Менталитет, это что?

§ 6 — 7. Город и деревня России в процессе модернизации

Из воспоминаний П. А. Бурышкина «Москва купеческая» (. 41)

Каковы особенности мировосприятия русского купечества? (с. 41)

Ответ: Деятельность купцов – задача, миссия, возложенная на них Богом или судьбою. Богатство им дал Бог, поэтому потребует отчет за него. Поэтому в купеческой среде была развита благотворительность и коллекционирование.

Мнение современника (с. 44)

Объясните, почему процесс столкновения городской и традиционной сельской культуры приводил к «падению нравов» в деревне. (с. 44)

Ответ: Потому что крестьяне, работающие в городе, являлись «пионерами городской культуры», которая разрушала сложившиеся веками «заветы старины».

1. В каком направлении шли социальные процессы в западных странах в период модернизации?

Ответ: В западноевропейских странах развитие общества шло в направлении сглаживания местных, региональных, сословных или классовых особенностей, создания единого для всех политического, правового и культурного пространства, т. е. формирования национальной гражданской культуры, на базе которой происходила консолидация отдельных групп населения в единую нацию.

2. Какие особенности российской модернизации замедляли процесс сословной нивелировки общества?

Ответ: Российское общество к началу XX в. оставалось расколотым на сословия, имевшие различные юридические права, бытовой уклад, уровень образования и культурного развития, а также свойственные каждому сословию мировоззренческие и поведенческие установки. Между сословиями и внутри их существовала огромная имущественная дифференциация, общественное сознание тоже во многом сохраняло сословный характер, следствием чего была слабая социальная мобильность, т. е. переход людей из одной социальной группы в другую.

В то же время новые явления в экономике объективно вели к формированию новых классов, которые уже не вписывались в традиционную систему социальных отношений, являлись носителями новых ценностей.

Сохранение крестьянской общины и ограничение купли — продажи земли замедляли отток крестьян в города в качестве рабочих. Это также способствовало сохранению значительных культурно — бытовых различий между городом и деревней.

Несмотря на то, что дворянство стало постепенно утрачивать свои сословные привилегии, сближаясь в правовом положении с другими сословиями, оно продолжало получать поддержку правительства. Правительство пыталось различными способами укрепить положение дворянства, поддержать его экономическими и политическими мерами. В конце XIX в. в годы контрреформ Александра III была усилена роль дворян в местном самоуправлении, создан Дворянский банк, предоставлявший льготные кредиты, расширялась сеть дворянских учебных заведений и т. д. Однако эти меры не приносили ощутимых результатов.

И все же, несмотря на потерю сословных привилегий, российские дворяне продолжали пользоваться поддержкой власти, задавая тон в русском обществе. Многие посты в армии, дипломатическом корпусе и чиновничьем аппарате оставались монополией дворянства. Кроме того, дворянство в целом стремилось сохранить традиционный стиль жизни, кодекс дворянской чести и иные атрибуты своего особого положения в обществе, подчеркивавшие их отличия от людей «неблагородного» происхождения.

3. Что такое менталитет? Какие черты характерны для буржуазного менталитета?

Ответ: Менталитет — совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей, ценностных ориентаций и установок, присущих социальной или этнической группе, нации, народу, народности.

Буржуазный менталитет сформировался в 16 — 17 веках. Отличительными чертами является — душевная скупость, неискренность, трудоголизм, бережливость, экономичность, индивидуализм.

Основные ценности – частная инициатива и предприимчивость.

4. В устной культуре менталитет отражается в фольклоре, и особенно в пословицах. Подберите пословицы, которые отражают отношение русских крестьян к богатству, власти, труду.

Ответ: Богат – да крив, беден – да прям. Богатый бедному не брат. Богатый врет — никто его не уймет. Богатый и в будни пирует, а бедный и в праздник горюет. Голодный волк сильнее сытой собаки. Голодный праздников не считает.

5. Какие явления, происходившие в русском обществе, свидетельствовали о начале процесса социальной модернизации?

Ответ: среди российской буржуазии были и носители модернизационных взглядов, предприниматели европейского масштаба, организовавшие крупное производство по всем канонам фирменной интеграции и менеджмента. Настоящие «капитаны» индустрии вышли из семей Путиловых, Рябушинских, Прохоровых, Коншиных и др.

Постепенное повышение уровня грамотности населения. Краткосрочный призыв на военную службу молодых мужчин значительно расширял их кругозор, повышал грамотность. Если уровень грамотности деревенского населения вырос с 10% в начале 1880 — х гг. до 25% в 1910—1913 гг., то среди военнослужащих он поднялся с 21,4% в 1874 г. до 67,8% в 1913 г.

Большое внимание повышению грамотности и общей культуры крестьян уделяли земства. В сельской местности действовало около 40 тыс. земских и воскресных школ. Развивалась практика приглашения крестьянами «ходячих» учителей, которые занимались с небольшими группами детей. Быстро развивалась и стала основной сеть училищ Министерства народного просвещения, во много раз увеличились ассигнования на церковно — приходские школы. В деревне открывались общественные и народные библиотеки (к 1904 г. их насчитывалось свыше 10 тыс.), библиотеки при земских и других школах. Во многих селах возникли народные дома, при которых были кружки грамотности, читальни, ставились спектакли. Часто они создавались кооперативами, у которых подобная деятельность была отражена в уставе. Все больше издавалось дешевых (по 1—3 копейки) книг специально для народа. Известный издатель И. Д. Сытин, крестьянин по происхождению, выпускал «Библиотеку для самообразования», издал миллионы экземпляров букварей, популярных календарей, детских книг с картинками. А. С. Суворин издал 300 выпусков «Дешевой библиотеки», в которую входили книги русских писателей, жития святых и др.

Однако не все грамотные люди, особенно в деревне, имели возможность читать книги и уж тем более газеты и журналы.

6. Что тормозило социальную модернизацию в России?

Ответ: Российское общество к началу XX в. оставалось расколотым на сословия, имевшие различные юридические права, бытовой уклад, уровень образования и культурного развития, а также свойственные каждому сословию мировоззренческие и поведенческие установки. Между сословиями и внутри их существовала огромная имущественная дифференциация, общественное сознание тоже во многом сохраняло сословный характер, следствием чего была слабая социальная мобильность, т. е. переход людей из одной социальной группы в другую.

Также тормозил процессы социальной модернизации менталитет населения. Основная масса крестьян не была готова к изменениям так как отрицала возможность частной собственности на землю и возможность изменения государственного строя. По их представлениям вся земля в государстве должна была быть общей. Богатство, основанное на эксплуатации чужого труда, считалось греховным. Они не стремились переустроить общество на демократических началах, мечтая лишь о том, чтобы иметь возможность время от времени информировать царя — батюшку через ходоков о своих нуждах и творимых несправедливостях.

Не только рабочие — выходцы из крестьян, но и традиционное городское население — купцы, ремесленники, мещане — обладали менталитетом, сходным с крестьянским. Мещане и ремесленники никогда не были предпринимателями в подлинном смысле этого слова. Подобно крестьянам, целью их хозяйства являлось достижение достатка, а не накопление капитала. Стремление к богатству осуждалось общественным мнением.

Существенным препятствием для формирования слоя предпринимателей была малограмотность населения.

В начале XX в. у многих российских купцов и промышленников не были развиты «капиталистические инстинкты». Они уклонялись от конкуренции друг с другом и боялись иностранной конкуренции. Для них правительство, использовавшее принудительные меры, было союзником, способным регулировать внутреннюю конкуренцию, предотвращать путем тарифов вторжение иностранных товаров и покупать большую часть из произведенных ими товаров. Разобщенная по этническим и географическим признакам, экономически зависимая от государства, российская буржуазия не являлась единым классом, сплоченным общей предпринимательской этикой, способной стать во главе процесса модернизации, сцементировать все слои общества и увлечь его за собой.

Ведущую роль в деле модернизации страны играла не буржуазия, а верховная власть. Да и слабость русских предпринимателей, их зависимость от государства, отсутствие внутреннего единства тормозили формирование подлинно буржуазного менталитета. К тому же в стране практически отсутствовали мелкие буржуазные собственники, носители индивидуалистических и частнособственнических настроений. Общинные традиции, господствовавшие в сознании населения, препятствовали развитию индивидуализма.

Социальную модернизацию значительно тормозил низкий уровень грамотности населения. Согласно переписи 1897 г. в России насчитывался 21% грамотных. Только дворянство и духовенство, составлявшие 2% населения России, достигли почти полной грамотности. Остальные сословия по степени грамотности находились на уровне западноевропейских стран XVII в. Однако не все грамотные люди, особенно в деревне, имели возможность читать книги и уж тем более газеты и журналы.

Также тормозом социальной модернизации выступало окрестьянивание города. Возросший поток мигрантов из деревни повлек за собой окрестьянивание городского населения как по социальному составу, так и по образу мысли и образу жизни, что приводило к торможению процесса созревания буржуазного менталитета.

7. Сделайте вывод об уровнях индустриальной и социальной модернизации России. В чем заключалась опасность несоответствия этих уровней?

Ответ: Россия начала XX века стала на путь ускоренной модернизации. Капиталистическая модернизация сельского хозяйства шла более медленными темпами, что вело к сохранению потребительского характера крестьянских хозяйств, отсутствию развитого рынка рабочей силы. Развитие рыночной экономики тормозилось ограничением купли — продажи земли, а также существованием старой юридическо — правовой базы, санкционирующей вмешательство государства в экономическую сферу.

В России в начале XX в. социальная модернизация в отличие от индустриальной протекала крайне медленно и не сопровождалась процессом консолидации общества. В противоположность западноевропейским странам господствующей в обществе была не буржуазная, а крестьянская ментальность.

Опасность несоответствия этих уровней приводила к социальной напряженности в обществе и возможности революции.

МЕНТАЛЬНОСТЬ

МЕНТАЛЬНОСТЬ (менталитет)

от лат. mens—ум, мышление, образ мыслей, душевный склад) — глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознательное; относительно устойчивая совокупность установок и предрасположенностей индивида или социальной группы воспринимать мир определенным образом. Ментальность формируется в зависимости от традиций культуры, социальных структур и всей среды жизнедеятельности человека, и сама в свою очередь их формирует, выступая как порождающее начало, как трудноопределимый исток культурно-исторической динамики. «Зазор» между практически независимым от истории «коллективным бессознательным» с его «архетипами» (К. Юнг) и исторически изменчивыми «формами общественного сознания» (марксизм) локализует тот уровень, на котором располагаются структуры ментальности. Гуманитарная наука 20 в. скорректировала идущее от Просвещения и типичное для классического рационализма 19 в. отождествление сознания с знанием и сферой разума, подкрепленное ценностным предпочтением когнитивно-письменной формы культуры перед всеми остальными, выдвинув и развив лишенное однозначности представление о ментальности. Духовная атмосфера, в которой развивались представления о ментальности, характеризуется отказом от европоцентризма и монолинейного прогрессистского видения истории. Фиксируя устойчивую настроенность внутреннего мира человека, сплачивающую его в социальные группы и исторические общности, ментальность служит средством анализа и объяснения в гуманитарном знании, особенно в той мере, в какой его предмету присуще динамическое историческое измерение. Поэтому представление о ментальности разрабатывалось гл. о. в исторических науках, особенно в исторической антропологии и в «новой исторической науке», основы которой были заложены в 1930-х гг. французскими учеными, группировавшимися вокруг журнала «Анналы». Конкретные социолого-исторические исследования были посвящены анализу детской, национальной, тоталитарной, европейской, африканской, бюрократической, средневековой и др. видов ментальности. Интерсубъективный по своей сущности мир ментальности, осознаваясь и рационализируясь только выборочно, «пятнами», связывает высокорационализированные формы сознания (науку, философию, политическую идеологию, религию и др.) с миром бессознательных структур, с неосознанными культурными кодами, определяя тем самым образ целостной жизни человека. Природное и культурное, рациональное и эмоциональное, индивидуальное и общественное — все эти оппозиции «перекрываются» на уровне ментальности, растворяясь в ее структурах. Термин «ментальность» встречается уже у Р. Эмерсона (1856), однако свое продуктивное и многоплановое развитие понятие ментальности получило гл. о. во франкоязычной гуманитарной науке. М. Пруст, отмечая новизну термина «ментальность», с симпатией к новшеству вводит его как достойный внимания неологизм в свой словарь, заодно проникая в дотоле неизвестные пространства душевно-духовной жизни человека. В 1922 Л. Леви-Брюль в исследовании «Первобытное мышление» («La mentalite primitive») различает два типа ментальности — дологический и логический, подчеркивая несоизмеримость мышления австралийских и африканских племен с характерным для него «законом партиципации» и основанного на логическом законе противоречия и представленного в европейской традиции рационального мышления. Важной вехой в истории концепций ментальности стали работы французского историка Ж. Лефевра, введшего в качестве объяснительного средства представление о «коллективной ментальности». Исследуя феномен массовой паники, охватившей летом 1789 множество французских деревень и спровоцированной убеждением в грозящей крестьянам опасности со стороны банд разбойников, грабящих и разоряющих все на своем пути, историк пришел к необходимости углубленного подхода к анализу психологии масс, поведение которых, особенно в кризисную эпоху, нельзя объяснить без учета структуры коллективной ментальности. Историк обнаружил, что коллективная эмоция (в данном случае «великий страх») легко направляется на новый объект, если первоначальный объект страха разоблачается в качестве иллюзорного. Исследуя поведение «революционных толп», Лефевр показал, что за привычной идеолого-политической «событийной» историей скрывается ее глубинный источник, в котором переплетаются психологические и социальные моменты — подчиненная особым закономерностям динамика коллективной ментальности. Коллективная и индивидуальная ментальность представляют для Лефевра своего рода биологически обусловленные константы. У другого историка, основателя (наряду с ментальностью Блока) школы «Анналов», Л. Февра понятие ментальности, напротив, лишено биологицистского истолкования. Отталкиваясь от работ А. Баллона и Ш. Блонделя, Февр разрабатывает контуры исторической или социоисторической психологии, развитой впоследствии И. Мейерсоном, 3. Барбу и др. В манифесте школы «Новых Анналов» (1946) Февр подчеркивает, что мыслительные привычки и установки, навыки восприятия и эмоциональной жизни наследуются людьми от прошлых поколений без ясного осознания их, хотя он и называет «сознанием» весь этот блок, генерирующий импульсы, формирующие историю и самого человека. Ментальность мыслится Февром не как биологически укорененная константа поведения, а как исторически складывающаяся структура, определяющая мысли, чувства, поведение людей, их ценности и «жесты». В исторических реконструкциях ментальности обнаруживается прежде всего как причина «отставания» или «сопротивления» переменам в социополитической и идеологической сферах (инерционность ментальности). Т. о., ментальные структуры служат одновременно и продуцирующим основанием и препятствием для исторического движения, благодаря чему оно и приобретает свой неповторимый уникальный характер, на воссоздание которого и должна прежде всего ориентироваться история. Образцами раскрытия и воссоздания ментальности различных эпох и социальных слоев служат работы историков нового поколения школы «Анналов» (Ж. Ле Гоффа, Р. Мандру, Ж. Дюби и др.), а также исследования историков культуры, науки, искусства (И. Хейзинга, Ж.-П. Вернан, П. Франкастель, Э. Панофскиидр.). Концепция коллективной ментальности, сложившаяся в истории и социоисторической психологии, имеет свои аналоги в таких конструкциях, как, напр., понятие «социальный характер», предложенное Э. Фроммом в работе «Бегство от свободы» (1941). Как и в исторических исследованиях коллективной ментальности, в работе Фромма разрабатывается модель взаимодействия социальных, экономических и психологических факторов, предполагающая наличие действующих между ними системы двойственных связей. Согласно такой модели, все социально-экономические и политико-идеологические мотивы активности людей имеют шанс на успех в истории лишь при условии их «резонанса» с социопсихологической аурой, в которой они действуют. Рациональное начало какжизнеспособное образование структурировано на матрице социально значимой эмоциональной структуры, причем их локальное взаимопереплетение может расширяться по своего рода автокаталитическому механизму Создавая такую и подобную ей модели, концепции ментальности способствовали формированию новой методологической атмосферы в гуманитарном знании, противостоя редукционизму в его самых разных вариантах — как со стороны, напр., «экономизма» марксистской окраски, так и со стороны позивитизма, намечая тем самым продуктивные междисциплинарные синтезы психологии, лингвистики, этнологии, исторических дисциплин и других наук о человеке, включая и философию. Структурализм, отвергая концепцию Леви-Брюля «дологической» первобытной ментальности, способствовал дальнейшему развитию и углублению этих концепций и исследований, вводя семиотический подход и распространяя на всю культуру лингвистические модели. Однако в той мере, в какой структурализм переходит в постструктурализм, отношение к понятию ментальности меняется. Это ясно прослеживается, напр., у М. Фуко, выдвинувшего понятие «эпистема», которое можно истолковать как интеллектуальную проекцию структуры ментальности соответствующей эпохи и ее культуры. Но уже в его «Археологии знания» (1969) еще встречающееся здесь и позитивно употребляемое понятие ментальность сменяется негативным к нему отношением. Высоко ценя Ф. Броделя и школу «Анналов» (эта оценка была взаимной), Фуко, однако, перенес акцент с «психологии» на «дискурс» как практику, истолковав последнюю в предельно десубъективизированной тональности. «Суверенность коллективного сознания», как объясняющий принцип, содержащийся в некоторых концепциях ментальности, отвергается Фуко на том основании, что он, как считает философ, априорно и догматически унифицирует само по себе дисперсное «поле» истории. Фуко призывает историка вынести за скобки все подобные синтезаторы, такие, как, напр., представления о «влиянии», «развитии», «предшественнике» и т. п. представления, вносящие презумцию автономного «антропологического субъекта» и «исторического сознания», на которые историком послушно нанизываются исторические «факты». Однако нельзя и преувеличивать подобный разрыв Фуко с традицией «новой истории», потому что и Февр, и Бродель, призывая к всеобъемлющему синтезу наук о человеке в рамках преображенной истории, развивая глобальный историзм, стремились как раз внести аналитически обнаруживаемое разнообразие и дискретность (столь дорогие Фуко) в тотализирующие и континуализирующие историю концепты «духа», «индивида», «сознания» и т. п.

В философии культуры М. Б. Туровского понятие «ментального пространства» выступает ресурсом и гарантом «очеловечивания» человека в ходе исторического самосозидания. Это понятие было введено Туровским потому, что он не увидел возможности вывести человечность человека, исходя из принципа предметной деятельности, сформулированного в рамках марксистской традиции. Человек формирует себя в качестве субъекта истории, опираясь на надиндивидуальное содержание, наполняющее ментальное пространство. В ментальном пространстве, по Туровскому, фиксируется «интегральность надиндивидуальных директив человечества, диктующих нормы человеческого отношения к миру» (Методологический семинар «Философские обоснования истории культурологии. 1992-1993 гг.». М., 1993, с. 133). Подобное применение понятия ментальности показывает, что оно может использоваться и для описания феномена свободы человека, в то время как в обычных «историях ментальностей» понятие ментальности предстает скорее как компонент описания зоны необходимости, поскольку человек как личность находит в коллективной ментальности то, что ограничивает и детерминирует его свободу и творчество.

В. П. Визгин

Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

Менталитет общества

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Понятие «менталитет»

Менталитет — это одно из основных понятий современного гуманитарного знания. Оно включает в себя главные характеристики этноса и является одним из ведущих критериев при сопоставлении наций друг с другом.

Термин «Менталитет» зародился во Франции — это образ мышления, мировосприятия, духовной настроенности, присущие индивиду или группе, употребляется для характеристики национальных особенностей народов, особенностей культуры. Культура народа формируется под влиянием национального мышления. В отдельных культурных памятниках, как вербальных, так и невербальных, отражаются особенности менталитета. Например, строгость и лаконичность немецкой культуры, чувственность и изящество Франции или черты русского менталитета — духовность, коллективизм (соборность), широта души.

В отечественной науке для раскрытия духовной структуры общества к понятию «менталитет», часто использовались синонимы, как «национальный характер», «национальная душа», «национальная сознание». Структура национальной души раскрывается исследователями, в частности, на примере анализа духовного мира русского народа.

Менталитет общества определяется как глубинный уровень общественного сознания, как устойчивая система жизненных установок. При этом установка — это определенный «фон» восприятия явлений, она определяет отношение к явлениям и, следовательно, характер деятельности. В силу того, что менталитет — это совокупность наиболее общих черт, средняя для всех слоев и социальных групп населения данного общества в целом, можно выбрать некоторые частные случаи формирования признаков, которые, конечно, будут только подмножеством многочисленных составляющих менталитета.

Во взаимоотношениях с сознанием менталитет выступает в значении неотрефлексированных впечатлений, представлений, образов, на основе которых человек воспринимает и истолковывает мир. Следовательно, менталитет не тождествен сознанию, он не совпадает с образами действия и тем более с высказываемыми человеком мыслями. Менталитет стоит за ними и определяет границу между тем, что человек может помыслить и допустить, и тем, что он ощущает как «немыслимое», «невозможное».

Менталитет базируется не на системе логических категорий и понятий, а на противоречивых, «вживленных» образах, или стереотипах мнений, представлений, действий, которые предрасполагают человека к определенным типам реакций. Менталитет — своеобразный механизм, определяющий характер долговременных форм поведения и мнений человека в рамках той или иной общности.

Феномен менталитета обнаруживает неконфликтность природного и культурного, эмоционального и рассудочного, иррационального и рационального, индивидуального и общественного в природе человека.

При помощи понятия «менталитет» возможно охарактеризовать широкий спектр культурных феноменов — от традиций, этапов духовного развития культуры до образа мыслей, душевного склада, типа мышления различных общностей».

Менталитет выступает как характеристика состояния уровня и направленности сознания (индивидуального и группового), его способности к усвоению норм, принципов и ценностей жизни, к адаптации к условиям социальной среды, воздействию на нее, к воспроизводству опыта предшествующих поколений.

В социально-классовом и сословном смысле выделяют менталитет рабский, крепостнический, крестьянский, феодальный, дворянский, помещичий, бюрократический, массовый, элитарный, пролетарский, люмпенский, маргинальный, купеческий, мещанский (филистерский), аристократический.

Неповторимость, оригинальность национального характера, национально-этнического менталитета находит свои определения: славянский, германский, англо-саксонский, романский, китайский, русский, американский.

Срез социальной жизни, связанный с профессией образом и смыслом жизни, дает такие определения группового менталитета, как коллективистский, альтруистический, эгоистический, торгашеский, паразитический, криминальный (воровской), сельский, деревенский, городской, таежный, кочевой, деляческий, питерский и др.

В сочетаниях с определениями идейно-политического характера менталитет может быть демократическим, либеральным, рыночным, тоталитарным, революционным, экстремистским, радикальным, нигилистическим, реакционным, консервативным, традиционалистским, имперским, монархическим, республиканским, охлократическим, плутократическим, олигархическим и др.

Стоит отметить еще и тот факт, что практически никто из ученых не разграничивал понятия «менталитет» и «ментальность».

Менталитет, ментальность (от англ. mentality, фр. mentalite) — представляют собой умонастроение, особый духовный склад ума, источник мышления, мироощущение, мировосприятия, идеологии, веры; особенность индивидуального и общественного сознания людей, их жизненных целей, моделей поведения; индикатор специфических черт социализации человека и социальных групп, их самобытности и суверенности; способ видения мира, устойчивые рациональные и эмоциональные, логические, чувственные, правовые и ценностные воззрения, устойчивые мысли и образы, обобщенные и распространенные представления о политических реалиях, ценностях и идеалах.

Менталитет формируется под воздействием социальных факторов, поэтому, индивид, оказываясь в группе, вопреки традиционному пониманию, невольно вбирает в себя ее характеристики.

Таким образом, менталитет можно охарактеризовать как единство образа мыслей, культурных особенностей нации и, в частности, национального языка, детерминированное экономическими и политическими условиями жизни в историческом контексте. Менталитет может быть присвоен в результате социального воздействия.

2. Понятие «национальный менталитет»

Для характеристики национальных особенностей народа, его культуры употребляется понятие национальный менталитет (от лат. mentalis — умственный, духовный). Зачастую это понятие заменяется понятием «национальный характер».

Национальный менталитет — образ мышления, духовная настроенность, свойственная данной конкретной этнической общности. Национальный менталитет — своего рода память о прошлом, обусловливающая поведение людей и помогающая им оставаться верными своим исторически сложившимся ценностям, традициям.

На характер ментальности оказывают сильное влияние национальные традиции и ценности. Традиции — это элементы культуры, которые передаются из поколения в поколение.

Национальный менталитет — это тот культурный контекст, в котором мы росли, воспитывались и живем сегодня. Это то, что значительно повлияло на формирование мышления каждого из нас. А значит, и на те решения, которые мы принимаем каждый день. В данной статье я бы хотел проанализировать наш национальный менталитет с точки зрения его эффективности.

Для начала давайте разберемся, что же такое национальный менталитет и из чего он состоит? Национальная психология, национальный характер, национальный менталитет — понятия схожие, рассматриваются как синонимы.

Из определений, которые дают ученые, мне нравится следующее: «Национальный менталитет — исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт представителей той или иной нации, определяющих привычную манеру их поведения и их образ».

Национальный менталитет состоит из двух уровней:

1) Первый — генетический. Это то, с чем мы родились и изменить не можем. Множество исследователей сходятся во мнении, что генетической особенностью русского национального менталитета является правополушарное мышление. А значит, мышление творческое, чувственное, иррациональное.

Около шестидесяти тысяч слов и выражений только литературного языка свидетельствует о богатстве, необходимом нам для выражения чрезвычайно сложного, объемного, художественного мировидения. Доминирование невербальных средств передачи информации в живом общении русских — жестов, мимики, пауз, сильное интонирование речи — выдают тот же правополушарный тип. Изменить генетику мы не можем, но можем к ней приспособиться. Чтобы быть эффективным, этот хаос творчества необходимо загонять в рамки рациональной дисциплины.

2) Второй уровень национального менталитета — приобретенный. То, с чем мы не родились и изменить можем. Это то, как на нас влияло наше воспитание, окружающая среда. Чем раньше в нас был заложен определенный тип поведения, тем сложнее его изменить. О том, как это сделать, мы поговорим в завершение статьи.

3. Особенности национального менталитета

Как же мы можем определить особенности нашего национального менталитета? По мнению многих исследователей, русское этническое самосознание основывается на таких концептах, как духовность, смирение, страдание, особый путь. Русский человек склонен к апатии, поискам виноватого в его личных неудачах и ожиданию внезапного будущего благоденствия. Определений много. И действительно, тема национального менталитета большая, объемная и многоплановая.

До середины XX века не было человека, который бы получил Нобелевскую премию за исследования в области психологии. Но один ученый все же смог это сделать. Им стал британский антрополог Джеффри Горер. А исследовал он не что иное, как загадочную русскую душу. Как и многие другие исследователи, Горер замечал, что русский человек склонен к тому, что мы рассмотрели как стратегию избегания. Он хотел понять, почему же так происходит? Горер открыл, что причина русского национального менталитета кроется, как это ни удивительно, в способе пеленания младенцев.

Исследователь полагал, что для русского народа характерна традиция плотно пеленать и укутывать младенцев, начиная с их появления на свет. Физиологическая поза новорожденных — согнутые ручки и ножки. При тугом пеленании их выпрямляют, что дискомфортно для малыша. И как бы ребенок ни бился и ни старался освободиться, ему это не удастся.

Допустим, ребенок хочет пососать свой пальчик. Но его сдерживает пеленка. Как бы он ни старался, у него не получится. Именно этот фактор, по мнению Горера, формирует стратегию на всю жизнь. Как ни старайся, своего не добьешься. Жесткое пеленание формирует психологию подчинения, стратегию избегания. Именно поэтому психологи предлагают отказаться от традиции ради благой задачи — воспитания свободолюбивой, независимой личности.

Заметим, что в западной культуре принято одевать младенцев как взрослых сразу после рождения. К великой радости производителей детской одежды. Также на Западе распространено так называемое свободное пеленание, когда младенца кладут в своего рода конверт, наподобие спального мешка, в котором младенец может свободно шевелить ручками и ножками.

Однако тугое пеленание — это не исключительно русское ноу-хау. В самой Америке детей некоторых американских индейцев туго пеленали. Современные психологи считают предположения индейцев верными: тугое пеленание приучает к подчинению, дисциплине, подавляет волю. Оно формирует хороших исполнителей, но плохих лидеров.

Мы с вами разобрали некоторые особенности национального менталитета. Поговорили о том, что для российского менталитета характерна стратегия избегания, ожидание чуда (в лице жар-птицы, щуки, золотой рыбки и прочих представителей волшебной фауны) и непонимание социальных ролей. Так что же делать со всем этим?

4. Национальный менталитет и самосознание

Национальное самосознание — отражение сознания нации в индивидуальном сознании её членов, представление о месте и роли своего народа в истории и мире. Нации формируются в период возникновения товарно-денежных отношений, хотя ряд учёных ведут историю наций с древнейших времён. Государственность не является признаком нации (в прошлом евреи, армяне, в настоящее время курды, сикхи, не имели собственного государства, но нациями являлись).

Для характеристики национальных особенностей народа, его культуры употребляется понятие национальный менталитет (от лат. mentalis — умственный, духовный). Зачастую это понятие заменяется понятием «национальный характер».

Национальный менталитет — образ мышления, духовная настроенность, свойственная данной конкретной этнической общности. Национальный менталитет — своего рода память о прошлом, обусловливающая поведение людей и помогающая им оставаться верными своим исторически сложившимся ценностям, традициям.

На характер ментальности оказывают сильное влияние национальные традиции и ценности. Традиции — это элементы культуры, которые передаются из поколения в поколение.

Фундаментальные ценности (сокровища) русской нации (Иван Ильин):

Итоговой характеристикой процесса формирования нации является национальное самосознание. Если члены той или иной общности при всей психофизиологической и духовной близости не обладают национальным самосознанием, то эта общность не является нацией.

Национальное самосознание — это осознание народом себя как этнической общности. Понятие «национального самосознания» было выдвинуто в 1947 г. В.В. Мавродиным в труде о формировании русской нации, которое заняло место одного их важнейших этноопределяющих признаков.

Национальное самосознание состоит в том, что человек осознает себя русским, англичанином, норвежцем. Тем самым он осознает данную общность как «свою», а остальные как «чужие», данную культуру как «свою», а остальные как «чужие».

Наличие этнического самосознания предполагает существования общего названия этноса — этнонима. У этноса может быть несколько названий, одно из них — самоназвание, другие — имена, даваемые данному этносу людьми, принадлежащими к другим народам. Национальное самосознание невозможно без самоназвания.

Самосознание является хоть и поверхностным по сути, но в тоже время очень важным этноопределяющим признаком. Достаточно в сознании нации закрепить убеждение, что две части единого этнического образования различны и подкрепить эту идею новым этнонимами, как постепенно между двумя частями психофизиологически и духовно единого народа начнется процесс отторжения, который, в конечном счете, может вылиться в открытое противостояние и конфликт.

Наглядный пример можно привести из экспериментальной психологии. В летнем лагере всех детей принадлежащих к единому этносу произвольно разделили на две группы, которым дали различные названия. Каждой группе дали свои задания и изолировали друг от друга. С течением времени в каждой из групп стали возникать негативные стереотип по отношению к другой группе. Потом две группы объединили и дали общие задание — починку водопровода. Через относительно небольшой промежуток времени негативные стереотипы по отношению друг к другу стали исчезать, группа сплотилась в единое целое.

Национальное самосознание является поворотным пунктом в формировании нации. Пока члены общности не осознали себя единым этническим целым, нации нет. Все признаки нации есть, а нации нет. Только тогда когда члены нации осознают себя единой этнической целостностью можно говорить сформированной нации.

менталитет сознание профессия ментальность

Размещено на Allbest.ru

Менталитет

Смотреть что такое «Менталитет» в других словарях:

  • менталитет — а, м. mentalité f., нем. Mentalität, англ. mentality < лат. <лат. mens (mentis) ум, мышление. Образ, способ мышления, мировосприятия личности или социальной группы. Крысин 1998. Двухвековая работа индивидуалистической мысли глубоко… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • менталитет — склад ума, ментальность, мировосприятие, умонастроение Словарь русских синонимов. менталитет см. склад ума Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова … Словарь синонимов

  • МЕНТАЛИТЕТ — (ментальность) (от позднелат. mentalis умственный) образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе … Большой Энциклопедический словарь

  • МЕНТАЛИТЕТ — МЕНТАЛИТЕТ, а, муж. (книжн.). Мировосприятие, умонастроение. М. русского народа. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • МЕНТАЛИТЕТ — англ. mentality; нем. Mentalitat. Совокупность и специфическая форма организации, своеобразный склад различных человеческих психических свойств и качеств, особенностей их проявлений. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

  • Менталитет — совокупность и специфическую форму организации, своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений. Используется для обозначения оригинального способа мышления, склада ума и даже умонастроений. Политическая… … Политология. Словарь.

  • МЕНТАЛИТЕТ — (от нем. Mentalität – склад ума). То же, что ментальность. Совокупность умственных навыков, духовных установок и культурных традиций, присущих отдельному человеку или человеческой общности. Термин «М.» ввел в научный обиход американский философ Р … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Менталитет — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии. Менталитет (фр. Mentalité направление мыслей ) образ мышления, мировосприя … Википедия

  • Менталитет — (фр. mentalite) 1. склад ума; 2. мироощущение, мировосприятие; 3. психология, качество сознания, характеризующее конкретного индивида; 4. умственная активность; 4 личностные качества какой либо нации. * * * … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Менталитет — (лат. – образ мыслей) – это те духовно нравственные и культурные ценности, которые составляют основу мировидения и миропонимания отдельного человека или сообщества, в свою очередь, определяющих их поведение. Менталитет определяют как образ чувств … Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

Часть 2. Ментальность и мышление как взаимосвязанные понятия

⇐ Предыдущая12

Для соотношения понятий «ментальность» и «мышление» дадим им определение. Ментальность (от лат. mens, mentis – ум, мышление, рассудительность, образ мыслей, душевный склад) – совокупность социально-психологических установок, автоматизмов и привычек сознания, формирующих способы видения мира и представления людей, принадлежащих к той или иной социально-культурной общности (народу). Синонимом является менталитет — образ мышления, мировосприятия, присущие индивиду или группе. Мышление — способность человека рассуждать, представляющая собою процесс отражения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях.

Каждый народ существует в определённом социокультурном пространстве, в определённой совокупности культурно-исторических условий, связанных с особым типом культуры и религией, сформированных определенным психотипом людей. Как для народа в целом, так и для конкретного индивида свойственна определенная «картина мира», отражающая особенности осмысления и восприятия окружающей среды и места в ней человека, ценностные представления и многое другое, то есть всё то, что определяет ментальность данной этносоциальной общности. Понятия «менталитет» и «ментальность» вошли в российскую научную литературу не так давно, вместо них долгое время в нашей стране применялись термины «общественное сознание», «массовое сознание». Феномен ментальности привлекал к себе исследователей философии истории и философии культуры уже в Новое время, но к исследованию понятия «ментальность» гуманитарная наука серьезно обратилась относительно недавно.

Менталитет определяет представления о человеке и его месте в мире, причем все эти представления и ощущения связаны не столько с сознанием, которое регулирует мышление человека, а скорее с подсознанием. Менталитет надо рассматривать как тип мышления, склад ума, стереотипное отношение к миру. Он обеспечивает адаптацию человека к окружающей внешней среде и выбор определенного социального поведения, он имеет социокультурную сущность.

Несмотря на то, что ментальность и менталитет очень похожие понятия, важно выявить соотношения категорий «ментальность» и «менталитет». В.В. Козловский одним из первых исследователей разграничил понятия «менталитет» как тип мышления, склад ума, стереотипное отношение к миру, обеспечивающий адаптацию к окружающей человека внешней среде и выбор определенного социального поведения и «ментальность» как способ повседневного воспроизводства, сохранения привычного жизненного уклада, а так же группу свойств, совокупность познавательных, аффективных и поведенческих характеристик мышления индивида или группы.

Ментальность как форма общественного сознания, выражается в обычаях, традициях и верованиях. Она определяет принадлежность индивида к определенному социуму и времени, способы видения мира. Ментальность – это представления людей, принадлежащих к той или иной социально-культурной общности, это образ мира, заложенный в сознание людей. А.Я.Гуревич определяет ментальность как символы, культурные образцы, устойчивые стереотипы восприятия, нередко не осознанные полностью, потаенные от самих носителей, в то же время оказывающие влияние на них самих, то есть не только человек обладает ментальностью, но и она им. Исследователи видят разные типы ментальностей – национальную, политическую, провинциальную, крестьянскую. Они составляют ту или иную культуру. Ментальность любого культурно-исторического сообщества является ценностным образованием, выполняет функцию регулятора отношений человека с окружающей средой и социокультурной реальностью, является духовным измерением социальной, политической, экономической истории.

Глубинные слои ментальности связаны с наиболее устойчивыми условиями бытования той или иной исторической общности – природа, этнос, уклад труда и быта, верования, традиции воспитания. Она обеспечивает адаптацию человеческого коллектива (этноса) к окружающей природно-социальной среде. С.В.Вальцев определяет менталитет и ментальность следующим образом: «Если менталитет – это образы: бессознательные, устойчивые к изменению, коллективные, этнические, передающиеся в генотипе», то «этническая ментальность – первая ступень формирования национального менталитета; если национальный менталитет – это мировоззрение, то этническая ментальность — это мироощущение. Следовательно, мы можем утверждать, что ментальность и мышление связано друг с другом также тесно, как язык и сознание. Человек мыслит соответственно своей среде обитания, соответственно социуму, в котором он находится. Это происходит потому, что каждому народу свойственны те же самые стереотипы, которые могут влиять на представление о каком-либо предмете, явлении.

⇐ Предыдущая12

Дата добавления: 2017-03-18; просмотров: 434 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *