Короткие фантастические рассказы читать

Ну, в фантастике вообще кучу всего наплодили.
Варп уже тут без меня вспоминали. Кстати, теоретически вполне возможная штука, ОТО одобряет. Правда, видимо, не в этом тысячелетии)) Помимо Трека упоминается, например, в дилогии Лукьяненко «звезды -холодные игрушки». Правда, там он называется не варп, а джамп, но по своему принципу действия это вполне себе варп.
Самая распространённая хрень в НФ — гиперпространство. В отличие от варпа, в реальности, видимо, не существует. Но фантасты любят. Смысл в том, что помимо нашего обычного космоса есть ещё и Евой альтернативное пространство, в котором космические расстояния становятся меньше.
А если вспомнить экзотику? Например, «Сагу о Линсменах» Эвандора Элмера Дока Смита? Там в качестве основного средства передвижения в космосе является так называемый привод Бергенхольма — непонятно как работающая хрень, преобразующая инерцию таким образом, что тело получает возможность двигаться быстрее света. В книге говорится, что это устройство нейтрализует массу, но правил неё, видимо, говорить, что он превращает её в мнимую, дела корабль тахионом.
Ещё более экзотический и странный вариант придумал Роберт Хайнлайн в «переменной звезде». Там вообще нет никаких хитрых двигателей и генераторов, вместо чего используются релятивисты — особые люди, разгоняющие корабль до околосветовых скоростей чем-то вроде Телекинеза.
А Азимов яего придумал в «сами Боги»? Корабли, летающие на реактивной тяге, но создающие реактивную струю не за счёт реакций в их двигателях, а за счёт сверхраскаленного вещества параллельной вселенной, куда на борту корабля открывают портал.
Возвращаясь к более реалистичным, хотя и явно непригодным для использования современными людьми вариантам, можно вспомнить модификацию идеи обречённого паруса. Отличие в том, что для разгона используют свет не обычной звезды, а предварительно обработанной — окружённой гигантской сетью оптических приборов, фокусирующих значительную часть излучения всей звезды в небольшой области и направляющих эту колоссальную энергию на парус, получая возможность разгонять таким образом корабли размером с небольшие планеты. Принцип, вроде, понятен, но строить такую конструевину придётся просто ахтунг, как долго. Да и материалов, способных выдержать такие энергии, пока нет.
Ещё, фантасты очень полюбили вакуум Казимира. Это вполне себе реально существующая вещь, возникающая между двумя близко расположенными отражающими поверхностями. Смысл в том, что засчёт интерференции волн вертикальных частиц давление в такой области становится ниже, чем в вакууме, отрицательным. Как это можно использовать? Ну, теоретически, если найти способ создать область Казимира не микроскопических размеров, как сейчас, а такую, чтобы можно было повестить туда корабль, за счёт этих же эффектов скорость света в такой области может быть выше, чем в нормальном вакууме. И в принципе корабль может двигаться со скоростью больше привычной нам скорости света, формально не нарушая СТО.
Короче, вариантов уйма.

Пролетарии всех планет, соединяйтесь!

12 апреля 1961 года произошло историческое событие: человек отправился в космос. И этот звездный пионер был родом из СССР! Как представитель главного в мире государства рабочих и крестьян Юрий Гагарин из простого улыбчивого парня моментально превратился в символ Великих свершений. Но задолго до полета Гагарина космические просторы бороздили советские фантасты.

Per aspera ad astra.
(Через тернии — к звездам.)
Латинское изречение

Основоположником советской научной фантастики о космосе можно назвать «отца» теоретической космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского. Фрагменты его повести «Вне Земли» с описанием реактивной ракеты были опубликованы журналом «Природа и люди» еще в 1918 году. Впрочем, главной «космической» книгой раннего периода советской НФ традиционно считается роман Алексея Толстого «Аэлита», впервые напечатанный журналом «Красная новь» как «Закат Марса» (1922—1923).

Писал «Аэлиту» Толстой еще в эмиграции. При этом «красный граф», человек довольно начитанный, явно вдохновлялся «марсианским» циклом Эдгара Райса Берроуза. По сюжету Толстого, гениальный энтузиаст инженер-изобретатель Лось строит ракету и, взяв в попутчики красноармейца Гусева, отправляется на Марс. Там герои обнаруживают загнивающую цивилизацию атлантов и вволю приключаются: Лось завоевывает сердце прекрасной принцессы Аэлиты, а Гусев, как и положено истинному коммунару, организовывает революцию. Правда, в отличие от доблестного капитана Джона Картера, который живо показал всем марсианам «берроузовскую мать», герои космооперы Толстого особых успехов не добились и еле-еле унесли ноги на Землю.


Вечно живая «Аэлита»

В 1920-х в Советской России появлялись и другие книги, герои которых отправляются в космос. Об этом писал, например, Виктор Гончаров, чьи персонажи — комсомолец Андрей и ученый Никодим — помогают аборигенам совершить революцию на Луне (дилогия «Межпланетный путешественник» и «Психомашина», 1924). На Марс летят герои романа Александра Ярославского «Аргонавты Вселенной» (1926). Ближний космос осваивают персонажи рассказа Андрея Платонова «Лунная бомба» (1926) и повести Валерия Язвицкого «Путешествие на Луну и Марс» (1928). Встречам с иным разумом посвящены сборник рассказов Грааля Арельского «Повести о Марсе» (1925) и повесть С. Горбатова «Последний рейс «Лунного Колумба» (1929). А в романе Николая Муханова «Пылающие бездны» (1924) впервые в отечественной НФ описана межпланетная война, где земляне сражаются с вездесущими марсианами. Причем космические эскадры ведут битвы с применением лучевого оружия!

В общем, на Толстом свет клином не сошелся. Почему же именно его книга стала символом ранней советской фантастики? Дело, пожалуй, в такой «малости», как талант. Писателем Алексей Николаевич был отменным. Имелись, конечно, и у него провалы, но «Аэлита» к ним не относится. На ее фоне книги большинства остальных отечественных авторов явно теряются. В хронике советской космофантастики их имена сохранились, а вот в сердцах читателей — нет.

В начале 1930-х появилось еще несколько произведений, сюжет которых так или иначе связан с космосом: «Планета КИМ» Абрама Палея (1930), «Страна счастливых» Яна Ларри (1931) и «Прыжок в ничто» Александра Беляева (1933). На две последние книги стоит обратить особое внимание. Повесть классика советской детской фантастики Яна Ларри — утопическая фантазия, где отображены представления автора о коммунистическом обществе близкого будущего. Помимо других тем, Ларри затронул и необходимость освоения космоса. В повести имелись намеки политического свойства, из-за чего ее много лет усердно игнорировали. Впоследствии наивный Ларри возмечтал написать фантастический роман лично для товарища Сталина. Историю инопланетянина, который воочию видит все недостатки советского строя, Ларри анонимно посылал вождю, за что в 1941 году был арестован НКВД и получил 10 лет лагерей.

Роман одного из столпов советской фантастики Александра Беляева «Прыжок в ничто» заслужил одобрительный отзыв самого Циолковского. Это авантюрная история о группе буржуев, которые отправляются в путешествие на космическом лайнере «Ковчег», дабы переждать революционные события, происходящие на Земле. Однако судьба приводит «Ковчег» на Венеру, где происходит разборка между хозяевами и обслугой. В итоге победившие трудящиеся, члены экипажа и некоторые «перековавшиеся» буржуины возвращаются на Землю, где к тому времени наступила коммунистическая утопия. Нельзя сказать, что роман принадлежит к лучшим книгам Беляева, но это значительное произведение ранней советской космофантастики.


Космос для Страны Советов

В 1934 году состоялся первый Всесоюзный съезд советских писателей, который сыграл для развития нашей НФ негативную роль. Во-первых, фантастику четко определили по ведомству литературы для подрастающего поколения. А во-вторых, указали путь — заниматься научно-техническим просвещением советской молодежи в духе социалистического реализма. Именно тогда и началась пресловутая эпоха фантастики «ближнего прицела». К тому же 1930-е вошли в историю страны как время серьезных политических потрясений, одним из проявлений которых стал повальный поиск врагов — реальных и мнимых. Поэтому типичная советская НФ тех лет выглядела примерно следующим образом. Где-нибудь на заводе или в научном институте прогрессивный инженер (ученый) вкупе с друзьями-комсомольцами и при поддержке мудрого парторга пытается внедрить передовой квадратно-гнездовой метод в работу социалистического народного хозяйства. А рядом мутит воду коварный «шпиён» иностранной разведки, которому оказывают аморальную поддержку недобитые кулаки и затаившиеся белогвардейцы. Но «наш бронепоезд» летит вперед, а подлых гадов выводят на чистую воду доблестные сотрудники компетентных органов. Лучший образец такой фантастики — «Тайна двух океанов» Григория Адамова (1939). Большинство же подобных опусов заслуженно списаны в литературный утиль…

Впрочем, некоторым писателям было тесно в навязанной схеме, поэтому произведения, герои которых стремились летать, а не ползать, нет-нет да и появлялись. Роман Александра Беляева «Звезда КЭЦ» (1936) посвящен орбитальной космической станции, его же «Небесный гость» (1937) рассказывает о путешествии к звездам. В романе Владимира Владко «Аргонавты Вселенной» (1938) описан космический полет на Венеру, Борис Анибал в повести «Моряки Вселенной» (1940) отправляет персонажей на Марс, а А. Тарасов в рассказе «Над лунными кратерами» (1941) — соответственно, на Луну. Но эти книги погоды не делали. А потом началась война…

Великий перелом

После Победы космические истории в нашей НФ по-прежнему появлялись нечасто. В 1945-м вышел военно-приключенческий роман Сергея Беляева «Десятая планета». В повести тогда еще начинающего писателя Ивана Ефремова «Звездные корабли» (1947) продвигалась идея множественности разумной жизни во Вселенной. Можно вспомнить еще познавательный рассказ Владимира Обручева «Полет по планетам» и художественный очерк Бориса Ляпунова «Из глубины Вселенной» с теорией инопланетного корабля как источника Тунгусской катастрофы (оба — 1950). Но нарочито приземленная НФ господствовала почти безраздельно, усиленно насаждаясь свыше. Вот отрывки из типичной для того времени статьи, напечатанной в одном из ведущих литературных журналов:

Советская научно-фантастическая литература должна отображать завтрашний день нашей страны… промежуток времени, отделенный от наших дней одним-двумя десятками лет, а может быть, даже просто годами. А некоторые литераторы ориентируются сами и ориентируют других на изображение отдаленного будущего… Это не случайная ошибка. Это стремление поклонника западноевропейской фантастической литературы направить нашу литературу на тот же лад.
Из статьи С. Иванова (журнал «Октябрь», №1 за 1950 год)

Не литературоведческая статья — донос «куда следует»! Какие там мечты о космосе — тут бы на Колыму не загреметь за «низкопоклонство перед Западом»! Но время не стояло на месте. После ряда политических изменений настал праздник и на улице настоящих советских фантастов.

Уже в 1954 году выдающийся кинодеятель Александр Довженко написал сценарий фильма «В глубинах космоса», который, правда, остался нереализованным. Через год в журнале «Знание — сила» был опубликован рассказ Владимира Савченко «Навстречу звездам», посвященный первому звездному старту, который происходит… в 1977 году! Эх, какими оптимистами были тогда советские люди… Велик вклад в развитие отечественной космофантастики Георгия Мартынова, чьи повести «220 дней на звездолете» (1955) и «Планетный гость» (1957) положили начало популярным циклам «Звездоплаватели» и «Каллисто». Первый из них посвящен освоению в недалеком будущем Солнечной системы, сюжет второго вертится вокруг посещения Земли инопланетянами, которые, оказывается, давно построили у себя коммунизм.

А в 1957 вышел роман Ивана Ефремова «Туманность Андромеды», ознаменовавший второе рождение советской научной фантастики. Наверное, дело не только в достоинствах самой книги. 1957 год — время для нашей страны особое. С одной стороны, невиданный всплеск народного энтузиазма, вызванный общественной перестройкой, которую окрестили «оттепелью». С другой — колоссальный научно-технический прорыв, ярче всего отразившийся в запуске первого в истории искусственного спутника Земли. Казалось — вот оно, счастье! Наконец-то по-настоящему свободный советский человек сделает решающий шаг в светлое коммунистическое завтра! И книга Ефремова отменно накладывалась на всеобщий оптимизм. Действие происходило в далеком коммунистическом будущем на объединенной Земле, населенной принципиально новыми людьми. Тяжкий труд здесь превратился в радостное созидание, людям открылся секрет долголетия, они отправились к звездам, образовав с иными цивилизациями «Великое Кольцо». В 1959-м Ефремов вернулся к своей истории будущего в повести «Сердце Змеи», посвященной контакту землян с расой «чужих».


Новые лица советской фантастики

Еще одна этапная книга отечественной НФ того времени — дебютный роман Аркадия и Бориса Стругацких «Страна багровых туч» (1959), сюжет которого связан с событиями первой экспедиции на Венеру. Главное достижение книги — стремление еще начинающих тогда писателей переориентировать традиционную авантюрную и научно-технологическую НФ на показ становления человеческих характеров. Некоторое время Стругацкие плодотворно разрабатывали космическую тему в серии произведений, показывающих события в годы зарождения Мира Полдня. В повестях «Путь на Амальтею» (1960) и «Стажеры» (1962) некоторые герои их первого романа вместе с новыми персонажами продолжают тяжелую работу по освоению Солнечной системы. Но главное для Стругацких — проблема нравственного выбора. Особенно четко эта мысль прослеживается в одном из лучших романов ранних АБС «Далекая радуга» (1963).


Стругацкие: капитаны советской НФ

Стоит отметить и роман Игоря Забелина «Пояс жизни» (1960) — слабый в художественном отношении, но любопытный тем, что это фактически первая в отечественной НФ книга о терраформировании иной планеты. Проблемам освоения космоса — от чисто научных до морально-этических — посвящен ряд заметных произведений: сборник Генриха Альтова «Легенды о звездных капитанах» (1961), повесть Валентины Журавлевой «Летящие по вселенной» (1963), повести Георгия Гуревича, позже объединенные в роман-утопию «Мы — из Солнечной системы» (1965), рассказы и повести Игоря Росоховатского, Анатолия Днепрова, Владимира Михайлова.

Возвращение со звезд

Как ни странно, полет Юрия Гагарина и новые завоевания советской космонавтики невольно привели к некоторому затуханию космической темы в отечественной НФ. Космос перестал быть Великой мечтой, обратившись будничной работой. Впрочем, общественная потребность в космической фантастике была еще велика, поэтому время от времени в этом жанре появлялись достойные книги.

Одним из самых масштабных произведений стала эпическая трилогия Сергея Снегова «Люди как боги», действие которой происходит в далеком коммунистическом будущем. Особый восторг читателей (и зубовный скрежет критиков) вызвала показанная с невиданным для советской НФ размахом галактическая война. За начальные романы цикла «Галактическая разведка» (1966) и «Вторжение в Персей» (1968) Снегова тут же принялись обвинять в пропаганде «чуждой» советскому человеку космической оперы. В итоге заключительный том трилогии, «Кольцо обратного времени», вышел только в 1977-м.

Необычную для советской НФ романтическую фантастику, связанную с космосом, писала Ольга Ларионова: повесть «Вахта «Арамиса» (1967), некоторые рассказы. Как всегда, на высоте были братья Стругацкие, вновь поднявшие проблему нравственного выбора в повести о контакте с принципиально чуждой человеку цивилизацией «Малыш» (1971). Герои романа Евгения Войскунского и Исая Лукодьянова «Плеск звездных морей» (1970) занимались терраформированием Венеры в условиях очередной коммунистической утопии — правда, верилось в нее уже с трудом… В романе Сергея Жемайтиса «Багряная планета» (1973) прилетевшие на Марс земляне обнаруживали остатки исчезнувшей цивилизации. Достоверны в психологическом отношении и увлекательные повести Кира Булычева о космическом медике Павлыше.


Путь к звездам

Во второй половине 1970-х и на протяжении 1980-х советская космическая НФ забуксовала. Во многом это было связано с очередным идеологическим «закручиванием гаек». Да и освоение космоса из суровых будней на глазах превращалось в показушную рутину. «Лунная гонка» с американцами была проиграна. Возникли трудности с реализацией программы космического «челнока». А на орбиту гурьбой отправлялись представители стран соцлагеря — ибо так было надо. Что до фантастики, то издательство «Молодая гвардия» выпускало вереницу ничем не примечательных книг, среди которых была даже НФ, написанная советскими космонавтами: «Путь к Марсу» (1979), «На астероиде» (1984) и «Здравствуй, Фобос!» (1988) Левона Хачатурьянца и Евгения Хрунова, «Черное безмолвие» (1987) Юрия Глазкова. Любопытно, но пресновато…

Наиболее заметная книга космофантастики тех лет — роман Сергея Павлова «Лунная радуга» (1978—1983), где поднимаются вопросы опасностей, связанных с освоением иного пространства. Герои романа, бывалые косморазведчики, фактически перестают быть людьми, приобретая «экзотические» свойства, что не приносит счастья ни им, ни окружающим. Стоит еще отметить дилогию Владимира Михайлова о звездном капитане Ульдемире: «Сторож брату моему» (1976) и «Тогда придите, и рассудим» (1983). Но эту весьма специфическую историю странного экипажа межзвездной экспедиции и их прогрессорской деятельности вряд ли можно отнести только к космической НФ, ибо она носит отчетливый социально-философский характер (как и многие книги поздних Стругацких).

Во время перестройки интерес к космической НФ угас. Пришел черед иной фантастики — с чернушным оттенком. Затем кончился и Советский Союз… Ныне основная масса книг отечественных авторов относится уже к космической опере. Но это уже совсем другая история…

Десять книг советской НФ

  • Алексей Толстой «Аэлита»
  • Иван Ефремов «Туманность Андромеды»
  • Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», «Стажеры»
  • Александр Беляев «Прыжок в ничто»
  • Георгий Мартынов «Каллисто»
  • Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов «Плеск звездных морей»
  • Сергей Снегов «Люди как боги»
  • Георгий Гуревич «Мы — из Солнечной системы»
  • Сергей Жемайтис «Багряная планета»
  • Сергей Павлов «Лунная радуга»

При написании статьи использованы «Библиография советской фантастики» В. Вельчинского (bibliography.narod.ru), материалы сайтов «Русская фантастика» (rusf.ru) и «Эпизоды космонавтики» (epizodsspace.testpilot.ru).

Андрей Саломатов

Фантастические рассказы

Урок истории

Урок истории в шестом «б» был последним. Инна Ивановна отвела ребят в зал, откуда они должны были всем классом переместиться на девяносто миллионов лет назад в мезозойскую эру, во времена, когда динозавры разгуливали по планете, как обыкновенные животные.

В зале перемещения учеников проинструктировали и посадили под защитный прозрачный колпак, под который из прошлого не могла проникнуть даже мошка. Но мальчишки давно знали, как можно выбраться из-под колпака. Что бы не попасть под силовое поле, надо было всего лишь накрыться портфелем как зонтиком и выскочить наружу. Именно это и собирался проделать один из учеников — Петька Сенцов.

Петька учился плохо, если не сказать хуже, но человеком был очень самолюбивым и обожал похвастать своей удалью перед одноклассниками. Правда, в школе не было ни хищников, ни разбойников, а здесь у него появилась возможность развернуться на всю катушку и сделаться героем недели, а то и месяца.

Едва класс переместился в далекое прошлое Земли, как рядом с защитной полусферой образовался полутораметровый динозавр. Пасть ящера была усеяна острыми зубами, глаза смотрели на пришельцев не мигая, а передние лапы с длинными когтями все время жадно хватали воздух.

— Это велоцираптор, — спокойно сказала Инна Ивановна и ткнула в динозавра указкой. — Запишите, а то будете потом называть его велосипедом или велоцарапом. Обратите внимание на его когти. С таким оружием хищник легко расправляется со своими травоядными жертвами.

А велоцираптор знай себе скакал вокруг защитного колпака, щелкал челюстями и тыкался страшной мордой в силовое поле.

— Наверное он думает, что это кормушка, а мы — котлеты, — сказала Таня Зуева и достала тетрадь.

— Накостылять бы ему, — небрежно бросил Сенцов и добавил: — Разве это хищник? На прошлой неделе был аллозавр. Раз в десять больше. Вот это зверюга.

— Никто никому костылять не будет, — услышав Петьку, сказала Инна Ивановна. — Обижать зверушек нельзя, даже если это тиранозавры.

Инна Ивановна продолжила урок, а Сенцов толкнул в бок своего соседа по парте Павлика, вытер нос кулаком и показал на камень, который лежал в десяти метрах от колпака под огромным древовидным папоротником.

— Спорим, на три щелчка, что я выбегу и принесу вон тот камень?

— Спорим, — загорелся Павлик, но тут же испугался и сказал: — А вдруг этот автокусаптор тебя схватит?

— Видали мы таких мотоедаптеров, — хвастливо заявил Петька. Он отошел к прозрачной стенке, накрылся портфелем и выпрыгнул наружу.

За пределами полусферы Сенцову сделалось немножко страшно. Из густого мезозойского леса доносились жуткие звуки: то голодный рев одних динозавров, то предсмертные вопли других. Из-за этого Петьке казалось, что хищники только и ждут, когда он отойдет от защитного колпака, что бы броситься на него. Он уже хотел вернуться, но увидел насмешливую ухмылку Павлика и решился. Бросив портфель, он стремглав бросился к камню, схватил его и в этот момент услышал боевой клич динозавра. Тот заметил ученика, плотоядно щелкнул челюстями и кинулся к своей жертве. В одну секунду велоцираптор отрезал Сенцова от колпака. Времени на раздумье у Петьки не было, и с жалобным воплем он сиганул в мезозойские кусты.

Сенцову повезло. За густыми зарослями хвощей он обнаружил чью-то нору. Ее отверстие было достаточно широким, что бы он пролез туда на четвереньках. Динозавр опоздал на какой-то миг. Он щелкнул пастью перед самым входом и обиженно заревел.

А тем временем под колпаком поднялась настоящая паника. Инна Ивановна даже зашаталась от ужаса, и двум ученикам пришлось подхватить её под руки. Девчонки оглушительно визжали и показывали пальцами на велоцираптора, мальчишки смущенно переминались с ноги на ногу. А сам виновник переполоха заполз в нору, но скоро остановился, потому что увидел впереди себя чьи-то круглые горящие глаза.

— Мамочка! — придушенно вскрикнул Петька и попятился назад. На дрожащих коленях он выкарабкался из норы и обернулся. Хищник с его портфелем в зубах уже мчался на Сенцова на всех парах.

Петька и сам не понял, как взлетел на древовидный папоротник. Он едва успел подтянуть ноги, и незадачливый динозавр снова промахнулся. Огромные челюсти клацнули всего лишь в миллиметре от каблука.

— Папочка! — судорожно цепляясь за ветки, вскрикнул Сенцов. Но и здесь его ждал неприятный сюрприз. Взглянув вверх, в густой темной кроне Петька увидел горящие круглые глаза и от ужаса едва не свалился вниз прямо в пасть велоцираптору.

Инна Ивановна быстро пришла в себя и сразу начала действовать. Минитюрная учительница истории накрылась папочкой и выскочила из-под колпака. Она отважно бросилась к опушке, на бегу вырвала из земли хвощ толщиной в руку и а весь мезозойский лес завопила:

— Держись, Сенцов! Я иду на подмогу!

Динозавр от такой наглости опешил. Он растерянно посмотрел на маленькую Инну Ивановну и снова заревел, но его рев сразу потонул в многоголосом вопле шестого «б» класса.

— Даешь динозавра! — закричала Зуева Таня и выскочила наружу.

— Ур-р-ра! — подхватили девчонки и все как одна последовали за своей подругой.

— Вперед на штурм велодрицинапопинса! — гаркнул Павлик и вместе с мальчишками бросился вперед.

Такого оборота событий велоцираптор явно не ожидал. Получив от хрупкой учительницы несколько раз хвощиной по морде, он испуганно отпрянул и помотал головой. Но когда к нему подбежала целая орава вопящих учеников, динозавр спасовал. Огромный хищник бежал с поля боя как заяц, и класс ещё некоторое время с гиканьем преследовал его. Они размахивали портфелями, и девчонки так пронзительно визжали, что все живое на много километров вокруг почтительно затихло.

Петька спустился с дерева бледный как стена. Вначале он не мог даже говорить, а только что-то мычал. Тут же выяснилось, что хищник забросил куда-то портфель Сенцова, но искать его в таких густых зарослях не стали.

— Все марш под колпак! — поправив пальцем очки, скомандовала Инна Иванова. — Урок продолжается.

С тех пор Петька стал вести себя тише и скромнее. А ещё через месяц даже начал лучше учиться. Произошло это после того, как класс сводили на экскурсию в палеонтологический музей. Лекция была очень интересной, а в конце экскурсовод подвела ребят к витрине, показала на окаменевший портфель и сказала:

— А это последняя сенсационная находка палеонтологов. Она изменила наше представление о динозаврах. Портфель нашли в пещере рядом с костями велоцираптора. Это значит, что данные динозавры были разумными и посещали школу. Ученые распилили окаменевший портфель и обнаружили там несколько тетрадей и школьный дневник, которым около ста миллионов лет. Теперь мы даже знаем имя этого велоцираптора. Его звали Сенцов Петр. Но надо сказать, что динозавр Сенцов был не совсем разумным. В его окаменелом дневнике и тетрадях мы обнаружили одни двойки. Благодаря этому ученые сделали вывод, что динозавры потому и вымерли, что не желали учиться.

Когда экскурсовод закончила, весь шестой «б» корчился от смеха. Не смеялся только один мальчик. Опустив голову, красный от смущения, он медленно вышел из музея и по дороге домой дал себе твердое слово, пойти и первый раз в жизни по-настоящему сделать уроки.

Советчик

Сочинить рассказ фантастику

Однажды, когда я утром шел в школу, я увидел на детской площадке во дворе какое-то свечение. Я подошел поближе. Посреди футбольного поля стоял космический корабль. Настоящий! Их него вышел инопланетянин. Он был приблизительно с меня ростом, одетый в серебристый комбинезон. У него были две руки, две ноги, бледно-зеленое лицо и маленькая антенна на голове. Глаза пришельца были большие, темного цвета. Он заговорил со мной и я его понял! Он сказал, что его зовут Пим, что ему на наш возраст 10-11 лет, что он ходит у себя в школу, но сегодня он не пошел в школу, потому что у них задание -найти инопланетного друга. Пим спросил, не хочу ли я стать его другом и полететь с ним. Я согласился, тем более, что Ольга Петровна обещала словарный диктант на первом уроке. Пим обрадовался, мы зашли в космический корабль и полетели.Корабль летел очень быстро Примерно через три часа мы прилетели на планету Пима. Там Пим повел меня сразу в школу. В классе было много таких же мальчиков как Пим. А у девочек были смешные косички, по 10 штук !. Они торчали в разные стороны. Начался урок. Учитель Пима расспросил меня о нашей планете, я отвечал. А потом меня попросили научить их писать по-русски, что бы мы могли переписываться. И составить словарик. Это было просто — надо в специальный аппарат говорить слово. Аппарат считывал мои мысли и переводил слово на язык планеты. И тут то я испугался. Ведь я не выучил всех словарных слов! Мне стало стыдно, и я ..проснулся. За окном было темно. я взял учебник русского языка и за десять минут выучил все словарные слова. Позавтракал и побежал в школу. Пробегая детскую площадку,я покосился на футбольное поле. Там что-то светилось! Я осторожно подошел. На площадке светился забытый кем-то из малышей игрушечный ракетный корабль.

Маленький научный рассказ о медведях пожалуйста

Раставь недостающие знаки препинания. Вселенная великий океан. Преодолеть препятствия вот наша задача. Дон река капризная. Старость не радость. Точнос ть и краткость вот первые достоинства прозы. Сердце наше вечная тайна для нас самих. Знать много языков значит иметь много ключей к одному замку. Память одно из важнейших свойств бытия. Как ни занавешивали окна, сквозь них постоянно видны были молнии. Выписать грамматические основы в этом предложении и охарактеризовать их по составу. Помогите пожалуйста: Распредели по количеству значимых частей слова внутри основы; говорливый, подснежник, жаркая, морозы, школьница, хлеб, голова, пр идорожный, голубиный. 1-й- столбик, 2-й столбик, 3-й столбик. Для каждого и счастливого, и несчастного, он сейчас украшение жизни. Сдово жизни сделать морфологический разбор слова. Помогите пожалуйста: Распредели по количеству значимых частей слова внутри основы; говорливый, подснежник, жаркая, морозы, школьница, хлеб, голова, пр идорожный, голубиный. Помогите сделать задание: Выбери слова, звуковой состав которого соответствует описанию. 1-й звук-согласный, звонкий, мягкий. 2-й звук- гласный, удар ный. 3-й звук-согласный, звонкий, твёрдый. 4-й звук- гласный, безударный. 5-й звук- согласный, глухой, твёрдый. 6-й звук- гласный безударный. Ябеда, ягода, юноша, юрист, ярлык. Иногда я летаю на ковре! выбери все постоянные признаки выделенного существительного ПОМОГИТЕ! Выпиши из предложений сочинительные союзы. Укажи, к какому разряду (соединительные, разделительные, противительные) относится каждый выписан ный союз. Сложные союзы пиши через тире с пробелом, например: ни – ни. Пример: «То ли у берега, то ли у дна ― Горько волна солона». В. Меркурьева. Союз то ли – то ли — разделительный. ПОМОГИТЕ! Найди в предложениях союзы и распредели их в колонки. Части составных (повторяющихся) союзов записывай через тире с пробелом. 1. Трамвай тащ ился еле-еле, зато был почему-то совсем пустой. 2. Дед ушёл, постукивая палкой, очень довольный, уверенный в том, что победил в этом споре нас всех. 3. Внутри петуха от каждого удара что-то бухало, гудело, будто кот бил по резиновому мячу. 4. Война Фунтику была объявлена, и с тех пор жизнь для Степана потеряла всякую прелесть. Помогите пожалуйста ♥️♥️♥️

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *