Русская сестра занялась с братом

Содержание

Жизнь с двоюродной сестрой. Часть 1

Жизнь с двоюродной сестрой. Часть 1

Инцест Наблюдатели

День первый.

Меня зовут Кирилл, мне 18 лет и я живу в Краснодаре. Я давно хотел свою двоюродную сестру, Кристину, и она тоже, как мне кажется, меня хотела. Проблема в том, что заниматься сексом с собственной сестрой, как я считаю, аморально. Раньше она приходила к нам не на долго в гости и как-то сдерживаться было можно. Но вот вчера мои и её родители поехали на рыбалку (у моего отца домик на берегу Охотского моря) и сказали, чтобы Кристина жила со мной, чтобы не оставлять её одну. Сегодня — первый день нашей совместной жизни. Возможно, вы скажете, что у меня паранойя, но, по-моему, она сегодня целый день испытывала меня: то у нее что-то падало, и она нагибалась, виляя прямо перед моим носом ее задней частью, то сексуально вздыхала; потом, почему-то, решила сделать мне массаж, и т. д. Сейчас она пошла спать и я начал вести этот дневник. Будем надеяться, строки, написанные здесь помогут мне хоть как-то держать себя в руках.

День второй.

Проснулся от тихих стонов. Я на цыпочках вышел из своей комнаты, подошел к приоткрытой двери в комнату Кристины, заглянул и мое сердце застыло на месте. В аккуратненькие ушки моей сестры были заткнуты наушники-капельки, а глаза прикованы к изображению на экране смартфона. Тонкое покрывало прикрывало её лишь по пояс, обнажив крепенькие сиськи третьего размера. Её хрупкое тело прогнулось в талии, а с вишнево-красных губ слетали сладкие стоны. Рука плавно двигалась под одеялом, в такт движущимся навстречу бедрам.

Я ошеломленно стоял и смотрел, не в силах пошевелиться. Мой член стоял колом, вылезая за резинку трусов. Движения тонкой ручки моей сестры заставили одеяло сползти, открыв моему взору идеально гладкие ножки, которые она широко развела, позволяя руке проникать еще немного глубже. Стоны становились громче, а движения быстрее. «О, Кирилл» — как мне показалось, прошептала она; закусила губу… Неожиданно, она прекратила свои движения, резко сев на кровати. Я мигом отскочил за стенку. Мое сердце готово было вырваться из грудной клетки. «Кирилл» — тихонько позвала она. Я не понимал, почему мне было так страшно, ведь это я поймал её за мастурбацией. (Специально для — ) Облегченный выдох и скрип кровати оповестил меня, что сестра легла обратно. Я тихонько вернулся в свою комнату, лег на кровать, избавился от трусов и стал дрочить, слушая стоны сестренки и представляя, что это я трахаю её. Бурно кончив в салфетку, которую я предусмотрительно достал, я пошел в душ.

Звуки хлещущих струй воды заглушили стоны моей сестры и я смог спокойно подумать. С одной стороны, она не стесняясь мастурбирует, и, вроде, она назвала мое имя (или я принимаю желаемое за действительное?). При чём совершенно очевидно, что я её должен был слышать, ведь она прекрасно знает какая плохая звукоизоляция в доме. Но, с другой стороны, она вдруг прекратила мастурбацию как только почувствовала (как?), что я рядом…

Помывшись, я надел трусы, серые джинсы и накинул белую рубашку, не застегнув пуговицы. Выйдя из ванной комнаты, я наткнулся на Кристину, одетую в короткий халатик.

— Мне очень нужно в душ, завтрак на столе, чай заваришь сам, и оставь мне немного холодной воды! — протороторила она, чмокнула меня в щеку, протиснулась в дверной проем, вытолкала меня из комнаты и захлопнула дверь…

Звук падения халата. Звук включающейся воды. Звук защелки (серьезно, в этом порядке!?). Пробежавшись по коридору, я подпрыгнул, ухватился за турник и повис, раскачиваясь. «Что же она хочет?» Подтянулся. «Секса со мной?» Подтянулся. «Но почему она так испугалась, что я могу видеть её мастурбацию?» Подтянулся. «Может, хочет, но очень сильно стесняется?» Подтянулся. «Предположим, что так. Чтож, я хочу того же. И не в силах терпеть и дня. Так тому и быть. «Еще 10 подтягиваний и я спрыгнул, чтобы не перегрузить мышцы (я же зарядку делаю, а не качаюсь!) Если я правильно все понял, они мне еще понадобятся. Упражнения на пресс, растяжка, посмотрелся в зеркало. Напряг мышцы. «Не Сталоне, но тело вполне ничего» — подумал я…

Продолжение следует

Друзья мои, я знаю, что тут написано мало и нет сцены нормального секса. Но это — мой первый опыт и я очень хотел бы выслушать вашу критику, чтобы написать на основе этого начала полноценный рассказ страниц на пять, который не оставит вас равнодушными!

Невероятная встреча. Часть 2
Отдых на острове. Часть 1
Курортница. Часть 1
Новогодние письма женщине
Вот такая история 2
Дачная история
Слезы счастья
Трио
Анастасия и Артур
Олеандр
Женщина-русалка. Продолжение
Неловкий день
Засада
Лангуст
Столь желанная мать. Часть 2
Кабина американской авиалинии
Дилемма
Аукцион
Остров
Почем девочки?

Сериал Старшая сестра смотреть онлайн

Учительница Лида живет в маленьком городе и воспитывает дочь Машу. Она ждет своего мужа – военного, который находится в длительной командировке на Кавказе. Их жизни меняются в день страшного боя…

Лида работает учительницей английского языка в школе и получает маленькую зарплату, которой с трудом хватает. Героиня практически одна растит подростка Машу, ведь ее муж Кирилл – майор вооруженных сил, постоянно находящийся на войне. Сейчас он надолго уехал на Кавказ, и Лида с дочерью с нетерпением ждут его возвращения. Их старается поддерживать старшая сестра героини – Надя, которая живет в Москве. Она построила успешную карьеру ученого, зарабатывает много денег и имеет прекрасные отношения с сыном, но чувствует себя одиноко.

Все меняется, когда в горах Дагестана происходит ужасный бой. Муж Лиды получает тяжелую травму, и ему нужно дорогостоящее лечение. На помощь придет сестра Надя… Как сложится их судьба? Удастся ли спасти Кирилла, а заодно и семью? Чтобы узнать, посмотрите сериал «Старшая сестра» в нашем онлайн-кинотеатре.

Приглашаем посмотреть сериал «Старшая сестра» в нашем онлайн-кинотеатре совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Пошлые рассказы

Работа по сменам

Мужчиной я стал довольно поздно, в моём понимании, даже очень. Хочу рассказать, как это случилось. Чтобы были понятны некоторые моменты рассказа, скажу, что было это в начале восьмидесятых, двадцатого века.

Сколько себя помню, я всегда был очень застенчивым мальчиком. Это меня и сгубило. Девчонок я боялся как огня.

По окончании школы учился в техникуме, там тоже не сложилось, да и особо некогда было. Потом ушел в армию. Когда вернулся, мне уже было 22 года! Можете представить, как мне хотелось женщину! Но у меня не было ни соответствующих знакомых, ни опыта в заведении таких знакомств. К тому же страх перед неизвестностью – что же надо делать, если вдруг дойдёт дело до ЭТОГО и стыд за то, что я полный профан, усугубляли дело и окончательно добивали.

Дембельнулся я весной и довольно быстро нашёл работу. Работа была сменная: сегодня в день, завтра в ночь и два дня на отсып. Это было удобно, потому, что осенью я собирался поступить в институт на вечернее отделение. А пока стояло, как всегда в нашем городе, жаркое лето.

У меня есть сестра, Вика, она на несколько лет младше. В отличие от меня это была бойкая, даже немного дерзкая, заводная девочка. У неё почти не было тормозов, препятствия она преодолевала с ходу! Много времени мы проводили вместе. Понятно, что с самого рождения мне приходилось присматривать за ней, играть, гулять. Частенько, особенно вечерами, она забиралась ко мне на колени и я рассказывал ей сказки. Когда подросла, любимым ее занятием была борьба со мной, кидание подушками и тому подобное..

Для себя я отметил в ней перемены произошедшие за время моей отлучки от семьи. Она начала превращаться из ребенка в девушку. Образ мысли стал более взрослым. У сестренки обрисовалась женственная фигурка и появились довольно заметные грудки с торчащими сосочками, которые выпирали через легкую летнюю одежду. Брата она особо не стеснялась и вела себя свободно, порой вводя меня в трудные ситуации – к примеру, когда, балуясь с ней, мне в руку попадала её молоденькая сисечка без лифчика спрятанная от взора только тонкой тканью сарафанчика. Или беседуя, она, по старой привычке, садилась ко мне сначала на колени, а потом придвигалась все ближе и я пахом чувствовал тепло её промежности. Мой бедный член стремился встать и я принимал все возможные меры, чтобы она не почувствовала этого.

Хочу сказать, в летние месяцы, когда днем на улице пекло, а ночью поднимается духота, я предпочитаю спать абсолютно голым, прикрыв среднюю часть тела простынею. В тот день у меня был полный выходной – весь день дома. Я надеялся выспаться, но измучил тревожный сон. Снилось, что у меня вот-вот должен свершиться половой контакт с какой-то женщиной, но она все время ускользает. Я уже почти вставляю свой член в её лоно и готов кончить, но опять всё срывается! Ощущения были очень реальные! С этими переживаниями я начал просыпаться. Чем больше я выходил из сна, тем все более определенно стал понимать, что мой пенис кто-то трогает.

Каково же было мое удивление от увиденного! Оказывается, я лежал на спине, во время сна простынь подсмялась под меня и только чуть прикрывала пах. Рядом с постелью стояла сестренка в ночнушке и с большим интересом рассматривала мой напряжённый прибор, при этом очень осторожно трогала его пальчиками.

Я резко приподнял корпус, чтобы выдернуть прижатую задницей простынь, при этом Викина рука, скользнула по члену до самых яиц, быстро накрыл срамное место и перевернулся на бок.

— Ты что делаешь! – выпалил я.

— Ну ладно, дай посмотреть ещё… — нисколько не смущаясь, ответила сестрёнка.

— Маленькая ещё, – уже спокойней продолжил я.

— Ничего не маленькая! Ладно тебе, покажи!

— Да отстань что ли!

— Ты же мой брат. Кто мне кроме тебя все объяснит? Ты хочешь, чтобы я у чужих мальчишек смотрела? – хитрым голосом уговаривала она меня.

— Вика, но … — я не закончил фразу, честно говоря, начиная уже сдаваться.

— Ну, пожалуйста! У нас уже почти все девчонки видели, только они с пацанами в подвал ходили и показывали друг другу… Я тоже тебе покажу, хочешь?

Отказывать мне и самому не хотелось. Так было приятно прикосновение к члену ее пальцев! В конце-концов – это моя родная сестра, почему бы не помочь ей? Я переборол остатки своей стеснительности.

— Не надо мне ничего показывать, — буркнул я, хотя надеялся тоже рассмотреть молоденькую писю Вики. Тем более, что последний раз видел её когда сестре шёл четвёртый год. Было очень интересно узнать – на сколько всё изменилось.

Я отвалился на спину и скинул простынь. За время нашего спора член немного обмяк, оставаясь толстым. Вика как завороженная упёрлась взглядом в него.

— Потрогать можно?

— Трогай.

Она очень осторожно, кончиками пальцев потрогала пенис, потом смелей, немного помяла. Стоять рядом ей показалось не удобно и она забралась на меня, уселась на мои ноги и склонилась над начавшем опять подниматься членом. Я почувствовал на себе её прохладную мягкую попку. От этого возбуждение возросло, пенис дёрнулся.

— Ого! – вырвался восторг у сестрёнки.

Она принялась изучать его. Её шаловливые пальчики, мяли, наклоняли в разные стороны, ласкали фаллос.

— Тебе не больно? – спросила она.

— Нет…

— Он горячий!

— Так должно быть. У тебя, наверное, тоже горячая?

Вика тут же запустила свою руку под ночнушку.

— У тебя горячей.

Я не видел, что она делала под подолом рубашки, но это было и так понятно. Возбуждение возросло, да еще второй рукой она не отпускала разбухший член. Конец был близок. Я подхватил сестренку под попку, снял с себя и убежал в ванную комнату, там разрядился в раковину, вымылся, приводя себя в чувство и вышел обмотанный полотенцем. Вики в комнате не было.

За завтраком, она вела себя, как будто ничего не случилось – болтала всякую ерунду. За ней зашла подружка и они убежали на улицу. В обед повторилось то же самое. Она много болтала, смеялась. На меня почти не смотрела, только один раз кинула лукавый взгляд из под лобья и опять на улицу. А вечером…

Вечером она пришла, когда родителей ещё не было. Покрутилась в своей комнате, привела себя в порядок, зашла ко мне и задала дурацкий вопрос:

— Как дела?

— Как сажа бела! – парировал я..

— Ты на меня обиделся, да?

— За что?

— За утро…

— Вот глупая! Ничего я не обиделся. Просто ты ещё… — я не успел сказать «маленькая для этого».

— Тогда давай ещё, — сощурив глазки и наморщив носик сказала Вика.

— Чего?

— Ну…, покажи еще.

— Ну, ты… — возмутился я для порядка, хотя, готов был сдаться сразу.

— Ладно тебе! Ну покажи! Хочешь, я первая покажу.

Стоя передо мной в коротком летнем сарафанчике, она быстро запустила руки под него.. Скинула трусики и задрала подол. Я увидел без волосиков, голенькую писю. Внешние пухленькие половые губки двумя аппетитными дольками спускались вниз и прятались между ног. Из разреза, образованного этими дольками, пытались вылезти наружу нежные внутренние розовые губки.

Эта божественная картина была открыта мне всего несколько секунд. Со стороны входной двери вдруг послышались звуки, это мама по какой-то причине раньше вернулась с работы. С ещё большей скоростью Вика одела трусики и умчалась к дверям встречать её. Чуть погодя, я тоже вышел. Всё рухнуло.

Весь вечер и следующий день на работе я всё вспоминал вид вульвы сестрёнки. На третий день у меня была ночная смена, с утра отсыпался. Прекрасно понимая, что Вика на достигнутом не остановиться, накануне спать я лёг в трусах – не хотелось опять быть захваченным врасплох.

Моё предположение подтвердилось. Стоило мне зашевелиться, просыпаясь, как эта настырная девчонка оказалась возле моей постели. Она опять стояла рядом в ночной рубашке.

— Проснулся? Я давно тебя жду!

— Зачем? – спросонок не сразу сообразил я.

— Как зачем! Теперь опять твоя очередь!

— Какая очередь?

— Я тебе вчера показывала…, теперь ты!

— Ты опять? – для приличия возмутился я, вспомнив всё, даже не собираясь сопротивляться.

— Ну… — надула губки Вика, делая молящий вид.

— Ладно, только подожди.

Я сбегал в туалет, выполнив утреннее обязательство перед организмом. Сестрёнка забралась на мою постель к стенке. Я лёг, снял трусы и выставил перед ней свою колбаску, возбуждение которой прошло, но она ещё была большой и пухленькой.

— А чего он такой вялый? – удивилась Вика.

— Ничего, будет твёрдый. Ты смотреть хотела?

Она ничего больше не спросила, как в прошлый раз села на меня сверху. Только в этот раз посадка её была не совсем ровной, она села только на одну мою ногу. Я почувствовал опустившиеся на ляжку прохладную попку и теплую, мягкую, влажную вульву. Это сильно возбудило. Член дёрнулся и стал прибавлять в размере и твёрдости. Этому способствовали и Викины руки, «изучающие» мужской орган. Я отдался во власть ощущениям – закрыл глаза, стараясь только не пропустить момент семяизвержения. Процесс пошёл. Мой писюн стал как каменный.

Сестрёнка не сидела на ноге неподвижно, а всё время елозила по ней своей промежностью. От её выделений нога становилась мокрой, но Вика не унималась, она кажется специально «ездила» вульвой по моей ляжке. Наконец, я почувствовал, что сестра привстала, не выпуская из руки пенис, переместилась немного, подняла его вертикально, он ткнулся во что-то мягкое и …

— Ой! – вскрикнула Вика.

Я открыл глаза. Моя глупая сестрёнка, оказывается, завела член ко входу в вагину и со всего маха села, шлепнувшись на меня попкой. Её, видимо, пронизала боль порвавшейся девственной плевы, из-за этого она вскрикнула, приподнялась, полностью не выпуская пенис из себя, упала корпусом вперёд, опершись руками о кровать.

— Что ты сделала!?

Я руками ухватил её за худенькие бёдра и хотел выйти из трепещущего лона.

— Не, нет! Подожди! Не надо! – взмолилась она.

Лицо её было пунцовым, руки держали её не уверенно, внутри вагины всё дрожало и сокращалось.

— Всё нормально, — опять отозвалась она, — я только встать не могу…

Я решил помочь ей — упёрся ей в грудь так, что мягкие грудки очутились в моих ладонях и дал возможность распрямиться. Некоторое время она так и стояла надо мной с широко расставленными ногами, нанизанная на кончик пениса. Постепенно судороги в вагине затихли и она уже осторожно, начала опускаться и опять подниматься, с каждым разом опускаясь всё ниже на мой огромный для неё писюн. Мой член входил во влагалище родной сестры. Во мне боролось половое возбуждение и осознание, что мы совершаем что-то запретное – мало того, что она малолетка, это ещё и инцест! Побороть разум не получилось..

Как давно я мечтал об этом – обладании женщиной. Пусть это ещё птенец, но у него уже есть горячее похотливое влагалище с желанием идущее ко мне на встречу, так сладко удовлетворяющее меня. Через некоторое время Вика устала, она опять уперлась руками в постель, продолжая насаживаться на меня. Постепенно сестрёнка совсем ослабла и легла мне на грудь. Останавливаться я уже не мог, поэтому взял руками её попку и начал трахать девчонку сам, прогибаясь в пояснице. Вика расслабившись лежала на мне раскачиваясь в такт с толчками, её клитор тёрся омой лобок и это, видимо, ей нравилось.

Больше терпеть я не смог. Разрядки было не избежать. Снимать с себя сестрёнку и мчаться опять в ванную очень не хотелось. Вместо этого я ввел член во влагалище на сколько смог в такой позе и выстрелил внутрь мощным зарядом спермы!

Вика лежала на мне не шевелясь. Наступило расслабление, кинуло в жар, пробил пот. Разум начал возвращаться, пошли мысли: «Как же это случилось! Неужели это та самая маленькая девочка, которую я когда-то катал на коляске, сажал на горшочек и вытирал попку? Теперь она лежит на мне и в её влагалище торчит мой член! Только бы ничего ей не повредить, она ведь на много меньше меня!» Я нежно положил ей на спину руки и погладил. Она тоже была вся мокрой. Поглаживая спину, я постепенно опустился к голенькой попке, бедрам. Член ослабевал всё больше и больше, казалось вот-вот выскачет из уютного гнёздышка. Вика ожила.

— Ты ведь понимаешь, что про это никто, кроме нас с тобой, знать не должен? – спросил я.

— Что я, дура, что ли!

С этими словами она опять села на меня, заглотнув в утробу мою почти совсем опавшую, но всё ещё толстенькую колбаску до самого основания, потом привстала, выпуская пенис, зажала подол рубашки себе между ног и убежала в ванную.. За время всего полового акта я так ничего у неё и не увидел, только голые коленки и бёдра.

Мокрый, уставший член лежал у меня на животе. Я взглянул на него, он был в крови. Тревога за Викино здоровье усилилась. Я встал, сестрёнка, всё ещё была в ванной, пришлось идти на кухню и там на скорую руку приводить себя в порядок. Проходя назад, я прислушался, Вика плескалась в воде и что-то напевала. «Значит не все так страшно,» — подумал я .

— Ну, как ты, — первое, что я спросил у неё, когда она вышла.

— Все нормально.

— Больно было?

— Сначала сильно, потом меньше, потом не чувствовала, а сейчас немножко болит…

— Крови больше нет? Ты так плюхнулась, я боялся, что повредил тебе что-нибудь!

— Конечно повредил! Ты что как маленький, это же целка была! – бодро заявила она.

Её объяснение меня немного успокоило. Я и в правду имел смутное представление о потери девственности, и почти забыл, что у женщин в первую брачную ночь бывает кровь… И всё же уточнил:

— Ты, правда, себя нормально чувствуешь?

— Да всё хорошо, не переживай ты. Вот заживёт, опять к тебе приду. Прогонять будешь?

— Посмотрим…

Я понимал, что уже не в силах буду отказать ей, мне ведь теперь тоже хотелось продолжения, но так сразу сдаваться не хотелось, да и душевные терзания до конца не покинули. После этого первого раза я стал по-другому смотреть на сестру. Если раньше я видел в ней только бойкого подростка, то теперь она превратилась в маленькую близкую и желанную женщину с манкой фигуркой и нежным цветком между ног.

Я начал подготовку к следующему разу. Стал расспрашивать знакомых ребят – что к чему. Они знали, что я по женщинам не ходок и сначала удивлялись моим вопросам, но потом охотно консультировали. Я всем врал, что познакомился с девушкой… Совсем решительным шагом была покупка пяти презервативов. Тогда они продавались только в аптеке. Я набрался смелости и совершил это! С этого дня, ложась спать, всегда клал один под подушку – ждал сестру…

Вика не подходила ко мне уже полторы недели. Я начал беспокоиться. Спрашивать не хотелось, подумает, что сдался, сам захотел и тороплю события. Но в конце второй недели не выдержал, спросил:

— Как ты? Болит ещё?

— Нет. Надо подождать ещё немного.

Я постарался сделать интонацию, как будто просто проявляю заботу о её здоровье. Это «немного» протянулось еще три дня. Был вторник, утро, у меня выходной. Просыпаясь, я почувствовал, что рядом кто-то есть. Открыл глаза. Забравшись на кровать, у стенки, опять в ночной рубашке сидела сестрёнка.

— Давай ещё попробуем? – спросила она: Я хочу научиться. У нас некоторые девчонки уже давно этим занимаются и говорят, что бывает очень-очень хорошо и приятно. Я тоже так хочу.

— Давай, — сразу согласился я, — только теперь по-другому будем.

— Как?

— Сейчас увидишь.

Я быстренько сбегал в туалет, освободив мочевой пузырь от накопившегося за ночь, как следует вымыл его.

— Ты писю свою помыла? – спросил я, вернувшись.

— Вчера… — иди, помой как следует и всегда так делай перед ЭТИМ.

Она ушла.

— Теперь давай снимем с тебя ночнушку, — сказал я, как только Вика вернулась.

— Зачем? Давай так, — испуганно просила она.

— Ты боишься? Ничего я тебе плохого не сделаю. Я ведь перед тобой все время голый.

— Ничего я не боюсь, — не желая показать слабинку, парировала сестрёнка.

Она явно стеснялась. Рассматривать мой член и задавать вопросы не стеснялась, показывать писю под юбкой не стеснялась, трахаться не стеснялась, а раздеться полностью робеет. Она переборола себя и, наконец, скинула рубашку.. Её молоденькие сисечки с торчащими сосочками оказались не такими уж и маленькими. Они колыхались, дразня и приманивая меня.

— Ложись на спину.

Вика послушно легла, вытянувшись в струнку. Сисечки под своим весом расплющились, худощавое стройное тело казалось очень хрупким. Она хорошо загорела и только два места были контрастно белыми: грудка и лобок. Разрез пухленькой розовенькой писи прятался между ножек. Было видно, как там из под внешних половых аппетитных половых губ рвутся наружу нежные внутренние. Первый раз в жизни я попробовал ласкать девушку: поцеловал ей шею, плечи, сосочки, промежуток между грудками, опустился ниже к животу, лобку, ниже, ниже…

Когда дело дошло до вульвы, Вика дёрнулась.

— Что? – спросил я.

— Всё хорошо, продолжай, — почти шёпотом ответила она и раздвинула ножки.

Целовать это место, находясь сбоку от сестры, было не удобно. Я стал перебираться к ней между ног. Вике пришлось раздвинуть их шире, чтобы я поместился там. Судя по реакции, прикосновение гудами к половым губкам сестрёнке очень понравилось – я взглянул на неё, она смотрела в потолок и улыбалась. Когда же дело дошло до клитора, Вика глубоко задышала. Я прервался.

— Нет, ещё, ещё, — скороговоркой просила она.

Я опять прикоснулся губами к чувствительному месту, поиграл языком, попробовал сосать его. Сестрёнка глубоко задышала, почувствовалось, как бешено заколотилось её сердечко. В соответствии с полученными советами, для лучшего скольжения, я обильно смочил слюной то место, где должен быть вход во влагалище, которое и без тог было влажным. Сил терпеть больше не было. Я прополз выше, нависнув над Викой, и попытался пристроить пенис к вульве. Ничего не получалось. Мне, из-за разницы в росте, совершенно ничего не было видно, а сестра, по своей неопытности, была пассивна. Мне пришла в голову мысль…

— Теперь давай, как прошлый раз, — сказал я ей и лег на спину.

Вика поднялась не сразу, как после сна. Встала на колени надо мной, широко расставив ноги. Я увидел сразу всё: изящную фигурку, выпуклые аппетитные сиськи с возбуждённо торчащими острыми сосками, напрягшиеся сухожилия в паху, расступившиеся половые губы, демонстрирующие все ранее скрываемые прелести. Она взяла пальчиками за пенис, подвела к нежному розовому цветку между ног и начала приседать. Головка члена без препятствий скрылась в вагине, движение продолжалось и постепенно весь орган вошёл внутрь желанной тесноты.

Очень приятное ощущение! Почти не останавливаясь, Вика начала подниматься, края половых губ плотно обжимающих член, вытянулись вдоль пениса. От такого зрелища я готов был кончить тут же. Она присела ещё пару раз.

— Подожди, — сказал я, подхватил её под попку, приподнял, снимая с себя.

Достал из-под подушки приготовленный презерватив, распечатал, одел.

— Зачем это?

— Чтобы ты не забеременела.

— Я?!

— Ты. В твоём возрасте — хоть и рановато, но случаи бывают. Давай не будем рисковать.

Вика с любопытством посмотрела на возбуждённый член, спрятанный под оболочку защиты.

— Продолжим? – спросил я.

Сестрёнка без слов направила головку пениса себе между ног, нагнувшись, чтобы видеть, как ЭТО будет входить. Я тоже думал, что будет не очень, но наше опасения не оправдались. Влагалище легко приняло такое новшество. Дело вошло в привычный ритм. Ещё три приседания и я сказал Вике:

— Ложись на меня.

Она думала, что всё повторится, как в прошлый раз. Полностью села, насадившись на член до корня, и легла мне на грудь. Я, придерживая, под спину и не выходя из вагины перекатился вместе так, что она оказалась подо мной. Немного переместился. Позиция оказалась очень удобной. Дело пошло…

Так и началась наша тесная половая жизнь. Я старался не злоупотреблять безотказностью сестры, принимая во внимание её возраст, но иногда она сама, как с ума сходила! Совокуплялись мы в основном днём или утром, когда были одни, но иногда родители оставляли нас и ночью – уезжали к бабушке с ночёвкой. Тогда мы непременно накидывались друг на друга вечером и до утра спали вместе. Мы оба учились.

Вике хоть и был приятен этот процесс, но испытать максимум она смогла только через год – тогда у неё случился первый настоящий оргазм. Была осень следующего года, сентябрь, в нашем городе ещё жарко.. Я перешёл на второй курс. В один из вечеров я засиделся допоздна, выполняя институтское задание. Сидел за столом в одних трусах. Горела настольная лампа, в доме тихо. Вдруг приоткрылась дверь и в комнату прошмыгнула Вика, закрывая её на задвижку. Я ничего не успел спросить. Она подскочила ко мне, плюхнулась попкой мне на колени и прошептала на ухо:

— Давай сейчас! Я очень хочу! – при этом её рука полезла под резинку моих трусов.

— Родители… — я не успел закончить.

— Они давно спят, я проверила.. Где у тебя презерватив?

— В кармане, — я кивком головы указал на брюки. Встал, снял трусы, выпуская, начавший подниматься, прибор.

— Нет, ты сиди на стуле, я по другому придумала.

Я развернул стул в сторону от стола, сел, понимая, к чему идёт дело. Вика вся просто тряслась. Она, видимо, лёжа в постели, возбудила себя, играя с клитором, вот и последствие.. Сестра сама одела мне презерватив, скинула ночную рубашку, села мне на колени верхом, как на коня, придвинулась, направила головку члена, ещё придвинулась, насаживаясь на пенис. Он пошёл сразу, подготовленное влагалище охотно заглотнуло его. Вика начала трахать меня в бешенном темпе, такого прежде не было! Она вся извивалась, стараясь изменять угол входа пениса в вагину.

— Мне хорошо! Мне очень хорошо! – восторженно старалась произносить шёпотом сестрёнка.

Я принялся за её шею и сиськи.. Вдруг сдавленный вскрик! Она прикусила губы, глубоко села на член, вся затряслась, во влагалище задёргались мышцы, она начала ослабевать. Я тоже был на пределе. Взял её под попку, несколько раз насадил на себя и бурно кончил. Вику опять тряхануло, она чуть не завизжала. Конвульсии кончились, сестрёнка обмякла. Я снял её с себя, отнёс на постель, привёл себя в порядок.

— Теперь всегда так будет? – спросила она, выйдя из тумана кайфа.

— От нас все зависит.

— Давай ещё…

Сопротивление было бесполезно. Я достал последний презерватив и мы начали всё снова…

Шли годы. Я познакомился с девушкой, она стала моей женой.. Вика, по началу, сильно ревновала, но я сумел убедить её, что пройдёт время и она встретит парня и я ей буду не нужен. В качестве компенсации мы иногда продолжали тайно трахаться. Потом у неё появились увлечения и она отстала от меня. Мир немного опустел…

Ещё через несколько лет и она вышла замуж. Детей у неё не было после двух лет замужества. Врачи говорили, что дело в ней. Я винил в этом себя, думал, что повредил сестрёнку, начав с ней так рано половую жизнь.

Её мужа, Володю, отправили в командировку на целый месяц.. Прошла неделя. Я собирался съездить по делам, жена дала мне какой-то свёрток и просила завезти Вике, они там о чём-то по телефону договорились. Ничего не подозревая, сделав дела, я заехал к сестре. Она сразу пригласила меня выпить чаю. За разговором она сказала:

— Знаешь, Вовки уже неделю нету, я просто умираю.

— Что такое? Тоскуешь?

— Не то слово! Ты же знаешь, что я без ЭТОГО, не могу жить! – и заигрывающим тоном: — Может поможешь?

— Вика! Но мы же… — начал я.

— Чего? У нас с тобой как раз всё хорошо. Выручай! Не ложиться же мне под чужих мужиков! – как когда-то в детстве урезонила она.

«А почему бы не вспомнить молодость» — подумал я и сказал, как бы шутя:

— Тогда – ладно!

— Вот и хорошо! Пошли! – вскочила из-за стола Вика, увлекая меня в спальню. Она продолжила:- Эту посылку я специально придумала, чтобы ты ко мне заехал!

В тот день мы дали жару! О! Как она подмахивала! В моей власти была не та юная особа, а зрелая, многоопытная женщина! Я даже позавидовал её мужу. За время его командировки мы трахались ещё несколько раз, о презервативах речь не шла.

Через девять месяцев (это я потом посчитал) Вика родила мальчика. Спустя какое-то время родня поехала на смотрины. Куча восторгов, поздравлений родителям. Потом все вышли из комнаты с колыбелькой и получилось, что мы с сестрой остались вдвоём. Она сказала:

— Это ведь твой сын.

— Как?

— Да ты не бойся, никто не знает. Всё нормально. Он здоровенький! Вовке я сказала, что это от долгой разлуки… Я счастлива!

Она дотронулась до моей руки и пошла из комнаты…

ВНИМАНИЕ! Данная рассылка рассчитана на взрослую аудиторию! Рассказы, публикуемые в рассылке, могут содержать описание сцен секса, а также нецензурные выражения. Поэтому, если Вам не исполнилось 18 лет, или Вы не приемлите по тем или иным причинам описание сцен секса, то убедительно просим воздержаться от чтения рассылки!

Маринка

Категория: Инцест
М. Сергеев
Толик сильно боялся прихода родителей. Он думал о том, что будет, если Маринка решит рассказать родителям о случившемся.
Сегодня, поиграв с ребятами после школы в футбол и, придя домой, Толик решил посмотреть телевизор, но не нашел пульт управления. Тогда в поисках пульта он зашел в спальню сестры. Сестра пришла из школы раньше и, читая книгу, заснула. Она лежала на кровати, одетая в легкий халатик. Полы халатика разошлись в стороны. Толик подошел ближе. Одна нога Маринки была согнута в колене и, через неплотно прилегающие к телу трусики, Толик увидел часть ее киски.
Толик и Маринка были погодки. Ему было 15, а Маринке 14. Когда они были маленькие, Толик видел иногда ее голую, но тогда это было ему не слишком интересно.
Позже Маринка стала стесняться подросшего брата и, в свои 15 лет, сильно сексуально озаботившись, ему никак не удавалось посмотреть на голое женское тело. Он присел над спящей сестрой и очень осторожно отодвинул в сторону нижнюю часть трусиков. Теперь Толик видел все, что до этого скрывали трусы. Лобок Маринки был покрыт легким пушком светлых волос, а дальше шли две плотно прилегающие друг к другу складки срамных губок.
Два месяца назад друг Витька показывал Толику порнографический журнал, в котором две девицы в разных позах трогали, лизали и засовывали в свои влагалища искусственные члены. Трогали они друг у друга торчащий внизу лобка бугорок. «Это клитор!» авторитетно объяснил Витька. «Он у девок, как у нас залупа. Самое чувствительное место!» У Маринки клитора видно не было.
Осмелев, Толик осторожно, еле касаясь, провел пальцами по лобку сестры. Волосики были очень мягкими. Сестра продолжала спать. Тогда он одним пальцем провел по губкам снизу вверх и, вверху губок, в том месте, где они соединялись вместе, палец ощутил маленький бугорок. «Клитор!» — дошло до него. Круговыми движениями пальца, он стал массировать бугорок. Через некоторое время бугорок ощутимо потвердел и стал больше. Толик заметил, что губки киски набухли и, увеличившись в размере, слегка разошлись. Сестра стала дышать глубже. И тут Толик все испортил. Его дернуло попробовать ввести палец внутрь киски. Когда палец вошел между губок на треть длины, Маринка дернулась и проснулась.
— Ты что творишь!? Ты же так целку мне сломаешь! Все маме расскажу! Пошел вон!
Теперь Толик со страхом ожидал прихода родителей. Он думал о том, что, если сестра расскажет матери о произошедшем, отец его убьет.
Сидя в своей комнате, он услышал, как в двери поворачивается ключ. Это пришла с работы мать. Прошло полчаса. Мать спокойно готовила ужин. «Не рассказала!» — дошло до него.
На следующий день, придя из школы, он зашел в комнату сестры.
— Марин! Прости меня! Я больше не буду!
— Толик! Ты же мой брат и такое творишь!
— Не смог удержаться. Очень хотелось потрогать.
— Ну и трогал бы сам себя! Мало ли что я хочу! Я же тебя не трогаю!
Толик понуро побрел в свою комнату. Через некоторое время открылась дверь и в его комнату вошла Маринка.
— Тебе что, очень хочется посмотреть на женщину? – спросила она.
— Хочется!
— Толик! Я бы тебе показала, но ведь это плохо. Мы же родные брат и сестра.
— Мы бы ничего такого не стали делать. Просто посмотрели бы, ну…потрогали и все!
— Хорошо! Но ты мне должен пообещать, что не будешь делать того, что мне бы не понравилось и тоже покажешь мне, что у тебя внизу.
— Обещаю!
— Тогда показывай!
— Тебе тоже интересно?
— Конечно. Я же живой человек.
Раздеваться перед собственной сестрой было неудобно, но он снял с себя вначале футболку, а затем спортивные штаны и трусы. Член Толика стоял колом.
Маринка присела на кровать и осторожно прикоснулась ладонью к его мошонке.
— Это яйца?
— Да.
— А тебе приятно, когда и их трогаю?
— Да.
Она охватила ладонью член и оголила головку. Ноги Толика стали дрожать.
— Это залупа?
— Да.
Маринка стала ритмично двигать рукой, оголяя головку члена. Ее рука доставляла брату настолько приятные ощущения, что очень быстро Толик почувствовал приближавшуюся волну оргазма. Когда он сам в ванной или туалете занимался онанизмом, оргазм не приходил так быстро.
— Марин! Я так кончу!
После этих слов, сестра, вместо того, чтобы перестать, удвоила усилия, но член Толика направила в сторону, чтобы он не забрызгал ее спермой. Тело Толика стала бить судорога оргазма, а сестра, не переставая дрочить его, жадными глазами смотрела, как из члена тугими струйками брызгает сперма.
— Ты кончил?
— Да. Больше не надо.
Они присели на кровать.
— Теперь можешь трогать меня. Только внутрь не лезь!
Толик повалил сестру на кровать и раздвинул ей ноги. Маринка была без трусов, и ему хорошо было видно ее киску. Она уже была набухшей и из нее сочилась влага. Вверху губок была видна горошина клитора.
— Как делать, чтобы тебе было приятно?
— Давай я тебе буду говорить, что надо, а ты будешь делать?
— Давай!
— Проведи ладонями по грудкам
Толик стал добросовестно делать все, о чем просила сестра.
— Возьмись пальчиками за соски и слегка пощипай их. Поцелуй сосок…. несильно всоси его в рот… теперь погладь губки внизу… посильнее…еще… Смочи пальчик смазкой, которая выделяется из влагалища и тихонько три им клитор…так…
Сестра была сильно возбуждена. Она громко и прерывисто дышала. Лицо ее порозовело. Тело дрожало в мандраже. Взгляд затуманился.
— Посильнее…пальчик смазывай…три….
Он боялся сделать ей больно, поэтому еле касался клитора пальцем. Маринка взяла своей рукой палец Толика, которым он гладил ее клитор, и надавила на клитор сильнее, показывая с какой силой нужно надавливать.

— Хорошо… теперь побыстрее… еще быстрее… Толик!… Толик…. я сейчас кончу! А-а-а-а-а-а! – заголосила она, извиваясь на кровати и ловя палец брата своим клитором.
Сестра обессилено лежала на кровати, закрыв глаза, и часто и шумно дышала.
— Толик! Все-таки мы плохо поступаем. Не должны брат с сестрой заниматься сексом. Давай больше не будем так делать! Я лучше завтра приведу тебе свою подругу Лариску. Она давно уже не целка и хочет, чтобы ты ее трахнул.
— А почему она об этом не сказала мне?
— Толик! Ты что, глупый? Какая девчонка скажет об этом парню?
На следующий день, Толик поимел приведенную Маринкой Лариску и был безумно счастлив. С сестрой они в последующие годы только один раз занимались сексом, да и то все произошло как-то спонтанно, когда им обоим очень хотелось.

Поздний вечер

Категория: Эротика
Александр
Был уже поздний вечер, и весь дом погрузился в тишину сна.
Он долго лежал на кушетке, размышляя о своей жизни и думая о девчонке, что жила в этом доме. Смотря в темный потолок комнаты, он понял, что со всеми этими мыслями он долго не уснет и чтобы отвлечься, накинул халат и отправился на кухню, заварить себе кофе. Включив небольшой торшер, стоящий в углу, он увидел пульт от телевизора, беспризорно валявшийся посередине кухонного стола. Он закрыл кухонную дверь и включил телевизор.
— Хоть какое-нибудь кино идет за полночь? — подумал он.
Залив в кофеварку воды, он уселся на кухонный диванчик и принялся щелкать по каналам.
Наконец он нашел какой-то фильм, начало которого было уже давно, и принялся сосредоточенно вникать в сюжет. Кофеварка хрюкнула несколько раз, приглашая заварить кофе. Он поднялся, достал из шкафчика пахучий порошок молотого кофе и засыпал его. Затем взял чашку и подставил под носик. Пар с шумом начал вырываться, наполняя чашку, и кухню заполнил кофейный аромат. Когда процесс был закончен, он повернулся к кухонному столу и от неожиданности чуть не выронил чашку. Девочка, та о которой он думал совсем недавно, стояла в дверях кухни и смотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Ты? – удивился он. – ты почему не спишь?
В дверях стояла она 15,5 лет отроду одетая в ночную пижаму, нежно голубого цвета. Она ничего не сказала в ответ, а только прошла в кухню и закрыла за собою дверь.
Он подошел к столу, поставил свою чашку на стол и спросил,
— Кофе будешь? —
— Нет – ответила она.
— А я выпью –
Он сел на кухонный диванчик и принялся смаковать горячий терпкий напиток. Мысли все перемешались, кино, в котором он так старательно искал сюжет, его больше не интересовало. Он тупо смотрел в телевизор, и краем глаза видел, как блестят ее глаза.
— Погаси, пожалуйста, свет, – вдруг сказала она.
Он как под гипнозом потянулся к выключателю. Щелчок, и на стенах и потолке небольшой кухни заиграли отсветы телеэкрана. Кухня погрузилась в полумрак.
Она подсела к нему и положила голову на его плечо.
— Обними меня – шепотом сказала она.
Он тихонько просунул руку за ее спиной и обнял ее за талию.
— Знаешь, — сказала она дрожащим голосом, — я давно люблю тебя.
Его рука дрогнула. Он сильнее сжал ее, почувствовав, как дрожит под его ладонью ее тело.
— Ты не замерзла? – спросил он.
— Нет, мне сейчас очень хорошо.
И она потерлась о его плечо, как трется маленький котенок.
Он тихонько поцеловал ее в макушку, ощутив необычайный прилив нежности к этому детскому и в то же время уже взрослому существу, которое познало, что такое любовь.
Девочка коснулась своими тонкими пальцами его руки, затем взяла ее и, полностью овладев ею, принялась перебирать его пальцы. Он судорожно поставил чашку недопитого кофе на стол и не знал, что делать дальше. Ласки ее руки приводили его в безумство и замешательство. Он решил, что просто должен ответить на них. Продолжая пялиться в ничего незначащую теперь для него картинку экрана, он отвечал на ее ласки такими же ласками своей руки. Перебирал ее пальцы, щекотал ладошку, захватывал всю руку и ту же отпускал ее. Их игра, наверное, продолжалась бы и дальше, но неожиданно она подняла его руку и прикоснулась ею к своей груди.
Мороз пробежал по его коже: «Что она делает, зачем заводит так меня?». Пронеслось у него в голове. Но рука его уже лежала на ее груди, прижатая сверху ее рукой. Он тихонечко пошевелил ею. Почувствовав упругость и в тоже время необычайную мягкость под своей ладонью, ему вдруг безумно захотелось ласкать, терзать и тискать это юное создание, так откровенно отдававшееся всем своим существом, во власть его рук.
Он сжал свои пальцы и почувствовал, как все ее тело завибрировало от этого прикосновения. Медленно отпуская, он водил своей ладонью по ткани ее сорочки, скрывавшей девичьи прелести. Как же хотелось ему взглянуть на это чудо. Как только он отпустил ее она слегка, повернула голову в его сторону и посмотрела наверх. Их взгляды встретились. Безумный огонек играл в этой паре глаз, которая хотела взаимной ласки.
— Ласкай меня – прошептала она, продолжая в упор смотреть на него. – не останавливайся.
Больше не доставляя боль, он продолжил гладит девичью грудь, нежно прикасаясь к ней через ткань. Через минуту, как ему показалось, соски ее груди начали увеличиваться, и проступать через ткань.
— На до же, — сказал он вслух.
— Мне очень хорошо сейчас. – ответила она.
Его непреодолимо тянуло прикоснуться к ее девичьей коже, почувствовать ее своими пальцами, ощутить ее, но он не знал, как это сделать так, что бы не обидеть ее. Он тихонько оторвал свою руку, и положи на ее живот. Легко поглаживая его, он пальцами медленно поднимал ее сорочку верх и вскоре, его рука прикоснулась к мягкому теплу ее живота. Она ничего не сказала ему, а только крепче прижалась к его плечу.
Его руки заскользили по бархатной поверхности. Он чувствовал, как каждая клеточка, к которой он прикасался, отзывалась мелкой дрожью.
В ее голове был полный кавардак. Она прекрасно понимала, что ее сейчас ласкают уже не как маленького ребенка, что все, что сейчас происходит с ней она сама начала, и в то же время боялась. Боялась родителей, боялась его. Боялась, сама не зная что. Неизвестность и неведанность происходящего, смущала ее и, в то же время, звало идти дальше. Приятное тепло разливалось по ее телу от его прикосновений. Весь мир переворачивался, страх, и угрызения совести боролись в ней с желанием получать эту нарастающую в ней волну. Ей безумно хотелось зажать свою руку между ног, но она стеснялась это сделать при нем.
— Что я делаю? — промелькнуло у него в голове, — ведь она еще ребенок.
Но остановиться не давало ее тело, тело девочки, которая жаждала стать женщиной, которая воспринимала все его ласки, как будто уже получала их от кого-то и отзывалась на них все сильнее. Его руки заскользили выше, и вот ребро его ладони коснулось упругой груди. Он повернул свою руку так, что его пальцы стали ласкать ее у нижнего основания. Иногда они поднимались чуть вверх по ее поверхности и касались сосков.
Ее охватило полное замешательство.
— Что я делаю? Ведь еще ни разу мужская рука не касалась моего тела, а тем более здесь. – думала она. Ей хотелось сорваться и убежать, но внутреннее чутье подсказывало, этого делать не надо все будет хорошо. И вдруг неожиданно озорное желание возникло в ее голове. Позабыв про то, что в доме они не одни, что ей еще рано всем этим заниматься. Она повернулась к нему всем телом и, схватив за края ночной сорочки, потянула ее вверх, сняв через голову. Она сидела перед своим любимым, обнажив себя до пояса. На ее теле отплясывали странные отсветы работающего телевизора.
Он совсем начал терять голову. Ему было и неловко и безумно приятно глядеть на нее.
— Что мы делаем, зачем? – сказал он.
Она приблизилась к нему, обняла его за шею и тихим шепотом сказала:
— Я хочу, что бы ты ласкал меня, – и положила голову на его плечо.
Его внутреннее возбуждение от ее прикосновений нарастало каждую минуту.
Она слегка отодвинулась, взяла ворот его халата и раздвинула его, обнажив его грудь, а затем всем своим существом прижалась к нему.
Он чувствовал как ее упругая маленькая грудь, возбужденные соски, касались его тела, как под его руками, державшими ее, пробегала дрожь. Она была слишком прекрасна и молода для него.
Он гладил ее спину, а она тихонько мурлыкала ему в ответ.
— Нам не следует идти дальше, чем мы уже зашли, – подумал он, и ничего не предпринимал больше, а просто поглаживал ее.
Она перестала дрожать. Ее мышцы напряженные, как и ее нервы, начали успокаиваться от его простых прикосновений. Потихоньку она стала ощущать легкую дремоту обволакивающую ее вместе с теплом его рук.
Прошло еще немного времени, и он понял, что она просто спит в таком странном положении у него на руках.
Он тихонечко взял ее, поднял на руки, и отнес в свою комнату. Положив на кушетку. Он укрыл ее красивое юное тело одеялом и присел рядом.
— Как ты хороша и прекрасна – прошептал он и поцеловал ее в лоб.
Она не проснулась, а только что-то пробурчала во сне, согретая его теплом и его ласками. Наверное, ей снились необычайные сны в эту ночь. А он, он ушел на кухню, допил свой холодный кофе, в надежде успокоить нервы и прейти в себя, и остался там до утра, так и не выключив телевизор.
Стирка

Категория: Первый опыт
М. Сергеев
История, рассказанная мне одной из моих подруг
В тот знаменательный субботний день мама решила с утра заняться стиркой. Стиральная машинка в те годы у нас была большая, круглая, напоминающая по форме бочку. Я, как примерная дочка, суетилась рядом, всячески стараюсь помочь.

— Лиза! Подай мне пододеяльник – попросила мама.
Я взяла пододеяльник и, протягивая его маме, случайно прислонилась низом живота к работающей машинке. Машинка во время работы сильно и мелко дрожала. Я почувствовала, как внизу живота стало нарастать приятное чувство. Заметив, что я прижимаюсь к машинке, мама строго сказала:
— Отойди от машинки, а то током ударит!
Я послушно отошла, но решила повторить эксперимент с машинкой, когда дома никого не будет. В свои 7 лет я была очень любознательной и, когда дома никого кроме меня не было, часто копалась в вещах родителей, или исследовала с помощью зеркала свое тело.
Придя на следующий день из школы, и наскоро перекусив, я пошла в ванную. Не знаю зачем, я наполнила машинку водой и, вставив вилку в розетку, включила ее. Расставив в стороны ножки, я прислонилась низом живота к машинке, и опять ощутила нарастающее приятное чувство.
Постепенно, приятное ощущение становилось сильнее. Сладостный зуд разрастался в том месте, где находилась моя пися. И, вдруг, это чувство разом стало таким сильным, что тело мое стало дергаться. Через непродолжительное мгновение я поняла, что больше не могу это выносить, что мне уже стало неприятно, и я выключила машинку. Опустившись на корточки, часто и шумно дыша, я пришла в себя. «Что это? Может, это меня током ударило?» — думала я – «Тогда почему было так приятно?». Мне очень захотелось повторить. Я опять включила машинку и прислонилась к ней лобком.
Все повторилось. Мой организм опять сотрясали сладостно-приятные волны, а в зеркале я увидела, как от этой сладости исказилось мое лицо. После третьего включения, когда, устав, я опять сидела на полу на корточках, я поняла, что мне уже больше не хочется. Вылив из машинки воду, я вытерла ее насухо тряпкой и ушла в комнату. Идя в комнату, я почувствовала, что мои трусики все мокрые. Просунув руку через резинку, я положила ладонь на письку. Писька была мокрой и какой-то скользкой. Прикосновения не доставляли удовольствия, как это было обычно, из-за усталости от пережитого в ванной.
На следующий день, на перемене, я рассказала своей подруге про эксперимент с машинкой.
— Дай попробовать? – попросила она, и мы решили вместе после школы пойти ко мне.
Приведя после уроков Верку к себе домой, я провела ее в ванную. Воду в машинку я заливать не стала, а, прислонив лобок подруги к машинке, включила ее. Верка сразу отстранилась.
— Ты что?
— Мне щекотно!
— Тогда дай я!
Я прислонилась к машинке и, дойдя до пика приятного, громко и прерывисто дыша, задергалась телом.
— Что с тобой?! – спросила Верка.
— Это от того, что очень приятно!
Верка опять нерешительно прислонилась к машинке. Она то прижимала, то убирала свой лобок. И тогда я решила ей помочь. Я встала сзади ее и, взявшись руками за машинку, прижала к ней своим телом Верку. Лобком я чувствовала упругую девичью попку и это было приятно.
Поначалу она вырвалась, но потом замерла, а через некоторое время я ощутила своим телом, что зад подруги совершает какие-то кругообразные движения.
— Мама…, мамочки… – тоненьким голоском заскулила Верка.
Жадными глазами я наблюдала, как волны оргазма проходят по хрупкому телу Верки, а лобком чувствовала, как дергается ее попка. Вдруг, она с силой вырвалась из моего плена.
— Ты что?
— Все…, больше не могу…!
— Приятно было?
— Обалдеть!
— Еще будешь?
— Да! Только отдышусь!
Как наркоман заражает тягой к наркотикам своих друзей, так и я «заразила» машинкой почти всех девочек нашего класса. Те, у кого дома были стиральные машинки, стали регулярно заниматься «стиркой» без белья, а у кого их не было, ходили в гости к тем, у кого они были. Позже, мы научились обходиться без машинок, но это уже другая история.
М. Сергеев

Сестрица Аленушка

Категория: Первый опыт
М. Сергеев
Был у меня одноклассник по имени Иван. Мы с ним вместе занимались в авиамодельной кружке. Как-то я, делая модель самолета, обнаружил, что у меня закончилась калька (бумага которой обклеивают крылья). Я побежал в магазин. Кальки не было. Тогда я вспомнил, что Иван говорил, что у него есть целый рулон кальки. Через 3 минуты я звонил к нему в дверь.
Дверь открыла его старшая сестра. Ее звали Лена, и мы с ребятами обычно дразнили их: «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», а Ваньку иногда звали «Козленочком», особенно когда он что-нибудь пил – «Не пей! Козленочком станешь!». Лена была на 4 года старше и, с высоты моих 14 лет, казалась ужасно взрослой.
— Иван дома?
— Зайди! Ваньки нет. Он на рыбалку уехал с двоюродным братом Я вымыться решила, а мне по телефону должны позвонить. Ты посиди, а, если позвонят, скажи, что я в ванной. Пусть через 15 минут перезвонят.
С этими словами «Аленушка» затащила меня в квартиру, подождала, пока я разуюсь и пройду в комнату, и ушла в ванную.
В ванной у них было окно, которое выходило на кухню. Как-то Ванька рассказывал, что, когда сестра моется, он иногда подглядывает, и решил посмотреть на голую Лену. Я осторожно прошел на кухню. Окно было высоко. Я встал на обеденный стол и заглянул в окно. Лена стояла под душем боком ко мне и губкой терла низ живота. Конец мой от этого зрелища встал столбом. И тут она быстро повернула голову и посмотрела в окно. Я присел, осторожно слез со стола и прокрался в комнату. Меня сильно мучила мысль, что она меня засекла.
Через некоторое время я услышал, как она вышла из ванной, открылась дверь и
Лена прошла в комнату. На ней был надет короткий зеленый халатик.
— Подглядывал? – спросила она, улыбаясь и в упор глядя мне в глаза.
Я тупо молчал. Физиономия моя стала пунцовой от стыда.
— Что, интересно посмотреть? Никогда не видел? Попросил бы, я бы тебе и так показала.
— Как?
— А вот так!
С этими словами она распахнула халат. Голова моя пошла кругом. В метре от себя я первый раз в жизни видел красивое и абсолютно голое тело молодой девушки.
Она сделала шаг ко мне.
— Насмотрелся? Может, ты и потрогать хочешь?
— Как? – опять тупо спросил я.
— Вот так!
Она протянула руку и положила ее мне между ног. Пальцы ее, сжимаясь и разжимаясь, мяли мой член. Ему стало очень тесно.
— Иди сюда! – и она потянула меня к дивану.
Присев на диван, она стала расстегивать мне брюки.

Руки ее дрожали. Через некоторое время я был полностью раздет.
— Какие мы большие! – восхищенно сказала она – Не у каждого взрослого мужика такое богатство! Сейчас мы попробуем познакомить его с моей «киской»! Только, для чистоты наших отношений, сбегай в ванную!
Я быстро, но тщательно вымыл все свои интимные места и, вернувшись в комнату, подошел к дивану, который Лена уже успела разложить.
Она потянула меня за руку, и я завалился на диван рядом с ней. Ее груди касались моего тела. Прикосновения их были очень приятны. Губы ее приблизились к моим и она меня поцеловала. Голова кружилась, дыхания не хватало. Я почувствовал, как она взяла меня за руку и положила мою ладонь на свой лобок.
Между ног Лены было мокро и тепло. Я ввел пальчик в ее киску. Лена подалась навстречу моей руке и стала делать телом поступательные движения. Мой пальчик нырял во влажную глубину ее тела.
— Теперь погладь бугорок, который вверху! – попросила она.
Я нащупал маленький как горошина, твердый бугорок. Лена негромко ахнула.
— Не так сильно, послабее…
Рука ее потянулась к моему члену, обхватила его и стала оголять его головку. Будучи на предельном взводе, я почти сразу стал спускать. Когда я закончил, Лена убрала руку.
— Теперь ты мне…. – попросила она, и я продолжил прерванное мною поглаживание ее горошины. Дыхание ее стало громким и прерывистым, она выгнулась всем телом и обмякла.
Минут через пять она сказала:
— Теперь можешь посмотреть поближе, если хочешь…
Конечно, я очень хотел и, встав на колени между ее раздвинутых ног, стал рассматривать ее пещерку. Осторожно раздвинув пальцами ее губки, я увидел нежную розовую глубину.
— Хочешь туда? – с придыханием спросила она.
— Очень хочу!
— Тогда сбегай опять в ванную, смой с конца остатки спермы, а когда будешь близко к оргазму, не кончай в меня. Скажи мне, что ты близко. Я что-нибудь придумаю.
Я добросовестно выполнил все, что она сказала, и лег рядом с ней.
— Ляг на меня.
Я лег сверху. Лена взяла рукой мой член и направила себе в пещерку. Было там скользко, тепло и очень-очень приятно. Я начал им двигать, а Лена стала двигаться навстречу мне.
— Ах, как хорошо! Как хорошо…- шептала она – Еще, еще…, еще…
— Лена, я близко!
— Подожди – она высвободилась из-под меня и, наклонившись надо мной, втянула мой член в рот. Ее язык заскользил по головке, а пальчиками она делала движения по члену, которые ребята в пионерлагере называли «дрочить». Непередаваемо приятные ощущения охватили меня, я задергался и спустил в Ленин ротик.
— Тебе было хорошо?
— Да! Это гораздо приятнее, чем делать хорошо самому себе – вырвалось у меня.
— А ты давно делаешь это сам себе?
— Лет с 12-и. А ты?
— И я тоже лет с 12-и. А ты сразу стал кончать?
— Нет. Поначалу просто дрочил не кончая, а потом как-то раз, делал это долго и кончил. А ты?
— Я почти полгода не могла кончить. Сережа! Я и сейчас не успела кончить. Ты можешь поцеловать меня? Там…., внизу…?
Я наклонился над Лениной киской, просунул свои ладони под ее ягодицы, попытался приподнять ее попку. Догадливая Лена поняла, что мне не совсем удобно и приподняла ноги, разведя их в стороны и согнув в коленях. Ее пещерка приподнялась и призывно смотрела на меня. Я ввел свой язык в Ленино лоно и сделал им несколько поступательных движений.
— Сережа, не так. Клитор полижи…..Ну, тот бугорок…..
Я понял ее и стал водить языком по клитору, а потом всосал его в свой рот, не прекращая работать языком. Дрожащие Ленины ноги обхватили и сжали мою голову. Даже если бы я захотел вырваться, я бы не мог. Лена лежала, закрыв глаза и мяла двумя руками свою красивую грудь. Вдруг ноги девушки с такой силой сдавили мою голову, что мне стало ее больно. Лена затряслась и со всхлипом обмякла. Глаза ее отрешенно смотрели в потолок.
— Я сделала тебе больно? – спросила она – Извини, не могу себя контролировать,
когда кончаю. А ты молодец, способный мальчик!
Мне уже хотелось еще. Я осторожно взял Лену за грудь и стал мять пальцем ее сосок.
— Поцелуй его…..
Я взял сосок губами.
— Посильнее…всоси в ротик….
Лена опять стала заводиться. Я, целуя грудь, стал гладить пальчиком ее любимую горошину, но Лена вдруг высвободила мою руку и сказала:
— Остался еще один этап нашего с тобою разврата, но я через это еще не проходила,
хотя попробовать давно хотела.
Лена встала на колени, а затем и на локти и выгнула спину. Я, способный мальчик, пристроился сзади и ввел свой член в ее киску.
— Сережа! Мы это уже проходили. Давай попробуем ввести его мне в попку. Только
не сразу. Введи вначале пальчик.
Я ввел указательный палец в Ленину попку. Она, как и ее киска, была вся скользкая.
— Лен! Ты ее смазала?
— Да. Родители привезли из-за границы смазку на водной основе, специально для секса. Я у них ее случайно нашла.
— Лен! Но ведь выходит, что ты заранее решила лечь со мной, раз ты ее смазала еще в ванной?
— Да. Никто звонить мне не должен. Я это сказала, чтобы заманить тебя в квартиру.
Мне перед твоим приходом очень сильно хотелось. Введи теперь два пальчика и тихонько ими покрути.
Мне показалось, что после того как я покрутил пальцами в Лениной попке, вход в нее немного расширился. Я опять пристроился сзади, приставил головку члена к дырочке и осторожно надавил. Вначале член не хотел туда заходить, но потом стал медленно проникать в глубь. Лена охнула и стала подаваться навстречу моему члену. Постепенно он вошел внутрь больше чем наполовину.
— Глубже не надо – попросила Лена – а то будет больно. Двигайся!
Я стал двигаться. Правая рука Лены скользнула вниз, и я почувствовал, что она ласкает свой клитор. Постепенно я приближался к развязке и когда подошел оргазм, я кончая, ввел член на всю глубину и, не смотря на то, что Лена каждый мой толчок сопровождала вскриком, я, продолжая заталкивать его как можно глубже, кончил. Мы оба, как подкошенные, рухнули на диван.
— Сережа! Я же просила….Ты тоже себя не контролируешь.
— Тебе было больно?
— Вначале больно, но потом боль ушла и стало приятно. Я очень хорошо кончила! Теперь по очереди бежим в ванную!
Она вскочила и пошла в ванную. Потом сходил я. Мы оделись и присели на диван.
— Сережа! Не рассказывай никому об этом. Пожалуйста!
— Никогда! Я клянусь тебе! Ни одному человеку!
Я рассказал об этом своему другу во всех подробностях, напившись водки и размазывая сопли. Через 6 лет. Правда, той, кому я клялся, уже не было. Вернувшись из армии, я узнал, что она вышло замуж. Муж ее оказался наркоман. И Лена тоже стала наркоманкой. А потом сильно опустилась и умерла. От передозировки. Я рад, что мне не пришлось увидеть ее опустившуюся и неопрятную. В моей памяти она всегда останется очень чистоплотной и аккуратной. А до того как меня забрили в армию, я иногда приходил к ней. Когда никого не было дома. И мы с ней «повторяли пройденный материал», фантазируя и почти каждый раз придумывая что-то новое, лазая друг другу во все дырочки пальчиками и зацеловывая каждую клеточку тела. И никто нам никогда не помешал. И никто не обратил внимания, что я хожу к ней, когда моего товарища нет дома.
У нее на могиле почти всегда живые цветы. Эти цветы приношу я. В благодарность за самые счастливые дни моей юности.
М. Сергеев

Эти и многие другие эротические рассказы Вы всегда найдете на нашем сайте EroLib.ru. Напоминаем, что на сайте новые рассказы публикуются ежедневно, а в рассылке мы публикуем только выборочные.

Последние новости из мира секса и интима:
23.10.2005 — Грудь Варум довела Агутина до сердечного приступа
23.10.2005 — Приехавших на отдых в Мексику британских пенсионеров разместили в отеле для свингеров
23.10.2005 — В России презервативами пользуется не более 30% молодежи
23.10.2005 — Дитрих ненавидела секс
23.10.2005 — Рукоблудие — научная дисциплина
22.10.2005 — Без секса мужчины умирают
22.10.2005 — В Германии 67-летний дедушка сменил пол, став бабушкой
22.10.2005 — Двоемужество обретает популярность
22.10.2005 — Женщины отказываются от трусов
22.10.2005 — Ребенок с пенисом и влагалищем шокирует всех
Новые фотогалереи:
∙ Любительский стриптиз в ночном клубе (10 фото)
∙ Маша Малиновская показала себя — эротично (7 фото)
∙ Сексуальная блондинка демонстрирует красоту своего тела на природе (12 фото)
∙ Самая сексуальная супермодель: Элис Додд (9 фото)
∙ Российская девушка на своем первом секс кастинге (13 фото)
∙ Красивая брюнетка в откровенной фотосессии (15 фото)
∙ Тара Рейд в журнале «Максим» (7 фото)

25 смешных фотографий, доказывающих, что с братьями и сёстрами никогда не соскучишься

У многих из нас есть братья и сёстры, с которыми мы росли вместе. Кто-то со близкими родственниками живёт душа в душу, а кто-то как кошка с собакой, но независимо от этого и те, и другие любят пошутить друг над другом. Бесить братьев и сестёр это отдельное удовольствие детства, которого лишены те, кто рос один. Хотя с другой стороны им не так уж и плохо, потому как получается их тоже никто не разыгрывал. Для всех остальных, кто знает, каково это расти с родственниками, эти 25 смешных фотографий, доказывающих, что с братьями и сёстрами никогда не соскучишься.

Девочки, а где ваша сестра?

«7 из 365 дней в году мои братья отрабатывают на мне командную работу для устраивая мне розыгрыши. Остальные 358 они тратят на планирование»

— «Почему твоя сестра в клетке?»

«Мою сестру называют Жираф, потому что у нее длинная шея. Она ненавидит это прозвище. Это будет мой подарок ей на день рождения»

Помните Ice Bucket Challenge? Мы уверены, что она никогда его не забудет

Мой брат и я в шутку месяцами подкладывали друг другу декоративный скелет

«После операции на сердце я сказал сестре, что могу использовать Apple Watch, чтобы контролировать частоту сердечных сокращений, и она мне их подарила..»

Кто раньше проснулся, тот и шутит

«Попросил моего брата встретить меня в популярном ресторане. Он появился в этом»

«Мой брат должен был забрать меня от соседей и отвезти домой»

«Это увидел мой брат, когда прошлой ночью отправился спать»

Невозможно не зафотобомбить сестру

«Мой брат решил разбудить меня таким образом»

«Я заменил все фото моей сестры в доме на фотографии ленивцев»

«Мой брат завернул 8 пар моей обуви в фольгу и обернул клейкой лентой. Мне 23, а ему 31. Мы наверное никогда не повзрослеем»

Немного пошутил над своим братом

«Мы с братом любим друг над другом пошутить»

Взял и перекрасил комнату брата в розовый.

«Проснулся сегодня от этой фотографии моего брата, когда он гордился своими новыми подушками»

«Да, это подарочная упаковка.. металлическая подарочная упаковка»

«Я проспорил своей сестре и позволил ей себя подстричь. Это лицо мгновенного сожаления»

«Мой маленький брат сделал это, пока никого не было дома»

«Я приехала домой из колледжа на выходные, и моя младшая сестра испекла мне торт»

«Ты отстой»

«Моей сестре не нравится, когда я бреюсь и оставляю волосы в раковине..»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *