Казахские стихи на казахском языке

Абай, стихи, пер. с казахского. Времена года

В р е м е н а г о д а
стихи
Вольный перевод с казахского
Источник: Полное собрание сочинений Абая (Ибрагим) Кунанбайулы в двух томах, издательство «Жазушы» г. Алматы, 1995 г. том 1: Стихотворения и переводы.
Л е т о
Июльский день. Кругом блаженство и покой, (28)
Цветут луга и тучны травы,
Леса манят тенистою листвой,
Шумит река у переправы,
Аул раскинулся над синею водой.
В лугах блуждает конь,
Далекий храп его доносится до слуха.
Косяк атласных кобылиц
Припал к воде, пофыркивает глухо.
Вот вскинул шею жеребец, — он дик и сух;
Взлетают с шелестом хвосты, распугивая мух,
И тонконогий сосунок
Ныряет к матери под брюхо.
Гогочут птицы в камышах; в глазах рябит:
Заполонили небо гуси, утки.
В ауле ставят юрту, труд кипит,
Смеется молодица, сыплет шутки.
Чудесен стан ее, движенья плавны и легки,
Умелых рук мелькают локотки.
С отгонов бай торжественно спешит
В приятном настроении,
Себе и всем на удивление,
И конь под ним то пляшет, то летит.
Расселись в круг, как на майдане, старики,
Шипит кумыс по пиалам,
Беседы тут, веселье там,
Меж рук гуляют бурдюки.
Мальчишка-карапуз, животик гол,
Вцепившись в материн подол,
Мясца вареного канючит.
В тени березки самовар
Сияет медными боками,
Под ним ковер расшит,
Над ним дымок расходится клубами.
В честном кругу меж тем пустеют бурдюки,
Все оживленней разговор,
Все реже смех, все чаще споры,
Кивает кто-то головой, и снова смех, и в бок шутливые толчки.
Бродягу-нищего невесть откуда принесло,
Седой как лунь и в бороздах чело,
И голос старческий уныло дребезжит,
Желая всем добра, скоту умножиться, молитвы древние твердит.
Грозится баю нищетой,
Коль не зовет его на той,
И жалко просит кумыса, поклоны жалкие творит.
Лихой табунщик во поле несется,
За ним чапан, как крылья вьется.
С утра седла не покидая,
Летит и сам, куда не зная.
Коль есть ружье – добыче быть.
В прибрежных зарослях охотник
На ужин селезня старается добыть;
Тут топь и гнус, тут птичий рай,
Спугнешь – и сотней крыл затянет свет, завесит небо,
И тут уж, братец, не зевай.
Уходит день, блажен и тёпл, садится солнце,
И вечер юрты золотит,
И нищий с посохом меж юрт стоит,
Чему-то старчески смеется,
Поклоны жалкие творит.
О с е н ь
Настали холода. Как хмуро небо! Мир бесцветен и убог. (37)
Сырой туман распадками курится. Табунщик на ветру продрог.
Озябли, голодны, стоят как вкопанные кони,
Не скачет, не резвится в открытом поле стригунок.
Где луг веселый зеленел, теперь – лишь голая равнина.
Где было все в цвету, там высохший курай над топкою трясиной
Стеблями мертвыми шуршит. Заладили дожди, листва летит,
Переполняя грустью сердце ли, унылую ль картину.
Дрожит, в лохмотья завернулся бродяга, машущий клюкой.
Уж кто-то в шубе лисьей, кто в обносках — спешат в зимовья на постой,
Лошадок погоняют. Молодки вышли, чинят юрты.
Снежинки первые кружат. Повисли тучи мрачною стеной.
Курлычут в небе журавли, собрались в дальние края,
Еще чуть-чуть, ударят и морозы, снег укутает поля.
Как будто вымерли, стоят аулы на ветру.
Не слышан смех, деревья в инее и в наледи земля.
Пока одежку отряхнут – дитя от холода трясется,

Промозглым днем в степи несладко путнику бредется.
И ждет ли где его приют! Все в запустении.
Собаки голодны, ушли в поля, мышкуют, где придется.
Когда пуста саба, казан в углу, забыты тои, угощенья,
Падет туман, дожди все льют в каком-то упоенье,
Одно спасение – разжечь очаг. Жилище в копоти, в дыму.
Сидишь и угли ворошишь. Порой и копоть – утешенье.
З и м а
Зима. Мороз. Старик буран тяжелой тучей (39)
Заносит степь, кружит, безжалостный, могучий.
Слепой для милосердия, глухой к мольбам,
Он снегом валит, свищет вьюгою летучей.
Где ступит, там, во мгле круженья гул стоит,
Там, где дохнет, мороз поднимется трескучий.
И страшно тем, кто в юрте у огня сидит.
Под ветром яростным она былинкой гнется,
И стены — ходуном, и остов жалобно скрипит.
Буран – буран, седой буян, пришлец незваный,
Пока уйдет, ох, сколько бед он натворит!
А это кто за стогом сена – щечки красны?
Малец! А вот еще – отцовской шапкою накрыт…
А ну-ка в дом, гей, гей! Сегодня тут небезопасно.
И мать, поди уж, обыскалась, отец сердит.
Овечий гурт в сугробах дымных кто-то гонит.
Усталый конь по ним едва бредет,
Увяз в снегу, и сам вот упадет, и седока уронит,
А тот, в тулупах, сам уж клонится с седла,
Бессильно сам навстречу вьюге шею клонит.
И слышен волка вой. Пока не пала мгла,
Очнись, очнись, чабан! Спеши домой.
Не дай упасть коню, не дай отстать ни ярке, ни барану,
Чтобы сумели зиму пережить аулы Кондыбай, Канай,
Чтобы не пасть скоту в угоду старому буяну.
В е с н а
Весна. Ушли в небытие метели, стужи, (76)
Как драгоценный шелк среди зеленых кружев
Зеленые раскинулись поля. Очнулись люди, звери.
Звенят ручьи, смеется солнце в небесах, смеется в лужах.
Все расцвело, все полно щебета и пенья.
Гуляет молодежь, повсюду игры, развлеченья.
Как будто заново родились старики, старухи,
Их лики светятся, манеры полны обхожденья.
В извечном споре, кто сильней
Аулы горный и низинный затеяли борьбу, пускают вскачь коней.
Кругом веселье, шутки, братские объятья,
И пыль из-под копыт, и гул восторженных речей.
Ревет верблюдица, полны лужайки блеющих овец,
Расщебетался в ивняке, как будто бы хмельной, чуть оперившийся птенец.
Бурлит речушка под горой, порхают бабочки.
О дни блаженные — дождались, наконец!
Кричащих уток, аистов, гусей полны озера, реки, камыши,
Куда с восторгом в поисках яиц ныряют малыши.
Летит в аул смельчак на резвом скакуне, в руках ружье,
Под лукою седла пестреет дичь: фазаны, рябчики, добытые в глуши.
К родному кереге привяжет связку он одну на диво матери, соседям,
К ногам возлюбленной другую сложит от души.
В цвету боярышник, сияют маки огоньками, васильки,
Но всех цветов прекрасней девушки, улыбки, глаз счастливых огоньки.
В распадке, в рощице, зальется сладко соловей,
Далекой выпи с гор раздастся крик, кукушка загрустит, заладят кулики.
Купцы приехали, торговля бойкая идет.
Забыты холод, голод; радостный, стекается народ, —
Кто примеряет украшения, кто рот раскрыл от удивления…
А рядом труд кипит: дехканин землю пашет, у чабанов – окот.
Как чуден мир твой, о Аллах! С лучами солнечными милость твоя льется,
Волнуется с листвою, песнею летит, тропинкой в поле вьется.

Земля-кормилица нежна, как мать, прижавшее к груди дитя,
Отечески обняло небо их, им в чувствах признается.
Все оживает, множится – то буйное, то чуть дыша,
И в умиленье ниц склоняется душа,
Еще вчера едва ль не мертвая:
О жизнь, как дивна ты, как хороша!
Запели девушки. Красуются джигиты на конях, показывают удаль, стать.
Все ласковы, щедры. Лишь хмурит бровь скупец, но и скупцу не устоять —
Раскрыл-таки кошель. А местный лежебока, тот даже в пляс пустился,
Со всеми кружит, веселится… Ей-ей, слезы не удержать!
За юртой на лужку прилег почтенный старец косточки погреть,
А рядом внуки, правнуки — ну кувыркаться, ну шуметь, —
Лишь щечки разгораются, как медь. Из глубины небесной трели льются.
Вот вечереет. Гонят скот. Погонщика свистает плеть.
Приходит ночь. Неисчислимы звезды по весне, —
Плывут, дрожат, перекликаются. Пылает круг луны, — но не уступят и луне
Ни силою огня, ни волшебством…
Но лишь означится рассвет — и тихо тают в вышине.
Взошла заря — алеют горы, степь красна, как будто розами усыпана она,
Земля проснулась, солнца ждет, как ждет супруга верная жена,
И вот оно – встает, горит, все пламенем объято,
Бледнеет небо, прячется луна.
Гуляет ветер между небом и землей. Могуч он и велик.
Перемещает горы туч, пыхтит, старается, а то замрет на миг
И – вниз. Засвищет, налетит. То, как разбойник, все перевернет,
А то уляжется у ног и ластится – ну, что за озорник!
Будило солнце милую и зимнею порой,
Да спит земля суровою зимой,
Под пенье вьюги злой, укрытая снегами, скованная льдом,
Чтоб с милым свидеться весной.
На солнце красное и не взглянуть, не пострадав при этом,
Но всякая душа жива теплом его и светом.
Никто не знает, где ночлег его, но золотой шатер в огне закатном
Я все же разглядел однажды летом.
***

Сборник входит в серию «Библиотека мировой литературы для детей»

Только юность одна — жизни счастливый цвет Перевод Вс. Рождественского
Пока не знаешь — молчи … Перевод М. Петровых
Лето Перевод П. Шубина
Осень Перевод А. Гатова
Зима Перевод Вс. Рождественского
На воде, как челнок, луна Перевод А. Глобы
О любви, душа, молишь вновь … Перевод М. Петровых
Веселья легкая вода … Перевод А. Озерова
Ангел молнии, Рагит … Перевод А. Озерова

* * *
Только юность одна — жизни счастливый цвет,
Но не надейся, что ты так и не будешь сед.
В юности только мы веселы и бодры,
Старость придет — и вдруг видишь, что счастья нет.
В юности дело нам: весело распевать,
Острым словцом своим, шуткою задевать,
Гордо в аулах ходить, нежно к девушкам льнуть,—
Лучшего счастья нам будто бы и не знать.
Мудрый такую жизнь лишь пустяком сочтет —
Лучше учитесь вы и умножайте скот.
Девушку любишь — люби лишь свою, одну,
Ну а падок на многих — жалкий ты сумасброд.
Часто не о скоте думает молодежь.
Тратя в забавах дни, и до беды дойдешь.
В юности прежде всего надо учиться нам.
Если ж учиться нельзя, честным трудом проживешь.
Пиршество где-нибудь — ты пышный берешь наряд.
На удалом коне прогарцевать ты рад.
Но похудеет конь, минет скоро почет,
Пусть же суетный пир твой не прельщает взгляд.
Сдержанность — вот твой щит, верный признак ума,
Трудности побеждать учит нас жизнь сама.
Как увлекаться нам смехом таким пустым!
Пусть же будет твоя воля всегда пряма.
Как ни велик твой пыл — не отдавайся ему.
Встретишь ты на пути страшных несчастий тьму:
Будешь скитаться ты, хлеб выпрашивать свой,
Беспечность твоя вовек не приведет ни к чему.
Часто до гроба уродует щегольство,
Ставь же ему предел, не поощряй его.
Вором может стать, нищим в лохмотьях тот,
Кто не может трудом себе добыть ничего.
Разуму не научил нас с юных лет отец.
Родичей нет, чтоб ум занял у них молодец;
Жаль годов молодых, ушедших в щегольство,—
Уж не придется ль тебе раскаяться, наконец?
Юношей уже нет, кто бы меня понимал,
И от напрасных надежд каждый смертельно устал;
Чтоб никто не мог старцев, нас, упрекнуть,
Скромные эти слова я для других написал.
1886

Пока не знаешь — молчи.
Пока блуждаешь — молчи.
В бесцельных днях и в ночи
Пустых забав не ищи.
Чтоб человеком ты был
И вровень с веком ты был,
Ты пятерых побори
И пятерых избери.
Злословье, ложь, хвастовство,
Безделье и мотовство —
Вот пять врагов твоих, знай.
А разум и доброта,
Упорство, скромность и труд —
Вот пять друзей, согласись.
Увидев зло — отвернись,
К беде пороки ведут.
Добро увидев — о нем
Ты помни ночью и днем.
Коль с детства книги читать —
Ученым сможешь ты стать.
Не унывай, маловер!
Бери с великих пример.
Не говори: «Я не тот!»
Учись, и знанье придет.
Никто не сможет помочь,
Коль ты, чуть вспыхнув, погас.
Учись не день и не час,
И будешь знаньем богат,
А знанье — истинный клад.
За мудрым следуй смелей.
Не слушай вздорных людей.
Что аксакал или бай
Расскажут — сам осознай.
Словам впустую не верь,
Их суть продумай, измерь.
Срами нещадно глупца.
За правду стой до конца.
Пусть пошлость нагло груба,—
Тем легче с нею борьба.
Будь скромен, будь молчалив,
Мой горький опыт усвой.
О говорящем с тобой
Не думай: «Кто он такой?»
А думай: «Что говорит?»
Мы помним славных певцов,
И мудрецов, и вождей
Лишь по одним именам,—
Их жизнь неведома нам.
Поверь, о юноша, мне:
Бесценны знанье и ум.
Что чуждо их глубине,
Забудь, как суетный шум.
Достигни цели вполне,
Чтоб найденное сберечь.
На мудреца — сто глупцов,—
Вот горькой истины речь.
Запомни, юный мой друг,
В речах, звучащих вокруг,
Правдивых слов не найдешь.
Для робких правда страшна,
Им в правде видится ложь.
Душа невежды мертва.
Пусты без мысли слова.
И сам учись и учи.
Лишь знаньем жив человек.
Лишь знаньем движется век.
Лишь знанье — светоч сердец.
Лишенный учеников
Учитель — горький вдовец.
Людей суди по уму,
Но не по облику их.
Разумен будь и правдив
В делах и думах своих,—
Так мудрецы говорят.
Пойми совет их простой.
Да будет праведен путь
Твоей души молодой!
1886

Лето
Лето — солнечная пора!
В тучных, в шелковых травах степь
От душистых цветов пестра,
К полноводной реке аул
На кочевье пришел с утра.
Слышно ржанье коней в траве,
Как в лесу, их найдешь не вдруг;
Тяжко дышащих кобылиц
В воду с гиком загнал пастух;
Бьют хвостами они себя,
Отгоняют докучных мух;
К матерям жеребята льнут
Или скачут, резвясь, вокруг;
Стаи уток и лебедей
Осеняют крыльями луг…
Ставят девушки юрты; смех
На лукавых губах подруг;
Четких, плавных движений ритм,
И мелькание белых рук…
Скот на пастбищах оглядев,
Успокоясь, помолодев,
Возвращается бай в аул,—
Аргамак его резв и сух.
Гости в юрту его сошлись,
Бьет ключом из сабы кумыс.
Остроумие в их кругу
Возбуждает кумысный дух.
И, наученный пастухом,
Мальчик к матери пристает,
Просит мясо и хнычет вслух.
Здесь не чувствуется жары;
Бай откинулся на ковры;
Над его самоваром — пар,
Словно облачка белый пух.
Бай кивком одобряет речь,
Говорить не желая вслух;
Но кивку его, лебезя,
Вмиг поддакивает весь круг.
С палкой, в белой рубашке, сед,
Аксакал издали спешит.
Он кричит: «Поверни стада!
Сторонись, не пыли, пастух!»
Может, баю придет каприз
Пригласить к себе на кумыс
Раболепнейшего из слуг.
Вот табунщики на лихих
Необъезженных вороных:
Утром сели они в седло,
А теперь уже день потух.
Вот охотники вдоль реки
По вечерним лугам спешат,
С каждым — сокол, как верный друг.
Ловкий хищник уходит ввысь
И разит — и седых гусей
Гонит вдаль от него испуг…
Аксакала томит недуг,
Жизнь прошла, не вернешь назад;
Байским шуткам издалека
Вторит старческим смехом он.
Только бай к его смеху глух…
1886

Осень
Тучи серые, хмурые, дождь недалек.
Осень. Голую землю туман заволок.
То ль от сырости, то ль, чтоб согреться, резвясь,
Стригунка догоняет в степи стригунок.
Ни травы, ни тюльпанов. И всюду затих
Звонкий гомон детей, смех парней молодых,
И деревья, как нищие старцы, стоят
Оголенные, листьев лишившись своих.
Кожу бычью, овечью в кадушках дубят.
Чинят шубы и стеганый старый халат.
Молодухи латают дырявые юрты,
А старухи неделями нитки сучат.
Косяком потянулись на юг журавли.
Караваны верблюдов под ними прошли,
И в аулах — унынье и тишина.
Смех, веселые игры остались вдали.
Дуют ветры, становится все холодней.
Стужа мучает и стариков и детей.
Псы голодные ловят мышей полевых,
Не найдя, как бывало, объедков, костей.
Ветер пыль поднимает — над степью черно.
Осень, сыро. Но так уж заведено —
Плох обычай! — нельзя разжигать очага.
В наших юртах теперь неуютно, темно.
1888

Зима
В белой шубе, плечист, весь от снега седой,
Слеп и нем, с серебристой большой бородой,
Враг всему, что живет, с омраченным челом,
Он, скрипучий, шагает зимой снеговой.
Старый сват — белый дед — натворил много бед.
От дыханья его — стужа, снег и буран.
Тучу шапкой надвинув на брови себе,
Он шагает, кряхтя, разукрашен, румян.
Брови грозно нависли — нахмуренный вид;
Головою тряхнет — скучный снег повалит.
Злится он, словно бешеный старый верблюд,
И тогда шестистворная юрта дрожит.
Если дети играть выбегают во двор,
Щиплет нос он и щеки злою рукой;
В армяке, в полушубке дубленом пастух
Повернулся к холодному ветру спиной.
Конь разбить безуспешно пытается лед.
И голодный табун еле-еле бредет.
Скалит жадную пасть волк — приспешник зимы.
Пастухи, день и ночь охраняйте свой скот!
Угоняйте на новое место табун,
Не поспав, не умрешь, надо быть посмелей!
Все же лучше, чем волк, Кондыбай и Конай,
Деду мы не дадим пировать средь степей!
1888

* * *
На воде, как челнок, луна.
Тишина ясна, глубока.
Лишь в овраге полночь черна
Да шумит в тишине река.
Вверху и внизу глубина.
Лунный свет в лепестках цветка.
Пробежит по деревьям волна —
И затих порыв ветерка.
С гор ответит эхо на лай
И на окрики пастухов.
Крадучись, минуты считай
И пугайся своих шагов.
Упадет листок невзначай —
Тебе уже чудится зов:
— Ах, скорее, милый, встречай
Здесь, в тени прибрежных кустов.
Горя, холодея, дрожа,
С немеющим сердцем в груди,
Ты придешь без слов, не дыша,—
Ах, сколько тревог позади!
1888

* * *
О любви, душа, молишь вновь,
Не унять смятенье твое,—
Так желанна сердцу любовь,
Желанна отрава ее!
Вся тоска, вся горечь невзгод
Над огнем души не властна.
Лишь любовь — твой верный оплот,
Лишь с тобой угаснет она.
А того, кто жил не любя,
Человеком назвать нельзя.
Пусть ты наг и нищ — у тебя
Все же есть семья и друзья.
Довелось бы брести впотьмах,
Если б дружбы не вспыхнул свет.
Слава — тлен, и богатство — прах,
Если верного друга нет.
1890

* * *
Веселья легкая вода,
Пустая молодость — беда.
Ты лучше разумом попробуй
Познать, где дружба, где вражда.
Что славным у людей слывет,
Тебя не слишком пусть влечет.
Не торопись, мой друг, работа —
Она предмет твоих забот.
Души богатства береги,
Всего, что дешево,— беги,
А скромность — истинный хозяин,
Он душу не ведет в долги.
Не будь ко всем доверчив сплошь,
От зоркости ты не умрешь,
Не то и стариком согбенным,
Где враг, где друг,— не разберешь.
Хапуга на объятья скор.
Всегда он там, где шум и спор.
Мой друг, ты разве сам не видишь,
Что под конец он нищ, как вор.
1901

* * *
Ангел молнии, Рагит,
Как стрела, к земле летит,
Опрокинутый на землю,
Дождь ее животворит.
Молния бьет наповал.
Силу слов ты, друг, познал,
Если их, как молний силу,
На себе ты испытал.
Мимо этих слов пройдет
Взяточник и обормот,
Нищенка-душа не примет
Огненных твоих щедрот.
Примет молнии-слова,
Кто устал от плутовства.
Не пора ль к рукам прибрать
Болтунов всесильных рать?
Что за публика такая —
Только знают врать и врать.
1903

Кунанбаев Абай (1845—1904) — казахский поэт-просветитель, родился в семье крупного феодала. Учился в медресе в Семипалатинске и одновременно посещал русскую школу. Он изучал восточные языки, был знаком с творениями писателей и ученых Востока, знал устное народное творчество своего народа. На эстетические взгляды Абая оказали влияние идеи русских революционных демократов. Родоначальник новой письменной казахской литературы. В прозаических «назиданиях» изложил философские и этические взгляды. Непревзойденный мастер стиха, он ввел в казахскую поэзию ряд новых форм. Абай познакомил казахский народ с русской поэзией. Его переводы произведений А. Пушкина, И. Крылова, М. Лермонтова до сих пор лучшие в казахской литературе. «Письмо Татьяны к Онегину», переведенное Абаем, стало казахской народной песней. Многие стихи Абай сам положил на музыку.

Абай Кунанбаев: стихи, литературное наследие и высказывания

Великий мыслитель, выдающийся поэт и непревзойденный борец за процветание казахского народа Абай Кунанбаев стал основоположником классической литературы Казахстана. Творческое наследие литератора стало духовным достоянием нации и обогатило культуру казахского народа. Стихи Абая были написаны более полутора веков назад, но не теряют своей значимости и актуальности в современном мире. Произведения великого классика нашли признание в разных частях мира и были переведены на многие языки. Узнайте о литературной деятельности первого классика Казахстана, прочтите афоризмы и высказывания выдающегося казаха.

Фото: ru.wikipedia.org

Абай Кунанбаев: литературное наследие

Литературную деятельность казахский классик начал в подростковом возрасте. Его первые стихи были написаны в 12 лет, но из ранних работ автора до современников дошли всего несколько произведений. С 28-ми лет поэт углубленно изучал поэтическое творчество восточных народов и русскую классическую литературу. Он первый перевел на казахский язык произведения гениальных поэтов и писателей Крылова, Шиллера, Пушкина, Байрона, Мицкевича, Гейне, Лермонтова, Гете. Благодаря работам выдающегося деятеля казахский народ впервые познакомился с мировой классической литературой.

За время творческой деятельности Абай Кунанбаев оставил мировому сообществу громадное литературное наследие. В него вошли стихи, беседы с читателями, поэмы, в которых автор воспевал красоту родной природы, мудрость и трудолюбие казахов.

Абай Кунанбаев, стихи которого пропитаны любовью к родине, реалистично описывал быт кочевых аулов, обличал царских узурпаторов, волостных управителей, убеждал народ в необходимости просвещения и призывал к борьбе с социальными пороками. Наиболее типизированные портреты современников Абай изложил в произведениях «Кулембаю», «Кожекбаю» и многих других.

В идейно-тематическом отношении литературное наследие выдающегося казаха разнообразно. Например, в поэзиях «Сказание об Азиме», «Масгуд» автор раскрывает читателю собственные идеалы, главная идея которых — прославление труда, социальной и моральной справедливости, гуманизма, разума и служения народу.

Фото: ru.wikipedia.org

В поэме «Искандер» поэт выражает свое отношение к исторической личности — Александру Македонскому. В произведении автор осуждает алчность завоевателя, противопоставляя ему выдающегося мыслителя-философа Аристотеля. В работе «Гаклия» поэт выступает в роли требовательного наставника и глубокого мыслителя. В мудрых афоризмах автор ставит перед читателем проблемы культуры, морали, истории, педагогики, труда, содружества народов.

Произведения Абая еще до публикации были широко известны. Его поэмы и стихи предавались из уст в уста. Эстетические новаторские решения Кунанбаева оказали огромное значение на современную казахскую литературу. Жизненный путь и творчество были освещены такими деятелями искусств:

  • писателем Мухтаром Ауэзовым (роман-трилогия «Абай»);
  • режиссером Георгием Рошалем (фильм «Песни Абая»);
  • постановщиком Курманбеком Джандарбековым (опера «Абай»).

Новаторские литературные достижения Абая оказали громадное влияние на произведения народных акынов и деятелей казахской литературы.

Главным в творчестве писателя стал эпико-философский труд «Слова назидания», который включает философские трактаты и короткие притчи. В прозаической поэме поднимаются вопросы казахского мировоззрения, морали, права и национального воспитания. Абай Кунанбаев, биография которого наполнена преследованиями, не утрачивал веры в силы казахского народа.

Фото: commons.wikimedia.org

Свежее идейное содержание произведений Абай виртуозно воплощал в новаторских литературных формах. Автор активно использовал богатство национальной устной поэзии и казахского языка. Он ввел в литературу новаторские поэтические жанры, использовал ранее неизвестные приемы, формы..

Помимо литературного творчества Абай Кунанбаев писал музыку. До современников дошли более 20-ти мелодий, которые широко использовались композиторами СССР (Ахмет Жубанов, Латыф Хамиди, Евгений Брусиловский) при создании оперы «Абай» и многих симфонических поэм. Письмо Татьяны к Онегину в сопровождении его мелодии уже более 100 лет украшает песенный репертуар народа Казахстана.

Абай Кунанбаев: биография

Абай Кунанбаев: высказывания и афоризмы

В своих произведениях автор затрагивал различные аспекты жизни человека. В коротких емких высказываниях скрыта великая мудрость непревзойденного мыслителя. Вот что говорил писатель о внутреннем состоянии человека, его жизненных приоритетах, целях, стремлениях и отношениях между людьми:

Безвреден, кто в гневе кричит. Бойся того, кто в гневе молчит. Скромность, которая происходит от слабости, не достоинство. Человек, запомнивший слова мудрых, сам становится благоразумным. Достоинство человека определяется тем, каким путем он идет к цели, а не тем, достигнет ли он ее. Пустая молодость — беда. Пока ты не достиг счастья, твои мечты разделяют все. Но вознесла тебя судьба, и твой доброжелатель — один ты сам. Плохой друг, как тень: в солнечный день беги — не убежишь, в пасмурный день ищи — не сыщешь.

Фото: ar.m.wikipedia.org

Худший человек из числа людей — это человек без стремлений. Только разум, наука, воля, совесть возвышают человека. Думать, что можно иначе возвыситься, может только глупец. Лентяй всегда ханжа и лицемер. Труд — отрада, лень — жестокий бич. Воспитывай волю — это броня, сохраняющая разум. Будь разумен, укрепляй свой дух в борьбе, лишь бездарный покоряется судьбе. Достойный довольствуется малым, хотя и желал большего. Ничтожный недоволен, даже когда получает с избытком. Достоинство человека определяется его подходом к делу, а не завершением. Кто трудится только для себя, уподобляется скоту, набивающему брюхо. Достойный трудится для человечества. Дорожи не тем, что сын отца; гордись тем, что ты — сын человека. Знание чужого языка и культуры делает человека равноправным с этим народом. Будь моя власть, я бы отрезал язык любому, кто утверждает, что человек неисправим. Самые прекрасные мысли тускнеют, пройдя через человеческие уста. Человек, который переспорил сотню людей и сбил их с правильного пути, бесконечно ниже человека, который направил на путь правды одного человека.

Фото: massaget.kz

Смейся восторженно, искренне радуясь, когда видишь человека, обретшего благо, свершившего дела добрые, достойные подражания. Хороший пример учит сдержанности, вовремя остановит, не допустит опьянения. Если твои знания не способны убедить тебя, не думай, что кто-то другой оценит их. Если ты сам не ценишь своих знаний, как ждать признания других? Любовью Бога созданы народы, и ты люби их, как себя. Люби людей как братьев, как свободу, тогда и истина, и жизнь — для тебя. При первой встрече руки жмет, и льстит, и лебезит, но отвернись — уже не тот, так подлостью разит. Пресыщение обнаруживает в каждой вещи порок. Смех с досады — это не радость, а горе. В чем мы находим радость, в том мы найдем и горечь. Мир заполняют не только беды, но и развлечения. Человек может стать хорошим, сравнивая себя только с хорошим. Делись тайнами с тем, у кого нет друзей, дружи с тем, у кого много друзей. Избегай того, кто беззаботен, будь с тем, кто опечален. Слава — высокая скала. Змея добирается до нее ползком, но сокол достигает ее единым взмахом крыла. Твори благо разумному, глупого оно только портит. Хочешь быть богатым — учись ремеслу. Богатство со временем иссякает, а умение — нет.

Мелодии, прозаические произведения и стихи Абая Кунанбаева за долгие годы не потеряли своей красоты и актуальности. Убеждения автора в том, что лишь взаимопонимание и мир между разными народами, передовые идеи культуры, наука и просвещение могут привести мировое сообщество к всенародному благоденствию, остаются жизненно важными для всех народов мира и каждого человека.

«Көзімнің қарасы» Абая Кунанбаева

Недавно ко мне Вконтакте постучались с просьбой перевести одно стихотворение. Оказалось, что Абай. «Көзімнің қарасы». Ну, думаю проблем не будет, в сети найдутся официальные переводы его стихов, поэм и т.д. Но, не тут-то было. Оказывается на все языки мира переводили его Слова назидания. Википедия молчит, ссылок на источники не дает. Представители Абайтану ссылаются на профессиональные переводы с казахского публицистом Сатимжаном Санбаевым.

Санбаев же перевел на русский язык философские назидания Абая «Қара сөздер». Словом, я так и не нашла переводов стихов и песен Абая на великий и могучий. Пришлось самой перевести. Перевод обычный, строчный. Не адаптация, так как мужчина, обратившийся ко мне с просьбой о переводе учит самостоятельно казахский язык.

Көзімнің қарасы
Көңілімнің санасы
Бітпейді іштегі
Ғашықтық жарасы

Қазақтың данасы
Жасы үлкен ағасы
«Бар» демес сендей бір
Адамның баласы

Жылайын, жырлайын
Ағызып көз майын
Айтуға келегнде
Қалқама сөз дайын

Жүректен козғайын
Әдептен озбайын
Өзі де білмей ме
Көп сөйлеп созбайын

* * *

Ты мои черные очи Ты сознание моего сердца Незаживающая внутренняя рана моей влюбленности

Мудрецы народа и старшие по возрасту Скажут, что нет такой единственной, как ты, Дитя человека

Буду плакать, слагать стихи Без устали Когда надо будет сказать Для милой найдутся слова

От всего сердца не переступая рамки приличия Разве сама не знает — Не стану тянуть, говорить много

Со всей уверенностью могу сказать, что среди вас, уважаемые блогеры, найдутся те, кто сможет сделать достойный перевод на Абая Кунанбаева.

Почтим память!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *