Бруно философия кратко

История философии

Гносеология Бруно
В основе учения Бруно о природе человеческого сознания лежит мысль о единой для всей Вселенной духовной субстанции, находящейся в недрах материи и определяющей многообразие форм жизни. И в человеческой душе, и в “душах” животных Ноланец видел проявление той единой великой жизненной силы, которую он прославлял под именем “плодоносной природы, матери-хранительницы Вселенной” .
Жизнь в той или иной форме свойственна всем природным вещам. Однако проявляется она неодинаково. Душа, “хотя одним и тем же образом, одной силой и цельностью своей сущности находится повсюду и во всем, однако, в соответствии с порядком Вселенной и первичных и вторичных членов, проявляет себя здесь как разум, ощущение и рост, там – как ощущение и рост, в одном – только как растительная способность, в другом – только как сложность состава или как несовершенная смесь, или же, еще проще, как начало смешений”, – писал Бруно в “Светильнике тридцати статуй” . Духовная субстанция, писал Бруно в “Изгнании торжествующего зверя”, “есть некое начало, действующее и образующее изнутри, от коего, коим, и вокруг коего идет созидание; оно есть точь-в-точь кормчий на корабле, как отец семейства в доме и как художник, что не извне, но изнутри строит и приспосабливает здание” . За этими восходящими к неоплатонической традиции определениями скрывалось полемическое содержание, сознание неотделимо от материи; “духовное начало так же не может существовать без тела, как и тело, движимое и управляемое им, с ним единое, с его отсутствием распадающееся, не может быть без него” .
Говоря о единстве духовной субстанции, Бруно подчеркивал внутреннее родство “душ” людей и животных. В диалоге “Тайна Пегаса с приложением Килленского осла” он писал, что “душа человека по своей субстанции тождественна душе животных и отличается от нее лишь фигурацией”. Сама же “фигурация”, т. е. особенность строения человеческой души, связывалась Но-ланцем с физическим строением органов тела. И в этом сказалась, вопреки неоплатоническим определениям души, материалистическая направленность его теории познания. Единая духовная субстанция “соединяется либо с одним видом тела, либо с другим, и, на основании разнообразия и сочетания органов тела, имеет различные степени совершенства ума и действия. Когда этот дух, или душа, находятся в науке, имеется определенная деятельность; соединенная же с человеческим отпрыском, она приобретает другой ум, другие орудия, положения и действия” . Даже у самых “одаренных” животных не то телосложение, “чтоб можно было иметь ум с такими способностями, как у человека” .
Джордано Бруно развивает идущую от классической древности мысль о значении руки – а тем самым и трудовой деятельности человека – в происхождении человеческого сознания и культуры. “Что было бы, – писал он,–если бы человек имел ум, вдвое больше теперешнего… но при всем этом руки его преобразовались бы в две ноги, а все прочее осталось бы таким, как и теперь? …Как в таком случае были бы возможны открытия учений, изобретения наук, собрания граждан, сооружения зданий и многие другие дела, которые свидетельствуют о величии и превосходстве человека и делают человека поистине непобедимым триумфатором над другими видами животных? Все это, если взглянешь внимательно, зависит в принципе не столько от силы ума, сколько от руки, органа органов” .
Теория познания Бруно теснейшим образом связана с его учением о бытии. Человеческий разум в ней ни по происхождению, ни по сущности своей не противостоит йрироде, представляющей собой единство материи и внутренних сил, а выводится из нее.
Цель познания не ограничена непосредственным наблюдением физических явлений. Задача разума – проникнуть за внешний облик мира и, углубившись внутрь природных явлений, познать законы бесконечно движущейся и изменчивой природы. “Разумный порядок”, т. е. совокупность человеческих представлений о Вселенной, есть, по учению Бруно, “тень и подобие” природного порядка, который в свою очередь является “образом и одеянием” “божественного” мира – мира внутренних законов природы. Или, говоря иначе, логическое есть отражение физического, а физическое есть образ метафизического мира, мира внутренних закономерностей строения Вселенной .
Человеческий разум, писал Бруно во франкфуртском трактате “О составлении образов”, есть некое “живое зеркало”, отражающее в себе “образ природных и тень божественных вещей”. Это “зеркало”, человеческий разум, воспринимает идею как причину вещей (а идея, как подчеркивал Бруно, “неотделима от вещей, но соединена с ними наитеснейшим образом”), он воспринимает форму как саму вещь или вид, ибо к ней относится вся субстанция вещи, хотя – опять характерное уточнение: форма “физически не существует без материи”. Иначе говоря, следует рассматривать мир “вместе с физиками” (а Ноланец всегда причислял себя к философам-физикам), “считающими материю субстанцией всех вещей, которая выводит формы из своего лона и своих собственных недр” .
Итак, хотя “мудрый видит все вещи в изменении” (21, с. 44), задача познания – уловить и установить за внешней изменчивостью вещей постоянство природных законов. В соответствии с этой целью определяет Бруно и ступени познания. Знание возникает из ощущения. Познание невозможно без чувственных образов. Разум не должен “блуждать вне зеркала”; познание наше не может обойтись “без неких форм и образов, которые воспринимаются внешними чувствами от чувственных объектов” .
Однако познание не может ограничиться областью ощущений. И дело не только в том, что чувства могут обмануть, что возможны ошибки, искажения образа внешнего мира в наших ощущениях. Чувственное познание недостаточно, потому что без обобщения данных, предоставленных ощущениями, человеческий разум не может познать сущность явлений, не можег подняться до познания Вселенной, ее строения и законов.

Философские взгляды Джордано Бруно.

Джордано Бруно (1548 — 1600) — представитель позднего Ренессанса. Права человека для Джордано Бруно — вне всяких ограничений. Он развивает философские представления Кузанского и астрономические воззрения Коперника.

Вслед за Кузанским он считает, что существующие в мире противоположности совпадают. Совпадая друг с другом, они могут быть не чем иным, как абсолютным тождеством. Бог и есть это абсолютное тождество, мировое целое, которое везде и нигде. Бессмысленно мыслить, что Бог — что-то изолированное, он есть мировое целое.

Джордано Бруно — пантеист. Пантеизм — учение, отождествляющее Бога с мировым целым. Один из главных выводов, вытекающих из пантеизма Бруно, — утверждение о бесконечности природы. У Бруно учение о бесконечности мира формируется как учение только о природе. Он разработал материалистическую концепцию Вселенной. Вселенная едина, материальна, бесконечна и вечна. Бесчисленное множество миров находится за пределами нашей солнечной системы. То, что мы видим перед собой, лишь ничтожная частица Вселенной. Земля — малая пылинка в беспредельных просторах мироздания. Бруно, следовательно, в своей космологической теории пошел дальше Коперника, который считал мир конечным, а Солнце представлял как абсолютный центр Вселенной. Бруно отрицает наличие такого центра. Также он считал, что природа — это Бог в вещах. С пантеизмом Бруно связана его идея всеобщей одушевленности мира.

Большое значение для развития философии имела теория познания Бруно. Он выдвинул против схоластических догм церковного авторитета принцип сомнения, утверждая критическое отношение к старым теориям и общепринятым положениям, свободу мысли. Отбросив «истину веры» и признав лишь истину научного знания, Бруно развивал в основе своей материалистическую теорию познания. Предметом познания, по мнению Бруно, является природа, а задача познания — установить за внешней изменчивостью вещей постоянство природных законов. Процесс познания бесконечен.

Философия Бруно оптимистична. Мир в целом гармоничен и совершенен, несовершенство и смерть характерны лишь для единичных явлений. Бруно вошел в историю философии как мужественный борец за торжество научной мысли. Этот этап явился закономерным и необходимым в истории философской мысли. Эпоха Возрождения знаменует разрыв со средневековой традицией и переход к новому времени.

Выдающийся мыслитель закончил свою жизнь трагически — он был сожжен на костре на площади Цветов в Риме.

Монадология Лейбница.

Многообразие мира и постоянное взаимодействие в нём различных сред нельзя объяснить без существования мельчайших единиц бытия – тех, что в Древней Греции именовали атомами. Но так как материя – производная разновидность силы и энергии, то и атомы, согласно философии Лейбница, должны являться не материальными, а духовными объектами. Они не частицы вещества, а сгустки энергии и силы, а так как действующая сила в любом случае предполагает наличие воли, то «энергетические атомы» неизбежно должны обладать зачатками сознания и личности. Эти «истинные атомы природы» Лейбниц именует «монадами». Название «монада» происходит от латинского слова «единство». Лейбниц выражает этим ту мысль, что его «силовые» атомы являются простыми, однородными, лишёнными всякой внутренней сложности субстанциями. Это – сгустки «чистой воли», без всяких составных примесей. Своим учением о монадах («монадологией») Лейбниц отстраняется и от монизма Спинозы, и от дуализма Декарта. Первому монадология Лейбница противополагает плюрализм (множественность субстанций), а второму – спиритуализм (учение о существовании лишь духовных субстанций, с отрицанием независимой от духа материальности).

Монады неделимы. «Единого духа» не существует, действительным существованием владеют лишь индивидуумы. Подтверждение того, что протяженной материи, как таковой, не существует, Лейбниц видел в открытии, при помощи микроскопа, инфузорий в водяных каплях: там, где, казалось, существует лишь безжизненная протяженная материя, на самом деле обнаружились бесчисленные живые существа. Таким образом, протяженная материя есть только внешнее явление и никоим образом не принадлежит к миру действительно существующего, к нематериальному миру монад. Монады Лейбница однородны в смысле обладания личностью и волей, однако не одинаковы. Каждая из них отличается одна от другой степенью совершенства своей внутренней деятельности. Монады представляют последовательную лестницу неодинаково развитых существ (градацию совершенств). Одни из них развиты выше, другие ниже. Низшие лежат в основе низших, а высшие – высших явлений действительного, телесного и духовного, мира. Человеческое тело есть собрание монад, которые к монадам души относятся как низшие к высшим.

Главные характеристики монад:

1) Монада характеризуется двумя взаимоисключающими характеристиками, она абсолютно проста и бесконечно сложна. Пример монады — человеческая душа, проста в смысле неделимости, поэтому бессмертна.

2) Монада — самодеятельная субстанция.

4) Абсолютная замкнутость монады самой на себя. Каждая монада замкнута в себе так, что в ней нет окон и дверей. Нет каналов, по которым что-либо может поступать в монаду и выходить из нее. Человеческая душа тоже монада.

5) Монада — живое зеркало вселенной.

Сократ и его майевтика.

Сократ был первым афинским философом. Он был очень беден. Одевался не лучше раба. Он ничего не писал, предпочитая вести диалоги с разными людьми на площадях, на дружеских вечеринках. Когда Сократ был уже стар, его обвинили в том, что он не чтит общепринятых богов и дурно влияет на юношество. Большинство судей проголосовали за казнь и вскоре Сократ, согласно приговору суда, принял яд.

«Я знаю только то, что ничего не знаю» — это одно из любимых выражений Сократа, отражение его позиции. Оно означает, что, каких бы высот человек не достиг в своих рассуждениях, он не желает оставаться на месте и продолжает идти вперед, не обманывая себя тем, что, якобы, нашёл истину.

Всё свое внимание он уделяет проблемам этики и политики. Как должен себя вести человек по отношению к другим людям и как наилучшим образом устроить государство? – вот два вопроса, которые занимают его мысли больше всего.

Сократ был одним из родоначальников диалектики. Диалектика — конструктивный диалог людей, понимающих ограниченность или противоречивость своих суждений и жаждущих найти истину. Именно в таком направлении и общался Сократ с различными людьми — умными, обычными и типа умными (т.е. считающими себя умными). Диалог Сократа предполагает непосредственный контакт собеседников, совместный поиск истины в ходе бесед и споров. Сократ считал жизнь вне диалогов, обсуждений и исследований бессмысленной. Начинал он беседу всегда незатейливо: задавал общий вопрос, получив ответ, задавал следующий, уточняющий вопрос, затем довольно напористо наводил на нужную мысль, сбивая оппонента с толку, загоняя в тупик, и так далее, до окончательного ответа, пока собеседник не понимал, что попал «в железный капкан его логики». Но его цель всегда была — истина, а не желание выигрывать спор любой ценой (прав ты или не прав).

Философский метод Сократа состоит из иронии и майевтики.

Сократическая ирония — скрытая насмешка над самоуверенностью тех, кто мнит себя «многознающими»- добиваясь поддакивания собеседников в начале разговора, Сократ незаметно для них заводил их в тупиковую ситуацию, сбивая с толку и вынуждая отказываться от прежних «да».

Майевтика, называемая Сократом «повивальным искусством», — искусством преодолевать противоречия для того чтобы найти истину. Такую форму беседы, при которой умение вести диалог означало умение задавать наводящие вопросы. На деле майевтика выглядела примерно так: после того как известный человек или политический деятель произносил свою речь, Сократ начинал задавать ему вопросы. Интересно то, что вначале он хвалил и всячески превозносил собеседника, говорил ему множество лестных слов и уверял, что он с лёгкостью ответит на простейшие вопросы. Затем он задавал первый простейший, на первый взгляд, вопрос и дожидался, пока собеседник на него ответит. После он задавал следующий вопрос и снова ждал ответа. Далее он задавал новый вопрос, и всё это заканчивалось тем, что, отвечая на последний вопрос, собеседник Сократа противоречил тому ответу, который он дал в самом начале. В итоге взбешённый собеседник спрашивал философа, знает ли он ответ на свой вопрос. Сократ, пребывая в совершенно спокойном состоянии, отвечал на это, что он ничего не знает, а затем мирно удалялся.

Философские взгляды Беркли.

Философ Джордж Беркли, ирландец по происхождению, родился в 1685 г., умер в 1753 г. Основные труды. «Опыт новой теории зрения» (1709), «Трактат о началах человеческого знания» (1710), «Три разговора между Гиласом и Филонусом» (1713 г.), «Алсифрон, или Мелкий философ» (1732), «Сейрис, или Цель философских размышлений и исследований» (1744).

Философия Беркли возникла под сильным влиянием учения Локка о познании. Философия Беркли представляет собой оригинальную комбинацию объективного и субъективного идеализма: объективного, поскольку творцом реальности признается Бог, и субъективного, поскольку реальным признается существование только множества человеческих сознаний (душ). Продолжая деление бытия на реальный, умопостигаемый мир и иллюзорный, чувственно воспринимаемый, Беркли отрицает действительное существование материального телесного мира. Поэтому учения о бытии у Беркли вообще нет.

Джордж Беркли начинает свою философию с безусловного отрицания реальности общих абстрактных понятий. По его мнению, в действительности существуют лишь конкретные ощущения, а не отвлечённые идеи. Когда мы представляем себе нечто общее, например, дерево, то на деле мыслим при этом что-либо конкретное – известный экземпляр дерева или известной формы и величины треугольник. Следовательно, понятия не представляют собой никаких реальных душевных продуктов. Они – только имена, как говорили средневековые номиналисты, но номинализм Беркли психологический, а не логический. Выводы из философии Беркли противоположны тем, каких придерживались номиналисты. Если мы из понятия, например, о вишне, вычтем все наши чувственные восприятия, связанные с её цветом, формой, размером, весом, что останется? – Ничего, отвечает Беркли, тогда как Локк говорил: «неизвестная субстанция, носитель отдельных свойств и качеств». Но «неизвестная субстанция» для Беркли — полный абсурд. Все то, что мы приписываем предметам, помимо наших ощущений, заключает Беркли, есть фикция, выдумка.

Как и Локк, Беркли для характеристики всего содержащегося в нашем сознании использует термин «идея». Все идеи он делит на «внешние» и «внутренние». Внешние — приходят в сознание извне, а значит, из органов чувств (ощущения); внутренние — появляются внутри сознания, т.е. являются результатом действия разума (мысли). Идеи также делятся на простые и сложные. И то, что мы по привычке называем вещами, есть всего лишь сложные идеи, состоящие из ряда простых (например, идея яблока есть совокупность идей зеленого цвета, округлой формы, яблочного вкуса и т.п.).

Материя для Беркли – самое противоречивое и непонятное из всех понятий, которое нужно изъять из употребления – и большинство рода человеческого никогда не заметит его отсутствия.

Примыкая к философии Декарта и Мальбранша, Беркли убеждён: верным источником и критерием объективной достоверности нашего познания является всесовершенный Бог, который и даёт нам наши восприятия. Это, правда, не значит, что Богом вводится в человеческое познание абсолютно каждая идея. Он вкладывает в нашу душу все элементы истинных идей, то есть систему основных понятий, согласных друг с другом. Но сочетание этих элементов в сложные представления по законам ассоциации есть затем дело свободной работы нашей мысли.

ГИЛОЗОИЗМ (от греч. ὓλη – вещество, материя и ζωή – жизнь) – философское учение о всеобщей одушевленности материи. Термин ввел в философский лексикон в 1678 Р.Кедворт. Гилозоистами были древнегреческие философы Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит. Согласно Фалесу, магнит притягивает железные опилки, т.к. он обладает душой. Гераклит характеризовал человеческую душу как сухой, наиболее совершенный огонь. В эпоху Возрождения ярким сторонником гилозоизма был Д.Бруно. «Нет вещи не обладающей душой, или, по крайней мере, жизненным началом» («О природе, начале и едином», М., 1934, с. 107). Гилозоистические представления Бруно были связаны с его пантеизмом, отождествлявшим Бога и природу.

В Новое время гилозоистические идеи наличествуют у Б.Спинозы, считавшего мышление атрибутом субстанции, в философских воззрениях И.В.Гёте, полагавшего, что в природе существуют лишь постепенные переходы, вследствие чего духовное не противоположно материи, а коренится в ней в качестве его потенции, многообразно проявляющейся во всех природных явлениях. Приверженцами гилозоизма были также французские материалисты 18 в. – Д.Дидро, Д.Дешан, Ж.Робине. Признание «чувствительности как общего свойства материи» Дидро принимал в качестве «все объясняющего предположения» («Разговор дʼАламбера и Дидро», см. Дидро Д. «Атеистические произведения». М., 1956, с. 117). Дешан, признавая наличие двух первоначал – материального и духовного, утверждал, что вселенная, или Целое, представляет собой их взаимопроникающее единство («Истина, или истинная система», рус. пер. 1973, с. 311).

Достижения биологии в 19 в. выявили несостоятельность гилозоизма и его идей о всеобщей одушевленности материи.

Т.И.Ойзерман

ДЖОРДАНО БРУНО (1548- 1600)

Джордано Бруно – натурфилософ, мистик и поэт, родился в итал. городе Нола в 1548г. (отсюда его прозвище – Ноланец). Бруно высказывал идеи о материальном единстве и бесконечности Вселенной во времени и пространстве. Назначение философии он видел в познании природы, божественной в своей сущности. В этом и многом другом взгляды Бруно противоречили официальному учению католической церкви. Свободомыслие Бруно чаще сталкивалось с неприязнью, чем с пониманием. В 1593г. инквизиция обвинила его в ереси. Отказавшись отречься от своих идей, Бруно был сожжен в 1600г. на Площади Цветов в Риме.

Натурфилософия Джордано Бруно

Джордано Бруно развивал идеи пантеизма, отождествляя Бога и природу. В этом учении Бог не трансцендентен миру (т.е. не находится за его пределами), как в христианской философии, а наоборот, пронизывает всю природу, находится везде и во всем. Сама природа полагается божественной и одухотворенной. «Природа есть Бог в вещах». Бог как единство содержит в себе все вещи и пребывает во Вселенной в целом и во всех ее частях.

В учении Джордано Бруно первоисточником всего существующего в мире является материя, которая «все производит из собственного лона». Материя не противопоставляется формам (в аристотелевском понимании), а как бы содержит их в себе. Она есть «божественное бытие в вещах», т.е. активное, творческое, порождающее начало природы.

С другой стороны, материальная природа и все в ней является живым и одушевленным. Духовным началом всего существующего у Бруно выступает Мировая душа, которая практически подменяет понятие Бога. Она предстает как всеобщий разум, объединяющий все многообразие вещей в единое гармоничное целое. Мировая душа является внутренней движущей силой природы и каждой вещи в отдельности. Таким образом, принцип самодвижения содержится в самой природе. Важно понимать, что материя и душа согласно учению Бруно не существуют отдельно друг от друга. Они (и все противоположности вообще) совпадают в одной единой бесконечной субстанции. Эта субстанция есть высшее единство, причина и основание всего существующего, которое воплощено в бесконечном многообразии конечных вещей Вселенной.

В конечном итоге, природа у Джордано Бруно – это единая, бесконечная, неподвижная (т.е. не имеет вне себя ничего, к чему она могла бы переместиться) Вселенная, которая является единственным, несотворенным, самостоятельным бытием, сверх которого ничего не существует. Творческая мощь и причина движения принадлежат самой природе.

Космология Джордано Бруно

С натурфилософией Бруно тесно связаны его космологические взгляды, согласно которым Вселенная бесконечна в пространстве и вечна во времени (т.е. никем не сотворена и никогда не погибнет). «Вселенная есть целиком центр. Центр Вселенной повсюду и во всем». Бруно утверждал, что помимо нашей планетной системы, в центре которой находится Солнце, во Вселенной существуют бесчисленные обитаемые миры. Внутренним источником движения всех небесных тел Вселенной Бруно называет Мировую душу, а не божественную волю. «Бесконечные миры …все движутся вследствие внутреннего начала, которое есть их собственная душа, …и вследствие этого напрасно разыскивать их внешний двигатель». Бесконечное многообразие вещей, наполняющих миры, находится в непрерывном движении и изменении (источник которых в них самих), но сама Вселенная всегда неподвижна, неизменна и едина. Бруно так же считал, что земной и небесный миры оба образованы пятью стихиями (эфир, огонь, вода, земля, воздух) и состоят из атомов, а значит, являются физически однородными. Это мнение преодолевало важнейший принцип средневекового мировоззрения, который строго противопоставлял небесный и земной миры. Теория Бруно подрывала основы аристотелевской физики и космологии и открывала путь науке Нового времени.

Джордано Бруно о познании

Познание Бога через познание природы и осуществление жизни в соответствии с этим знанием было для Бруно высшим нравственным назначением человека. Стремление к такому идеалу подлинной мудрости, охватывающее полностью все человеческое существо, он назвал «героическим энтузиазмом». Бруно считал, что путь к истине лежит через познание единства природы, ее законов, гармонии и красоты, а не через отвлеченные рассуждения схоластов. Идея бесконечности Вселенной привела Бруно к идее бесконечности человеческого познания, из чего следовало отрицание какой-либо окончательной, абсолютной истины.

Учение Бруно стало одной из вершин философской мысли Возрождения. Понимание природы как единственного, самостоятельного, материально единого и бесконечного бытия, нравственная сущность познания, безграничность познавательных возможностей человека и относительность любой истины – идеи Бруно, преодолевшие рамки схоластического мировоззрения и оказавшие огромное влияние на становление науки и последующую философскую мысль. Личность Джордано Бруно стала воплощением идеалов эпохи Возрождения, а его жизнь – примером «героического энтузиазма».

Джордано Бруно

Другим мыслителем, сильно повлиявшим на современную ему эпоху, был младший современник Монтеня — Джордано Бруно. Он родился в 1548 г. в г. Нола близ Неаполя и был сожжен на костре на Площади цветов 17 февраля 1600 г.

Джордано родился в семье мелкого дворянина, учился в местной латинской школе, затем слушал лекции в Неаполитанском университете. Чтобы продолжить образование, поступил в доминиканский монашеский орден в 1565 г. Однако Бруно не вписывался в рамки ордена. Он проявляет свободомыслие, начинается инквизиционный процесс, и Бруно бежит в Рим в 1576 г., потом странствует по Италии, а затем уезжает в Женеву, где его начинают преследовать уже не католики, а кальвинисты. Он попадает в тюрьму, выйдя из которой, уезжает во Францию и живет в Тулузе, преподавая в местном университете. После этого он уезжает в Париж, где также преподает философию. В 1583 г. он переезжает в Лондон (разумеется, не по своей воле), где живет до 1585 г., и это один из наиболее плодотворных периодов его жизни. Он пишет здесь большинство своих произведений в форме диалогов (выделяются два диалога — «О причине, начале и едином» и «О бесконечности, вселенной и мирах»; оба написаны в 1584 г. в Оксфорде), преподает в Оксфордском университете. Но вновь уезжает из Англии — сначала во Францию, потом в Германию. Преподает в Вюртемберге, где подвергается преследованиям со стороны лютеран. Бруно опять странствует и вынужден в конце концов вернуться на родину, в Италию.

В Венеции он устраивается домашним учителем к одному из патрициев (в Падуанский университет его не допускают). Хозяин начинает донимать Джордано требованием, чтобы тот рассказал ему о его тайном знании и поспособствовал его власти над миром. Бруно вынужден уехать. Хозяин, обидевшись, заявляет инквизиции о том, что у него жил еретик. Инквизиция хватает Бруно и в 1592 г. заключает в тюрьму — сначала в местную, венецианскую, а через год — в римскую. Восемь лет он находился в заточении, но не отказался от своих убеждений. 17 февраля 1600 г. Бруно был сожжен на костре. Известна его фраза после того, как произнесли приговор: «Вам должно быть гораздо более страшно выносить свой приговор, чем мне его выслушивать».

Что же это за ересь, в которой обвинили Джордано Бруно? Атеистическая пропаганда чаще всего говорила, что он был сожжен за свои научные убеждения.

Основная проблема Бруно обусловлена его философскими привязанностями. Его главным учителем был Николай Кузанский. Повлияли на него и мусульманские средневековые философы Авиценна и Аверроэс, а также естественнонаучные взгляды Николая Коперника. Их учения он и пытался синтезировать в своем учении, которое в целом является возрождением неоплатонизма.

В работах Бруно все время встречаются известные нам неоплатонические термины: «единое», «ум», «душа», «материя». Правда, понимает он их не как Плотин (не как уровни бытия), а в духе Кузанского, для которого Бог есть максимум и минимум, высшее единство мира. Для Джордано Бог также является Единым, что является исходным пунктом для понимания мира. Единое есть и причина бытия (ибо Бог есть Единое), и само бытие (ибо все бытие едино). Поэтому Бог и мир есть одно и то же. В мире соединяются все его противоположности — возможность и действительность, дух и материя. Мир не рождается и не уничтожается, поскольку мир и Бог есть одно и то же.

Собственно, у Джордано Бруно мы видим одно из наиболее последовательных выражений пантеистической концепции. Поскольку Бог бесконечен, постольку и мир бесконечен; поскольку Бог, будучи максимум, является и минимумом, постольку Он содержится и в каждой точке этого мира. Каждая часть, каждый атом мира есть одновременно и Бог. А поскольку движущим механизмом мира (тем началом, которое приводит мир в движение и одушевляет его) является Бог, постольку же в силу совпадения минимума и максимума каждая часть мира является Богом и потому каждая часть мира, каждый его атом имеют источник движения сами в себе. Мир и Бог тождественны, поэтому мир развивается сам.

В мире, как и в Боге, совпадают все противоположности, поэтому нельзя разделять мир на материю и форму. Будучи противоположностями, они совпадают, поэтому нельзя помыслить материю без формы, как и форму без материи. Поэтому же нельзя и определить Бога, ибо определение предполагает некоторое ограничение, а Бог, включая в Себя все определения, все противоположности, превосходит какое-либо определение. В Боге совпадают единственность и множественность, минимум и максимум, прямая является одновременно и кривой (явное заимствование у Николая Кузанского), холод одновременно является теплом, возникновение предполагает уничтожение и т.д. Весь мир постоянно изменяется, и ничто не тождественно самому себе. Такое же изменение есть и в Боге.

Джордано Бруно возражает против аристотелевского разделения материи и формы и указывает, что не существует никакой первоматерии. Материя и форма существуют всегда вместе, поэтому материя вечна. Мир не сотворен во времени, он так же бесконечен и вечен, как и Бог.

Материя развертывается самостоятельно (повторение термина Николая Кузанского о развертывании мира из единого). Материя имеет сама в себе способность к образованию форм и потому не мыслится вне формы. Именно так — как способность материи к самоформированию — и понимает Бруно душу мира, плотиновскую третью ипостась бытия. Душа — это всеобщая форма мира. Она есть и внутри материи как форма, присущая материи, и некоторое начало, объединяющее материю. Поэтому весь мир одушевлен, весь мир сам несет в себе жизненное начало.

Во вселенной, которая, как и Бог, является бесконечной, нет никакого центра. Ни землю, ни человека мы таковым считать не можем. Во вселенной все однородно, любая точка может быть одновременно названа и центром, и окружностью (и здесь очевидно влияние Николая Кузанского). Земля не находится в центре мира, а является одной из планет, которых в мире бесконечное множество. Здесь на основании агрументов, почерпнутых у Кузанского, Бруно одновременно критикует и концепцию Коперника, который остановился на изменении геоцентрической системы на гелиоцентрическую, оставив тем не менее сферу неподвижных звезд. Джордано возражает против этого и вслед за Николаем Кузанским утверждает, что мир бесконечен. Звезды — это такие же солнца, они тоже могут иметь вокруг себя планеты, на которых тоже может быть жизнь.

Таким образом, вместо плотиновской эманации и развертывания Николая Кузанского Бруно отождествляет Бога и природу. Бог не находится вне вещей, а содержится в самих вещах; Он есть внутреннее начало мира, а не находится над миром.

В теории познания Бруно следует за мыслью Николая Кузанского и повторяет ту же самую иерархию способностей человека: ощущения, обобщение, рассудок, интеллект, ум. Каждый раз человек, начиная свои познания от чувственных вещей, обобщает чувства, абстрагируется от них, делает обобщение, а затем производит рассудочный анализ, восходя от них к некоторым определениям, а затем от определений восходит еще выше — к мистическому созерцанию всего во всех противоположностях. Превосходя ограниченность дискурсивного мышления, ум созерцает Бога, объединяющего в Себе все противоположности.

Однако познание человеком Бога не самоцель. Бруно расходится с Плотином, утверждая, что знания имеют, кроме спасения человеческой души, еще и практическую цель: познавая мир, человек может создавать некую практическую магию (по терминологии Бруно) и таким образом управлять природными явлениями и совершенствовать человеческую жизнь.

Бруно отрицает личное бессмертие. Душа после смерти соединяется с Единым, поэтому человек должен искать смысл жизни в самой жизни. Главное для человека — постоянный труд по совершенствованию себя и мира. Именно в труде, в господстве над миром и состоит назначение человека. Вместо религии откровения Бруно настаивает на том, что должна быть религия разума.

Таким образом, преследование Джордано Бруно со стороны католической церкви не было преследованием за его естетвеннонаучные убеждения. Бруно не был самостоятельным ученым, его естественнонаучная теория была лишь фрагментом, заимствованным им у Николая Коперника, аспектом его пантеистического философско-религиозного учения.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *