Садомазохист

Понятие «садизм» в психологии. Кто склонен быть садистом

Большинство людей живут с мыслью о том, чтобы не обидеть и не причинить боль ближнему своему. Но существует категория людей, категорически отличающаяся от привычного нам гуманизма — это садисты.

Кто же такие люди с садистскими наклонностями? В медицинском словаре понятие «садизм» обозначено как удовлетворение и наслаждение от причинения боли, телесных или душевных страданий другому живому существу.

В свою очередь, садист (садистка) — человек, получающий психологическое и сексуальное наслаждение от причинения боли и унижения другим.

Впервые это понятие ввел в 1886 году Рихард фон Крафт-Эбинг — немецкий психолог. Ученый ссылался на Маркиза де Сада, французского писателя, философа и политика. Именно он зачастую использовал боль и унижения к другим людям, для сексуального удовлетворения, и описывал это в своих книгах. Наиболее известные произведения Маркиза де Сада «Жюстина», «Злоключения добродетели» и прочие.

Причины психического расстройства

Как и большая часть психологических расстройств, корень садизма берет свое начала с глубокого детства. Дети, живущие в атмосфере агрессивных отношений, считают такую модель поведения правильной, и впоследствии переносят ее во взрослую жизнь.

Но наряду с детской психологической проблемой, садизм может возникать по следующим причинам:

  • Психические заболевания и травмы;
  • Всевозможные фобии и страхи (к примеру, быть неоцененным и малозначимым в социуме);
  • Особенности характера, темперамента и психики;
  • Сексуальные особенности и фантазии;

Типы садизма

Психическое отклонение имеет несколько видов:

  1. Психологический;
  2. Физический;
  3. Аутосадизм;
  4. Сексуальный;

Психологическое (моральный садизм) причинение боли — подразумевает причинение морально-психологических мучений и страданий. Заключается он в завышенных требованиях и чрезмерных придирках к человеку который ниже по статусу или рангу. К причинению психологических страданий склонны: учителя, руководители, работники руководящих органов и другие.

Садисты, отдающие предпочтение психологическому виду насилия, делятся на две категории:

  1. «Борцы за правду» — они всегда говорят негативную правду человеку, наблюдая за реакцией и состоянием жертвы.
  2. «Добрый садист» — это «милые» люди, которые получают негативную информацию и под видом сострадания или просто в беседе используют против жертвы, наслаждаясь эмоциональным состоянием жертвы.

Физическое насилие — проявляется в разных формах: избиение, удушье, порка, прижигание. Стоит отметить, что иногда физическое воздействие не имеет степени ограничения и может привести к увечьям, а в редких случаях и смерти. Садисты испытывают сексуальную эйфорию, нанося другим страдания, и впоследствии часто возникает возбуждение лишь при мысли о нем.

Аутосадизм — включает в себя проявление мазохизма и садизма. Человек сам себе причиняет мучения и боль. Но даже, казалось бы, такой безобидный вид насилия в один раз, может перерасти в настоящий физический садизм по отношению к окружающим.

Сексуальный садизм — получение наслаждения и оргазма путем причинения физической или психологической боли. Стоит заметить, что в среднем среди населения, садисток встречается около 2%, а садистов 5%. Прерогативой женщин при сексуальном садизме является причинение психических страданий и унижений, в то время как мужчины больше склонны к физическому воздействию.

Сексуальный садизм делится на несколько типов:

  • Агрессивный (действие) — самый опасный вид сексуального садизма, который может привести к летальному исходу ради сексуального удовлетворения садиста. К этому типу относятся все типы насилия, психологического воздействия и унижения.
  • Воображаемый. Садист (садистка) лишь воображают причинение унижения и физического насилия и не реализуют их.
  • Пассивный (бездействие). Заключается в препятствии сексуального удовлетворения партнера. Доводя жертву до предоргазменного состояния садист (садистка) не доводят дело до конца, и получают удовольствие, наблюдая за мучениями партнера.

Лечение психологического расстройства

Как же избавить садиста от нездоровых склонностей? На сегодняшний день определенного специфического лечения не существует. Но несмотря на это, успешно применяют психотерапию с медикаментозным лечением. В психотерапии наиболее действенное влияние оказывают: гипноз, конгитивная и поведенческая терапия, психоанализ.

В особо тяжких случаях, людей, страдающих этим психическим расстройством, прописывают препараты антиандрогенного типа, которые помогают снизить влечение и притупляют садистские проявления. Лечение может проводиться как амбулаторно, так и в стационаре, что также зависит от степени дисфункции и поведения по отношению к окружающим.

Часто проявления жестокости у садистов скрыты и выявить нарушение достаточно сложно, но лечить его необходимо как, и любой другой вид заболевания. При первых же проявлениях физического или психологического воздействия, в обязательном порядке, необходимо обращаться к специалисту.

А также следует помнить, что лечение будет эффективным только в том случае, если садист сам осознает проблему и захочет от нее избавиться. В противном случае все старания избавить человека от садистских наклонностей будут тщетными.

jaso4ka

Употребленные впервые в качестве психиатрических терминов, понятия садизм и мазохизм, наряду с использованием в клинической практике, получили широкое распространение во многих сферах научного знания.

В свою очередь, параллельно с процессами расширения области применения данных понятий, происходит переоценка их значения и переосмысление отношения к ним, как со стороны клиницистов, так и со стороны общественного сознания. Последнее замечание является наиболее актуальным в свете разворачивающейся в психологическом и психиатрическом сообществе полемики об исключении диагноза “садомазохизм” из диагностических руководств. Как в научном, так и в общественном сознании до сих пор существуют представления о садомазохизме как о психическом или, по крайней мере, нравственном недуге. В то же время, согласно мнению многих западных ученых, отношение к садомазохизму как к психическому или сексуальному расстройству устарело, и психологам пора признать взгляды общества на этот феномен, изменившиеся в сторону понимания и принятия. Таким образом, представляется интересным проследить эволюцию научных представлений о феноменах садизма и мазохизма от момента их первого употребления и до наших дней.

Введение понятий “садизм” и “мазохизм”

Термины “садизм” и “мазохизм” впервые ввёл немецкий психиатр Р. фон Крафт-Эббинг в 1886г. Они были образованы от имен писателей Маркиза де Сада и Л. фон Захера-Мазоха, подробно описавших феномены в своих произведениях. Согласно Р. Крафт-Эббингу: “Садизм есть ощущение полового удовольствия, доходящее до оргазма при виде и при испытывании наказаний и других жестокостей, совершаемых над человеком или даже над животным; садизмом называется также стремление причинять другим живым существам унижение, страдания, даже боли и раны с целью вызвать ощущение сексуального удовольствия” . В свою очередь, мазохизм – это “направленность полового влечения на представления, имеющие своим содержанием подчинение лицу другого пола, и на то, чтобы испытать его насильственные действия по отношению к себе” .

Согласно Р. Крафт-Эббингу, данные формы сексуального взаимодействия являются сексуальными извращениями, так как “извращением — при существующей возможности естественного полового удовлетворения — необходимо считать всякое проявление полового инстинкта, не соответствующее целям природы, т.е. размножению” . Тем не менее, принимая во внимание относительно широкую распространенность садизма и мазохизма наряду с прочими аномалиями сексуального поведения, а также родственность садомазохистских проявлений некоторым чертам принятых отношений между полами, Р. Крафт-Эббинг допускал существование различных форм садизма и мазохизма: “Как одно извращение, так и другое могут при благоприятных условиях существовать наравне с нормальной половой жизнью. Как одно, так и другое выражаются актами, носящими либо подготовительный, предшествующий совокуплению характер, либо заменяющий, заступающий место последнего” .

В распространенном значении садизмом принято считать “ненормальную страсть к жестокостям, мучительству, наслаждение чужими страданиями” , а также “вид полового извращения, при котором для получения удовлетворения необходимо причинить физическую боль партнеру” . Мазохизмом принято считать “получение морального удовлетворения от причинения себе нравственных страданий; самоистязание”, а также “вид полового извращения, при котором для получения удовлетворения необходимо ощущение боли” . В данных словарных определениях хорошо отражена тенденция к употреблению терминов “садизм” и “мазохизм” вне контекста сексуального взаимодействия людей, что значительно расширяет область употребления определяемых понятий.

В психологии такое расширение понятиям садизма и мазохизма давал психоанализ. Например, З. Фрейд называл садизмом или “садизмом в собственном смысле слова” такую сексуальность, которая связана с насилием по отношению к другому человеку. Однако в более широком смысле он иногда называл садизмом насилие, не связанное с сексуальным удовлетворением (влечение к овладению, агрессивность, садомазохизм). Такое понимание термина широко распространилось в психоанализе, хотя З. Фрейд подчёркивал его нестрогость и возможную путаницу между садизмом и агрессивностью . Эта тенденция особенно проявляется в работах М. Кляйн и её последователей . В этих работах садизм отождествляется с агрессией и относится к ситуациям, в которых сексуальный элемент либо внешне отсутствует, либо, по меньшей мере, не осознаётся .

Что касается мазохизма, то З. Фрейд считал, что в боли есть некоторое удовольствие, а потому незначительная доля мазохизма присуща каждой психологической структуре. Кроме того, подчеркивалась свойственная женской природе пассивность и зависимость, выражающаяся в мазохистском поведении. Однако, за исключением случаев мазохистских перверсий, либо поиск страдания, либо удовольствие, либо то и другое бессознательны . Такой вид мазохизма З. Фрейд определял понятием “эрогенный”. Оно обозначает сексуальную девиацию мазохистской направленности, основным условием которой является связь между сексуальным удовлетворением и болью . Наряду с эрогенным мазохизмом З. Фрейд также выделял “женский” и “моральный” мазохизм , не связанные напрямую с сексуальным компонентом.

В продолжение точки зрения Р.фон Крафт-Эббинга и З. Фрейда, современная сексология рассматривает садистские и мазохистские черты, проявляющиеся до определенного предела, как элементы гиперролевого поведения. По мнению сексологов, в нормальном половом акте достаточно четко выступают определенные элементы садизма у мужчин и мазохизма у женщин, в связи с чем гиперролевое поведение обычно воспринимается как естественная мужественность или женственность и особого внимания сексопатологов не привлекает.

В случаях, когда садистские или мазохистские тенденции выходят за пределы нормального поведения, они считаются патологическим гипермаскулинным или гиперфеминным поведением и определяются как расстройства .

Таким образом, определяющим фактором отнесения садистских либо мазохистских элементов поведения к психическим расстройствам является переход ими границы “нормального поведения”. Известно, что граница “нормальности” в поведении, помыслах и побуждениях человека определяется при использовании большого количества инструментариев. В клиническом применении роль таких инструментариев выполняют диагностические руководства.

Оценка садизма и мазохизма в диагностических руководствах

Важным этапом в развитии научных взглядов на природу сексуального садизма и мазохизма стало упразднение в диагностических руководствах таких терминов, как “извращение” и “болезнь” в отношении данных феноменов. В диагностическом руководстве МКБ-10 заменой слова “болезнь” стало “расстройство”, а в DSM-IV – “парафилия”. Все эти изменения были приняты с целью избежать определения сексуальных девиаций как психиатрических или сексологических расстройств, подчеркивая существование “клинически распознаваемого набора симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев связаны с дистрессом или нарушением функций и всегда проявляются на индивидуальном уровне и часто – на групповом или социальном (но не только на последних)” .

Одной из попыток проведения разграничения между различными формами выраженности сексуальных девиаций стало введение в DSM-III-R критериев тяжести для парафилий. Так, выделялась легкая степень, при которой “личность испытывает выраженный дистресс от периодических парафильных побуждений, однако никогда не реализует их”; средняя: “личность изредка реализует парафильные побуждения”; тяжелая: “личность реализует парафильные побуждения с периодическим постоянством” .

В версии DSM-IV выделение степеней тяжести более не проводилось, но предлагались два критерия, общие для всех парафилий:
“А. существование на протяжении не менее 6 месяцев периодически повторяющихся, интенсивных, сексуально возбуждающих фантазий, сексуальных побуждений или поведения.

Б. фантазии, сексуальные побуждения или поведение вызывает клинически значимый дистресс либо нарушение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.” .

В последующей редакции диагностического руководства, DSM-IV-TR, при формулировке определения диагноза “садизм” учитывались случаи садистических проявлений по взаимному согласию партнеров, поэтому окончательная версия определения предлагает считать садистом человека, который действует в соответствии с этими побуждениями по отношению к несогласному на такие действия лицу, либо данные побуждения, сексуальные фантазии или действия вызывают у личности значимый дистресс или сложности в межличностном общении .

В принятой международной классификации болезней МКБ-10 выделяются сходные диагностические критерии:
“G1. Индивидууму свойственны периодически возникающие интенсивные сексуальные влечения и фантазии, включающие необычные предметы или поступки.
G2. Индивидуум или поступает в соответствии с этими влечениями, или испытывает значительный дистресс из-за них.
G3. Это предпочтение наблюдается минимум 6 месяцев” .

Таким образом, наиболее существенным признаком для диагностики парафилий является существование выраженного дистресса для индивида, подверженного “периодически возникающим интенсивным сексуальным влечениям и фантазиям, включающим необычные предметы или поступки”. В то же время, если в DSM-IV подчеркивается необходимость наличия дистресса или нарушений функционирования в одной из важных для индивида областей жизнедеятельности, то в МКБ-10 для диагностики парафилии достаточно одного из альтернативных вариантов – действия в соответствии с побуждениями, или, в случае бездействия, наличия значимого дистресса.

Таким образом, в диагностические рамки парафилий руководства МКБ-10 попадает значительно большее количество случаев, чем при использовании критериев DSM-IV, ими являются индивиды, не испытывающие дистресс от своих необычных сексуальных побуждений, но действующие в соответствии с ними. В то же время, согласно критериям DSM-IV и МКБ-10, парафилиями не считаются “мысленные” или “символические” формы садизма и мазохизма, не вызывающие у индивида значительного дистресса и не находящие отражения в поведении.

При диагностике парафилий возникают также определенные сложности, связанные с тем, что в последние десятилетия, по прошествии так называемой “сексуальной революции”, к исследователям садомазохизма поступает все больше информации о его широкой распространенности среди обычных, в остальном психически и сексуально нормальных людей. По различным данным, распространенность садомазохизма в западном обществе оценивается в промежутке от 2% до 25% , причем, эти случаи представляют, в основном, люди, ни разу не попадавшие на прием к психиатру или сексологу по вопросам “необычного” сексуального поведения .

В сексологии для обозначения таких вариантов отклонения сексуальных предпочтений приняты термины “парафилические тенденции” – то есть, “деформирующие либидо установки, проявляющиеся в мечтах и фантазиях, но по тем или иным причинам не реализуемые”, а также “парафилические элементы” – то есть, “легкие девиации полового влечения, свойственные нормальной сексуальности, играющие роль дополнительных, второстепенных аксессуаров и не являющиеся патологией” . Западные ученые, в свою очередь, выделяют 1) “малый садизм”, присущий нормальной сексуальной жизни, в который входят: ментальный садизм (проявляющийся в воображении), визуальный садизм (проявляющийся в пассивном наблюдении) и символический садизм (проявляющийся в психологическом подавлении и унижении других); и 2) “генуинный садизм”, проявляющийся в непосредственном причинении боли другому человеку с целью получения удовольствия или удовлетворения .

Садизм и мазохизм как личностные расстройства

Высказанное в психоанализе мнение о необязательной взаимосвязи садистических проявлений с сексуальным компонентом находит отражение в изучении феномена “садистического расстройства личности”, которое было включено впервые в диагностическое руководство DSM-III-R, однако не вошло в окончательный вариант DSM-IV. Диагноз “садистическое расстройство личности” ставится в тех случаях, когда удовольствие, получаемое агрессором от садистических действий над жертвой, не обязательно связано с сексуальным компонентом. Исследования садистического расстройства личности проводятся не только в судебно-психиатрической практике , но и при классификации и уточнении существующих типов нарушений личности . В свою очередь, отдельные черты несексуального мазохизма, то есть, в широком смысле, получения несексуального удовлетворения от страданий отражаются в DSM-III-R в таких диагнозах, как “садомазохистская личность” и “личностные расстройства с самопоражением”.

Рассмотрение садизма и мазохизма в рамках некоторых форм нарушений личности не является случайным. До недавнего времени парафилии считались лишь сопутствующими синдромами в составе психопатий и некоторых других психических расстройств. В отечественной сексологии существовали, например, такие объяснения природы парафилий: “Все формы сексуальных перверзий не являются болезнями в нозологическом смысле, а лишь синдромами, наблюдающимися при различных душевных заболеваниях” .

В то же время, в начальных версиях DSM (от англ. “Diagnostical and Statistical Manual of Mental Disorders” – Диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям) садизм и мазохизм также не сразу стали рассматриваться как отдельные расстройства. Так, в DSM-I (1952) они, среди прочих отклонений сексуального поведения, относились к разделу “социопатическое расстройство личности”, в DSM-II (1968) – к разделу “расстройства личности и некоторые другие непсихотические психические расстройства”. В DSM-III (1980) впервые был введен термин “парафилии”, и с тех пор, в последующих версиях DSM, расстройства сексуального поведения стали рассматриваться отдельно, в разделе “сексуальные расстройства” .

В современной отечественной психиатрии также можно встретить отношение к парафилиям как к сопутствующему психопатиям синдрому . Однако всё большее количество авторов обращает внимание на самостоятельность и независимость данных девиаций в ряду прочих психических расстройств. В частности, Б.В. Шостакович, А.А. Ткаченко считают, что “аномальное сексуальное поведение является самостоятельным видом патологии. Существование собственных закономерностей формирования и развития – одна из отличительных особенностей перверсий” .

Садизм и мазохизм: половые извращения или своеобразие сексуальных предпочтений?

Как показал обзор эволюции психиатрических и сексологических взглядов на феномены садизма и мазохизма, начатое в психоанализе разделение форм садизма и мазохизма на “эрогенные” (“сексуальные”) и “моральные” нашло свое отражение в психиатрии. Это привело к отделению в диагностических руководствах сексуального садизма и мазохизма от их несексуальных проявлений, попадающих в разряд личностных расстройств. Проведенное в психологии разделение, найдя свое подкрепление в психиатрии, отразилось в широком распространении употребления понятий для описания различных жизненных ситуаций вне психоаналитического контекста при сохранении самих терминов неизмененными.

Единственным, что на данный момент отличает употребление понятия “эрогенный” садизм или мазохизм от понятия “моральный”, является добавление определения “сексуальный”, которое зачастую опускается, как в научной речи, так и в обыденной. Следствием такого унифицированного применения терминов является возникающее в последние десятилетия смещение понятий и, как следствие, серьезные противоречия между “защитниками” и “противниками” распространения садизма и мазохизма в обществе. В то время как первые под садизмом подразумевают сексуальные игры между любящими партнерами, вторые употребляют термин садизм в отношении преступников, совершающих преступления на сексуальной почве. Более того, нередко встречаются случаи, когда авторами, без должных научных оснований, “легкие” формы садомазохизма рассматриваются как начальные стадии садизма, приводящего к человекоубийству, что выливается в “крестовые походы” против любых проявлений нетрадиционных форм сексуальных отношений .

Учитывая высокую степень распространенности садомазохизма, а также относительную редкость случаев, при которых соблюдаются диагностические критерии, принятые для парафилий, в Американской психиатрической ассоциации в последнее время ведутся горячие споры об исключении диагнозов садизм и мазохизм из диагностического руководства DSM. По мнению некоторых ученых, отнесение садомазохизма к разряду психических расстройств является таким же пережитком прошлого, как стигматизация гомосексуалистов или запрет мастурбации .

Как можно заметить, при аргументации в пользу исключения диагнозов садизм и мазохизм из диагностических руководств, речь идет о тех случаях, когда они проявляются при взаимном согласии партнеров и не приводят к опасности для жизни или причинению серьезного вреда здоровью одного из них. Вместе с тем, авторами совершенно не учитываются случаи, когда садизм, то есть, сексуальное удовольствие от причинения другому страданий или боли, приводит к совершению сексуальных преступлений, в том числе, убийств на сексуальной почве. Таким образом, наблюдается ситуация, прямо противоположная описанной нами ранее – садизм и мазохизм, в различных формах проявления, предлагается вообще не считать психическими отклонениями.

Возможно, для прояснения данных противоречий и в целях избежания крайностей при определении диагнозов садизма и мазохизма, следует руководствоваться разработанными и принятыми в клинических кругах критериями сексуальной нормы. Так, для признания нормальными партнерских сексуальных отношений, по мнению Гамбургского сексологического института, необходимо соблюдение следующих критериев: 1) различие пола; 2) зрелость; 3) взаимное согласие; 4) стремление к достижению обоюдного согласия; 5) отсутствие ущерба здоровью; 6) отсутствие ущерба другим людям . Позднее было введено понятие об индивидуальной норме (Godlewski, 1977), согласно которому нормальными должны считаться такие виды сексуального поведения, которые “1) по непреднамеренным причинам не исключают и не ограничивают возможность осуществления генитально-генитальных сношений, которые могли бы привести к оплодотворению; 2) не характеризуются стойкой тенденцией к избеганию половых сношений” .

Несомненно, патологические формы проявления садомазохизма, влекущие за собой причинение серьезного вреда здоровью или опасность для жизни самого индивида или его окружающих, согласно этим критериям, не могут считаться нормой сексуальных отношений. Если из диагностических руководств, среди прочих, будут исключены и такие формы проявления садистского и мазохистского влечения, это может серьезно затормозить как процесс научного изучения данных расстройств, так и меры по их профилактике и лечению.

В то же время, в научной литературе все чаще появляются сообщения о набирающих в обществе силу тенденциях поиска новых практик и способов сексуального взаимодействия между партнерами, в числе которых называются садомазохистские отношения по взаимному согласию. В случаях, когда сексуальное общение психически здоровых людей содержит в себе элементы садомазохизма, признание таких отношений отклоняющимися от нормы может, напротив, привести к усложнению налаживания близкого интимного общения между партнерами и, как следствие, привести к расстройству таких отношений вообще.

Определяемые общественным мнением и нередко формулируемые под его воздействием, психодиагностические руководства, в свою очередь, оказывают влияние на общественные взгляды в отношении многих психических феноменов. Таким образом, от того, как в психодиагностических руководствах будут определяться феномены садизма и мазохизма, будет зависеть отношение к ним как со стороны клиницистов, так и со стороны общества. Неудивительно, что вынесение окончательного психиатрического вердикта в отношении всего богатства форм проявления садомазохизма в человеческой природе вызывает множество дискуссий в научных кругах. В данных условиях наиболее желательной со стороны исследователей и терапевтов является позиция индивидуализированного и дифференцированного подхода к случаям проявлений садомазохизма.

Психологический портрет садиста

Статья о тех, кто пренебрегает нормами общества и морали. О людях без совести и сострадания. О том, что заставляет их играть на чувствах близких людей, и что они от этого получают. Вы узнаете, что скрывается за маской негодяя, как вовремя его распознать и не позволить ему разрушить свою жизнь.

Садизм — это наслаждение от причинения мук другим людям. Появление этого термина связано с именем французского писателя маркиза де Сада, описавшего в своих произведениях собственную патологию. В научный обиход это понятие было введено Крафтом-Эбингом в 1886 году в работе «Половая психопатия».

Классический садист в образе жестокого, кровожадного мучителя — явление достаточно редкое. И распознать его не сложно. Здесь вариант действий может быть только один: увидели — бегите. Сложность заключается в том, что гораздо чаще деструктивные влечения данного персонажа проявляются в замаскированном виде. Внешне он выгладит вполне нормальным человеком, с которым на первый взгляд вполне возможно построить взаимоотношения. Он может показаться более ярким и интересным, чем другие. Ведь за благопристойным фасадом скрывается хищная натура, а пронзительный взгляд волка завораживает жертву. В ряде случаев он даже вызывает сочувствие, выглядит эдаким непризнанным гением. Но при более близком взаимодействии этот человек способен полностью разрушить и вашу налаженную жизнь и вашу личность в целом. Потому учимся определять, кто есть кто, вовремя.

Признаки скрытого садизма:

  • навязывание собственных представлений о том, как правильно жить и лишение партнёра свободы выбора;
  • стремление изолировать партнёра от его сложившегося круга общения — это проявление садистского чувства собственничества;
  • эмоциональное давление на жертву, в форме постоянных придирок, оскорблений, унижений — это приводит к снижению самооценки избранника, делает его зависимым от своего мучителя, усиливает депрессивные тенденции;
  • демонстрация собственной беспомощности с целью добиться любви и преданности — это ещё одна форма психологического насилия, которая требует от партнёра отказаться от собственных чувств и желаний ради спокойствия объекта любви:

Очень часто скрытый садизм не распознается даже спустя несколько лет совместной жизни — в этом его основная опасность. Жертва может придти в себя только тогда, когда она уже находится в тотальной зависимости от мучителя, её самооценка полностью растоптана, а социальные связи, в которых можно было найти поддержку, разорваны.

Главная цель садиста — порабощение другого, а в особенности партнёра. Который должен полностью отказаться от своих чувств, желаний и инициатив. Это легко проверить, проявив любую попытку самостоятельности и независимости.

Для садиста крайне важна власть над партнёром. Она для него более приоритетна, чем собственная жизнь. Для её сохранения он может бесконечно убеждать избранника в его личной никчёмности, уверять в том, что никто больше не сделает для него никудышного столько «хорошего», и обещать, что совсем скоро наступят лучшие времена.

Почувствовав, что партнёр уже впал в зависимость от него, садист может угрожать разрывам отношений за любое отступление от установленных им правил.

Любимая игра садиста — это игра на эмоциях избранника. Он точно знает, когда нужно проявить участие, а когда равнодушие и холодность. При этом он остаётся безразличен к истинным чувствам партнёра.

Садист испытывает внутренний триумф от эксплуатации партнёра. Избранник должен подчиняться требованиям эксплуататора, какими бы высокими и причудливыми они не были. Если по какой-то причине он не способен их выполнить, то садист непременно заставит его испытать мучительное чувство вины.

Собственная эмоциональная жизнь садиста пуста. Для её наполнения он использует внутренние ресурсы избранника, постепенно истощая его.

Чужая радость мучительна для садиста, потому он стремится её уничтожить. Интуитивно он безошибочно определяет слабые места других и давит именно на них.

Садист активно использует психологический механизм проекции. Он выносит свой негатив во вне и безжалостно критикует окружающих. Испортив настроение другому, он тут же обвинит его в эмоциональной нестабильности.

Ответная агрессия способна вызвать у садиста безумную ярость.

Истоки садистских наклонностей

В истории садиста всегда присутствует болезненное переживание бесполезности и никчёмности собственной жизни. Именно оно заставляет его ненавидеть жизнь и всё хорошее в ней.

При этом внутри своей личности садист имеет идеальный и безупречный образ личности. Но он давно отчаялся ему соответствовать и принял решение стать настолько плохим, насколько это возможно. В этом проявляется безрассудство человека, который уже всё потерял. Он защищается чрезмерным чувством собственного достоинства от отвращения к себе.

Для поддержания положительного образа себя он выносит самопрезрение во вне и даёт себе право на унижение окружающих. Чем больше он заставляет их страдать, тем меньше чувствует собственное презрение к себе. Вступая в борьбу против всех, он лишь стремится сохранить себя.

Садист возлагает на партнёра невыполнимую задачу — соответствовать его внутреннему идеальному образу. Это даёт ему возможность перенаправить на избранника ту ярость, которая ранее предназначалась собственной личности. Безжалостные требования он маскирует под интерес к развитию партнёра.

Почему садист ненавидит окружающих

В силу внутренних причин садист никогда не сможет стать счастливым и свободным. Потому его так сильно раздражает чужая радость. Страдания других людей смягчают его собственные. Он не осознаёт, что причина постоянной неудовлетворённости находится в нём самом.

Проецируя презрение к себе во внешний мир, садист действительно чувствует, что это его обидели. Этот механизм лишает его возможности испытывать жалость и симпатию. В унижении других он находит свой ложный, но смысл жизни. Питаясь чужими эмоциями, он уменьшает чувство внутренней пустоты. Уничтожая чужие надежды, он борется с собственным чувством безысходности.

Зачем садисту такие сильные эмоциональные встряски

Садист постоянно нуждается в переживании очень сильного возбуждения, которое нормальному человеку ни к чему. Это обусловлено тем, что он сам эмоционально мёртв. Сильная встряска для него единственный способ почувствовать себя живым.

Моральный Садист — Кто Это в Психологии?

Кто такой моральный садист в психологии? Описание, признаки и черты характера. Как себя вести при общении с моральным садистом.

Нередко многие сталкиваются с неприятными и заносчивыми личностями, которые за милой улыбкой или нескрываемой гримасой скрывают массу гнева, стараются уколоть словом, делом.
Моральный садист – это кто? Вопрос актуален в современном обществе и именно о нем мы и поговорим далее… Моральный Садист — Кто Это в Психологии?

Садист — это человек, неравнодушный к страданиям людей.

Евгений Витальевич Антонюк

  • Только интроверты могут увидеть эти скрытые изображения, благодаря их уникальной наблюдательности
  • Интроверт — кто это? Вся правда об интровертах
  • «Пятна Роршаха» или тест для психопатов
  • Кого вы видите в первую очередь? Ваш ответ покажет вашу индивидуальность!
  • Психология цвета: Как каждый цвет характеризует личность

Моральный садист — кто это?

Моральный садист – это человек, склонный к психологическому унижению и насилию, получающий от этого внутреннее удовлетворение.
Он намеренно совершает действия, которые доставляют другим страдание, без применения силы, получая в итоге собственное удовольствие.

Какие предпосылки формируют у человека наклонности морального садиста?

  • Нередко представленная наклонность формируется у детей в ранние годы при отсутствии должного внимания со стороны родителей, преобладающего в окружении насилия и оскорбления.
  • Перенесенное оскорбление, эмоционального, физического направления, нередко более сурового, нежели заслужил сам ребенок.
  • Первопричиной может быть психическое отклонение одного из родителей, которое может «перенимать» ребенок. Сюда можно отнести наркотическая или алкогольная зависимость родителей.

Сюда можно отнести и эмоциональную неуравновешенность родителей, которые в своем сочетании и формируют негативные предпосылки для развития отклонений. Эти пункты, по отдельности, в сочетании приводят к формированию негативного устоя психики.

Отличительные черты характера

Классический образ садиста в виде кровожадного, агрессивного и жесткого человека – это редкое явление, распознать которого не так уж и сложно. И выход один – бежать. Гораздо чаще в социуме «представлены» именно скрытые моральные садисты, проявляющие свое поведение и наклонности в замаскированном виде.
Внешне они вполне нормальные, с ними легко общаться. При близком рассмотрении и общении проявляется его хищная натура, замаскированная под добро улыбкой, либо вовсе не скрываемая. Как можно определить психологический тип садизма?
На это указывают такие признаки и характерные черты садиста:

  • регулярные упреки и оскорбления в адрес жертвы, необоснованная критика и принуждение к определенным действиям;
  • сама жертва всегда подчинена решению садиста и это придает последнему уверенности в своей правоте;
  • после общения с моральным садистом – возникает ощущение чувство унижения, подавленность состояния, слезы и тревоги.

Важно!
Главная цель каждого морального садиста – унижение и подчинение жертвы, выражая так собственное достоинство. При сопротивлении со стороны более сильной личности – моральный садист будет переходить в статус жертвы.

Как распознать садиста?

Важно помнить – моральных садистов условно можно поделить на две группы, скрытых и открытых. У каждого есть отличительные черты. Так, например, скрытый тип садистов встречается в социуме чаще всего, поскольку они успешно скрывают свои наклонности.
Им присущи определенные признаки:

  • явное презрение к окружающим людям, знакомым, незнакомым – в большинстве своем это приобретает скрытую форму;
  • даже маленькая мелочь может вызвать у морального садиста обиду и проявление открытого оскорбления, нехарактерного для данных особ;
  • они восхищены другими, более сильными и яркими садистами, мечтают достичь их уровня.

Если говорить об открытого типа моральных садистах – свои эмоции они проявляют в социуме открыто, это норма поведения для них.
К их характерным отрицательным чертам стоит отнести такие, как:

  • Они постоянно воспитывают партнера, знакомого, детей и соседей, не с позиции похвалы, а критики и упреков, подавлении собственного мнения, инициативы.
  • Также моральные садисты всегда будут манипулировать и играть чувствами партнера. Но такое поведение дозволено самому садисту — на других не распространено.
  • Использование всех людей из своего окружения, но садисту угодить нереально – вместо похвалы партнер будет получать критику, унижение.
  • Всегда разрушает планы, надежды партнера, радость партнера вызывает раздражение, мрачный вид, ставится запрет на получение удовольствия извне.
  • Постоянное унижение потенциальной жертвы приносит массу удовлетворения, садист приписывает другим несуществующие отрицательные черты.
  • Садисты могут закатывать скандалы на ровном месте, гнев будет постоянно присутствовать в общении.
  • Мстительность – важная черта характера морального садиста, регулярный контроль поступков и слов, решений партнера.

Важно!
Моральных садистов можно встретить как среди женщин и мужчин в равной степени. Разграничение по половой принадлежности психологи не проводят.

Как себя вести, как общаться с садистом?

Можно выделить несколько методов общения с моральным садистом:

  1. Отстранение. Когда моральный садист негативно влияет на собеседника, давит своим авторитетом – стоит отстраниться, визуализировать перед глазами защитный экран. Стоит отметить – выплескиваемый садистом гнев вас не касается. Это проявление внутреннего характера садиста.
  2. Разглядывание. Негатив на практике больше всего влияет именно на слух, потому важно при общении с моральным садистом – не концентрировать внимание на слове. Сосредоточьте зрение на определенном объекте – рассмотрите его детали, либо вспомните, как выглядит картина, дом, авто или украшение. Главное делать это в полном молчании.
  3. Методика визуализации. Беспокоящий вопрос или ситуация внутренне проигрывается на внутреннем, воображаемом мониторе. Саму ситуацию можно наблюдать со стороны, внутренне подавив гнев постороннего человека, представив себя, например, в роли пожарника, спасателя. Можно воспринимать картинку со стороны как фильм – придумайте ему сюжет, название, окончание.

Отдельно стоит уделить внимание методике визуализации, выделив такие вариации на тему:

  • Можно уменьшить в размере морального садиста, представив его в смешном виде, нарядив в костюм клоуна, гнома или иного персонажа сказок.
  • Представьте негатив как поток энергии – пропустите темные потоки сквозь свои руки и направьте на морального садиста.
  • Внутренне проанализируйте ситуацию, придумав окончательный вариант ее решения.

В вопросе реальной опасности – морального садиста условно можно поделить на три группы, учитывая угрозу психологического/физического насилия.

  1. Внешне нормальные психически люди, без видимых, ярких отклонений в поведении.
  2. Внешне нормальные психически люди, находящиеся в состоянии алко или нарко опьянения.
  3. Пациенты, имеющие яркие отклонения в психике.

Первую группу – можно условно назвать спокойными, не представляющими определенной угрозы, на вторую и третью группу – стоит сосредоточить пристальное внимание. В каждом конкретно взятом случае важно проявить анализ ситуации, выбрав правильное решение и модель поведения.

Помните!
Не стоит выяснять уровень интеллекта, чувства юмора у невоспитанного хама, либо выяснять отношения с начальником – садистом.

Говоря о второй и третьей группе – это скорее компетенция медиков.
Несколько советов напоследок:

  • Надо понимать – моральный (эмоциональный) садист не всегда способен мыслить рационально, особенно, если корни его проблемы сокрыты в далеком прошлом. На данный момент убедить его в иррациональности поведения, неверности поступка – пустая трата времени, сил.
  • Важно обозначить себе – безумие и негативное поведение не касается лично вас. Стоит мирно вести беседу, не реагировать на возможные провокации и выпады гнева.
  • Можно показать собеседнику – вы союзник, не представляющий опасности, никак не враг. Можно спокойно поговорить, дав возможность выпустить гневный пар, даже извиниться.

БДСМ как творчество: от Мариенгофа до Кавани, от Мазоха к Игги Попу

О маркизах, Венерах и цвете боли

Маркиза де Сада мотало между двумя ролями: учителя нравственности и апологета безнравственности. Наследник философов-моралистов французской школы, злой брат-близнец Шодерло де Лакло, он писал толстые книжки, наполненные отвратительными вещами, которые здорово могут затронуть неподготовленного человека. Но стоит немного подготовиться, как вылезают белые нитки, которыми сшиты описанные маркизом ужасы, и сразу становится легче.

Во-первых, де Сад часто обращается к читателям, и это выбрасывает из его кошмаров, заставляя отстраняться от текста.

Во-вторых, он с детской непосредственностью любит подчеркнуть сам факт безобразия: «Ах, дорогой читатель, до чего подл был этот поступок, и как страдала несчастная мать!» Дорогой читатель XXI века, циничный и все повидавший, на такое реагирует снисходительным похлопыванием автора по плечу. Большинство ужасов де Сада кренит в сторону фантасмагории и воспаленного бреда, а чем они абсурднее, тем меньше трогают воображение.

И наконец, свинцовые мерзости, если продраться через однообразный шок-контент, всегда представляют у де Сада критику правящих классов.

Де Сад — порнограф, но это порнография с месседжем из будущего. Недаром два века спустя «120 дней Содома» превратились в исполнении коммуниста Пазолини в антитоталитарный и антибуржуазный манифест.

Писатель, чья фамилия вслед за де Садом удостоилась чести дать название сексуальной девиации, плевать хотел на угнетение трудящихся. Леопольд фон Захер-Мазох, напротив, упивается аристократической изысканностью своих губительниц душ. Непривилегированные женщины не могут позволить себе мехов, а его влекут именно меха, особенно кацавейки и душегрейки, без которых ни одна самая суровая Госпожа не мила.

Показательный уход модернистов от политики и пресыщенность прекрасной эпохи взрастили на сладко гниющей почве fin de siècle это болезненное растение. Витиеват его слог, смутны его идеи.

Северин из «Венеры в мехах» сам не знает, как лучше поступать с женщиной, то ли пороть ее, предваряя плетку Ницше, то ли отдаваться на порку. Решает отдаться, проведя заодно для читателя краткий курс поп-психологии, поп-истории и поп-культуры: тетка в детстве меня хлестала, графиня меня дарила поцелуем, Лукреция Борджа, мадам Помпадур, кардинал Ришелье, Гоголь, греки, Магомет.

При всей утомительной утонченности Захер-Мазоха о подобном просвещении в современной литературе можно только мечтать.

БДСМ не везет. Его используют авторы пошлейших эротических романов с названиями вроде «Капкан для нежной девочки». Выходят серии о цветах боли: «Цвет боли: Бархат», «Цвет боли: Шелк», «Цвет боли: Ситчек в розовый горошек».

Какая-то ушлая дама, объединившись с Оскаром Уайльдом, не спросив последнего, настрочила книжку о пятидесяти оттенках Дориана Грея. Произведений о тонкостях БДСМ, не вызывающих инстинктивного отвращения (не того рода, что у де Сада), можно пересчитать по пальцам.

Лидия Зиновьева-Аннибал, жена поэта-символиста Вячеслава Иванова и хозяйка салона «Друзья Гафиза», где собиралась на интеллектуальные и сексуальные оргии половина авторов Серебряного века, написала повесть о лесбийской любви «Тридцать три урода». В ней динамика отношений между юной девой и зрелой актрисой выстраивается по канонам доминирования-подчинения:

«Вера странная. Но я ей покорилась бы во всем. Покоряюсь…»

Богомольное преклонение, экстатический восторг от принадлежности предмету страсти, желание услужить и даже унизиться в своем служении нередко встречаются у имажинистов и символистов, например у Анатолия Мариенгофа в «Циниках», который Бродский называл лучшим русским романом.

В романе «Пианистка» Эльфриды Елинек, написанном в 1983 году в пору ее увлечения радикальным феминизмом, садомазохизм всех сортов — это способ взаимоотношений персонажей друг с другом и неприветливым миром. Мать героини сыплет приказами, сама Эрика отрывается за века патриархата на влюбленном ученике, вся планета — арена софт- и хард-порно с участием «когтящих друг друга людей».

Любопытно, что внутри романа писательница посмеивается над поверхностным изображением людей в «эстетически претенциозных фильмах», каким и стала экранизация «Пианистки», поставленная в 2001 году режиссером-человеконенавистником Махаэлем Ханеке, обкромсавшим феминизм Елинек со всех сторон и заострившим внимание на самоистязаниях.

Тридцать романов о планете Гор фантаста Джона Нормана существуют словно в противовес Елинек и всему мировому феминизму: в его подробно прописанной вселенной мужчины безоговорочно доминируют над женщинами.

В 80-х годах активистки объявили порнофантастику Нормана влажными и грязными мужскими мечтами и добились того, чтобы он на десять лет попал в черный список издательств. Сейчас благодаря интернету Гор вернулся и обзавелся преданными поклонниками нового поколения, у них даже есть своя ММОРПГ, благо автор прописал незатейливые диалоги, которые могут для этого пригодиться:

«Теперь, Тарл Кабот, я твоя рабыня и должна выполнять все твои желания».

«История О» Полин Реаж, опубликованная в 1954 году, скрупулезно исследует психологию сабмиссива и роняет женщину куда ниже, чем Норман: с фэнтезийной вселенной, где действуют определенные законы, взятки гладки; Реаж просто с полпинка отправляет свою героиню в рабство, нарушая при этом ключевой принцип БДСМ — добровольность, но роман избавлен от феминистских нападок из-за статуса пыльной классики (и того, что его никто не читал).

Вообще писатели склонны забивать на добровольность и предпочитают либо напустить мистического тумана, либо попросту ничего не объяснять и греметь кандалами с первых абзацев. Примерно так происходит в «Бессмертном» Кэтрин М. Валенте, экзотичной сказке для взрослых, опубликованной в 2011 году.

Это, без дураков, отличное фэнтези по мотивам славянского фольклора, с Марьей Моревной, Кощеем Бессмертным, говорящими чайниками, послереволюционным Петроградом и серьезными наработками по части собственной мифологии. Не обошлось без пытки баней и порки березовым веником, но ради всего остального их можно потерпеть.

Наконец, существует единственный современный русскоязычный роман о БДСМ, написанный с учетом правил БДСМ, исключительно о БДСМ и прилагающейся к этому почти детективной истории. Это редчайший случай исследования феномена сабспейса — трансового состояния в БДСМ-практике.

Избавленный от стилистических завитушек и слюнявых придыханий, почти полностью состоящий из диалогов, роман «Маркиз и Жюстина» Олега Волховского — наполовину репортаж, наполовину — пособие по использованию игл и флагелляции. Особенно хорошо идет после «Пятидесяти оттенков» с их неловко-мучительным языком прилежной семиклассницы: «Боже правый, у него эрекция… мы же стоим посреди поля!» Впрочем, после эрекции в чистом поле что угодно покажется избавлением от мук.

О жертвах, палачах и насекомых

Литературный БДСМ хромает на обе ноги и держится всего на паре подпорок (будем честны, де Сад пишет ничуть не лучше нынешних авторов каких-нибудь «Обителей порока»). То ли дело Тема в кино.

Луис Бунюэль благословил в 1967 году режиссеров на садомазохистские игры своей «Дневной красавицей», где скучающая домохозяйка предается фантазиям об унижении. Экранизацию «Истории О» (1975), поставленную режиссером «Эммануэли» Жюстом Жэкином вряд ли можно назвать зрелищем для самых умных, несмотря на участие Удо Кира, который своим сложным лицом всегда как бы символизирует европейский интеллектуализм. Но с другой стороны, сценарий совместно с автором романа писал Себастьен Жапризо, актриса Коринн Клери в главной роли честно старается играть жертвенную силу любви (вот бы она еще убедительнее вопила), поэтому чистой порнографией фильм не назвать. Наполовину чистая порнография — это «Любовница-хозяйка» (1976) Барбета Шрёдера с молодым Депардье; пожалуй, и не во всякой порнографии увидишь, как член приколачивают гвоздями к доске.

Лавры самой противоречивой, опасной и сложной картины принадлежат «Ночному портье» (1973) Лилианы Кавани, безусловно, самой сильной работе режиссера.

История двух обломков мирового крушения, возобновляющих при встрече связь, вызвала бурный ажиотаж и множественные упреки в адрес Кавани, якобы оправдывающей нацизм. В интервью режиссер сказала: «Все мы жертвы или палачи и выбираем эти роли по собственному желанию. Только маркиз де Сад и Достоевский хорошо это поняли» (на Западе любят считать, что только Достоевский все понял).

Возможно, претензии в извращенности были бы обоснованы, но на стороне режиссера — сама жизнь. Когда-то Кавани плотно общалась с Примо Леви — итальянским писателем и ученым, который был узником Освенцима. Ее поразило, что Леви был в состоянии говорить лишь об одном периоде в своей жизни. Она еще не знала, что в 1987 году Леви покончит с собой, последовав за писателем Жаном Амери и поэтом Паулем Целаном. Виктор Франкл — возможно, единственный титан на планете, по-настоящему переживший заключение в концлагере, всех остальных оно так или иначе сожрало и жить больше не позволило, вызвав необратимые изменения психики.

Какими милыми и невинными кажутся другие экранные пары в сравнении с Дирком Богардом, надевающим для прощания с миром нацистскую форму, и отощавшей Шарлоттой Рэмплинг, добровольно вернувшей себя в животное состояние. Даже герои «Империи чувств» (1976) Нагисы Осимы, затрахавшие друг друга до смерти в огнедышащей лаве любви. Даже потерянные и страшные уроды в дьяволиаде о становлении кинематографа «Про уродов и людей» (1998) за авторством Алексея Октябриновича Балабанова. Да что там — даже состоящие в инцестуальной связи мать и дочь, эротоманки, садомазохистки, серийные убийцы, больные на голову сильнее, чем все психопаты всего западного кинематографа вместе взятого, — эти нелепые и жуткие фрики из черно-белого «Гран-Гиньоля» от греческого гения артхауса Никоса Николаидиса, который на голубом глазу уверяет, что его «Сингапурский Слинг» (1990) — это комедия. Хотя это действительно комедия: режиссеры частенько устраивают из БДСМ буффонаду или вписывают в забавную пустышку вроде канадского фильма «Латекс» (2007), где из всех достоинств — недооцененная актриса Лили Собески в кожаном корсете, робко пробующая фем-дом.

Иногда это обрамление для драмы, как декадентское одиночество в «Горьких слезах Петры фон Кант» (1972) Фассбиндера, разыгравшего камерную женскую пьесу, или самоповреждения в «Секретарше» (2001). Последняя лента, казалось бы, должна стать образчиком счастливой садомазо-любви, но нет: в «Секретарше» нет накаченного миллиардера, героиня любит себя резать, а в финале появляется таракан. В результате в борьбе за кассу побеждают шелковые простыни «Пятидесяти оттенков» — народ жаждет красивой жизни, а не тараканов.

В 2013 году Роман Полански опять напомнил нам, что садомазохизм — это весело, а старость не обязательно означает маразм. Восьмидесятилетний режиссер, оплеванный политкорректной Америкой за древние сексуальные скандалы, поставил шестую по счету в кинематографе экранизацию «Венеры в мехах».

Собственно, это не Захер-Мазох, а модная бродвейская пьеса Дэвида Айвза о режиссере, который ставит «Венеру», и вульгарной тетке, напросившейся к нему на прослушивание. Искрометная комедия, в которой Полански иронизирует надо всем на свете, включая собственные старые фильмы. Его жена Эмманюэль Сенье, когда-то обруганная критиками за «Горькую луну» (там БДСМ был смертельно серьезен) берет реванш, а финальный образ с привязыванием к гигантскому фаллосу… После него люди ставят фем-кино только потому, что у человечества нет чувства юмора.

Чем дальше в женскую революцию, тем меньше появляется фильмов о садомазохизме (феминистки его не одобряют). Вероятнее всего, в ближайшем будущем их можно не ждать. Из последних удач стоит отметить «Герцога Бургундии» (2014) — визионерский артхаус от надежды британского кино Питера Стриклэнда. Это фантасмагория из жизни насекомых и обитательниц лесбийского мирка со средневековыми улочками, винтажными нарядами и отрепетированными ролевыми играми. «Бражник» — стоп-слово героинь фильма.

«Бражник, бражник, — устало повторяет замученная рутиной и ревматизмом доминантка. — Ах, если бы мы все могли прекратить наши мучения, просто сказав «бражник».

Ах, если бы.

О садомазохистском танго, индастриале и жизнерадостной попсе

Кто по-настоящему любит БДСМ, так это музыканты. Сильнее всех — Том Лерер, чье издевательское “The Masochism Tango”, исполненное в 1959 году, должно до скончания времен мешать другим музыкантам любить садомазохизм, поскольку человек, хоть раз услышавший “The Masochism Tango”, сможет всерьез воспринимать только песню группы «Несчастный случай» на ту же тему:

Садомазо, садомазо,

Садомазо, садомазо.

Оторви мне чего-нибудь,

Укуси меня за…

Но насмешки не останавливают. Глэм-рок не мог обойти стороной «Венеру в мехах» (думается, что больше из-за мехов, чем из-за Венеры); у Velvet Underground есть одноименная композиция, посвященная роману.

Для раннего панка, может быть за исключением Sex Pistols, было серьезным все, и на волне новой британской серьезности Adam and the Ants записали несколько тематических песен, включая “Whip In My Valise” и “Beat My Guest”. И Sex Pistols, кстати, тоже — сингл “Submission” в своих лучших традициях: с энергетикой ядерного реактора, грязный, отвратительно исполненный и гениальный.

Но их укладывает на лопатки и жестоко высекает прото-панковская группа Игги Попа The Stooges, которая так и не записала ничего известнее композиции “I Wanna Be Your Dog”. Если у рока есть свой гимн БДСМ (и если он вообще есть), то это он.

Эстафету подхватила тяжелая электроника и индастриал, где максимальное количество композиций о cуровой любви (местами — государства к гражданам) принадлежит Nine Inch Nails. Группа еще любит снимать провокационные видео, иногда кажется — для того, чтобы их сразу же запретили, а потом все искали бы, где посмотреть.

Странно было бы, если бы Depeche Mode со своей ледяной страстностью обошлись без БДСМ, особенно в свете черной кожи, которую группа сделала униформой в 80-е. Если бодрящая “Master and Servant”, несмотря на эстетику клипа, это все-таки гражданская активность в духе де Сада (минус мерзости, плюс чубчик кучерявый Мартина Гора в кожаной кепке), то “Strange Love” — это, конечно, секс.

Cекс, чувственность, эротика, поразительно часто вычитаемые режиссерами из садомазо-уравнения в кино, в музыке заняли положенные им места.

Альтернативная команда Athamay не постеснялась назвать свой единственный альбом “The Pleasure of Sin”. Нашептывания о черных перчатках вокалистки Cosmetics спасли бы даже трилогию «Оттенков», а композиции группы Recoil, которую создал после ухода из Depeche Mode Алан Уайлдер, рекомендуются к прослушиванию, если нет денег на горячую линию для взрослых, все равно они лучше.

Где секс, там Мадонна, примерявшая облик Госпожи в одной из своих ипостасей для альбома Erotica. В клипе на заглавную песню певица щеголяет в маске и кожаной броне, и можно по-разному к ней относиться, но выглядит это искренне и душевно. Но старые добрые времена прошли, и теперь поп-дивы либо призывают с помощью БДСМ трудиться на благо исполнения своей американской мечты с перечнем итальянских брендов (Бритни Спирс в клипе “Work Bitch”), либо развлекают общественность красочной клоунадой (Рианна в “S&M”). Но да мы и без них знаем, что секса в XXI веке нет.

БДСМ уходит из большого искусства обратно на территорию фрик-шоу, в темные аллеи коллективного бессознательного, к фейковой жизнерадостности мeйнстрима. Хочется надеяться, что когда это окончательно произойдет, будет хотя бы не больно, а смешно и под баян. А то Мишель Фуко совсем расстроится.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *