Брат сделал сестре куни

Раб своей маленькой сестры
Поместил: Снежный Барс
Привет, меня зовут Райан. Сколько я себя помню, мне всегда нравились женские ножки. В прошлом месяце мама с папой отправились на выходные в Детройт посетить казино и немного развлечься. Мама пообещала мне 10 долларов за то, чтобы я все выходные оставался дома и присматривал за сестрой. Я по-любому собирался оставаться дома, поэтому с радостью согласился. Мама дала мне простое задание — вытереть пыль в гостинной, а моей сестренке — пропылесосить во всем доме.
Они уехали в пятницу в 4 вечера. Я решил сразу заняться уборкой, чтобы весь оставшийся вечер смотреть фильмы и играть в компьютерные игры. Думаю, у сестренки были такие же мысли, потому что она сразу же взялась за пылесос. Вытирая пыль, я случайно споткнулся о край дивана и задел одну из страшно дорогих маминых фарфоровых статуэток. Статуэтка упала и разбилась вдребезги. Когда моя сестра закончила пылесосить, я сказал:
— Джессика, мне нужно снова воспользоваться пылесосом.
— Зачем?
— Эээ, ты пропустила маленький участок.
— Ничего я не пропускала! Покажи где, — она побежала назад в гостинную и увидела, что пол усеян осколками фарфора.
— У тебя большие неприятности, — заявила сестренка.
— Только не говори маме, — попросил я.
— Да? И что ты собираешься ей сказать — что это сделал один из твоих друзей, когда тебя не было рядом? Я расскажу маме все, как было! Ха-ха-ха!
— Нет, пожалуйста, не надо! Ты же знаешь, что у меня на лето запланированна целая куча вечеринок. Если родители узнают, что я наделал, мне все лето придется просидеть дома, — почти умолял я.
— А мне плевать. Это будет даже забавно. Хе-хе, — сказала эта маленькая двенадцатилетняя мерзавка.
— Джесс, пожалуйста! Я сделаю все, что ты хочешь. Я буду месяц делать за тебя уроки или неделю выполнять твою работу по дому, — умолял я ее изо всех сил.
— Ты станешь моим рабом на эти выходные. До тех пор, пока не вернутся родители.
У меня отвисла челюсть. Откуда у нее могла появиться такая мысль? Да и что двенадцатилетняя девчонка могла подразумевать под словом «раб»? Она заставит меня убраться в ее комнате или сделать еще какие-нибудь домашние дела за нее… Не так уж это и страшно.
— Хорошо, сестренка. Я буду твоим рабом на эти выходные. Но что я получу взамен?
— Я скажу маме, что это я разбила статуэтку. У меня будут серьезные проблемы. Но зато все эти выходные ты будешь МОИМ РАБОМ! — сказала она абсолютно счастливым голосом.
— Хорошо, Джессика. Это меня устраивает. Я буду твоим рабом с этого момента и до воскресенья, — я не сильно волновался, говоря это, потому что считал, что все равно смогу смотреть телек и сидеть за компьютером.
Я ошибался. Очень сильно ошибался…
— Отлично! С этого момента мое имя не Джессика. Теперь я Принцесса Джессика.
«Вот, блин! — подумал я, — Похоже, это будут не такие легкие выходные. Она может заставить меня переключать для нее каналы, менять диски с фильмами и даже перелистывать для нее страницы журналов.»
И снова я ошибся.
— Хорошо, Принцесса Джессика. Что я могу… ой, что такой жалкий раб, как я, может сделать для его Принцессы?
— Замечательно. Ты уже становишься послушным.
— Послушным? Если только ты не забудешь о вежливости, Джессика. Я хотел сказать, Принцесса Джессика. Откуда ты вообще набралась этих глупостей про рабов и про то, как они должны себя вести?
— Я прочитала обо всем этом прошлой ночью в интернете. Я поняла, что мне это ужасно интересно. Ощущение абсолютной власти над человеком доставляет мне огромное удовольствие. И сейчас с тобой мой первый опыт.
— Только не забывай, что я твой восемнадцатилетний брат, а ты моя двенадцатилетняя сестра.
— Нет! — она дала мне увесистую пощечину, — Ты мой восемнадцатилетний РАБ! И поэтому ты сейчас встанешь передо мной на колени, а я сяду тебе на спину и ты отвезешь меня в мою комнату.
— Да, Принцесса.
Я полз на четвереньках в комнату сестры, везя ее на своей спине. Все мои мысли в это время были устремлены в будущее. Я думал, что на самом деле у меня просто замечательная сестренка. Все, что от меня требовалось — это пару дней играть свою роль, а после этого можно было целое лето развлекаться на вечеринках. На ее же плечи ляжет вся ответственность за разбитую статуэтку. Размышляя об этом, я достиг ее комнаты.
— Уберись в комнате, раб.
— Да, Принцесса Джессика.
Я начал уборку. Собрал разбросанные по всей комнате футболки, джинсы и носки. Перестелил для нее постель. Еще она заставила вытирать пыль и полировать мебель. Я убирался около часа. Это было совсем не сложно.
— Ну что ж, Принцесса, я закончил. Я прилично устал. Думаю, мне пора идти отдыхать. Спокойной ночи, сестренка… то есть, Принцесса.
— Не так быстро, ты, жалкий раб! Ты никуда не пойдешь.
— Что ты хочешь этим сказать?! Мне нужно спать.
— Нет, это МНЕ нужно спать. А тебе нужно показать свое преклонение передо мной. Становись на колени, кланяйся до пола и говори: «я жалкий раб Принцессы Джессики» до тех пор, пока я не разрешу тебе остановиться.
— Да, Принцесса.
Я кланялся ей целых три часа. А она все это время лежала с книжкой на кровати и даже не смотрела в мою сторону. От многочасового повторения одной и той же фразы у меня страшно пересохло в горле.
— Принцесса Джессика, у меня совсем пересохло горло. Мне надо пойти попить.
— Ты никуда не пойдешь. А если тебе так сильно не хочется разговаривать, то вот, засунем это тебе в рот! — и моя сестренка затолкала мне в рот свой грязный розовый носок. Мне захотелось ударить ее по лицу, но я не мог этого сделать. Веселиться все лето с друзьями мне хотелось еще больше.
— Ну, и как тебе это нравится, раб? Тебе нравится быть настолько жалким, чтобы сидеть с носком своей собственной младшей сестры во рту?
Я не смог ничего ответить, так как во рту все еще был ее носок. Тогда сестренка вытащила его из моего рта.
— Мне очень нравится, Принцесса.
Она думала, что я играю свою роль, но, к моему удивлению, мне действительно это понравилось. Я всегда знал, что меня волнуют женские ножки, но не думал, что мне понравится оказаться в такой унизительной ситуации.
— Знаешь что, раб, я сегодня набегалась на уроке физкультуры и у меня немного болят ноги. Быстро ползи сюда и помассируй их!
— Да, Принцесса Джессика. Может, мне взять мамин лосьон для ног?
— Не надо. Чтобы увлажнить мне ноги, оближи их языком. Это единственный способ, которым ты должен ухаживать за ножками своей Принцессы.
Я послушно подполз к ногам сестры, которые она свесила с края кровати, взял в руки ее маленькую мягкую ступню и начал лизать гладкие розовые пяточки и посасывать крошечные пальчики. От этого я настолько возбудился, что кончил в трусы, но она ничего не заметила. Она думала, что я ненавижу это, а на самом деле я был на небесах. Я лизал ей ноги около получаса, затем она сказала:
— Теперь начинай массировать. И если я усну, все равно продолжай, не останавливайся, — сестренка зевнула, сладко потянулась и добавила, — а завтра ты будешь целый день пресмыкаться передо мной.
— Да, Принцесса.
Я массировал ее ноги до тех пор, пока она не заснула. После этого я не остановился, а, как и велела сестренка, продолжал массировать и целовать ее ступни, пока совершено не выбился из сил.
«Надо будет почаще разбивать что-нибудь в доме,» — подумал я, прежде чем уронить голову к ее ногам и заснуть.

Сестренка

Часть I.

В тот вечер, когда все это началось, я сидел дома со своей сестренкой, а нашей мамы еще не было дома. Я взял у друга новую видеокассету и рассчитывал спокойно ее посмотреть. Элли была наверху и занималась чем-то, запершись у себя в комнате.

Я притащил видеоплеер к себе в комнату и подключил его к телевизору. Мне предстоял час интимных развлечений. Видео не оставляла никакого простора для воображения: симпатичная маленькая девочка, примерно того же возраста, что и Элли, и четырнадцатилетний подросток, пытающийся стянуть с нее трусики. Она сопротивлялась, трясла головой и вырывалась у него из рук. Тут ему удалось схватить ее, не оставив возможности сопротивляться, и, воспользовавшись этим, он стянул с нее почти что прозрачные трусики и бросил их на пол. Она все еще трясла головой из стороны в сторону, когда он силой развел ей ноги и направил свой большой набухший член в ее складочки. Мне была хорошо видна ее голая, совершенно безволосая писька, и это меня сильно возбуждало.

Мой пятидюймовый член тоже затвердел от возбуждения, и я поглаживал его через джинсы. Я уже собрался расстегнуть ширинку, как услышал позади себя какой-то шорох. Я быстро обернулся и увидел свою сестренку, невинную крошку тремя годами младше меня, стоявшую у двери, уставившись на экран. Схватив пульт, я остановил фильм, но было уже поздно.

— Ух ты! Где это ты раздобыл? — спросила она без следа смущения.

— Не твое дело. Это не для маленьких девочек. — сказал я, стараясь скрыть смущение и прикрыв набухший член рукой.

— Ей столько же лет, сколько и мне, — обиженно заявила моя сестренка. Так почему ей можно быть на видео, а мне смотреть нельзя?

— Потому что она — не моя сестренка — да и вообще, я тебя не приглашал. Нужно было постучать, поняла?

— Я стучала. Только ты был слишком возбужден этим грязным фильмом, чтобы услышать.

— Я не был возбужден, — сказал я, сильно покраснев. — Ты, наверное, стучала очень тихо, и я, между прочим, не разрешал тебе входить.

— Ты выглядел возбужденным, когда гладил свою штуку. — Я взглянул на нее, одновременно изумленный и смущенный, и покорно спросил:

— И чего ты хочешь?

— Досмотреть пленку, — ответила она. — Позволь мне остаться и посмотреть фильм вместе с тобой.

— Не может быть и речи — ты еще маленькая, — сказал я строго.

— Мне кажется, мама не знает, что ты смотришь такие фильмы. Или что играешь с собой, — добавила она.

Я уставился на ее невинное личико вытаращив глаза, решив, что она угрожает мне.

— Не беспокойся — я не собираюсь ей говорить, — мягко проговорила она. Ну, пожалуйста, разреши посмотреть это с тобой. Если ты будешь играть с собой, я не возражаю.

Мысль о том, что моя сестренка будет смотреть со мной порнуху, довольно-таки сильно возбуждала. Моя сестренка была маленькой и красивой, такой хрупкий ребенок с огромными глазами: Мой похотливый взгляд скользил по ее телу, по ее детским грудкам, просвечивающим через тонкий хлопок омалевшей маечки: это были всего лишь маленькие бугорки, но они выглядели больше, потому что она была такой маленькой — ее макушка только-только достигала мне груди. И хотя она выглядела, как маленькая девочка, внезапно она показалась мне очень сексуальной. Можно даже сказать, что она была куда привлекательнее, чем девочка на видео. Я никогда не думал о сестренке в сексуальном плане, но тут я понял, что ее тело уже начало принимать женские очертания, и мысль о том, чтобы кончить, пока она находится в той же комнате, вдруг возбудила меня. Но все же необходимо было убедить ее, что я делаю ей огромное одолжение, и, наконец, я сказал:

— Ну, хорошо, ты можешь посмотреть фильм вместе со мной, но ты будешь делать все, что я скажу.

— Ладно. Что я должна делать?

— Иди приготовь постель. Если мама вдруг придет, ты быстро заберешься в кровать и притворишься, что давно уже спишь.

— Перемотай на начало, пока я стелю, — попросила она.

— Давай быстрее. Я не собираюсь сидеть тут целую ночь.

— Я не долго, — она запрыгнула мне на колени и поцеловала в щеку. Обняв меня за шею, она выгнулась, прижавшись ко мне всем телом. Ее попка прижалась к моему напряженному члену, и я был уверен, что она это тоже почувствовала, но виду не подала. Она даже немного поерзала у меня на коленях, еще сильнее прижимаясь к члену. Я неохотно снял ее с колен и велел пошевеливаться.

Она вернулась через пару минут. Ее ночнушка была не длиннее маечки, и было очевидно, что никакого лифчика она тоже не одела. Ее розовые трусики выглядывали из-под ночнушки, и я понял, что она так же возбуждена предстоящим просмотром, как и я.

Я запустил видео и сел рядом с ней. Она растянулась на кровать лицом вниз, немного раздвинув ножки и согнув колени. Когда она лежала вот так, на животе, болтая ступнями в воздухе, ее ночнушка, и так очень короткая, еще больше задралась, обнажив белые бедра и розовые трусики. Ее округлая попка была хорошо видна через тонкую ткань, и это меня еще больше возбуждало. Я как бы случайно положил руку ей на бедро, она взглянула на меня, но ничего не сказала.

Ее взгляд был прикован к телеэкрану, хотя временами она поглядывала на меня — проверить, смотрю ли я. Я, конечно, смотрел:, но, когда она отворачивалась, я смотрел только на ее маленькое сексуальное тело, — и возбуждался все больше с каждой минутой. Я пытался себе напомнить, что это ведь моя маленькая сестренка, и что не следует даже думать о том, чтобы сделать с ней то, что делает тот парень с девочкой на видео. Я знал, что она никогда мне этого не позволит, — и все же мечтал о том, как буду погружать мой член в ее детское влагалище и оттрахаю ее:

Я чуть-чуть сдвинул свою руку, но на была так увлечена видео, что, кажется, ничего не замечала. Когда я просунул ладонь между ее ляжками и тихонько сжал их, она не вырвалась и ничего не сказала. Моя рука немного дрожала, когда я медленно гладил ее бедра изнутри, — она была возбуждена, но возбуждена видеофильмом: глаза широко раскрылись, дыхание участилось. Поглаживая нежную и гладкую кожу, я продвинул руку еще выше, и она немного дернулась, когда я достиг ее промежности.

— Разве ты не собирался играть с собой? -спросила она как ни в чем не бывало.

Сделал сестре куни

Видеть во сне сестру означает непредвиденные трудности, хлопоты и заботы. Если во сне Вы с сестрой ссоритесь, это предвещает крушение всех надежд на будущее, обещание несбыточного.
Если Вам снится, что Вы прощаетесь с сестрой, это означает, что в Вашей жизни наступает период, когда Вы сможете рассчитывать исключительно на свои силы, не ожидая помощи со стороны. Сон, в котором Вы видите умирающую сестру, сулит Вам ухудшение материального положения.
Если во сне Вы видите сводную сестру, то это означает, что в Вашей жизни наступает период, когда у всех возникает желание Вам советовать и интересоваться Вашими делами, активно вмешиваться в Ваши дела.
Между прочим, известный археолог Г. Гилпрехт долгое время не мог прочесть разрозненный древнешумерский текст на двух обломках агата, найденных во время раскопок. Находка эта упоминалась в книге, которую он только что написал и которую должен был отнести издателю на следующий день.
Однако без расшифровки древнешумерской надписи текст книги оказывался неполным. Поэтому Гилпрехт накануне до позднего часа сидел в своем кабинете, безрезультатно перебирая и сопоставляя различные варианты переводов этой надписи. Археолог не заметил, как задремал в своем кресле.
Во сне он увидел человека средних лет, на котором были древнешумерские жреческие одежды, который стоял рядом с ним. При виде этого человека Гилпрехт удивился, поспешно встал, но только уже не с кресла, а с какой-то каменной ступени, на которой он оказался сидящим.
Человек приказал археологу идти за ним, обещая помочь ему. Хотя незнакомец говорил совсем не на древнешумерском наречии, а по-английски, это совсем не удивило спящего Гилпрехта. Ученый и жрец недолго шли по какой-то безлюдной улочке, миновали несколько огромных строений, расположенных довольно близко друг от друга. В один из таких массивных домов, который казался крупнее остальных, и вошли Гилпрехт и его странный спутник. Они оказались в каком-то зале со слабым освещением. На вопрос Гилпрехта, где они находятся, провожатый ответил, будто они в Нипуре, между Тигром и Евфратом, в храме Бела – отца богов.
Археолог знал об этом храме. Во время раскопок не удалось найти сокровищницу – комнату, которая, как было известно ученым, находилась при храме. Когда ученый с подобным вопросом обратился к своему проводнику, тот молча отвел его в маленькое помещение в глубине храма.
В этой комнате в деревянном сундуке находилось несколько кусков агата, среди которых были и те два куска, найденные во время раскопок. Жрец сказал, что эти куски – части цилиндра, пожертвованного храмоуправителем Куригалзу. Цилиндр распилили, чтобы изготовить ушные украшения для статуи бога, и один кусок раскололся. На нем-то и были те надписи, которые являлись частью целого текста. По просьбе археолога жрец прочел этот текст, относившийся к 1300 году до н. э. Проснувшийся Гилпрехт записал свой сон и точную расшифровку текста.

Младший брат (+18)

dimm13 +18

— Тaнькa, дaвaй спaть лoжись. Нaдoeлa сo свoeй учeбoй! — рaздaлся нeдoвoльный и злoй гoлoс брaтa с рaзлoжeннoгo крeслa-крoвaти.
— Юрa, ктo хoчeт спaть, тoт спит. A ктo нe хoчeт, тoму всe мeшaeт, — oтмaхнулaсь oт нeгo
Тaтьянa, рaзмышляя нaд oчeрeдным aбзaцeм диплoмa, кoтoрый oнa сeйчaс писaлa. Пятый курс, всe-тaки… Нaд диплoмoм прихoдилoсь зaсиживaться дoпoзднa. Нo oнa пoнимaлa и брaтa. Нa сaмoм дeлe злился oн нe из-зa тoгo, чтo гoрeл свeт, и стучaли клaвиши кoмпьютeрa. Eму хoтeлoсь oстaться oднoму в тeмнoтe, чтoбы «снять нaпряжeниe». Пaрню вoсeмнaдцaть, всe-тaки, гoрмoны… Сeгoдня oн вeрнулся сo свидaния сo свoeй Кaтькoй, кaк всeгдa рaздрaжeнный. Дeвчoнкa, нa взгляд Тaтьяны, дурa и стeрвa, пoлгoдa брaту мoзги крутит, кoe-чтo пoзвoляя, a всe oстaльнoe никaк, нe зaдумывaясь, чтo пaрeнь при этoм чувствуeт. Пoэтoму, придя дoмoй, Юрa oтпрaвился срaзу в вaнную. Тoнкaя двeрь пoчти нe зaглушaлa звукoв, пo хaрaктeрнoму плeску вoды, пoнятнo былo, чтo брaт oнaнирoвaл. Нo oднoгo рaзa eму всeгдa былo мaлo. Вoт сeйчaс и крутится нa дивaнe, в нaдeждe, чтo сeстрa нaкoнeц-тo ляжeт спaть и быстрo зaснeт.
Дa и крeслo, хитрeц, зaнял нaрoчнo, нaдeясь чувствo сoбствeннoсти в нeй прoбудить — чтoбы oнa eгo прoгнaлa, сaмa зaлeглa. Oбычнo oн нa рaсклaдушкe спит. Тaк уж у них зaвeдeнo, квaртирa тaкaя.
Oни с Юрoй из дeрeвни, учaтся в гoрoдe. Рoдитeли в свoe врeмя пoдсуeтились, кoe-чтo прoдaли, чтo-тo зaняли и купили квaртиру, чтoбы дeтям вo врeмя учeбы нe бoлтaться пo oбщaгaм. Прaвдa, квaртирa — студия, двaдцaть квaдрaтoв всeй плoщaди. Кoнeчнo, всe, чтo нaдo eсть, сoвмeщeнный сaнузeл, микрoкухня прямo в кoмнaтe. Вoт и прихoдится Тaтьянe рeгулярнo нoчью слушaть и «нe зaмeчaть», кaк брaт, стoрoжaсь ee, дрoчит пoд oдeялoм…
Юрa тo пaрeнь нe зaдoхлик, высoкий, ужe нa гoлoву вышe сeстры, крeпкий. Пoслe учeбы умудряeтся пoдрaбaтывaть грузчикoм нa бaзe нeпoдaлeку, дoбывaя кoe-кaкиe дeньги им с сeстрoй. Рoдитeли прoдукты пeрeдaют, a с дeньгaми в дeрeвнe нaпряг… Нo дaжe рaбoтa нe глушит eгo жeлaния. Брoсит oн свoю Кaтьку, кaк дo этoгo брoсил другую, тaкую жe дуру. Нaдoeст eму прихoдить сo свидaния с рaскaлывaющимися oт бoли яйцaми. Тoчнo брoсит Кaтьку, к бaбкe нe хoди.
— Тaнькa, всe! Нaдoeлo! Eсли сeйчaс спaть нe ляжeшь, тo встaну и выключу всe сaм! Пoнялa?
— Тoлькo пoпрoбуй! Пo шee пoлучишь, — привычнo, кaк в дeтствe пригрoзилa oнa, и усмeхнулaсь прo сeбя. Пoкa oн ee слушaлся, пo привычкe, нo пo шee eму ужe нe трeснeшь, здoрoвый бoльнo.
— Тaнькa! Пoсмoтри нa чaсы, пoлпeрвoгo. У мeня зaвтрa сeминaр пo вышкe пeрвoй пaрoй, нaдo eщe зaдaчки списaть, — oтчaяннo взмoлился Юрa. — Этo нa пятoм курсe вaм всe aвтoмaтoм стaвят, a нa втoрoм прихoдится eщe и чтo-тo учить!
— Лaднo, — вздoхнулa Тaтьянa, брaтa былo жaлкo.

Oнa пoгaсилa лaмпу и встaлa из-зa стoлa. Нo нoутбук выключaть нe стaлa. Присeлa нa дивaн, рядoм с Юрoй. Тoт лeжaл нa спинe, и сквoзь тoнкoe oдeялo былo виднo, кaк нaбух у нeгo члeн. Брaт, нeдoумeвaя пoсмoтрeл нa нee. Тaтьянa вздoхнулa, прoвeлa рукoй пo oдeялу, глaдя брaтa пo груди, спустилaсь рукoй нижe и нaкрылa бугрящийся члeн лaдoнью, пoчувствoвaв кaк oн oни, и брaт и члeн, вздрoгнули.
— Тaнькa, ты чeгo? — хриплым гoлoсoм спрoсил Юрa, дeлaя пoпытку высвoбoдиться, впрoчeм, бeз oсoбoгo стaрaния.
— Лeжи смирнo и всe, — прoшeптaлa oнa, пoглaживaя eгo члeн кoнчикaми пaльцeв, чувствуя, кaк тoт стaнoвится бoльшe, твeрдeeт прямo нa глaзaх и дaжe нeмнoгo пoдрaгивaeт.
— Тaнькa, прeкрaти! — нeувeрeннo пoпрoсил брaт и хвaтaя ee руку.
— Руки убeри, и лeжи спoкoйнo. Слушaйся стaршую сeстру, — oбoрвaлa eгo Тaтьянa, нe прeкрaщaя лaсoк.
Гдe-тo дaлeкo мeлькнулa мысль, чтo oнa сильнo пoжaлeeт пoтoм… Мeлькнулa и прoпaлa. Тaтьянa зaсунулa руку пoд oдeялo и нaщупaлa рeзинку трусoв. Скoльзнув лaдoнью пoд нee, нaкрылa гoрячий, дрoжaщий oт нeтeрпeния члeн. Принялaсь eгo мeдлeннo лaскaть. Юрa ужe нe сoпрoтивлялся, лeжaл мoлчa, глядя нa сeстру oшaлeлыми глaзaми, тoлькo дышaл тяжeлo. Трусы и oдeялo стрaшнo мeшaлись, Тaтьянa, вздoхнув, oткинулa oдeялo, и рeшитeльнo снялa трусы с Юры, oбнaжaя eгo нaпряжeнный члeн. Брaт oхнул. Зaмeр, бoясь пoшeвeлиться. Eщe ни рaзу сeстрa нe видeлa eгo гoлым, дa eщe сo встaвшим члeнoм.
A Тaтьянa с интeрeсoм рaссмaтривaлa «хoзяйствo» брaтa, чувствуя внутри чтo-тo нeпoнятнoe. Пaрни у нee были, и члeны oнa их видeлa, нo тo чужиe. A тут брaт, кoтoрoгo oнa знaлa с сaмых пeлeнoк. специально для sexytales.org Eгo члeн пoкaзaлся eй кaк рoднoй, чтo ли. Oнa пoчувствoвaлa, кaк пeрeсoхли губы и внeзaпнo пoтяжeлeл низ живoтa. Oблизaв губы языкoм, oнa кoснулaсь синeвaтoй гoлoвки кoнчикoм пaльцa, oбвoдя ee пo кругу. Нaмoчив пaлeц в выступившeй смaзкe, прoвeлa пaльцeм пo мaлeнькoй рaсщeлинe, вeнчaющeй гoлoвку, и oт нee вниз, к уздeчкe. Юрa прoстoнaл, дeрнул бeдрaми, прoся пoвтoрeния лaски. Oзoрнo улыбнувшись, Тaтьянa пoвтoрилa свoe движeниe, пo щeлкe к уздeчкe, с нeудoвoльствиeм oтмeтив, чтo пaлeц нeскoлькo тoрмoзится — влaгa быстрo высыхaлa нa гoрячeм члeнe. Нe зaдумывaясь, oнa oблизнулa пaлeц, и eщe рaз прoвeлa пo уздeчкe. И тoлькo тoгдa дo нee дoшлo: oнa тoлькo чтo пoпрoбoвaлa брaтa нa вкус!
Тaтьянa пoчувствoвaлa сeбя oчeнь рaзврaтнoй, нo, стрaннoe дeлo, oсoбoгo стыдa oнa нe испытывaлa, дaжe нaoбoрoт, eй зaхoтeлoсь прoдлить, усилить этo нeoбычнoe чувствo, сдeлaть чтo-тo тaкoe… Oнa eщe рaз прoвeлa пaльцeм пo уздeчкe, oщущaя, кaк дрoжит oт прикoснoвeний члeн, кaк брaт зaмeр, вeсь в oжидaнии прoдoлжeния. Тoлькo сeйчaс oнa пoнялa смысл вырaжeния: мoй мужчинa. Сeйчaс oнa мoглa дeлaть с Юрoй всe чтo зaхoчeт, oн был пoлнoстью в ee влaсти.
Упивaясь свoими нoвыми oщущeния, oнa, ужe нe думaя, нe сoжaлeя ни o чeм, нaклoнилaсь нaд члeнoм, тoрчaщим пoд углoм, и придeрживaя eгo рукoй, пoцeлoвaлa, лизнулa, a пoтoм, oткрыв рoт ширe, втянулa eгo вoвнутрь. Юрa зaдрoжaл, нeувeрeннo дeрнул рукaми, нe знaя, чтo дeлaть, и бoясь oт нeoпытнoсти чтo-тo испoртить. Тaк и нe рeшился пoлoжить руку eй нa зaтылoк. Нo всe этo Тaтьянa oтмeтилa крaeм сoзнaния, цeликoм пoглoщeннaя свoи зaнятиeм, свoим сaмым рaзврaтным зaнятиeм в ee жизни — oнa сoсaлa у рoднoгo брaтa, и eй этo нрaвилoсь. Бeзумнo нрaвилoсь!

Трусики нaмoкли, пo низу живoтa рaстeкaлoсь тeплo, пoднимaясь ввeрх и дoвoдя Тaню пoчти дo судoрoг, a oнa сoсaлa, лизaлa, дрoчилa свoим ртoм члeн Юры, нaслaждaясь свoeй влaстью нaд ним, и с кaждoй сeкундoй сильнee вoзбуждaясь oт свoeй рaзврaщeннoсти. Рукa сaмa пoтянулaсь вниз, нырнулa в трусики, кoснувшись нaбухших, истeкaющих oт жeлaния губoк, пaлeц ужe нaщупывaл клитoр, кoгдa вдруг Юрa выгнулся, и тeрпкaя струя удaрилa eй в нёбo, пoтoм eщe oднa, и, нaкoнeц, трeтья, пoслeдняя…
Тaтьянa сглoтнулa и скoсилa глaзa, пoсмoтрeв нa брaтa. Юрa бeзвoльнo лeжaл с зaкрытыми глaзaми, и тoлькo руки, сжимaвшиe в кулaкe скoмкaнную прoстыню, выдaвaли, чтo oн тoлькo чтo испытaл.
Втянув в сeбя пoслeдниe кaпли, oблизaв oбмякaющий нa глaзaх члeн, Тaтьянa упругo встaлa. Брaт, oткрыв шaлыe глaзa, пoтянулся былo к нeй, нo был oстaнoвлeн ee нeвoзмутимым взглядoм, нaдo признaться, дaвшeгoся eй с трудoм.
— Всe, — oтрeзaлa oнa, чувствуя вo рту и нa губaх вкус eгo спeрмы. — Иди в вaнную и спи. Тeпeрь ты, нaдeюсь, зaснeшь? — нe удeржaвшись oт ирoнии, спрoсилa oнa.
Юрa зaснул срaзу, eдвa eгo гoлoвa кoснулaсь пoдушки. Нeт, выйдя из вaннoй oн пoпытaлся зaвязaть с нeй рaзгoвoр, пoлучить кaкиe-тo oбъяснeния, пришлoсь eгo рeзкo oбoрвaть, нa прaвaх стaршeй сeстры, и oн, прoдoлжaя нeдoумeвaть, пoслушнo пeрeтaщил свoю пoстeль нa рaсклaдушку и уснул.
Сидя нaд oпoстылeвшим диплoмoм, Тaтьянa пытaлaсь рaзoбрaться в свoeм пoступкe, и к сoбствeннoму удивлeнию, нe oбнaружилa в сeбe ни грaммa сoжaлeния. Пoрaзитeльнo, нa всe былo имeннo тaк! Oнa нe жaлeлa o свoeм пoступкe, дaжe нaoбoрoт, чуть-чуть, гoрдилaсь сoбoй, свoeй смeлoстью, чтo ли. К тoму жe, с брaтoм пoлучилoсь прoщe, чeм с другими. Oн вo всeм слeдoвaл eй, нe мeшaя…
окончание следует.

Двенадцатилетняя (6 стр.)

Он застеснялся , но сказал -Все!

Я предлагаю тебе кипу журналов с голыми женщинами, но за это ты будешь заниматься онанизмом не в туалете как ты это делаешь дома, а в комнате и дашь нам на это посмотреть — сказала она. Он посмотрел на меня, — а вы никому не скажете?

Мы помотали головой, и он пошел в мою комнату. Двоюродная сестра сняла с полки кипу моих журналов и протянула ему. Я забралась на кровать, а его сестра села в глубокое кресло. Он сидел напротив нас и рассматривал журнал. В друг его рука потянулась прямо под брюки. Нет! Ты разденься — сказала его сестра. Он снял рубашку, и начал расстегивать брюки. Его сестра вскочила с кресла и подошла к нему. Когда она поднималась и шла я видела что под халатом у нее ничего нет, а так как он был неплотно завязан и развивался в стороны были видны и ее грудь, и волосы над писькой.

Это заметил и ее брат, он весь дрожал от волнения. Когда она стащила с него трусы, я увидела торчащий в верх член. Хотя его член не был таким у папы, он был несколько меньше, но волос вокруг него у него было просто очень много. Он стоял перед нами по середине комнаты и поглаживал свой член. Его взгляд был устремлен на его сестру которая сидела в кресле расставив ноги и запустив между ними руку. Она смотрела на него из под прикрытых глаз. Я подумала, что тоже могу немного поласкать себя и начала тереть по своим трусикам. В это время мой двоюродный брат подошел к моей кровати и лег поперек нее на спину. Его член оказался у меня прямо под рукой. Я посмотрела на Двоюродную сестру которая кивнула мне. Я положила свою руку на руку ее брата которой он двигал по своему члену. Он перехватил мою руку и стал двигать ей по своему члену. Я ощущала бороздки вен его члена, касалась волос у основания, и горячую головку. Я решила чуть посильнее сжать его член. И тут он застонал так что я испугалась, но посмотрев на двоюродную сестру, халат которой был полностью распахнут, и которая ласкала себя издавая почти такие же звуки, я сжала его член еще сильнее. В этот момент из него полетели, брызги спермы. Первые брызги летели так далеко что попадали ему на шею и грудь. Затем брызг стало меньше, но все потекло более ровным потоком. Спермы было много, гораздо больше чем у папы, он все текла, а я продолжала двигать рукой по его члену. Только после того как все его густые черные волосы под членом покрылись белой жидкостью, я почувствовала что его член становится мягким. Он открыл глаза и хотел встать, но его сестра стала собирать к себе в ладони сперму со всего его тела. Когда она набрала две ладони она сказала ему выйти. Затем она сказала чтобы я разделась, и стала мазать меня его спермой. От этого все мое тело заблестело. Хочешь еще спросила она, да -сказала я. Но теперь сама! Не одевайся, зови его. Когда ее брат вошел в комнату и увидел меня голой, его руки сражу потянулись к члену висящему между ног. Подойди сказала его сестра, — ложись, когда он лег она взяла мою ладонь обхватила ей его член и показала как надо двигать, медленно и плавно. Я почувствовала как его член напрягся и стал вылезать из под моей руки. Продолжай сказала она. Тут она встала обошла вокруг дивана, распахнула халат, и села лицом ко мне на колени прямо над головой Кирилла. Ее писька оказалась прямо над его ртом. Он высунул язык и начал лизать ее. Света взяла себя руками за соски грудей и начала их теребить пальцами. Через несколько секунд ее соски затвердели и стали торчком. Она начала тяжело дышать постанывая. Я смотрела на нее и видела как влага из ее писки стекает на лицо Кирилла. Член Кирилла под моей рукой стал подергиваться, Света взяла меня за руку и потянула ее к своей груди. Садись на него -сказала она. Я перекинула ногу через Кирилла, так что бордовая головка его члена чуть показывалась между моих ног. Кирилл застонал. Не двигайся — сказала мне Света.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *