А мы пойдем с тобою, погуляем по трамвайным рельсам,

Посидим на трубах y начала кольцевой дороги.

Hашим теплым ветpом бyдет чёpный дым с тpyбы завода,

Пyтеводною звездою бyдет желтая таpелка светофоpа… (Я.Дягилева)

Далёким предком белого стиха был так называемый безрифменный стих,к которому относится вся античная поэзия и европейская поэзия более позднего периода,когда традиция рифмованной поэзии ещё не сложилась. Пример безрифменного стиха:

О том. что ждёт нас, брось размышления,
Прими, как прибыль, день нам дарованный
Судьбой, и не чуждайся друг мой,
Ни хороводов, ни ласк любовных. (Гораций)

Белые стихи, в отличие от безрифменных, — это сознательное отступление отсформировавшихся правил и стихотворных традиций, игнорирование рифмы как своеобразный художественный приём. Отметим, что в безрифменном стихе размер также соблюдается.

Апогеем безрифменной поэзии (пусть я и отношусь к подобным вещам весьма холодно) являются верлибры (франц. vers libre — свободный стих). Верлибр не имеет ни рифмы, ни слога. По сути, это проза, разделенная на строки. Верлибры появились много раньше других видов стихотворений и развивались параллально с ними. Высокого уровня достигли верлибры в американской поэзии. Приведу несколько примеров из классических верлибров в русских переводах.

Я славлю и воспеваю себя,

И что я принимаю, то примете вы.

Ибо каждый атом, принадлежащий мне, принадлежит и вам.

Я, праздный бродяга, зову мою душу,

Я слоняюсь без всякого дела и, лениво нагнувшись,

Разглядываю летнюю травинку.

Мой язык, каждый атом моей крови созданы из этой почвы, из этого воздуха;

Рождённый здесь от родителей, рождённых здесь от родителей, тоже рождённых здесь,

Я теперь, тридцати семи лет, в полном здоровье, начинаю эту песню

И надеюсь не окончить до смерти.

Догматы и школы пускай подождут.

Пусть отступят немного назад, они хороши там, где есть, мы не забудем и их.

Я принимаю природу такою, какова она есть, я позволяю ей во всякое время, всегда

Говорить невозбранно с первобытною силою.

(У.Уитмен, перевод К.Чуковского)

Это первая глава знаменитой «Песни о себе», во многом положившей начало современному верлибру. Тем не менее, большая часть встреченных мной верлибров по своему содержанию не имеет связи с реальным миром и напоминает философию Шопенгауэра.

Вот другой пример:

И не думайте будто

искусство

вот этот актёр

говорящий

вон с тем

в глубине сцены.

Оно

третий

которого вы не видите

говорящий

вон с тем за кулисами

которого вы не слышите. (У. Лоуэнфелс, перевод В.Рогова)

Про верлибры могу сказать только одно: чтобы написать действительно хороший верлибр, нужно быть истинным гением. За красивыми рифмами и выдержанностью стиля можно скрыть любые смысловые огрехи, а вот при отсутствии средств технического украшения стихотворения очень непросто точно выдержать смысл и логику того, что читатель должен в стихотворении увидеть. Поэтому: не пишите верлибры! Это сложно и говорит чаще всего не о вашем высоком уровне, а о том, что вы просто не умеете работать с рифмой.

Близки к верлибрам так называемые стихотворения в прозе — небольшие эмоционально насыщенные лирические произведения в прозаической форме без признаков метра и рифмы. Отличительные черты — мелодичность и напевность.

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаянье при виде всего, что свершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

(И. С. Тургенев)

Стихи в прозе, отмечу, порядком устарели. Многие литературоведы не относят подобные произведения к поэзии. В общем, я согласен с такой точкой зрения. Это, скорее, лиричная и красивая проза.

Другие типы нерифмованного стихотворения — это хокку,танкаи несколько других. Специфическая японская поэзия, честно говоря, совершенно не приспособлена и тем более не предназначена для перевода на русский и толкования. Во-первых, эти стихи отражают совершенно чуждую нам философию, во-вторых — в переводе теряется разница между этими типами, хотя в оригинале она есть. С моей точки зрения, писать хокку или танка на русском — просто глупость, примерно такая же, как если бы японец стал бы на японском писать рифмованные четверостишия о русской природе и берёзках. Специфика японской поэзии обоснована языком, в котором нет слогов долгих и кратких, ударных и неударных и, следовательно, нет стоп.

Хайку (хокку, хаи-каи) — жанр японской поэзии; нерифмованное трехстишие, произошедшее от танка и состоящее из 17 слогов (5+7+5). Зародились в 16 веке в период необычайного расцвета дзэн-буддизма, имевшего государственный статус. Писать истинные хайку мог только подготовленный мастер, прошедший долгий путь совершенствования и оттачивания литературного мастерства. Знание хайку и умение их сочинять со временем стали неотъемлемой частью воспитания японского воина-самурая, который должен был обладать невозмутимостью духа, отрешённостью и умением восхищаться красотой бренного мира. Классиками японской поэзии, создавшими непревзойдённые образцы хайку, были Басё (1644-1694) и Рансэцу (1654-1707).

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер. (Басё, перевод В.Марковой)

Танка (миика-ута) — это также жанр японской поэзии. Нерифмованное пятистишие, состоящее из 31 слога (5+7+5+7+7). Отличается поэтическим изяществом и лаконичностью.

На ночную луну
Подняла я свой взор и спросила:
«Милый мой
Отправляется в путь,
О, когда же мы встретимся снова?» (Манъесю, перевод А.Глускиной)

Дом мой стая не дом.

Ах, я в нем, как гость… где ты?

Там, где смерть, иль там, где жизнь?

Верлибры, танка, хокку и тому подобные формы не имеют слога и размера, это поэзия сугубо иностранного происхождения. Корни белого же стихосложения исконно русские: так переложено со древнерусского на современный язык «Слово о полку Игореве». В оригинале оно было написано просто сплошным текстом, без абзацев и разделения на слова, только несколько буквиц выделяли части поэмы. Но читать его можно было довольно легко, делая ударения в правильных местах и разграничивая строки. Из классических белых стихов можно привести ещё «Песню о буревестнике» Горького.

В принципе, можно найти ещё не менее десятка разновидностей стихотворных форм, не обременённых рифмой (к примеру, древнеримская поэзия), но приводить я их здесь не буду, потому как целью данного трактата является обучение именно русскому стихосложению. В общем, рифма нужна!

Ну, на деле, можно использовать нерифмованные элементы. Например:

Официант, нам ананасов

На блюде тоненько порежьте,

Садитесь рядом, пейте, ешьте,

А здесь я рифмы не придумал… (А. Баль)

Это юмористическое стихотворение про бездарность некоторых поэтов. В качестве юмора и в тему отсутствие рифмы не только уместно, но даже смешно и необходимо.

Ещё отсутствие рифмы допустимо в некоторых песнях, когда мелодия выдержана таким образом, что «затемняет» неправильность построения поэтической строки. Например,

Маша

Подходит к краю крыши

И машет с крыши. Слышу:

«Good bye, my baby!»

И отрывает тело,

И расправляет крылья,

И улетает в небо. (А. Щербина)

Песня очень смешная, а характерная мелодия позволяет обойти как рифму, так и слог (хотя намётки и на то, и на то есть). Такой приём — сочетание нерифмованных и рифмованных строк — называется арифмией.

Очень своеобразную разновидность рифм, которые, тем не менее, нельзя отнести к полноценным, в 20-е годы вводит в обиход И. Рукавишников. Это так называемые полурифмы. Полурифмы основаны на созвучии окончаний строк, но они не являются полноценной рифмой, так как не подчиняются общим правилам рифмования, не соблюдают количество рифмующихся слогов, отличаются искусственной небрежностью. Примерами полурифмы могут служить следующие строки:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *