Сказка переделанная

Переделанные детские стихи

Переделанное стихотворение Ф. Тютчева

Люблю грозу в начале мая,
Как долбанёт, и нет сарая!
Кишки висят на проводах,
Скелеты бегают в кустах,
А наш любимый Джеки Чан,
По полю ищет свой кочан.

А. Барто

Оторвали мишке лапу,
Чтобы девочек не лапал.
Потому, что мишка очень
Сексуально озабочен!

Наша Таня ржёт и скачет.
Нет, не наша Таня, значит:
Наша-то реветь должна.
Это, видно, не она.

Н. Некрасов криминальные версии поэмы «Крестьянские дети»

Однажды в студеную зимнюю пору
Я из лесу вышел — был сильный мороз.
Гляжу — поднимается медленно в гору
Лошадка, везущая золота воз.

И шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок.
В джинсе и заклепках, в дубленке овчинной,
С кастетом под мышкой, а сам с ноготок.

Однажды зимою, колымский бродяга,
Я чапал тайгою, был жуткий дубняк.
Секу, кочумает на сопку коняга,
Таранит какой-то обапол в санях.
И рядом, каная за честного вОра,
Под жабры ведёт эту клячу лохмэн:
Колёса со скрипом, бушлат от Диора,
С тузом на спиняке… а сам – с гулькин хрен!
«Здорово, братишка!» — Пошёл бы ты в ж**у!
«Следи за базаром, а то писану!
Откуда обапол?» — А х*ля ты, опер?
Дровишки на зону везу пахану.
Пахать западло для козырного зэка…
«А что за пахан и какая семья?»
-Семья-то большая, да два человека –
Лишь мы с паханом – на кодляк бакланья.
«Как, брат, погоняло?»
-Да Влас мне кликуха.
«А кой ты тут годик?» – Шестой разменял…
Пшла, падла! – заехал кобыле он в ухо,
Добавил пинка и без горя слинял.

Барто Агния

ФЛАЖОК

Горит на солнышке
Флажок,
Как будто я
Огонь зажёг.

Флажок на солнышке горит
Вот догорел — теперь дымит
Флажок поджог скажите кто?
Кто? Кто? Да, Агния Барто…

Козленок

У меня живёт козлёнок,
Я сама его пасу.
Я козлёнка в сад зелёный
Рано утром отнесу.
Он заблудится в саду —
Мужа нового найду.

А. Блок Переделка Ночь, улица, фонарь

Ночь, комната, диван, компьютер,
Струится монитора свет.
Сиди, ученья дистрибьютор:
Есть безлимитный Интернет!

Заснёшь – проснёшься, и сначала
Взгляд устремишь ты на экран.
Беспроводная связь канала,
Компьютер, комната, диван.

Наша Таня громко плачет,
Уронила в речку мячик.
Тихо, Танечка, не плачь…
А то будешь там где мяч!

Ночь, улица, пузырь, конфета,
Медвытрезвителей унылый свет,
Живи ещё хоть четверть века –
Всё будет так. Ума, коль, нет.

Нальёшь – начнёшь опять сначала,
И повториться всё, как встарь:
Бухнул, вскочил, кровь заиграла,
С утра похмелье и фонарь.

Мы с Тамарой ходим парой
Санитары мы с Тамарой
Каждый в ДУРКЕ очень рад-
У Тамары круглый зад.

Мы с Тамарой ходим парой.
Она за деньги, а Я — даром.

М. Ю. Лермонтов, переделанный стих «Белеет парус одинокий «

Ржавеет Волга одиноко
На тротуаре под окном.
Среди Кайенов кособоко,
Стоит с прогнившим насквозь дном.

И дует ветер, ливень хлещет,
И двери о каркас стучат.
Увы, она красой не блещет
И не катает в бар девчат.

Глумятся старики и дети,
И кошки на сиденьях спят.
А место ей во ВторЧерМете,
Там им покой всегда сулят.

Переделанные стишок Джанни Родари
У каждой профессии запах особый…

У каждого пьянства свой запах особый:
Ликёр пахнет тайных фантазий свободой.
Шампанское пахнет кокетством и флиртом.
Разбитая морда — разбавленным спиртом.
Развратом и страстностью пахнет коньяк.
Взрывным позитивом — абсент натощак.
Вино отдаёт дорогим рестораном.
От вермута пахнет хихиканьем пьяным.
Коктейлями пахнут дебош и кураж.
Закваской хмельною воняет алкаш.
Утратой способности двигаться — водка.
Стремленьем по бабам пройтись — виски стопка.
Джин пахнет желаньем нажраться красиво.
Желаньем отлить отличается пиво.
Похмельем тяжёлым с утра — арманьяк…
И только лишь трезвость не пахнет никак!

Чем пахнут ремесла

У каждого дела запах особый.
В булочной пахнет сгоревшею сдобой.
Мясом протухшим пахнет мясник.
Газом угарным пахнет печник.
Пахнет молочник прокисшей сметаной.
Пахнут шахтеры горелым метаном.
Пахнет газетчик как дохлая утка,
Как парфюмерный отдел -проститутка.
Пахнет хирург неудачным наркозом.
Пахнет доярка вечерним навозом.
Содранной шкурой пахнет скорняк.
Ассенизатор… Знаете как.
Пахнет кухарка капустою кислой.
Пахнет сестра медицинская клизмой.
Тещи, как правило, пахнут блинами,
Все на таможне — большими деньгами.
Пахнет партиец как красные флаги.
Нянечка пахнет подгузником «Хагги».
Пахнет сапожник густым гуталином,
А от портного несет нафталином.
Столяр слегка отдает скипидаром,
А постовой на углу — перегаром.
Пахнет аптечный киоск аспирином,
А популярный певец — кокаином.
Консул английский пахнет овсянкой,
Школьный учитель разит валерьянкой.
Пахнет несвежим солдат сапогом.
Пахнет горячим браток утюгом.
Пахнет ревматик озокеритом.
Пахнет любитель-рыбак динамитом.
Килькой в томате пахнет турист,
Йодом с зеленкой — спортсмен-альпинист.
Пахнет священник святою водою.
Пахнут раввины кошерной едою.
Азбукой Морзе пахнет радист.
А героином — контрабандист.
Нефтью разлитой пахнет моряк.
Лишь депутаты не пахнут никак.

Наша Таня громко плачет…
Только это не проблема,
Ничего тот плач не значит,
Потому что Таня — ЭМО!

Буревестник

Как-то раз однажды Горький
Сочинял стихи про птицу,
Что летает над равниной,
Наслаждаясь битвой жизни.
Вдохновенно, но научно
Изложил про гром ударов
И про то, как буревестник
Вел к победе коммунизма.
Но поскольку дядя Горький
Не поэт был, а прозаик,
То имел проблемы с рифмой,
Слогом, ямбом и хореем.
И когда нужда возникла,
Чтобы прятал кто-то тело,
Память классика России
Указала на пингвина.
Видел ли пингвинов Горький
В своей жизни хоть однажды,
То гагарам неизвестно,
Чайки не дают ответа.
Но ботаники планеты
Всем научно доказали,
Что смышленее пингвина
В Антарктиде птицы нету.
Дело, собственно, не в этом,
А в проблеме с удареньем,
Что неправильно поставил
Классик в имени пингвина.
И с тех пор в судьбе той птицы
Наступили измененья:
Каждый рад пинать ногами
Беззащитное созданье.
Всех смешит хромое слово,
Забавляют всех утесы —
Якобы пингвин в них прячет
Тело жирное робея.
И давай тут все смеяться,
Узнавая про пингвина,
Еще в школе тыча пальчик
В книжку по литературе.
Все друг друга обзывают
Именем несчастной птицы,
Интернетные поэты
Сочинили сто ремиксов
На бессмертное творенье
Рифмоплета, бл*, с о.Капри.
Все наследие поэта
Уместилось в слове «пингвин».
И за что обидел птицу?
Мне, гагаре, недоступно.

Наша Таня громко плачет:
Бросил Таню жгучий мачо.
Тише, Танечка, не плачь,
Вон их сколько, этих мач.

Жил да был у бабушки серенький козел.
С рожками витыми, резов, да весёл.
Козлика бабуля стала наставлять:
«Не ходи ты, козлик, в лес густой гулять,
Там в лесу ты встретишь лютого врага,
Бабушке оставишь ножки, да рога».
Но козленка дальний лес к себе манил,
А козленок глупый, да упрямый был.
Вот однажды жаркий выдался денек,
Захотелось козлику спрятаться в тенек.
Он крутнул головкой, весело взбрыкнул,
На свою бабулю даже не взглянул.
Напевает козлик песню, прыг да скок,
А за дубом страшный притаился волк.
Лязгнул волк зубами, козлика схватил.
И по-за дубами к речке притащил.
Бедный козлик долго, жалобно кричал,
Все свою бабулю он на помощь звал.
Но не услыхала бабушка козла,
А потом уж ножки с рожками нашла.
Плакала бабуля: глупенький козел,
Зря он, бедолага, в темный лес ушел.
Пощипал бы травку мирно на лугу…
Так козла мне жалко, плачу, не могу!

Идет бычок, качается,
Вздыхает на ходу:
В колбаски и сосиски
Сейчас я попаду!

Наша Таня громко плачет:
уронила в речку мячик.
А кто жадничал: Мое… ?
Карма, Таня, ё-маё…

По щучьему велению. Переделка.

Пошёл Емеля как -то за водицей
(Хотелось с бодуна ему напиться )…
С ведром поглубже в прорубь сунул руку
И зачерпнул с водой большую щуку !
А та плеснула по ведру хвостом
И молвит человечьим языком:
‘Release me, and I’ll make you a rich man!’
(Как было знать ей, в чей попала плен ?)
Емеля же не понял ни словечка…
Сварил уху , сожрал и… влез на печку.

Мораль: Чтоб стать богатым и пить виски —
Необходимо всё ж учить английский !

LiveInternetLiveInternet

Как-то зимнею порою,
Нацепив на нос очки,
При свече Яга вязала
Другу Лешему носки.
Кот дремал на тёплой печке,
Мышка скрылась в норку спать,
Ясный месяц над избушкой
Вышел звёзды посчитать.
Было тихо и спокойно,
Вдруг откуда ни возьмись,
Услыхала бабка грохот,
Рёв мотора, чей-то свист.
Робко выглянув в окошко,
Видит бабушка Яга
На поляне у избушки
Два каких –то мужика.
Возле них стоит машина,
То чихает, то ревёт,
Из машины тот, кто справа,
Вроде пилы достаёт.
«Кто такие, что за люди?»
Призадумалась Яга,
«Для чего достали пилы
И зачем пришли сюда?»
Слышит бабка в дверь избушки
Кто-то тихо постучал.
Приоткрыла дверь старушка,
А за ней беляк стоял.
» Для чего, скажи на милость,
Ты пришел меня будить?»
«Извини Яга, мне надо
У тебя совет спросить».
» Ну, рассказывай в чём дело,
Что за срочные дела,
Даже ночью нет покоя,
Я уже не молода».
» Приезжают браконьеры,
Пилят ёлки и сосну.
Мы не знаем, что нам делать.
Лось сказал: » Буди Ягу».
«Вот всегда так, как проблемы,
Так расхлёбывай Яга!»
«Посоветуй, что нам делать,
Как прогнать от нас врага?»
Зубом щёлкнула старушка:
«Это что за произвол,
Это кто в мои владенья
Безобразничать пришёл?
Вот возьму сейчас метёлку,
Заколдую, замету,
Пусть узнают супостаты
Как хозяйничать в лесу!»
Вышла из дому старушка,
Ступу вынесла с метлой
И отправила зайчонка
Собирать народ лесной.
Старый Леший полусонный
Всё никак не мог понять,
Для чего его подняли
И куда теперь бежать.
Соловей-Разбойник, Леший,
Филин, волки, старый Лось,
Всё лесное населенье
На поляне собралось.
Филин ухал на осине,
В такт качая головой,
Лось стучал о снег копытом,
Поднимали волки вой.
Чтобы лапы не замёрзли,
Чтобы хвост не пострадал,
Кот за действом на поляне
Из окошка наблюдал.
Все собрались очень быстро,
Несмотря на поздний час,
И собранье на поляне
Начала Яга тотчас.
«Мы должны друзья-соседи
Лес родной наш защитить,
Не позволим супостатам
Ёлки к празднику рубить!»
Лось сказал: «Я их обоих
На рога могу поднять».
«Как потом, скажи на милость,
Их с рогов твоих снимать?»
Соловей сказал: «Как свистну,
Разлетятся кто куда!»
«Нет не надо, ты как свистнешь,
Так завалится изба».
Тут очнулся старый Леший
И затылок почесал:
«Срочно нужно, чтобы кто-то
Кабана сюда позвал».
«Это целая проблема,
Кабана сейчас поднять!
Ты скажи сначала толком,
Что ты хочешь предпринять?»
» Вы же помните соседи
Как верхом на Кабане
Я пугал туристов летом
В старом драном зипуне».
» Это верная идея!»-
Подытожила Яга:
» Мы за ним отправим волка,
Прибежит наверняка».
Волк отправился немедля
Через лес за Кабаном,
Ну а Леший, сев на Лося
Поскакал за зипуном.
А пока они галдели,
Обсуждая новый план,
Вдруг раздался громкий топот-
Впереди бежал Кабан.
Следом Волк, за ними Леший
В старом драном зипуне
Восседал верхом на Лосе
Будто всадник на коне.
А пока они решали
Как свой лес им защитить,
Неожиданно случилось
То чего не может быть.
По тропинке браконьеры
Шли к замёрзшему пруду,
Там росли большие ели,
Занесённые в пургу.
Выбрав ёлку попушистей,
Стали ствол её пилить,
А под ней была берлога
И в берлоге спал Медведь.
Вылез Мишка из берлоги
И сердито зарычал,
Шерсть косматую взлохматил,
Даже зубы показал.
Бросив пилы с топорами,
Побежали наутёк
По заснеженной поляне
Браконьеры со всех ног.
И в сугробах увязая,
Прямиком по целине
До машины добежали
Как в ночном кошмарном сне.
А когда открыли дверцу,
Стали круглыми глаза:
За рулём внутри сидела
Злая бабушка Яга.
» Что, попались супостаты,
Распоясались совсем!
Вот ещё вас здесь увижу,
Заколдую всех и съем».
И, лишившись дара речи,
Сквозь чащобу напролом
Побежали браконьеры
В новогодний марафон.
А под утро белый иней
Нарядил чудесный лес,
Засияла ярким светом
Синь бездонная небес.
Вновь Медведь залез в берлогу,
Леший спрятался в дупло
И в лесу укрытом снегом
Стало тихо и светло.
Зайцы прыгали под елью,
Филин сверху наблюдал,
Лишь Кабан нахально хрюкал
И копытом снег копал.
Возле бабкиной избушки,
Там где ветер снег гонял,
Из сугроба на опушке
Кузов новенький торчал.
Во.

Старые сказки на новый лад

Л.Н. Власенко
СТАРЫЕ СКАЗКИ НА НОВЫЙ ЛАД
КУРОЧКА-РЯБА
Жили-были Дед да Баба. Ни детей, ни внуков у них не было. Жили они очень скромно — как и положено жить пенсионерам. Порой их дневной рацион состоял лишь из черного хлеба да овсяной каши. Зато духовной пищи — воспоминаний о прошедшей жизни у них было хоть отбавляй (если бы духовное богатство ценилось, то Дед с Бабкой вполне могли бы попасть в список «Форбса»!).
Изредка навещала их только дальняя Бабкина родственница — кумушка Рябова: то ли из добрых чувств; то ли корысть какую имела — кто его знает: альтруизм ведь нынче не в моде! Но, люди неискушенные, Дед с Бабкой всегда были рады ее приходу.
Раз принесла кумушка Рябова им на Пасху яичко — не простое, а золотое, старинное — фирмы «Фаберже»: оно ей от прабабки досталось.
— Смотрите не разбейте, — говорит.
Положили Дед с Бабкой яичко на видное место — на полку, что над печкой, рядом со своей фотографией в молодости. Глядят на него — любуются, а на фотографию посмотрят — вздыхают: как быстро молодость прошла!
Стал как-то Дед печь растапливать и задел случайно яичко рукавом. Упало оно на пол и разбилось!
Плачет Дед, плачет Бабка:
— Как быть? Очень жалко яичко, да и перед кумушкой Рябовой совестно: подарок не уберегли.
Достал тогда Дед инструменты, которые ему подарили на работе, провожая на пенсию. Надел очки посильнее, что- то подклепал, что-то подклеил — и починил яичко!
Когда пришла к ним в очередной раз кумушка Рябова, они по простоте своей все ей и рассказали. Повертела она в руках яичко и говорит:
— Да оно еще лучше прежнего стало! Вижу, Дед, не забыл ты свое мастерство. Найду тебе в Интернете заказы на ремонтные работы — будет вам на что простые яички покупать!
КОЛОБОК
Распекала как-то Бабка Колобка:
— Сколько раз я тебе говорила: когда гуляешь, со двора не выкатывайся — время разбойное, мало ли что с тобой может случиться!
Не послушался Колобок Бабку: двор маленький — кататься негде, он и выкатился на улицу. А там — Заяц! Будто только его и дожидается.
— Хочешь морковку? — говорит и облизывается.
— Не нужна мне твоя морковка! — сказал Колобок и покатился дальше, напевая:
— Я от Бабки ушел,
Я от Зайца ушел,
От кого хочешь — уйду!
Видит: Кабан под дубом землю роет:
— Хочешь спелых желудей? — и клыки оскаливает.
— Не нужны мне твои желуди! — сказал Колобок и покатился дальше, напевая:
— Я от Бабки ушел,
Я от Зайца ушел,
Я от Кабана ушел,
От кого хочешь — уйду!
Выкатился он на перекресток, а там — Лиса! На мотоцикле сидит, плеер слушает, жвачку жует:
— Хочешь, прокачу с ветерком! — и хитро так улыбается.
У Колобка аж дух захватило от такого предложения! В это время откуда ни возьмись — полицейская машина! Увидела ее Лиса, нажала на педали мотоцикла — и была такова! Подошел к Колобку полицейский и говорит:
— Разве ты не знаешь из сказки, чем для тебя могла бы закончиться встреча с Лисой? Садись-ка лучше в машину, отвезем тебя к Бабке.
По дороге домой Колобок увидел на стенде «Их разыскивает полиция» фотографии Зайца, Кабана и Лисы.
Вот до чего мог докатиться Колобок!
ТЕРЕМОК
На обочине лесной дороги лежал ржавый автомобильный кузов марки «Теремок». Колеса валялись рядом, в канаве.
Прыгает мимо Лягушка-квакушка, увидала «Теремок» и решила отдохнуть в нем. Только влезла в кузов, как раздался стук в дверцу:
— Есть кто в «Теремке» живой?
— Я — Лягушка-квакушка! А ты кто?
— А я — Мышка-норушка. Пусти меня к себе отдохнуть!
Стали они вдвоем в «Теремке» отдыхать. А тут опять кто-то в дверцу стучит:
— Есть кто в «Теремке» живой?
— Я — Лягушка-квакушка!
— Я Мышка-норушка! А ты кто?
— А я — Ежик-иголки как ножик! Пустите меня к себе отдохнуть!
Стали они втроем в «Теремке» отдыхать.
Бежит мимо Зайчик-попрыгайчик, увидал «Теремок» и спрашивает:
— Есть кто в «Теремке» живой?
— Я — Лягушка-квакушка!
— Я — Мышка-норушка!
— Я — Ежик-иголки как ножик! А ты кто?
— А я Зайчик-попрыгайчик! Пустите меня к себе отдохнуть!
Стали они вчетвером в «Теремке» отдыхать.
А дело уже к вечеру близится, надо им, пока не стемнело, домой успеть добраться. Ежик-иголки как ножик и говорит:
— Давайте попробуем «Теремок» поставить на колеса и завести, так мы быстрее до своих домов доберемся. А водительские права у меня есть.
Принялись они все дружно за работу: Зайчик-попрыгайчик колеса из канавы тащит, к кузову прилаживает; Ежик-иголки как ножик карбюратор и свечи прочищает; Лягушка-квакушка и Мышка-норушка порядок в кабине наводят.
Когда все сделали, сел Ежик-иголки как ножик за руль, стал заводить мотор. Чихнул мотор несколько раз — и завелся!
Едут звери в «Теремке» по лесной дороге, песенку поют:
— Мы едем-едем-едем
И песенку поем
О том, что жить на свете
Очень хорошо!
И вдруг — ГАИ! Инспектор Волк стоит, хвост шлагбаумом поперек дороги выставил:
— Ваши права!
Предъявил Ежик-иголки как ножик свое водительское удостоверение.
— Все в порядке, — говорит Волк. — Можете ехать и меня заодно подбросьте к кафе: проголодался я.
Развез Ежик-иголки как ножик всех своих пассажиров по домам, поставил «Теремок» на стоянку под сосной и тоже домой поспешил — к ежатам с ежихой.
А на следующий день в лесу появилось такси «Теремок», на котором водитель Ежик-иголки как ножик бесплатно возил всех желающих и в первую очередь, конечно, Лягушку-квакушку, Мышку-норушку и Зайчика-побегайчика.
,
ВОЛК И КОЗЛЯТА
Уходя из дома, мама Коза наказывала своим семерым козлятам:
— Ведите себя хорошо. Не бодайтесь. Двери никому не открывайте. Да вы и сами все знаете: сказку «Волк и семеро козлят» мы много раз с вами читали. А я пойду сдам молоко на молочную кухню.
В это же самое время местный Волк собрался «идти на дело». Натянул на морду черный чулок с прорезями для глаз, на лапы — перчатки. В общем, все как показывают в детективах по телеку.
Увидав у молочной кухни Козу, Волк бросился к ее дому. Прибежал, дернул дверь — закрыта. Постучал.
— Кто там? — спрашивают Козлята.
Волк грубым голосом стал что-то плести про мамочку, которая вернулась домой.
— Так быстро мамочка не могла вернуться, да и голос у нее тонкий, а не грубый, — говорят Козлята.
Разозлился Волк, побежал в мастерскую «Металлоремонт» подковать себе голос.
— Все продолжаешь разбойничать? — спрашивает его мастер.
— Что ты, что ты! — отвечает Волк. — Давно завязал с этим. По электричкам хожу, детективы продаю. Сделай мне тонкий голос, пожалостнее, чтобы лучше товар покупали.
Поверил мастер, что Волк за ум взялся, cковал ему тонкий голос.
Прибежал Волк опять к дому Козы. Стучится.
— Кто там? — спрашивают Козлята.
Волк тонким голосом снова стал что-то говорить про мамочку, вернувшуюся домой.
И ему открыли! Это сделал самый маленький козленок, потому что он не слушал сказку про волка и семерых козлят, когда мама ее читала.
Ворвался Волк в дом. Стал козлят ловить, да не тут-то было! В чулке на морде никого не укусишь, да и в перчатках когти в дело не пустишь. Наподдали ему козлята как следует, еле он ноги унес.
Бежит Волк, на ходу чулок и перчатки сдирает, а навстречу ему Коза идет:
— Что это с Вами, Волк? На Вас лица нет!
— Да вот, заступился за козленка, хулиганы мне и накостыляли!
— Возьмите этот пузырек с примочкой, — говорит Коза. — Моим козлятам это всегда помогает от синяков.
Первый раз в жизни стыдно стало Волку. И решил он, наконец, на честный путь встать. Говорят, что теперь он на самом деле продает в электричках детективы и детские книжки, в том числе и «Сказки на новый лад». И неплохо покупают!
ЗАЯЦ И ЛИСА
В одном лесном поселке стояли недалеко друг от друга две избы: одна — Зайца, другая — Лисы.
Заячья изба — из отборных бревен срубленная, черепицей красной крытая — загляденье! Да и на огороде у Зайца все так и прет: капуста, морковка, репа. А в саду — яблони, смородина, крыжовник, цветы разные.
Лисья же изба — кривая, кое-как и кое-чем крытая, то ли еще не достроенная, то ли уже развалившаяся. А на участке — бурьян да крапива.
Приходит как-то Лиса к Зайцу. Тот огород поливает — как всегда, трудится!
— Соседушка, выручай! — ласково говорит ему Лиса. — Вечером ко мне гости заморские пожалуют. Сам понимаешь, не могу же я их у себя принять, так можно на весь мир наш поселок опозорить. Давай на время поменяемся: ты ко мне переедешь, я — к тебе! А вечером, когда гости соберутся, и ты приходи.
Заяц был патриотом своего поселка, согласился.
Когда солнце стало садиться за горизонт, нарвал он полевых цветов и пошел в свою избу — в гости к Лисе.
А там — дым коромыслом! Музыка гремит, на клумбе шашлык жарят, грядки истоптаны, кустарники обломаны.
Увидали Зайца гости, начали кричать:
— Убирайся отсюда! Не мешай нам отдыхать!
Делать нечего, вернулся Заяц в лисью избу: не затевать же, в самом деле, международный скандал!
Узнал о его беде Петух. Он работал диктором на местном радио в программе «Доброе утро».
На следующий день, ни свет ни заря, над поселком разнеслось:
— Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку!
Удирай, Лиса, за реку!
Убирайся из поселка,
Пока цела твоя холка!
И далее Петух рассказал о том, что произошло с Зайцем накануне.
Возмущенные жители объявили Лисе бойкот, и ей ничего не оставалось делать, как от позора убраться из поселка.
Заяц же опять стал жить в своем доме и дал себе слово, что никогда больше не будет таким доверчивым. Недаром ведь говорится, что «простота хуже воровства».
КРАСНАЯ ШАПОЧКА
Каждый день к концу уроков на площадке у лесной школы яблоку негде упасть: родители и родственники учеников начальных классов приезжают забирать их домой.
Кощей Бессмертный — на Змее Горыныче,
Баба-Яга — в ступе,
Иванушка — на Сивке-Бурке,
Золушка — в карете из тыквы,
Папа Карло — на Артемоне,
Старик Хоттабыч — на ковре-самолете,
Cамоделкин — на самодельном автомобильчике… Всех и не перечислишь!
Вот и сегодня только прозвенел последний звонок — площадка тут же опустела. Осталась одна только Красная Шапочка. Во-первых, потому, что жила она недалеко от школы. Во-вторых, училась она в третьем классе и потому была уже взрослой и самостоятельной. В-третьих, мама поручила ей навестить после уроков прихворнувшую Бабушку.
Дом, в котором жила Бабушка, находился не то чтобы далеко, но и не так чтобы близко. Идет Красная Шапочка по лесной дороге, цветы рвет, песенку поет:
— К Бабушке своей иду,
Пирожки я ей несу,
Выпьем с ней лесного чаю,
Очень я по ней скучаю!
Вдруг слышит она позади себя какой-то звук. Обернулась — огонек зеленый горит. Решила Красная Шапочка, что это такси, и подняла руку.
— Куда тебе? — спрашивает таксист грубым голосом.
— Мне в поселок Бабушкино, — отвечает девочка.
— Садись!
Села Красная Шапочка — и такси сразу же сорвалось с места.
Чтобы удержаться на повороте, девочка ухватилась за что-то волосатое. Пригляделась — а это два больших уха!
— А почему здесь торчат такие большие уши? — спрашивает она у таксиста.
— Это чтобы лучше слышать, не сел ли мне кто-нибудь на хвост, — отвечает тот.
— А почему Ваша машина так сильно щелкает и урчит? Может быть, она неисправна?
— Это счетчик щелкает, километры выбивает. А урчит потому, что я давно не заправлялся. Ничего, уже немного осталось, скоро заправлюсь. И таксист довольно хмыкнул.
В это время луч солнца осветил их, и Красная Шапочка увидала, что и не такси это вовсе было, а самый настоящий Волк! Его горящие глаза она по ошибке приняла за зеленый огонек такси.
Хорошо, что впереди уже показался Бабушкин палисадник. Девочка бросила на дорогу свою красную шапочку:
— Тормози, шеф, не видишь, на красный свет едешь!
Волк от неожиданности остановился. Красная Шапочка быстро соскочила на землю и что есть духу бросилась к Бабушкину дому.
Но когда она прибежала к нему, Волк был уже там и говорил Бабушке:
— Вез я Вашу внучку, да попали мы в аварию. Ее забрала «Скорая», а я к Вам побежал, чтобы отвезти Вас к ней в больницу.
— Что это ты тут такое городишь! — говорит Красная Шапочка, входя в дом. — Со мной не получилось, так решил Бабушку одурачить? Да, видно, ты очень голодный, раз на такое решился. Садись-ка лучше за стол, будем мамины пироги есть. А завтра отвезешь меня в школу.
«В конце концов, чем я хуже Кощея Бессмертного и Бабы Яги? — подумал Волк, усаживаясь за стол. — Пора и мне семьей обзаводиться».
На следующий день на школьной площадке стало еще теснее…
ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА
Задумал один известный режиссер снять фильм из прошлой жизни. На все роли артистов быстро подобрали, только на роль Царевны подходящую никак найти не могут.
Отчаялся совсем режиссер. Решил он тогда положиться на счастливый случай. Позвал он своих троих сыновей и говорит:
— Пора и вам отцовской профессией овладевать! Пусть каждый из вас поедет в каком-нибудь одном направлении. В том месте, где горючее в вашей машине закончится, и ищите девицу, а я уж выберу из трех лучшую.
Старшему сыну выпало ехать на запад. Долго ли, коротко ли он ехал, горючее закончилось и машина остановилась. Огляделся старший сын: кругом заморские машины снуют, большой супермаркет сверкает яркой рекламой. Вошел он в него, а вышел через некоторое время — уже не один, а под руку с красавицей-женой!
Средний сын поехал в южную сторону. Вокруг природа богатая: яблони от яблок к земле клонятся, мандарины, как золотые шары, блестят, виноградники — глазом не охватишь…
Вот и первый дом показался. А около него музыканты играют, стол стоит с угощениями, а в центре его чернобровая красавица сидит.
И в этот самый момент машина заглохла. Подошла красавица к среднему сыну, хлеб-соль ему на блюде подносит. Не устоял он перед такой красотой — и тут же женился, благо стол уже был накрыт.
Младшему сыну — Ивану выпало ехать на север. Машина ему досталась чиненная-перечиненная: до него на ней отец ездил, затем — старший брат, после него — средний. Да и дорога в этом направлении — ямы и ухабы.
Едет Иван, кругом ни души, только мошкара в стекла машины бьется, дорогу заслоняет. Заехал он в самое болото и машина остановилась.
«Не повезло мне, — опечалился Иван. — Девицу на болоте не найдешь да и машину без горючего не заведешь!»
А тут и темнеть стало. Вдруг слышит он чей-то голос:
— Здравствуй, добрый молодец! Уж не артистку ли ты ищешь в наших болотах? Может, я подойду?
Огляделся Иван и увидел на кочке Лягушку. Обрадовался он, что хоть одна живая душа в этакой глуши нашлась.
А та ему и говорит:
— Возьми меня с собой, я в долгу не останусь.
Пришлось Ивану согласиться: надо же как-то из болота выбираться!
— Ложись спать, — говорит Лягушка. — Утро вечера мудренее, а я что-нибудь придумаю.
Наутро проснулся Иван — мотор вовсю урчит! Это Лягушка слово свое сдержала: пока он спал, раздобыла где-то горючее.
Пришла очередь и Ивану выполнить свое обещание. Делать нечего: посадил он в машину Лягушку (а не девицу!), развернулся и поехал назад.
Приехал на студию — отец удивляется:
— Зачем ты привез Лягушку? Я ведь снимаю не «В мире животных»!
И вдруг на том самом месте, где только что была Лягушка, появилась девица такой красоты, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Все так и ахнули: наконец-то нашлась артистка на роль Царевны! А Иван так сразу же влюбился в нее и стал называть ее Царевной-Лягушкой.
И пошли съемки — день за днем, кадр за кадром. Но каждый раз после съемок Царевна-Лягушка опять превращалась в обыкновенную Лягушку. Однажды Иван не выдержал и спросил у нее:
— Кто же ты на самом деле такая?
И вот что она рассказала ему:
— Я действительно принцесса. Злая мачеха-колдунья превратила меня в Лягушку. Верные слуги отправили меня на самолете к добрым волшебникам, чтобы они сняли с меня порчу. Но самолет разбился как раз в том месте, где мы с тобой встретились. Все погибли, кроме меня. Когда я узнала, что твой отец снимает фильм, я решила во что бы то ни стало сняться в нем, чтобы на моей родине узнали обо мне. Мое желание столь велико, что временами ко мне возвращается мой прежний облик.
Услыхав все это, Иван, долго не раздумывая, решил жениться на Царевне-Лягушке.
Пышную свадьбу, в которой участвовала вся съемочная группа, сняли на пленку и вмонтировали в фильм.
Когда он был окончательно готов, Киноакадемия решила послать его на фестиваль в Венецию.
Такого оглушительного успеха давно не было на международных кинофестивалях! Фильм получил главный приз, а Царевна-Лягушка была признана лучшей актрисой года!
Но самой большой наградой для нее стало то, что она больше уже никогда не превращалась в Лягушку.
Любовь зрителей победила колдовство!
КРОШЕЧКА-ХАВРОШЕЧКА
Осталась Хаврошечка одна на всем белом свете: отец и мать умерли, когда она была совсем крошкой. С той поры и прозвали ее Крошечкой-Хаврошечкой. Единственной ее родной душой была корова Буренка, да и та уже старая.
Добрые люди подсказали девочке, что в дальних краях есть у нее родственники — дядя и две двоюродные сестры.
Собралась Хаврошечка в путь и Буренку с собой взяла. Долго ли, коротко ли шли, наконец, пришли в деревню, где жил дядя. Но тот не захотел признать в девочке свою племянницу, тогда его хитрая жена говорит:
— Пусть сирота живет у нас, будет помогать нам по хозяйству.
Стала Хаврошечка в доме дяди убирать, стирать, готовить, коров доить, свиней и кур кормить, за садом и огородом ухаживать, в лес по ягоды и грибы ходить, да еще своим сестрам-лентяйкам в учебе помогать.
Вот однажды улучила она минутку, когда родственников не было дома, пришла к Буренке и расплакалась:
— Мои сестры и в школу ходят, и гуляют, когда хотят, а я только работаю с утра до поздней ночи.
Пожалела ее Буренка и говорит:
— Я помогу твоему горю. Влезай в мое левое ухо, вылезай из правого.
Хаврошечка так и сделала — и превратилась из замарашки в настоящую красавицу.
— Ступай в школу, — говорит ей Буренка, — а о работе не беспокойся, все будет сделано.
После школы прибежала девочка к Буренке, та ей говорит:
— Влезай теперь в мое правое ухо, а вылезай из левого.
Вылезла Хаврошечка из левого уха Буренки опять замарашкой и скорее — в дом! А там все чисто убрано, постирано, приготовлено. Дядька с теткой ничего не заметили. Да и не до нее им было: каждый день они ездили на городской рынок продавать овощи и фрукты — те, что Хаврошечка вырастила.
С того дня так и пошло: как только дядька с теткой — за ворота, Хаврошечка — в школу!
Но со временем тетка стала замечать, что, сколько бы ни давала она Хаврошечке работы, та совсем не устает от нее, да и знает она больше, чем ее дочки-школьницы. Решила тогда тетка выяснить, в чем тут дело, и говорит своей старшей дочери:
— Глаз не спускай с замарашки! Куда она, туда и ты! Потом мне все расскажешь.
На следующий день пришла Хаврошечка к Буренке — и сестрица за ней! Что делать? Вспомнила тут девочка, что больше всего на свете ее сестрицы любят смотреть телевизор и спать.
— Спи глазок, спи другой, — стала петь она сестрице. Та быстро заснула и проспала до самого прихода Хаврошечки из школы.
Так тетка ничего и не узнала от своей старшей дочери. На следующий день наказала она младшей дочери следить за Хаврошечкой.
Все повторилось, как и в первый раз. Стала Хаврошечка петь:
— Спи глазок, спи другой. А про третий глаз, который был у этой сестрицы, совсем забыла.
И младшая дочь рассказала матери обо всем, что она видела третьим глазом. Та очень разозлилась и решила зарезать Буренку.
Узнав об этом, Хаврошечка пришла к своей любимице и говорит:
— Буренушка, бежим скорее отсюда!
А Буренка ей отвечает:
— Тебе нельзя уходить: здесь ждет тебя твое счастье. Нужно только немного подождать. А я уже старая, мне и так недолго жить осталось. Когда все случится, ты собери мои косточки и зарой их в чистом поле.
Погоревала девочка, поплакала, но сделала все, как просила Буренка.
И вырос вскоре на том месте волшебный сад: стволы серебряные, листочки золотые, яблоки румяные, птицы поют, цветы благоухают. Молва о прекрасном саде разнеслась по всему свету: от туристов отбоя не стало.
А однажды приехало телевидение снимать передачу об этом еще одном чуде света. Угостила Хаврошечка молодого режиссера спелым яблочком. Только тот надкусил его — и говорит:
— Милая Хаврошечка, я всю жизнь искал такую, как Вы! Будьте моей женой! И прекраснее Вашего сада я никогда не видел. Мне очень хочется остаться в этом чудесном месте навсегда.
«Вот и пришло, наконец, мое счастье, как предсказывала Буренка», — подумала Хаврошечка и согласилась стать женой режиссера.
Открыли они свою телестудию и стали снимать передачу «В мире прекрасного», которая, говорят, до сих пор имеет большой рейтинг у зрителей.
ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ
Жил на селе парень, по имени Емеля. Больше всего на свете он любил лежать на печи, но — не есть калачи, а… читать книжки!
Как-то зимой послали его старшие братья за водой. Отложил он книжки в сторону, слез с печи, надел полушубок, топор за пояс заткнул, поставил два больших ведра на сани и к реке направился. Пришел — сколол в проруби ледяную корку, зачерпнул ведро воды — а оттуда голова Щуки высовывается!
— Отпусти меня, Емелюшка к моим деткам, — говорит Щука, — а я тебе добром отплачу: будет у тебя все, что ни пожелаешь, надо только сказать: «По щучьему велению, по моему хотению!».
Отпустил Емеля щуку, добрался до дома, а братья ему говорят:
— Тебя только за смертью посылать! Пока ты ходил, нам в дом водопровод провели!
Залез Емеля на печку, только книжку в руки взял, а братья ему опять:
— Поезжай в лес, у нас дрова закончились!
Делать нечего: старших положено слушать. Слез Емеля с печи, оделся потеплее, вышел во двор лошадь запрячь, а около нее жеребеночек вертится. Жалко стало Емеле его — замерзнет в лесу. Вспомнил он тут щучьи слова. Только произнес их — сани и поехала сами.
Нарубил Емеля в лесу дров, домой вернулся. Братья ему говорят:
— Пока ты ездил за дровами, нам в дом газ провели! Так что печь нам теперь не нужна, нужно ее разобрать!
— Не надо печь разбирать, — говорит Емеля, — сохраним ее как антиквариат: старинные вещи нынче хорошо ценятся. А покуда я буду на ней лежать и книжки читать.
Братья были жадными, потому согласились с Емелей.
Все бы ничего, да донес кто-то губернатору о том, что Емеля дрова из лесу возит печь топить, хотя в селе уже давно газ провели. Вызвал губернатор нарушителя к себе в резиденцию.
Собрался Емеля в дорогу. Произнес заветные слова — стены дома раздвинулись. Сел он на печь, книжку с собой прихватил, и печь сама в город покатила.
Едет Емеля мимо дома губернатора, а губернаторская дочка его из окна увидала и сразу же влюбилась: уж очень он необычным ей показался — на печи едет, книжку читает — совсем не похож на ее городских кавалеров.
А Емеля так зачитался, что на нее даже не взглянул, и едет себе дальше. Этим он ее еще больше заинтересовал, и попросила она отца позвать Емелю к ним в дом — познакомиться.
Слез Емеля с печи, вошел в дом — губернаторская дочка навстречу ему выходит, за руку берет и в библиотеку ведет: поняла она, что путь к его сердцу лежит через книги. Так оно и вышло: стали они книги рассматривать да разговоры разные говорить — Емеля и влюбился в губернаторскую дочку и, не долго думая, предложил ей стать его женой. Губернатору с губернаторшей он тоже понравился: «ученый человек, перспективный!». Губернатор, на радостях, совсем забыл, зачем он вызывал к себе Емелю, да и какой теперь спрос с родственника!
А во дворе в это время у печи народу собралось видимо-невидимо! Все с интересом рассматривают, что это за диковинка такая. Тут дверца печи открылась и из нее выехал противень, полный румяных и ароматных пирогов. Это Щука, уже по своему хотению, поздравила молодых.
После свадьбы построили Емеля с женой себе дом в деревне. Отремонтировали заброшенный клуб и разместили в нем большую библиотеку, которую получили в качестве свадебного подарка от губернатора. И стала она сельской библиотекой — для всеобщего пользования.
А печку поставили в краеведческий музей — как самый ценный экспонат. Но по большим праздникам она всегда печет пироги — теперь уж и не поймешь, по чьему хотению. Может, по своему собственному — чтобы люди не забывали своего прошлого?
РЕПКА
Посадил Дед в конце зимы репку на подоконнике — чтобы по теплу в огород высадить. На улице сосульки растут: чем длиннее, тем весна ближе. А в доме, в тепле, рассада вверх тянется. Как бы с сосульками соревнуясь.
Вот и весна пришла. Высадил Дед рассаду в огород. Выросла репка большая-пребольшая — руками не охватишь! Стал Дед репку из земли тянуть — не тут-то было! Тянет-потянет — не может вытащить репку.
Позвал Дед Бабку. Бабка за Дедку, Дедка за репку, тянут-потянут — не могут вытащить репку.
Ну, в общем, все, как в сказке про репку: Бабка позвала Внучку, Внучка — Жучку, Жучка — Кошку. А вот когда очередь до Мышки дошла, та и говорит:
— Жалко есть такую необыкновенную репку. На огороде и других овощей полно. Давайте сделаем из нее кафе и назовем его «Репка».
Так и порешили. Мышка выгрызла в репке дверь, окна, столы, лавки; Бабка с Внучкой повесили на окна занавески шелковые, на столы постелили скатерти крахмальные — и закипела работа! Дед в кафе за порядком следит, Бабка из репки экологичные блюда готовит, Внучка столы накрывает, Жучка кафе охраняет, Кошка посуду моет, Мышка полы подметает.
Молва о необычном кафе разнеслась по всей округе! От желающих попасть в него отбоя не стало! Водители-дальнобойщики так специально большой крюк делают, чтобы только в «Репке» перекусить. Любители сувениров от репки куски отрезают, с собой увозят. Дед не противится — бесплатная реклама!
Все бы ничего, да стала репка уменьшаться. Видя такое дело, Дед на смену ей опять посадил на подоконнике репку. Так и дальше пошло: репка только еще начинает уменьшаться, а Дед уже новую на подоконнике сажает!
А со временем Дед начал сажать сразу несколько репок. И, к всеобщему удовольствию, в селе появилась целая сеть кафе под названием «Репка».
Да и само село, по желанию его жителей, вместо «Дедкино» стало называться «Репкино».
Вот такие дела! А все мышка: маленькая, да удаленькая!

«Аленький цветочек» на новый лад.
Часть первая
В некотором царстве, я закрываю очи,
Жил купец богатый, бизнесмен короче.
Был он обеспеченным, все было у него,
Не хватало в доме, счастья одного.
У него жена скончалась – отказали почки,
И остался он один, и три его дочки.
Дочки были скромные, не курили, не бухали,
Не отрывались в клубах, и экстази не жрали.
Бизнесмен собрался за море, в США,
И говорит он дочерям, такие вот слова:
— Уезжаю дочки, оставляю вас одних,
Чтобы к моему приезду, сюрпризов никаких.
Не надо ходить в клубы, не надо в казино,
Хотя они закрыты, у нас уже давно.
Придумайте дочурки, чего вам привезти,
А я уж постараюсь, все за морем найти.
Старшая подумала, и молвит наконец:
— Привези мне папа, золотой венец.
Из камней, из самоцветных, чтоб он весь сверкал,
Чтобы я в нем красовалась, сидя у зеркал.
— Знаю, – говорит папаша, – я еврея одного,
Он такой проныра, достанет хоть чего.
Средняя, из дочек, говорит: “Отец!
Привези мне из-за моря, золотой ларец.
А в ларце том, зеркало, все из хрусталя,
Когда в него смотришься, не стареешь, бля.
Извини меня отец, за грубые слова,
Я себе представила, и кругом голова”.
— Знаю, – говорит папаша, – я еврея одного,
Он такой проныра, достанет хоть чего.
Поклонилась в ноги, младшенькая Настя:
— Папа, мне не нужно многого для счастья.
Не надо мне подарков, как Маше и Наташе,
Мне б цветочек аленький, которого нет краше!
— Знаю, – говорит папаша, – я еврея одного,
Но даже он наверное, не найдет его.
Я постараюсь Настя, цветочек отыскать,
И может, повезет тебе, а может, нет, как знать
На континент другой, плывет отец в Америку,
Давайте и мы тоже, пристанем к тому берегу.
Про Америку сказать, мои познанья скромные,
Слышал, как поет Медяник, что она огромная.
Статуя Свободы, Гранд- Каньон – отпад,
Белый дом, Манхэттен, Ниагарский водопад.
Все, хорош трепаться, мы займемся делом,
И за нашим коммерсантом, двигаемся смело.
Коммерсант наш молодец, время не теряет,
Совершает сделки, контракты заключает.
Мойшу Рабиновича, кое-как нашел,
И к нему в контору, поговорить зашел:
— Мойша Самуилович, выручай родимый,
Мне вот такие вещи, достать необходимо.
— Я буду постараться, ты ж приятель мой,
Но заплатить придется.– ” Да само собой!”
— Ты оставь мне сотовый, я перезвоню!
— Только не звони мне, по десять раз на дню.
Наш герой заранее его благодарит,
— Да не за что пока, – Мойша говорит.
— Ладно, – молвит коммерсант, – буду ждать звонка,
Похожу по ресторанам, оттянусь пока…
Он пошел, переоделся, и пошел в бордель,
И три дня, не появлялся в номер свой, в отель.
В тот же день, под вечер, зазвенел звонок:
— Приходи дружище – сделал все, что мог.
Наш коммерсант на тачку, и со всех ног летит,
— С тебя сто тысяч баксов, – товарищ говорит.–
Да, дорого конечно, я тратился таки…
— Да ладно ты, не парься, держи вот пятаки.–
Он обалдел от зеркала, а так же от венца,–
Ну, Мойша, ну, уважил, спасибо, молодца!
Ну ладно надо ехать, домой, там дочки ждут…
Про аленький цветочек, он вспоминает тут.
Потом, еще два года, мотался по морям,
Но не нашел цветочка, потратил время зря.
Однажды в шторм, их яхта затонула,
Большой волной, ее вверх дном перевернуло.
На шлюпке спасся, только наш герой,
И неизвестно, как вернется он домой.
Доплыл до острова, а он необитаем,
Но все не так, но только мы об этом знаем.
Промокший весь, а спичек нет, как быть не знает,
Но видит вдруг, будто в лесу, огонь мерцает.
И он пошел, через кусты, через завалы,
Но мысль о доме, силы придавала.
И вот он, наконец-то, вышел на дорогу,
Идти полегче, теперь ему немного.
И вскоре вышел коммерсант наш на поляну,
И вот ему мерещится, как-будто спьяну.
Стоит дворец, сверкает весь огнями,
Кругом все в золоте, украшен весь камнями.
И тихо музыка играет не смолкая,
Звучит приятная мелодия такая.
Зашел вовнутрь, а никого там нет,
Он поклонился, соблюдая этикет.
Позвал хозяина: “Эй, кто живой тут есть?
Хотелось бы, хотя б что-нибудь поесть..”
Появился ниоткуда стол, заваленный едой,
И наелся, и напился, слава богу, наш герой.
Он потом поспал немного, сон привиделся про дом,
Видел, дома непорядок, а точнее так – дурдом.
Ладно, все проехали, сказку продолжаем,
А что дома будет, мы потом узнаем.
Нашему герою, имя надо дать,
Как-то неудобно коммерсантом называть.
Как родитель сказки, я ему имя дал,
Русским именем Иван, я его назвал.
После завтрака решил Ваня погулять,
Пенье птиц послушать, ноги поразмять.
Ходит он по саду и на все дивуется,
Разными цветами, деревьями любуется.
Видит на пригорочке, аленького цвета,
Красивейший цветочек, в мире лучше нету.
Запах у него такой – кружится голова,
Вырвались у Вани, такие вот слова:
— Вот цветочек аленький! Для Настеньки моей!
И недолго думая, сорвал его скорей.
Что тут началось друзья, ешь, твою ты мать!
И смогу ли, я не знаю, это описать.
Молния блеснула, и ударил гром,
Началось землетрясенье, снег пошел с дождем,
Появился зверь – не зверь, страшный и мохнатый,
Грозным голосом кричит: “Так сделал на х@я ты?!!
Мой цветок сорвал любимый, мне теперь – конец!
А тебе, мужик за это, сто пудов – пи@дец!”
И в подтвержденье этого, услышал наш “купец”,
Со всех сторон и с неба: “Пи@дец, пи@дец, пи@дец..”
«Аленький цветочек» на новый лад. Часть вторая.
Читатель, я немного стиль сменю, но думаю, меня ты не осудишь,
Я продолжаю дальше сочинять, а ты сидеть, и слушать будешь.
Упал тогда, Иван наш на колени: “Прости! Не знаю, как тебя назвать,
Не погуби прошу, души моей! Позволь ты слово мне последнее сказать.
Есть у меня три дочери красавицы, подарки им просили привезти,
Подарки я купил, а Настеньке, цветочек аленький, никак не мог найти.
Она просила аленький цветочек, которого на свете краше нет,
Не знаю, где она о нем узнала, всего скорее, через интерне…”
— Ого, а Настя у тебя крутая, и по инету может шариться, бродить,
Мужик, а у меня беда такая, я даже Windows не могу установить.
С тобою заключаем мы контракт, и ты домой сейчас же уезжаешь,
Бабла, хоть сколько, но взамен – через неделю Настю присылаешь.
Но надо, чтоб все было от души, ты понимаешь? Доб-ро-воль-но!
Неделю жду, но если, что не так, ты мне поверь, что будет очень больно.
— Ну а каким путем к тебе добраться?
— А это уж проблема не твоя,
Подписывай контракт, если согласен, за остальное отвечаю я.
Он подписал, взамен ему колечко, чудовище дает и говорит,
Тебя кольцо, поверь, в одно мгновенье, по назначению домчит.
Еще, возьми кредитку Альфа банка, снимай, сколь хочешь, и хоть где,
С тобою мы красиво расстаемся, ну а обманешь, уверяю, быть беде.
Возьми с собой цветок, порадуй Настю, ну все, давай, тебе пора,
Надел кольцо, на правый свой мизинец – и он в воротах своего двора.
Поднялся он, а в доме шум и гвалт, от радости девчонки завизжали,
Еще чуть-чуть, до смерти бы зацеловали, и тискали его и обнимали.
— Ну что, да как, рассказывай, давай! Да мы тебя, совсем заждались!
Тебя, два года не было, почти! Мы так все по тебе, истосковались!
И молвил коммерсант, слегка подумав, тогда он дочерям своим:
— Давайте так: сегодня-завтра побухаем, а после, обо всем поговорим.
Наутро он опохмелился, говорит: “Мои дочурки, так вот, мол, и так,
Зачем же я дурак сорвал цветочек, из за него попал в такой косяк!”.
— Отец не парься, – Настя говорит,– и перестань ты так переживать,
Я с аленьким цветочком замутила, и я за это, буду отвечать.
Она пошла в дорогу собираться, ну а чего, зря время-то терять.
Вот только хорошо подумать надо, с собою, что на остров взять.
Возьму-ка ноутбук, и DVD конечно. Цветочек аленький бы не забыть.
И интернет-модем от Мегафона. Айпад последний, так и быть.
Вот нижнее белье я брать не буду, пусть монстр обеспечит всем меня,
— Папаша, сколько дней еще осталось? Все, поняла, еще четыре дня.
И вот прошло уже четыре дня, пришла пора им расставаться,
Все плачут и рыдают, а она, им обещает с острова связаться.
— Да, как ты свяжешься? – ей говорят родные. – Там 100%, с домом связи нет!
Ну, а она сквозь слезы отвечает: “По Skype. У меня ж от Мегафона интернет.”
Отец, не видя ничего, весь сам не свой, на палец дочке перстень надевает,
Мгновенье, не успел никто моргнуть, и наша Настенька, из дома исчезает.
Очнулась во дворце. Вот это да! Куда ни глянь, чего тут только нет!
Богатство, электроника, комфорт, и подключенный безлимитный интернет!
И в сад по

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *