Северные поэты Архангельской области

Вышел в свет седьмой номер альманаха Глагол, издаваемого ассоциацией в поддержку русской культуры (Париж). Главный редактор Елена Кондратьева-Сальгеро. Спасибо ей за публикацию.
В альманахе опубликована моя статья «Поэты русского Севера». Вышла она в сокращенном виде. Слишком большая получилась. Мне немного жаль сокращенной части, поэтому выкладываю статью полностью. Только в один пост она тоже не вмещается, пришлось разделить материал на три части. Первую часть можно посмотреть вот здесь: http://a-g-popov.livejournal.com/1716679.html
ПОЭТЫ РУССКОГО СЕВЕРА. Часть 2
Я пишу на русском языке, коми язык стал забывать уже мой отец, я знаю только несколько слов и расхожих выражений по коми – хорошего в этом мало, но факт есть факт. Русская поэзия на коми земле, как явление относительно общедоступное, а не лагерно-камерное и кухонно-герметичное, возникает в конце 50-х годов двадцатого века.
Первое имя, на которое, на мой взгляд, стоит обратить внимание – Василий Журавлёв-Печорский (1930 – 1980).
Он родился в городе Мезени Архангельской области, но детство и отрочество провел в деревне Коровий ручей Усть-Цилемского района Коми АССР. Это места старообрядцев – здесь говорят по-русски. Здесь Василий Журавлёв-Печорский стал поэтом, стал «лирическим энциклопедистом природы Печорского севера», который исходил вдоль и поперёк. Именно ему, на мой взгляд, принадлежит точный образ судьбы северного поэта – жаворонок.
Соловьи на Севере не водятся –
Заменяют жаворонки их.
И поэтому им каждый год приходится
День и ночь работать за двоих.
Жаворонков любят северяне,
Но твердит народная молва,
Как в безмолвном утреннем тумане
Кровью орошается трава.
Ты, который рвешься в поднебесье,
Может и твоя пришла пора?
…Сердце не выдерживает песни
и бросает птицу в клевера.
Второе знаковое имя для меня народный поэт Республики Коми Надежда Мирошниченко.
В России такое звание дают только в национальных республиках, уникальный случай, что его дали русскому поэту. В середине 80-х, каждый раз вынужден добавлять, что прошлого века, хотя, наверно, это и так понятно, Надежда Мирошниченко организовала литературное объединение «Сыктывкарская мастерская». Из него вышло много настоящих поэтов и прозаиков. Можно сказать, что это было рождение русской литературы в республике.
Стихи Надежды Мирошниченко публикуются во многих российских журналах, их основной темой являются жизнь и переосмысление истории России. Но отметим, что Россия Надежды Мирошниченко – это не только гражданские чувства, города и идеи, но и самые интимные чувства о любви к ближним. Да просто искренние чувства:
Мне говорили: сильная!
А я бывала слабою.
Смеялись люди сытые:
Была бы лишь не бабою.
А бабою бывала я,
Поскольку истерически
Не быть в России бабою —
Не выжить исторически.
В 2014 году завершено издание трехтомного собрания сочинений поэта. Показательный факт, в Кирове встречи из цикла «Живые классики» начались представлением поэзии Надежды Мирошниченко. Как говорит она сама: «Литератор после священника – второй человек, который отвечает за нравственное состояние своего народа. Он также должен подвигнуть людей к спасению душ и своим творчеством служить этому спасению…Вера даёт масштаб мышления. С возвращением к ней для меня открылись планетарные взгляды на Россию и на площади России. Всё главное открывается через Веру».

Виктор Кушманов (1939 – 2004) получил звание народного поэта посмертно, как часто бывает, не успели…
С Виктором Кушмановым я познакомился в 90-х годах, хотя стихи его, конечно, читал и раньше. О достоинствах и недостатках его творчества мы с друзьями спорили. Хорошо, что он этих споров не слышал.
Его называли коми Есениным, хотя он был, конечно, не Есенин, а другой. Лишь внешне был очень похож на знаменитого рязанского пиита. Он родился в посёлке Ниашор Сысольского района Коми АССР, в нем жили спецпоселенцы, виновные, а часто и невиновные, перед советским законом. После смерти матери с 1945 по 1953 год воспитывался в детских домах. С 1973 года – член Союза писателей СССР, с небольшим перерывом, чтобы отсидеть в местах не столь отдаленных, от нас так и совсем близких – рядом. Любил выпить, наверное, от этого и умер. Это обратная сторона его самого искреннего жизненного романтизма.
Расставшись, я оставил рощу Тебе на память. Две реки. Одну весну. Сырую осень Из зыбких шорохов тоски. Оставил: праздников четыре, Два первых снега, ливня два И гроздь заснеженной рябины, Чтоб не болела голова.
Приведу несколько слов о нём его друга журналиста Валерия Туркина:
«Свою последнюю книжку (всего было больше десяти) назвал – «Прости». У друзей сжалось сердце от дурного предчувствия. Слава Богу, прожил ещё три года. Мне подарил её с таким автографом-экспромтом: «Надеялся я и верил, Что толстую книгу издам… Да здравствует Туркин Валерий, От полных краснеющий дам! Может быть, только поэтому Ясная в простоте Понравится эта книга, Склонная к полноте!»
Дмитрий Фролов (1957 – 1995) – воспитанник «Сыктывкарской мастерской» Надежды Мирошниченко.

Родился в селе Тракт Княжпогостского района Коми АССР. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького. Был похож на лесного человека, можно сказать, лешего. У него даже есть такой цикл стихов «Лешие». Мучительно искал истину, на какие только «духовные» собрания не ходил. В последний год жизни держал Великий пост и причащался в Православной церкви. Наш родной Коми край называл «северною вотчиной души».
Жил непросто. Аферисты втянули его в создание финансовой пирамиды, сами вовремя исчезли, а Дмитрий оказался в тюрьме. Закончил жизнь трагически – сорвался с водосточной трубы общежития в Москве, по ней он хотел попасть к любимой женщине. Сейчас некоторые его стихи кажутся пророческими:
Моя любовь над пропастью скользит
по тоненькой и звонкой паутинке,
в случайной толчее пустых обид,
сама с собой в задорном поединке.
Весёлый и смешной эквилибрист,
скользит она, отважна и воздушна,
и солнечная прядь, как жёлтый лист,
топорщится упрямо на макушке.
К ней белые болонки-облака
боками льнут доверчиво и влажно…
Когда любовь настолько высока,
поверьте мне, упасть совсем не страшно!
Анатолий Илларионов (1952 – 2008) родился и всю жизнь прожил на станции Ираёль.

Как он шутил «Все поедут в ИзраЕль, а я поеду в ИраЕль». Работал в Ираельской дистанции пути Сосногорского отделения Северной дороги. Его прозрачными, лёгкими и в то же время глубокими стихами восхищались многие московские поэты, в частности Юрий Кузнецов. Анатолий Илларионов умер от рака. Мне довелось быть составителем его посмертной книги «Прощальный полёт».

Звёздный холод. Ночной небосвод.
Можно с Тютчевым спорить и с Блоком.
Можно верить, что все мы под Богом.
И надеяться: Бог нас спасёт.
Александр Суворов приехал в Республику Коми со станции Бира Дальневосточной железной дороги в Еврейской автономной области, точнее его привезли родители.

Отец, сын репрессированного архангельского священника, отбыл срок по известной 58-й статье и выбрал для места жительства Сыктывкар. Теперь это родина поэта Александра Суворова – навсегда. Последний сборник его стихов «Сокровенная душа», удостоенный, к слову, Премии Правительства Республики Коми в области литературы имени И. А. Куратова, имеет подзаголовок «духовные стихи», в таком жанре порой легко сбиться на назидательность, что противоречит природе поэзии. Но Александр Суворов избегает подобных опасностей. Его талант умеет находить нужную меру – не формально совершенствовать назидательность, а уметь удивляться и стремиться искренно говорить, что творится на душе.
Пустынно в вечной звёздной толкотне,
И лгут астрономические доки.
Я знаю, во вселенской тишине
Никто не слышит нас – мы одиноки.
Никто не слышит нас в бездонной мгле,
Один Господь внимает нашим вскрикам.
Но Он молчит, поскольку на земле
Всё сказано о низком и великом.
Валерий Вьюхин родился в деревне Большой Исток Череповецкого района Вологодской области. Работал бортмехаником в Коми управлении гражданской авиации. Его поэзия неразрывно связана с небом, и в то же время он напряженно размышляет о судьбе России. Куда мы летим?!

Владимир Подлузский родился в селе Рохманово Унечского района Брянской области. В Коми приехал работать журналистом. Постоянно публикуется в ведущих московских журналах, на сайте «Российский писатель». В 2012 году Владимир Подлузский издал роман в стихах «Тарас и Прасковья». За эту книгу он удостоен Национальной литературной премии «Щит и меч Отечества».
Татьяна Канова прекрасно знает коми язык, но пишет стихи на русском – на русском говорит её душа.

Живёт она в селе Кольёль, а работает в учителем математики в селе Межадор. Про город Сыктывкар, а в его лице и про все другие города, она говорит, что он её не покорил – говорит не свысока, обыденно, как человек, у которого много реальных дел по хозяйству, и ему не по душе суета. Как заметил Александр Суворов: «В привычном сельском бытии, а мы все, по корневому происхождению, выходцы из деревни, поэтесса высветила для нас скрытые повороты судьбы и сумела раскрасить и горькие, и яркие её события своими красками». Это было замечено не только российскими изданиями – журналом «Наш современник» и Антологией современной литературы «Наше время», которые публиковали стихи Татьяны Кановой, но и американским альманахом г. Атланты (штат Джорджия) «На любителя».
***
Я в городе, который не люблю
За суету, за непонятный гонор,
За выдающий снисхожденье
говор,
За неуклюжесть сельскую свою,
За узловатость нехолёных рук,
Что так заметна
в модных магазинах,
За умноженье в глянцевых витринах
Невзрачности, усталости и мук.
Я в городе, который мне не мил.
Взаимно, впрочем,

что уж там рядиться:
Смешно мечтать,
что мне он покорится.
Но ведь и он меня
не покорил.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *