Реки Аида

Подземное царство Аида

Орфей в подземном царстве
Семирадский Генрих Ипполитович, конец 1880-х, Львовская картинная галерея

Глубоко под землёй, куда не проникает солнечный луч, правит царством теней брат Зевса, мрачный Аид. Владения его тоже называются аидом.

Туда, в аид, попадают души умерших людей. Там нет прекрасных цветов, не радует зеленью трава и не шумят листвой деревья. Всюду, сколь видит глаз, простираются печальные поля, где растёт только бледный цветок — асфодель. Стонут и плачут бесплотные тени умерших, гонимые ледяным ветром над лугами асфодели. Лучше быть последним рабом на земле, чем первым в мире теней.

Хотя Аид олимпийское божество, никогда не поднимается он на Олимп, не пирует с богами, не интересуется земными делами. В подземном царстве на золотом троне восседает Аид со своей женой Персефоной. Рядом с троном стоит бог смерти Танатос с мечом в руках. Когда умирает человек, Танатос подлетает, чтобы забрать его душу.

Трудна дорога в царство мёртвых. Могучие реки преграждают вход в подземный мир. Девять раз опоясывает царство Аида священный Стикс, водами которого клянутся сами Боги. В тёмный Стикс вливается ледяной поток — река плача Кокит. Река Забвения Лета орошает владения Аида. Древние греки считали, что напившись из реки забвения Леты, никто не сможет вспомнить прошлого, поэтому когда мы говорим о чём-то безвозвратно ушедшем мы говорим «кануло в Лету».

Река забвения
Хосе Бенльуре-и-Хиль, 1919 г.

Огненным кольцом охватывает золотой дворец подземного владыки река Пирифлегетон. У реки Ахеронт тени умерших ждёт перевозчик — безобразный старик Харон. Алчный Харон берёт в свою лодку только тех, кто оплатит перевоз, и потому каждому умершему родственники клали под язык монетку. Тот, у кого не окажется денег, вечно будет томиться на берегу Ахеронта.

После переправы души умерших ожидает строгий суд. Три царя, Минос, Эак и Радаманф, взвешивают поступки, совершённые человеком в земной жизни. От их решения зависит, отправится ли душа скитаться по асфоделиевым лугам или покинет царство теней и обретёт вечный покой в Элизиуме — счастливой земле, где никогда не заходит солнце и всегда царит лето.

Ночью из аида на землю выходят чудовища и привидения. Среди них ужасный Эмпуса, пожирающий людей, страшная Ламиния, крадущая по ночам младенцев, и мрачные Керы, слетающиеся на поле битвы, чтобы припасть губами к ранам воинов. Повелительница этих чудовищ Геката — трёхголовая и шестирукая богиня мрака и чародейства. По ночам она бродит со своей свитой по кладбищам и дорогам, насылая тяжкие сны на землю.

Царь Тантал за неуважение к богам несёт тяжкие муки в царстве Аида. Хотя Тантал стоит по грудь в воде, он не может напиться. Лишь наклонится Тантал, как река прячет воды. Над головой его нависли сочные плоды, но лишь протянет за ними руку Тантал, как ветви взмывают вверх. Отсюда и пошло выражение «танталовы муки» — это когда желаемое рядом, но недостижимо.

Цербер
Уильям Блейк

Царь Сизиф, за обман богов, приговорён вечно втаскивать огромный камень на гору в царстве мёртвых. Едва Сизиф достигает вершины, камень срывается вниз, и царь обречён тащить глыбу на гору. В народе бесполезную работу называют «сизифов труд».

Никто не вернётся из царства Аида. Выход сторожит трёхглавый пёс Цербер, на теле которого извиваются ядовитые змеи. Лай Цербера столь ужасен, что убивает последнюю надежду на возвращение.

И всё же некоторым смертным удавалось сойти в царство теней и вернуться на землю. Одним из таких отважных героев был великий певец Орфей.

Продолжение истории читайте в мифе Афродита (рассказ для детей)

18. Аид и подземное царство

Реки подземного царства: Ахеронт, Лета, Стикс. Неумолим и мрачен Аид, владыка полного ужасов подземного мира. Никогда не проникают солнечные лучи в царство мертвых. Через бездонные пропасти лежит туда путь с поверхности земли. Мрачные реки отделяют сумрачное царство Аида от мира живых людей. Первая река — Ахеронт, через которую в утлом челноке перевозит тени умерших старый перевозчик Харон; вторая — Лета, дающая забвение: забывает всякий, испивший ее воды, все на свете, даже собственное имя; третья — Стикс, окружающая со всех сторон царство теней. Поэтому самая нерушимая клятва у бессмертных — клятва водами Стикса, никто и никогда не смеет ее нарушить.

Пес Кербер. Мрачны поля в царстве Аида. Вечно блуждают по ним тени умерших. Тихо раздаются их стоны, едва уловимые, похожие на шелест опавших листьев. Но никто не может возвратиться из царства печали на милую землю — сторожит выход трехглавый пес Кербер, на шее которого вместо гривы сплетаются в клубок шипящие змеи, а из трех оскаленных пастей капает на землю ядовитая слюна.

Дворец Аида и его служители. В глубине подземного мира, куда не доходят ни свет, ни радости, ни печали земного мира, стоит дворец Аида. Восседает в нем на золотом троне в окружении грозных, неумолимых богов повелитель преисподней. Здесь же находятся богини Эринии, которые преследуют преступников. Держат они в руках бичи и змей, которые язвят и жалят людей с нечистой совестью! Нигде не возможно скрыться от мстительниц-Эриний. Рядом с Аидом — его верный слуга Танат, суровый бог смерти. На огромных черных крыльях, в широком черном плаще прилетает он к людям, срезает прядь волос с головы человека и отбирает душу. Могильным холодом веет от Таната.


Аид

Неподалеку от Таната его брат Гипнос, бог сна. Разные характеры у братьев: смерть неумолима и беспощадна, а сон дает отдых и силы. Неслышно носится Гипнос над землей и льет из рога снотворный напиток. В руках у Гипноса волшебный жезл. Едва коснется он жезлом глаз человека, как тот погружается в сладостный сон.

Геката. Еще одна великая и страшная богиня живет в Аиде — Геката. Она повелевает колдуньями и привидениями. У нее три тела и три лица, поэтому греки строили храмы в ее честь там, где пересекались три дороги.

Кровожадна Геката, она посылает на землю чудовище с медной ногой по имени Эмпуза, которое может обернуться очень красивой девой, ласковыми словами заманить человека в безлюдное место, напасть на него, выпить кровь и проглотить. А если ночь темна и страшна, выходит на землю сама Геката и бродит в окружении призраков и своры свирепых псов с берегов Стикса. Любят Гекату только колдуны: она помогает их козням. Но может и освободить человека от колдовства. Поэтому все оказывают ей почести, кто из боязни, а кто в надежде на помощь. В жертву Гекате приносят собак.

Сизиф. В Аид отправляют боги и тех, кто посмел их обмануть. Например, коринфский царь Сизиф хитростью сумел захватить в плен и заключить в оковы самого Таната, бога смерти. Люди перестали умирать, нарушился ход вещей, установленный Зевсом. Рассердился громовержец, послал бога Ареса на выручку Танату. Вырвал Арес бога смерти из цепей.

И первое, что сделал Танат, — исторг душу Сизифа и отправил ее в мрачный Аид. Но еще раз обманул хитрый Сизиф богов. Успел он приказать своей жене, чтобы не приносила она жертв подземным богам. Когда Аиду надоело ждать этих жертв, Сизиф сказал ему: “О великий бог! Отпусти меня ненадолго на землю, я потороплю жену с приношениями!” Поверил ему Аид, но Сизиф и не подумал выполнить свое обещание. Весело смеялся он над тем, как ловко обманул владыку подземного мира. Пришлось богам еще раз посылать за ним Таната.

Обрекли Сизифа на вечное наказание. Должен он катить вверх, на крутую гору, тяжелый камень. Весь покрыт он потом, все ближе, ближе вершина… Кажется, еще одно усилие — и достигнет Сизиф цели. Но вырывается камень из его рук и с грохотом катится вниз; и снова принимается Сизиф за свой тяжелый, нескончаемый труд.

Тантал. Жестоко мучается в Аиде и Тантал — сын самого Зевса. Был он когда-то богаче и счастливее всех на земле. Часто боги пировали в его дворце; случалось и Танталу подниматься на высокий Олимп и пировать у богов. Боги смотрели на Тантала, как на равного им.

Возгордился Тантал от такого великого почета, стал считать себя равным даже своему отцу, великому Зевсу. Высокомерие и заносчивость Тантала толкнули его на страшное преступление: желая проверить, всеведущи ли боги, убил Тантал своего юного сына Пелопса и под видом кушания подал его мясо на пиру бессмертным богам. Никто из небожителей даже не прикоснулся к тому, что лежало на блюде. Оживили они мальчика, стал он еще красивее, чем был раньше. Преступника Тантала заключил Зевс в Аид и обрек на вечные муки. Стоит он по горло в чистой, прозрачной воде, и мучает его страшная жажда, но едва наклоняется, чтобы напиться, — вода отступает. Над головой Тантала свисают с деревьев прекрасные плоды, терзает его мучительный голод, но стоит ему протянуть руку, — ветви поднимаются вверх. А над тем местом, где находится Тантал, нависает громадная скала. Вот-вот упадет она и раздавит Тантала, постоянно находится он в страхе. Так вечным страхом, голодом и жаждой обернулось для Тантала его неуважение к богам и жестокость.

► Читайте также другие темы главы I «Космос, мир, боги» раздела «Боги и герои древних греков»:

  • 1. Эллада и эллины
  • 2. От Хаоса к Космосу: происхождение мира и богов
  • 3. Битва богов и гигантов в культурной традиции
  • 4. Битва с Тифоном
  • 5. Картина мира: от вершин Олимпа до глубин Тартара
  • 6. Зевс – отец бессмертных и смертных
  • 7. Деметра, ее дары и элевсинские таинства
  • 8. Дионис и его свита
  • 9. Любимая дочь Зевса: Афина Паллада
  • 10. Афина в исторической и культурной традициях
  • 11. Гефест – бог-ремесленник и Арес – бог-воин
  • 12. Гера и Гестия
  • 13. Артемида-охотница и божества природы
  • 14. Аполлон – бог света, искусств и пророчеств
  • 15. Афродита – богиня любви и красоты
  • 16. Гермес – вестник богов
  • 17. Посейдон и божества моря
  • 18. Аид и подземное царство
  • 19. Божества природы

► Перейти к оглавлению книги Мифы народов Европы и Америки

LiveInternetLiveInternet

Орфей и Эвридика в царстве Аида
Ты – моя мелодия,
Я – твой преданный Орфей.
Дни, что нами пройдены,
Помнят свет нежности твоей.
Всё, как дым, растаяло,
Голос твой теряется вдали…
(Н. Добронравов)
Орфей – певец, у него был настолько волшебный голос, он так пел, что «приходили в движение деревья и скалы» (Аполлодор, Мифологическая библиотека).
«…К нему собирались дикие звери, очарованные прелестью звуков его песен». «Орфей превосходил красотой своих поэм всех бывших до него». «…Те соловьи, чьи гнезда находятся у могилы Орфея, поют слаще и громче, чем в других местах». «Кто занимался вопросами поэзии, тот знает, что все гимны Орфея очень коротки и что всех их очень немного. По красоте стихов они занимают второе место после гимнов Гомера, но намного их превосходят глубиной своего религиозного чувства и божественного наития». (Павсаний, Описание Эллады)
Лесная нимфа Эвридика стала женой Орфея. Как и все нимфы, она проводила время в увеселениях с такими же, как она, нимфами. Но однажды она наступила на змею.
Казалось бы, нимфа должна знать обо всех опасностях, которые могут ее настигнуть. Что заставило ее забыть об осторожности? На это есть ответ у Вергилия в «Георгиках»: оказывается, какой-то пастух начал преследовать Эвридику (он думал, что она дикая, то есть никому не принадлежит). Эвридика убегала в страхе, она хотела броситься в реку, чтобы избавиться от преследователя.
Этот пастух не остался безнаказанным за попытку совратить нимфу – у него погибли все пчелы (видимо, пастух по совместительству был еще и пчеловодом). Он обращается за помощью к своей матери, речной царице, чтобы она раскрыла ему причину несчастий. Заботливая мамочка посылает его к вещуну за разгадкой. И вещун открывает этому несостоявшемуся насильнику, что на нем лежит проклятье мужа Эвридики:
…Когда от тебя убегала, чтоб кинуться в реку,
Женщина эта, на смерть обреченная, не увидала
В гуще травы, возле ног, огромной змеи прибережной.
Видимо, ее подруги очень любили, да и смерть была и неожиданной, и необычной:
Хоры сверстниц дриад огласили тут воплем вершины
Гор, тогда залились твердыни Родопы слезами.
Дальше вещун говорит об Орфее:
Сам же он горе любви умерял черепаховой лирой,
Пел, отрада-жена, о тебе у волны, одинокий,
Пел при рождении дня и пел при его угасаньи.
(Вергилий, «Георгики»)
Эвридика попала в Аид, в царство мертвых, где властвовали царь этого царства Аид и его жена Персефона. Орфей так любил свою Эвридику, что после ее смерти спустился в подземное царство и попросил богов вернуть ей жизнь (далее – цитаты из «Метаморфоз» Овидия):
Если не лжива молва о былом похищеньи – вас тоже
Соединила Любовь!
Эти слова – напоминание Аиду, что он полюбил когда-то Персефону, от любви украл ее и взял с собой, в подземное царство.
Сей ужаса полной юдолью,
Хаоса бездной молю и безмолвьем пустынного царства:
Вновь Эвридики моей заплетите короткую участь!
Орфей не просит богов оживить Эвридику навечно:
Не на совсем, на тот срок, который ей отпущен природой:
Все мы у вас должники; помедлив недолгое время,
Раньше ли, позже ли – все в приют поспешаем единый.
Все мы стремимся сюда, здесь дом наш последний; вы двое
Рода людского отсель управляете царством обширным.
Так и она: лишь ее положенные годы созреют,
Будет под властью у вас: возвращенья прошу лишь на время.
Его пение было настолько проникновенным, что,
Внемля, как он говорит, как струны в согласии зыблет,
Души бескровные слез проливали потоки.
И властители подземного царства изменили своим правилам:
…и уже ни царица-супруга, ни властелин преисподних
мольбы не исполнить не могут.

Аид и Персефона согласились отпустить Эвридику, но при условии, что Орфей не оглянется ни разу, пока она не выйдет из подземного царства. Молодые супруги уходят из Аида:
Вот уж в молчаньи немом по наклонной взбираются оба
Темной тропинке; крутой, густою укутанной мглою.
На полотне Рубенса «Орфей и Эвридика» двое молодых людей уходят от пожилых, сидящих на возвышении. Рядом с ними внизу – трехглавый пес, за ними – мрак и вспышки огня. Молодые люди – это Орфей и Эвридика. Пожилые – властители царства мертвых, откуда нет дороги на белый свет, это Аид – бог этого царства – и Персефона – его жена. Трехглавый пес Цербер стережет выход.
Орфей уводит Эвридику, и ему запрещено оглядываться. Но посмотрите на его глаза: он силится увидеть, что происходит позади него, идет ли за ним Эвридика. Ему страшно, ему больно: он не видит ее. И должен идти вперед, иначе она не выйдет из царства мертвых.
У Эвридики на лице безмятежность – ни тревоги, ни грусти: Орфей возвращает ее к жизни.
Аид неспокоен. Его взгляд обращен наверх, как будто он хочет увидеть какой-то знак свыше: при всем своем могуществе он далеко не уверен в том, что Орфей исполнит свое желание и вернет себе Эвридику.
Персефона – вся в черном, траурная накидка на голове, глаза полны слез. Кажется, она предчувствует трагический конец приключения Орфея.
У трехглавого пса Цербера две головы спокойны, а третья, похоже, под впечатлением песен подвывает, хотя голос Орфея уже не звучит.
Картина написана в мрачных тонах: тела не светятся яркими красками, они мертвенны. Даже сполохи огня за спиной Аида выглядят бледно.
Орфей был близко к выходу из подземного царства, но вдруг его покинуло ощущение того, что Эвридика рядом:
И уже были они от границы земной недалеко,
Но, убоясь, чтоб она не отстала, и в жажде увидеть,
Полный любви, он взор обратил, и супруга – исчезла!
Эвридика вернулась в царство мертвых:
Руки простер он вперед, объятья взаимного ищет,
Но понапрасну – одно дуновенье хватает несчастный,
Смерть вторично познав, не пеняла она на супруга.
Да и на что ей пенять? Иль разве на то, что любима?
Голос последним «прости» прозвучал, но почти не достиг он
Слуха его; и она воротилась в обитель умерших.
Потерял Орфей Эвридику. Потерял из-за боязни потерять…
Об Орфее и Эвридике рассказал Борис Рохленко
Похищение Персефоны в живописи и скульптуре

Heintz Joseph the Elder, Похищение Прозерпины

Жан Франсуа де Труа, Похищение Прозерпины

Christoph Schwart, Похищение Прозерпины

Ханс фон Аахен, Похищение Прозерпины

Никколо дель Аббате, Похищение Прозерпины

Рубенс, Похищение Персефоны, 1619

* Чтобы увидеть картины Рубенса, нажми здесь:
Бордоне, Похищение Персефоны
Натуар, Аид, Персефона и Психея
* Чтобы увидеть картины Натуара, нажми здесь:
Буше, Похищение Персефоны
* Чтобы увидеть картины Буше, нажми здесь:
Грен, Похищение Персефоны
Rupert Bunny, Похищение Персефоны
Johann Wilhelm Bauer, Похищение Персефоны
Пажу, Плутон, похищающий Прозерпину
Edward James Physick, Похищение Прозерпины
Похищение Прозерпины, Версаль
Похищение Прозерпины, 2 век нашей эры
Баурщет Старший, Похищение Персефоны
Иосиф Хейнц дер Алтер, Похищение Персефоны, 1595
Жирардон, Похищение Прозерпины
David Heschler, Похищение Персефоны
Vincenzo de Rossi, Похищение Персефоны
Демут-Малиновский, Похищение Прозерпины, 1809,
Горный институт, Санкт-Петербург
Томас Харт Бентон, Персефона
Казелли, Похищение Персефоны
* Чтобы увидеть картины Казелли, нажми здесь:
Сандра Стэнтон, Деметра и Персефона
Говард Дэвид Джонсон, Персефона
Крис Уолдхер, Персефона
Валеджо, Персефона
Christian Friedrich Tieck, Персефона
Жирардон, Похищение Прозерпины, Версаль
Персефона, Мюнхен
Kassel, Похищение Персефоны
Henri Chapu, Персефона

Бог смерти Аид: Аид и Персефона, подземное царство в мифах Древней Греции

Аид – в мифологии Древней Греции один из главных олимпийских богов, хозяин подземного Царства умерших, брат Зевса. У римлян звался Плутоном.

Бог Аид

По легенде, после раздела мира между тремя братьями – Зевсом, Посейдоном и Аидом Зевс стал главным богом Олимпа, Посейдон – морской стихии, а Аиду досталось подземное царство. Также Аид считался покровителем подземных сокровищ, дающим урожай из глубин земли.

Аид, 400-300 гг. до нашей эры. Источник: Getty Images

Некоторые поэты называли Аида «гостеприимным» и даже «щедрым», поскольку участь оказаться в его владениях однажды настигнет каждого. Будучи богом потустороннего мира, Аид вызывал у греков страх, а его имя старались не произносить вслух, заменяя эпитетами.

Помимо этого, Аид, будучи хтоническим богом, считался дарителем земных благ. Места его культа располагались возле глубоких пещер или в земле. В жертву богу приносили скот черного цвета.

И хотя основным уделом Аида был подземный мир, он иногда все же поднимался на Олимп, когда возникала такая необходимость.

Аид и Персефона

Вместе с Аидом Царством ушедших заведовала его супруга Персефона – богиня плодородия и владычица преисподней.

Статуя Персефоны, 190-180 гг. нашей эры. Источник: Википедия

Сказания гласят, что влюбленный Аид похитил Персефону, когда та собирала на лугу цветы, приехав на колеснице с четверкой лошадей.

Аид похищает Персефону. Автор неизвестен, XVIII век. Источник: Википедия

Мать Персефоны – богиню плодородия Деметру – охватила тоска по пропавшей дочери, и на земле наступил голод. Тогда Зевс решил, что две трети года Персефона будет проводить с матерью, а одну треть – в Царстве Аида.

Царство Аида

Согласно мифологии, в преисподней протекало пять рек: Стикс, Лета, Ахерон, Кокитос и Флегетон.

Стикс – река, по которой старец Харон перевозил на тот свет души почивших.

Харон. Иллюстрация Гюстава Доре к «Божественной комедии» Данте

Лета – по-гречески означает «забвение». Прибывшие пили из этой реки и забывали все, что знали прежде, и свою земную жизнь. Те, кто получил возможность вернуться обратно в мир живых, снова пили из реки и обретали память.

Также Лета – богиня забвения – дочь Эриды, которая олицетворяла раздор и хаос.

Известно выражение «кануть в Лету», которое означает «исчезнуть навсегда».

«Подземный мир», Франсуа де Номе, 1603-1604 гг. Источник: Getty Images

Ахерон – «поток печали». Река Ахерон действительно протекает на территории Греции. Из-за ее мрачного вида и глубины среди греков возникла легенда, будто бы именно там находится вход в потусторонний мир. Со временем слово «Ахерон» стало синонимом ада и его ужасов.

Кокитос (по другой версии Коцит) – «река воплей» и один из притоков Стикса. Также имеет реальный прототип.

Флегетон – «пламенный» – огненная река, впадающая в Ахерон. Здесь находятся души отце- и матереубийц, пока не искупят свои грехи.

Выход из царства охраняет трехглавый пес Цербер. Он не дает умершим уйти обратно в мир живых, а живым – посетить мертвых. Одним из подвигов Геракла стало похищение Цербера.

Геракл тащит пса Цербера, Германия, около 1500-1550 гг. Источник: Getty Images

Прямо под подземным миром Аида находился Тартар – глубокая бездна, которая так же далека от земли, как и небо. Именно там грешные души подвергаются мукам.

В более позднее время Тартар стал считаться наиболее отдаленным местом преисподней, где оказываются те, кто посмел дерзить богам.

В повседневной речи известно выражение «лететь в тартарары» – то есть в преисподнюю, к черту, в ад.

Прежде: Бог Сон и бог Смерть, сыновья богини Ночи

Далее: Фурии, или Античная совесть

Царство мертвых бога Аида

Реки Аида Стикс и Ахеронт. — Перевозчик Харон. — Бог Аид (Плутон) и богиня Персефона (Прозерпина). — Судьи царства Аида Минос, Эак и Радамант. — Тройственная богиня Геката. — Богиня Немезида. — Царство мертвых древнегреческого художника Полигнота. — Сизифов труд, муки Тантала, колесо Иксиона. — Бочка Данаид. — Миф об Елисейских полях (Элизиуме).

Реки Аида Стикс и Ахеронт

Согласно мифам древней Греции, на земном шаре были такие страны, где царила вечная ночь и солнце никогда не восходило над ними. В такой стране поместили древние греки вход в Тартар — подземное царство бога Аида (Плутона), царство мертвых греческой мифологии.

Царство бога Аида орошали две реки: Ахеронт и Стикс. Именем реки Стикс клялись боги, произнося клятвы. Клятвы рекой Стикс считались ненарушимыми и страшными.

Река Стикс катила свои черные волны среди безмолвной долины и девять раз огибала царство Аида.

Перевозчик Харон

Ахеронт, грязная и мутная река, охранялась перевозчиком Хароном. Мифы древней Греции описывают Харона в таком виде: в грязной одежде, с нечесаной длинной белой бородой, Харон одним веслом управляет своей лодкой, в которой перевозит тени умерших, тела которых на земле уже погребены; лишенных же погребения Харон безжалостно отталкивает, и тени эти осуждены вечно странствовать, не находя покоя (Вергилий).

Античное искусство так редко изображало перевозчика Харона, что тип Харона стал известен только благодаря поэтам. Но в средние века мрачный перевозчик Харон фигурирует на некоторых памятниках искусства. Микеланджело поместил Харона в своем знаменитом произведении «День Страшного суда», изобразив Харона перевозящим грешников.

За провоз через реку Ахеронт надо было платить перевозчику душ. Верование это так укоренилось среди древних греков, что мертвым клали в рот мелкую греческую монету обол для платы Харону. Древнегреческий писатель Лукиан насмешливо замечает: «Людям не приходило в голову, в ходу ли эта монета в подземном царстве Аида, а также они не соображали того, что лучше было бы не давать этой монеты умершим, потому что тогда их бы не захотел перевозить Харон, и они могли бы вновь вернуться к живущим».

Как только тени умерших были перевезены через Ахеронт, на другом берегу встречал их пес Аида Цербер (Кербер), обладающий тремя головами. Лай Цербера так устрашал умерших, что отнимал у них даже всякую мысль о возможности возврата туда, откуда они прибыли.

Бог Аид (Плутон) и богиня Персефона (Прозерпина)

Судьи царства Аида Минос, Эак и Радамант

Затем тени умерших должны были предстать перед богом Аидом (Плутоном), царем Тартара, и богиней Персефоной (Прозерпиной), супругой Аида. Но бог Аид (Плутон) не судил мертвых, это исполняли судьи Тартара: Минос, Эак и Радамант. По словам Платона, Эак судил европейцев, Радамант — азиатов (Радаманта всегда изображали в азиатском костюме), а Минос должен был, по повелению Зевса, судить и решать сомнительные случаи.

Прекрасно сохранившаяся живопись на одной античной вазе изображает царство Аида (Плутона). Посреди находится дом Аида. Сам бог Аид, властелин преисподней, сидит на троне, держа в руке скипетр. Подле Аида стоит Персефона (Прозерпина) с зажженным факелом в руке. Наверху, по обе стороны дома Аида, изображены праведники, а ниже: направо — Минос, Эак и Радамант, налево — Орфей играет на лире, внизу же находятся грешники, среди которых можно узнать Тантала по его фригийской одежде и Сизифа по скале, которую он катит.

Тройственная богиня Геката

Богине Персефоне (Прозерпине) не было, по мифам древней Греции, дано активной роли в царстве Аида. Богиня Тартара Геката призывала богинь мщения Фурий (Эвменид), которые схватывали и овладевали грешниками.

Богиня Геката была покровительницей волшебства и заклинаний. Богиню Гекату изображали в виде трех соединенных вместе женщин. Этим как бы аллегорически поясняется, что власть богини Гекаты распространялась на небо, землю и царство Аида.

Первоначально Геката не была богиней Аида, но она подарила Европе румяна и тем как бы вызвала восхищение и любовь Зевса (Юпитера). Ревнивая богиня Гера (Юнона) стала Гекату преследовать. Богиня Геката должна была укрыться от Геры под погребальной одеждой и тем сделалась нечистой. Зевс приказал очистить богиню Гекату в водах реки Ахеронта, и с тех пор Геката стала богиней Тартара — подземного царства Аида.

Богиня Немезида

Немезида, богиня возмездия, исполняла в царстве бога Аида почти такую же роль, как богиня Геката.

Богиня Немезида изображалась с согнутой у локтя рукой, чем намекалось на локоть — меру длины в античности: «Я, Немезида, держу локоть. Зачем, спросишь ты? Потому что я напоминаю всем, что не надо превышать меры».

Царство мертвых древнегреческого художника Полигнота

Древнегреческий автор Павсаний описывает картину художника Полигнота, изображающую царство мертвых: «Прежде всего, вы видите реку Ахеронт. Берега Ахеронта покрыты тростниками; в воде видны рыбы, но это скорее тени рыб, нежели живые рыбы. На реке лодка, в лодке гребет перевозчик Харон. Нельзя хорошенько различить, кого перевозит Харон. Но невдалеке от лодки Полигнот изобразил ту пытку, которой подвергается жестокий сын, осмелившийся поднять руку на отца: она состоит в том, что собственный отец его вечно душит. Подле этого грешника стоит нечестивец, осмелившийся грабить храмы богов; какая-то женщина смешивает яды, которые должен он вечно пить, испытывая при этом страшные мучения. В те времена люди чтили и боялись богов; поэтому художник поместил в царстве Аида нечестивца, как одного из страшнейших грешников».

Сизифов труд, муки Тантала, колесо Иксиона

Почти не сохранилось в искусстве античности изображения царства мертвых. Только из описаний античных поэтов знаем мы о некоторых грешниках и о пытках, которым они подвергались в царстве мертвых за свои преступления. Например,

  • Иксион (колесо Иксиона),
  • Сизиф (Сизифов труд),
  • Тантал (Танталовы муки),
  • дочери Даная — Данаиды (бочка Данаид).

Иксион оскорбил богиню Геру (Юнону), за что в царстве Аида был привязан змеями к колесу, которое вечно вертелось (колесо Иксиона).

Танталовы муки, Сизифов труд, колесо Иксиона: мучения грешников античной мифологии в царстве Аида.

Разбойник Сизиф должен был вкатывать в царстве Аида огромную скалу на вершину горы, но лишь только скала дотрагивалась до этой вершины, как невидимая сила сбрасывала ее в долину, и несчастный грешник Сизиф, обливаясь потом, должен был вновь начинать свою трудную, бесполезную работу (Сизифов труд).

Тантал, царь Лидии, вздумал испытать всеведение богов. Тантал пригласил богов на пир, зарезал своего родного сына Пелопса и приготовил из Пелопса кушанье, думая, что боги не узнают, какое ужасное блюдо стоит перед ними. Но только одна богиня Деметра (Церера), удрученная горем вследствие исчезновения дочери Персефоны (Прозерпины), съела нечаянно кусок плеча Пелопса. Зевс (Юпитер) приказал богу Гермесу (Меркурию) собрать куски Пелопса, соединить их вновь и оживить ребенка, а недостающее плечо Пелопса сделать из слоновой кости. Тантал за его каннибальский пир был приговорен в царстве Аида стоять по горло в воде, но — лишь только Тантал, мучимый жаждой, хотел напиться — вода уходила от него. Над головой Тантала в царстве Аида висели ветки с прекрасными плодами, но стоило Танталу, голодному, протянуть к ним руку, как они поднимались до небес (Танталовы муки).

Бочка Данаид

Данаиды. Джон Уильям Уотерхаус, 1903 г.

Одна из самых интересных пыток в царстве Аида, которую придумало богатое воображение древних греков, — та, которой были подвергнуты дочери Даная (Данаиды).

Два брата, потомки несчастной Ио, Египет и Данай, имели: первый — пятьдесят сыновей, а второй — пятьдесят дочерей. Недовольный и возмутившийся народ, подстрекаемый сыновьями Египта, заставил Даная удалиться в Аргос, где он научил народ рыть колодцы, за что был избран царем. Вскоре в Аргос пришли сыновья его брата. Сыновья Египта стали добиваться примирения с дядей Данаем и пожелали взять его дочерей (Данаид) себе в жены. Данай, видя в этом возможность сразу отомстить своим врагам, согласился, но уговорил своих дочерей убить в брачную ночь мужей.

Все Данаиды, кроме одной, Гипермнестры, исполнили приказание Даная, принесли ему отрубленные головы мужей и похоронили их в Лерне. За это преступление Данаиды были приговорены в Аиде вечно наливать воду в бочку, не имеющую дна.

Полагают, что миф о бочке Данаид как бы намекает на то, что Данаиды олицетворяют реки и источники той страны, высыхающие там каждое лето. Античный барельеф, сохранившийся до наших дней, изображает пытку, которой подвергаются Данаиды.

Миф об Елисейских полях (Элизиуме)

Противоположностью страшному царству Аида являются Елисейские поля (Элизиум), местопребывание безгрешных.

На Елисейских полях (в Элизиуме), по описанию римского поэта Вергилия, леса вечно зеленые, поля покрыты роскошными жатвами, воздух чист и прозрачен.

Одни блаженные тени на мягкой зеленой траве Елисейских полей упражняют свою ловкость и силу в борьбе и играх; другие, ритмично ударяя палками о землю, скандируют стихи.

Орфей, играя на лире в Элизиуме, извлекает из нее гармоничные звуки. Тени также лежат под сенью лавровых деревьев и прислушиваются к веселому журчанию прозрачных источников Елисейских полей (Элизиума). Там, в этих блаженных местах, находятся тени раненых воинов, сражавшихся за отечество, жрецов, сохранивших всю жизнь целомудрие, поэтов, которых бог Аполлон вдохновлял, всех, кто посредством искусства облагораживал людей, и тех, благодеяния которых оставили память о себе, и все они увенчаны белоснежной повязкой безгрешных.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *