Баллада сочинить 5 класс

Литературная баллада

Литературная баллада очень похожа на балладу фольклорную, и это не случайно. Дело в том, что первые литературные баллады создавались именно как подражание народным балладам. В XVIII веке некоторые писатели в разных странах обратили свой взгляд на красоту и поэтичность устного народного творчества. Они не только собирали и публиковали народные песни, баллады и сказки, но и пытались сами писать подобные сочинения.

В Англии юный поэт Томас Чаттертон придумал образ средневекового поэта-монаха, дал ему имя Роули и от его имени начал сочинять баллады, подражая приемам, темам и образам известных ему народных произведений. А в Германии писатель Г. А. Бюргер, один из создателей известных тебе историй о бароне Мюнхгаузене, за образец для своих баллад взял собранные им произведения немецкого фольклора. В России, восхищенный красотой народной баллады, Николай Михайлович Карамзин пишет балладу «Раиса».

Все эти писатели сознательно стремились сделать свои баллады и по содержанию, и по форме похожими на фольклорные. Такой литературный прием называется стилизацией. Первые литературные баллады возникали на основе стилизации, и поэтому очень часто их трудно отличить от подлинных народных баллад. Литературная баллада – это лиро-эпический жанр, в основе которого лежит сюжетное повествование с включенным в него диалогом (явным или скрытым). Как и фольклорная баллада, ее литературная сестра часто открывается пейзажным зачином, а завершается пейзажной концовкой. Но главное в литературной балладе – это голос автора, его эмоциональная лирическая оценка описываемых событий.

И вот здесь мы подходим к особенностям, к отличию баллады литературной от фольклорной. Уже в первых литературных балладах лирическая позиция автора проявлялась более отчетливо, чем в народных произведениях.

Причины этого понятны. Ты, я надеюсь, помнишь, что фольклор ориентируется на общенародный идеал, а литературная баллада, стилизующая этот идеал, заключает в себе еще и личное эмоциональное отношение автора к самому народному идеалу.

Сначала создатели литературных баллад пытались не выходить за границы тем и мотивов народных источников, но затем они все чаще и чаще стали обращаться к полюбившемуся жанру, наполняя традиционную форму новым содержанием. Стали появляться сказочные баллады, баллады сатирические и другие. Более широкая тематика также отличает литературную балладу от народной.

Произошли изменения и в форме литературной баллады. В первую очередь это касалось использования диалога. Литературная баллада гораздо чаще прибегает к скрытому диалогу, когда один из собеседников либо молчит, либо принимает участие в разговоре, ограничиваясь короткими репликами. Это связано с тем, что авторская индивидуальность создателя баллады требует более четкого и однозначного проявления. Русскому читателю широкие поэтические возможности литературной баллады открылись благодаря литературной деятельности Василия Андреевича Жуковского, творившего в начале XIX столетия. Именно баллада стала основным жанром в его поэзии, и именно она принесла ему литературную славу.

Баллады В. А. Жуковского обычно основываются на западноевропейских источниках. Не случайно этот литератор стал основателем целой школы русского поэтического перевода. Но баллады В. А. Жуковского это еще и крупное явление русской национальной поэзии. Дело в том, что, переводя английские и немецкие литературные баллады, он использовал художественные приемы и образы русского фольклора и русской поэзии. Иногда поэт очень далеко уходил от первоначального источника, создавая самостоятельное литературное произведение.

Предлагаю тебе прочитать две баллады В. А. Жуковского. Первая из них – это перевод литературной баллады великого немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гёте «Лесной царь», написанной на основе немецкого фольклора. Прекрасный литературный перевод передает и внутреннюю напряженность «страшной», фантастической баллады, которую стилизует И. В. Гёте, и лирическое отношение автора к описываемым событиям. В то же время поэт описывает лес, удивительно похожий на русский, и, если не знать, что перед нами перевод, легко можно принять это произведение за созданное на основе русской литературной традиции.

Посмотри, пожалуйста, какие слова придают балладе В. А. Жуковского «русский колорит». Подумай, почему в разговоре принимают участие не два, а три персонажа, как это определяет эмоциональное воздействие баллады на читателя.

Вторая приведенная здесь баллада – это перевод произведения английского поэта-романтика Роберта Саути, современника В. А. Жуковского. На этот раз русский поэт очень точно следует за оригиналом, описывая жестокость иноземного епископа и его наказание. Кстати, и для Саути епископ Гаттон тоже иноземец, ведь действие баллады происходит не в Англии, берегах Рейна, то есть в Германии.

Обрати внимание на пейзажный зачин в этой балладе. Такого зачина ты не найдешь в балладе фольклорной: здесь создается не только определенное лирическое настроение, но через описание стихийного бедствия кратко и ясно создается картина народного горя.

В балладе Р. Саути нет и традиционного диалога. Поэт вводит в повествование несколько реплик, но персонажи не обращаются друг к другу. Народ удивляется щедрости Гаттона, но епископ не слышит людских восклицаний. Гаттон рассуждает про себя о своих злодеяниях, но его мысли может узнать только Бог. Когда же епископ слышит весть о появлении мышей, он не может отозваться на это сообщение…

Как ты думаешь, почему в этой балладе герои не разговаривают друг с другом? Можно ли сказать, что в этой балладе присутствует ориентация на народный идеал?

В нашу книгу включены также две баллады Михаила Юрьевича Лермонтова, замечательного русского поэта первой половины XIX века. Баллада «Перчатка» – это перевод баллады немецкого писателя Фридриха Шиллера, друга И. В. Гёте. М. Ю. Лермонтов принадлежал к переводчикам, опиравшимся на опыт В. А. Жуковского, поэтому он стремится передать не столько форму произведения Ф. Шиллера, сколько его эмоциональное отношение к вероломной женщине, подвергающей испытанию своего рыцаря. В балладе налицо диалог: есть обращение Кунигунды к рыцарю, есть и его ответ даме. Но между двумя репликами происходит самое главное действие.

Подумай, почему диалог оказался в этой балладе разорванным. Как смысл названия баллады связан с лирической позицией автора? Попробуй понаблюдать, как ритм стихотворения связан с происходящими в нем событиями.

Вторая баллада М. Ю. Лермонтова – это одно из самых лучших патриотических стихотворений, созданных русскими поэтами. Баллада «Бородино» вся строится на развернутом диалоге. Здесь элемент пейзажного зачина («Москва, спаленная пожаром…») включается в вопрос молодого солдата, с которого начинается баллада. Затем следует ответ – рассказ участника Бородинской битвы, в котором слышны реплики участников этого сражения (ворчание «стариков», речи артиллеристов, слова полковника). Именно эти реплики, а также речь самого рассказчика позволяют поэту передать истинно народное отношение к Родине и к ее врагам.

Читая эту балладу, попытайся определить, чем гордится рассказчик, а что его печалит.

В балладе прекрасно изображен бой. М. Ю. Лермонтов сделал все, чтобы читатель смог как бы воочию увидеть сражение.

Попробуй объяснить, как создаются зрительные образы в балладе, какие возможности языка использует для этого поэт.

Последняя из приведенных в нашей магической книге баллад принадлежит Дмитрию Кедрину, поэту, жившему в первой половине XX века. Он очень любил этот жанр и, обращаясь к нему, старался использовать богатый опыт своих предшественников, поэтому его баллады всегда очень мудры и поэтичны.

«Зодчие» – это историческая баллада, посвященная двум строителям храма Василия Блаженного (храма Покрова) в Москве Барме и Постнику. Поэт положил в основу повествования народную легенду о страшной участи зодчих, создавших подлинное чудо архитектуры. В балладе Д. Кедрин показывает широкую картину московской жизни в период царствования Иоанна Грозного. Автор достигает этого благодаря включению на протяжении всей баллады зарисовок городского пейзажа. Обрати внимание на концовку произведения: поэт в описании церкви выражает свое лирическое отношение к судьбе строителей храма и к «награде» царя.

В балладе два диалога, очень похожих по своему содержанию, а между ними – рассказ о строительстве прекраснейшего Храма.

Как ты полагаешь, зачем Д. Кедрин так построил свою балладу? Попробуй определить, какую роль играют в балладе каждый из приведенных в ней городских пейзажей. Какие слова и какие образы использует поэт, чтобы показать читателю царя Иоанна IV?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Школьная баллада

Когда я учился в седьмом классе (а было это лет 45 назад), по школе ходили рукописные рассказы о «пламенной и трагической любви» наших ровесников. Их читали на переменках или прямо на уроке, прикрывая учебником. Переписывали друг у друга, выпросив на одну ночь… Видно, не хватало юным сердцам чувственной романтики.
«А в нашем классе был мальчишка,
Красив, как ясная заря.
Сводил с ума он всех девчонок
И вот добрался до меня…» —
это из того времени песенка, только тогда она звучала не на FM (не было таких радиостанций), а во дворах, под гитару. В память о том времени я и написал эту «школьную балладу» — то ли пародию на те истории, то ли ностальгию по школьной юности.
1
Мы расскажем вам одну балладу
про былые школьные дела.
Девочка одна ещё с детсада
строгой недотрогою слыла.
Было это в нашей школе,
кстати, —
и об этом знает город весь –
девочка та – звали её Катей —
класс седьмой заканчивала здесь.
Было в ней –
в походке и в движеньях
то, что передать нам не дано,
то, что вызывает уваженье
даже у отпетых пацанов.
2
Вот однажды в класс,
где дело было,
новенького завуч привела,
показала классу, предъявила,
как зовут мальчишку, назвала.
Он взглянул на Катю –
будто замер –
щупленький, вихрастый –
никакой –
с ясными небесными глазами,
полными неведомой тоской.
А потом пошел походкой шаткой
через класс от самого стола
к старенькой пустующей «камчатке»,
словно та всю жизнь его ждала.
Имя-то запомнил кто едва ли
из прикольных классных заводил.
Даже по фамилии не звали –
четверть в «новичках» и проходил.
Кате ж был он вовсе безразличен –
и с вихром, и со своей тоской.
Не уродлив и не симпатичен…
Сказано уж было – никакой.
3
А она сама, — коль тосковала –
чуть не современно, ну и пусть! –
томик Блока молча доставала
и стихами разгоняла грусть.
Витька-Фан – сосед её по парте –
хоть поэтов и не почитал,
для того, чтоб приглянуться Кате,
с нею через плечико читал.
Как-то «новичок» перед уроком
синью неба ей взглянул в глаза,
попросил до перемены Блока,
взглядом умолял не отказать.
Возвращая ж книгу, он смутился,
невпопад назвал её на «вы»,
и скорей за парту возвратился,
сел, не поднимая головы.
А лежала в книге той записка.
А в записке – дерзкие слова:
«Заласкал бы я тебя, затискал,
и от пят до глаз зацеловал!
Как люблю, сказать –
и слов не хватит,
тут поэта речь – и та бледна!
Лучше всех ты в этой школе, Катя!
Может быть – на целый мир одна!
Если б ты моею стать могла бы,
я не побоюсь сказать опять:
я б тебя затискал, заласкал бы,
и зацеловал от глаз до пят!»
От нескромных слов она зарделась,
оглянулась на шумящий класс,
на вихор мальчишки загляделась –
и поймала взгляд влюбленных глаз!
Но каких бы чувств он не имел к ней,
Катенька решила не тянуть:
подойти к нему на переменке
и записку наглую вернуть!
Только и того-то, что решила,
но записку не смогла отдать –
мать его с уроков отпросила,
что-то там по дому помогать.
Кате уж не до занятий было.
И, быть может от того, она,
уходя, и книгу позабыла
в их же парте,
в третьей от окна.
А когда в дороге спохватилась,
то бегом, почти что с полпути,
как в горячке в школу возвратилась –
так боялась книги не найти.
Ну а как из парты-то достала
тут же и открыла поскорей.
Но напрасно восемь раз листала –
той записки не было уж в ней!
4
Дома было ей не до уроков.
И напрасно доставала мать:
от расспросов было мало проку –
не хотела дочка отвечать.
Думалалось Катюше поневоле:
вдруг записка по рукам пойдёт,
что об этом завтра скажут в школе!
Как она на утро в класс войдет.
Но ещё важнее почему-то
думалось ей,
что Ему сказать.
Как она посмотрит завтра утром
в синие влюблённые глаза.
А когда тяжелым сном забылась,
тот мальчишка ей приснился сам:
«Что ж записку ты не сохранила!
Я ж её лишь для тебя писал!..»
5
Так на утро, изведясь потерей,
самой первой Катя в класс пришла.
Всё смотрела на входные двери,
всё его, вихрастого, ждала.
И еще она ждала насмешек.
Но не прозвучал за ней смешок.
Хоть текли минуты так неспешно,
без мальчишки начался урок.
Катю в этот день не вызывали.
Пусть она училась хорошо,
но урок ответила б едва ли, —
«новенький-то»
в школу не пришел!
Витька, что за нею увивался, —
всеми уважаемый пацан –
целый день довольно улыбался,
а потом признался Катьке сам:
— Есть у парня на прогул причина,
нужно время – раны зализать.
Мы его с друзьями проучили.
Будет знать,
как дерзости писать!
Ух, потом ходили в школе слухи,
как тогда крутому пацану
залепила Катя оплеуху –
да к тому ж еще
и не одну!
6
А на утро – шум и гам по школе –
обсуждают пришлых и своих:
«Новенький-то – он не просто болен.
Устоял один за четверых!»
Утром он вошел в свой класс не сразу,
дверь задев подвязанной рукой,
с синяком припудренным под глазом –
щупленький, вихрастый –
никакой.
Он вошел, как в первый раз когда-то,
и тот час же посмотрел туда,
на, уже родную, третью парту,
где впервые Катю увидал.
Только взгляд о пустоту споткнулся –
Витька-Фан теперь сидел один.
Да к тому ж еще и отвернулся,
почему-то хмур и нелюдим.
«Новенький» пошел походкой шаткой,
одному навек остаться чтоб
на своей обшарпанной «камчатке»…
Сделал шаг –
и замер, словно столб,
потому что на последней парте,
что пустою без него была,
грустно улыбалась ему Катя,
будто бы всю жизнь его ждала.
7
Может быть, не так на деле было,
и в «балладе» много спорных мест.
Может Катя и не полюбила,
и записки перепутан текст…
Нам претензий предъявлять не надо.
Дело в том, что в школе
каждый класс
друг у друга «школьную балладу»
переписывал
десятки раз.
22 июня 2010

(По следам изучаемых в 5 классе баллад)
ГОРНАЯ ЦАРЕВНА
I. В горы поехал как-то весной
Юноша страстный и молодой.
Высокие горы, закатом маня,
Блестели в сиянии дня.
И озеро синей–пресиней воды,
И изумрудные льды.
II. Вот солнце сокрылось за дальней горой,
Накрыло путника тьмой.
И звезды блестели над головой,
Туманности вились рекой.
И слышится голос в звенящей тиши,
Поет, затихает в дали.
III. “Дворец тут хрустальный есть у меня,
Сверкает, хоть нету огня.
В нем шпили и башни все изо льда,
Не тают они никогда.
Путник случайный заглянет туда,
Найдет он совсем без труда:
Фрукты заморские, сладости, мёд,
Эскимо и фруктовый лёд.
Играет там музыка ночью и днём,
Танцуют красавицы в нём.”
IV. Так сладко, заманчиво голос тот пел,
И путник не утерпел.
Пошел по тропе, освещенной луной,
Туда, где пел голос ночной.
V. Прошло много лет с этой давней поры,
Как юношу встретили льды.
Живёт он средь блеска хрустальных дворцов,
Искристых причудливых льдов.
Но холоден стал он к красотам земным,
Для звуков рояля – глухим.
Лишён он страстей и тепла навсегда –
Сердце его состоит изо льда.

Как сочинить балладу?

«Как сочинить балладу?» − 5 класс

Совет 1

Баллада – лирическое, эпическое произведение, своеобразный рассказ, изложенный в стихотворной форме. Несмотря на то, что баллады бывают совершенно разного направления, и героического, и исторического, мифического, бытового, трагедийного и любовного характера, все они, по сути, выражают чувства и эмоции народного фольклора. Именно поэтому этот жанр так популярен в народном творчестве.

Как сочинить балладу

Инструкция

Для того чтобы сочинить балладу не нужно быть поэтом, вы должны лишь быть мыслящим и духовно целостным человеком.

  1. Сядьте, и сосредоточься на моральных, душевных проблемах, которые вас беспокоят, подумайте, какие события в вашей жизни имели, быть может, драматический сюжет, или неожиданную трагедийную, или комедийную развязку. Загляните к себе в душу, возможно, вы найдете там любовные переживания, пережитые когда-то в прошлом.…Именно путем таких размышлений и рождается баллада.
  2. Главное определите, что вы чувствуете, исходя из этого определите какую балладу вы будете писать: героическую, любовную, комическую, возможно какую-то сказочную и волшебную балладу, навеянную прочтенным строчками из любимой баллады поэта-классика, или… балладу, навеянную событиями, увиденными где-нибудь в подворотне вашего района.
  3. Вспомните героически поступок, который совершили вы или кто-то из ваших знакомых, о котором до сих пор говорят и помнят, или нашумевшую любовную историю или мыльную мелодраму обыденной жизни…
  4. Постарайтесь изложить эти события в стихах, таким образом, чтобы их можно было напеть, т.е. впоследствии переложить в музыку. Если идеи не придут сразу не огорчайтесь, скорее всего, они придут, когда вам будет «плохо и грустно и на душе тоскливо, а на улице будет идти дождь». Вдохновение может прийти не заметно, вот тогда и получится шедевр.
  5. При сочинении не ограничивайтесь тем, что вы видели и помните, только лишь на свои чувствами и воспоминаниями, активно используйте гиперболу, искажайте факты, заостряйте внимание на основной «теме» вашего произведения. Для того чтобы «призвать» музу, используйте в качестве фона классическую музыку (например, звуки арфы), также перечитывайте баллады, которые вам особенно нравятся, возможно после их прочтения вас охватит вдохновение и строчки сами «потекут» рекой.

Тренируйтесь и все получится, главное, чтобы у вас было о чем или о ком сочинять.

Совет 2

Вам не дают покоя лавры трубадуров, и вы бы хотели научиться писать столь же изысканно или вы знаете о каком-то героическом событии, о котором иначе как в форме баллады и не расскажешь? Ничего не поделаешь, придется писать балладу. Она может стать не только свидетельством вашего литературного таланта, но и оригинальным поздравлением друзьям.

Народные музыканты тоже сочиняли баллады

Инструкция

  1. Подумайте, какую именно балладу вы бы хотели написать. Наиболее популярны английские, немецкие и французские и достать подборки в хороших переводах обычно не составляет труда. Французская баллада бессюжетна, но требует изрядного владения поэтической техникой, в особенности нужно умение рифмовать. Классическая французская баллада строится на трех сквозных рифмах, в конце каждой строфы есть повторяющийся рефрен. Баллада заканчивается посылкой — кратким содержанием. В английской балладе есть строки, повторяющиеся в каждом куплете. Они должны быть к месту и иной раз меняют смысл сказанного в других строках на противоположный. Для начала лучше попробовать написать сюжетную балладу о каком-либо историческом событии.
  2. Выберите событие. Уместнее всего рассказать о чем-то, что происходило в далеком пошлом. Герои при этом могут быть вымышленными. Сверхъестественные силы в такой балладе тоже уместны, они могут как помогать герою, так и создавать всевозможные препятствия. Но сказочные и мифические существа должны соответствовать эпохе, о которой ведется повествование.
  3. Подумайте, от чьего лица ведется повествование. Обычно его ведет певец, который рассказывает о других. Набросайте сюжетную линию. Придумайте, что происходит с главным героем, кого он встречает по пути, представьте характеры персонажей. Не забывайте о том, что главный герой должен быть именно героем — отважным, честным и целеустремленным.
  4. Форма сюжетной баллады может быть любой, как и стихотворный размер. Выберите тот, которым вы уже пробовали писать. Вспомните, из каких частей состоит почти любое литературное произведение. В данном случае зачин может быть от первого лица, поскольку рассказывает певец. В основной части события должны развиваться постепенно, чтобы ближе к концу достигнуть кульминации. Заключительная часть как бы подводит итог всему действию, и ее тоже можно вести от первого лица.
  5. Не забудьте о рифмовке. Сюжетные баллады пишутся чаще всего с чередованием мужских и женских рифм. Постарайтесь избегать грамматических и однокоренных рифм. В балладе это не так важно, как в небольших лирических произведениях, но плохая рифмовка может очень сильно испортить все дело, в то время как красивая богатая рифма обычно украшает стихотворение. Если вы не очень хорошо в этом разбираетесь, поищите словари рифм. В сюжетной балладе изысканные рифмы не обязательны, поскольку главную роль играет все-таки сюжет, но если удастся изобрести новую рифму — это будет большой удачей.
  6. Решите, будет ли это стилизацией или современной балладой. Современную балладу можно писать тем языком, которым вы разговариваете. Ведь баллада не обязательно должна быть написана высоким штилем, произведения этого жанра создавали и народные сказители. Если же вы пишете стилизацию, то используйте словарь той эпохи, о которой рассказываете.

Стихотворения и баллады разных авторов

В 5‑м классе мы изучали балладу Василия Андреевича Жу­ковского «Кубок». Тема баллады — вопрос о праве человека, имеющего власть, распоряжаться жизнью подданных и честолю­бивых желаниях молодых людей, которые жаждут получить по­чести. На внеклассном чтении также в 5‑м классе мы читали бал­лады «Людмила», «Светлана», «Лесной царь». Кондратий Фёдорович Рылеев написал балладу, ставшую русской народной песней: «Смерть Ермака». Её мы изучали в 8‑м классе.

Обращение к истории для Рылеева служило поводом для решения современных проблем, возможностью высказаться на актуальные, но запретные в тогдашней литературе темы. Константин Николаевич Батюшков — яркий представитель романтизма. Воспевал любовь, удовольствие, дружбу. Наиболее известны такие его стихотворения как «Весёлый час», «Мои пе­наты», «Вакханка».

В жанре элегии он писал о неразделённой любви, душевным переживаниям, например: «Разлука», «Умирающий Тасс» (Торквато Тассо — широко известный тогда итальянский поэт). Евгений Абрамович Баратынский. В шестом классе мы изу­чали классе «Весна, весна! как воздух чист!..», «Чудный град порой сольётся…» (про облака). В его творчестве оригинально­стью отличаются жанры элегии и послания. Его произведения отличаются лиризмом, философичностью и психологической глубиной. Басни Ивана Андреевича Крылова мы читали в пятом и восьмом классах. Крылов высмеивает людские пороки, в иносказательном виде описывает те или иные значительные события (войну с Наполеоном и прочее).

Баллада: история и особенности жанра

Баллада – лиро-эпическое стихотворное произведение с ярко выраженным сюжетом исторического или бытового характера, в котором часто используются темы и герои из мифов.

Термин “баллада” происходит от провансальского слова и означает “танцевальная песня”. Возникли баллады в средние века. По происхождению баллады связаны с преданиями, народными легендами, соединяют черты рассказа и песни. Много баллад о народном герое по имени Робин Гуд существовало в Англии XIV-XV вв.

Баллада является одним из главных жанров в поэзии сентиментализма и романтизма. Мир в балладах предстает таинственным и загадочным. В них действуют яркие герои с четко очерченными характерами.

Создателем жанра литературной баллады стал Роберт Бернс (1759–1796). Основой его поэзии было устное народное творчество.

В центре литературных баллад всегда оказывается человек, но поэты XIX века, избравшие этот жанр, знали, что силы человека не всегда дают возможность ответить на все вопросы, стать полновластным хозяином своей судьбы. Поэтому часто литературные баллады представляют собой сюжетное стихотворение о роковой судьбе, например, баллада “Лесной царь” немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гёте.

Русская балладная традиция была создана Василием Андреевичем Жуковским, писавшим как оригинальные баллады (“Светлана”, “Эолова арфа”, “Ахилл” и другие), так и переводившим Бюргера, Шиллера, Гете, Уланда, Соути, Вальтер Скотта. Всего Жуковским написано более 40 баллад.

Александр Сергеевич Пушкин создал такие баллады как “Песнь о вещем Олеге”, “Жених”, “Утопленник”, “Ворон к ворону летит”, “Жил на свете рыцарь бедный…”. Также к жанру баллады можно отнести его цикл “Песен Западных славян”.

Отдельные баллады есть у Михаила Юрьевича Лермонтова. Это “Воздушный корабль” из Зейдлица, “Морская царевна”.

Жанр баллады использовал в своем творчестве и Алексей Константинович Толстой. Он называет свои баллады на темы родной старины былинами (“Алеша Попович”, “Илья Муромец”, “Садко” и другие).

Целые отделы своих стихотворений называли балладами, применяя этот термин уже более свободно, А.А.Фет, К.К.Случевский, В.Я.Брюсов. В своих “Опытах” Брюсов, говоря о балладе, указывает только на две своих баллады традиционного лиро-эпического типа: “Похищение Берты” и “Прорицание”.

Ряд шуточных баллад-пародий оставил Вл. Соловьев (“Таинственный пономарь”, “Осенняя прогулка рыцаря Ральфа” и другие)

События бурного XX века вновь вызвали к жизни жанр литературной баллады. Баллада Э.Багрицкого “Арбуз” хотя и не повествует о бурных событиях революции, но рождена именно революцией, романтикой того времени.

Особенности баллады как жанра

  • наличие сюжета (есть кульминация, завязка и развязка)
  • эмоции автора и чувства героев
  • сочетание реального с фантастическим
  • романтический (необычный) пейзаж
  • мотив тайны
  • сюжет может заменяться диалогом
  • лаконичность
  • сочетание лирического и эпического начал

Баллады для 5 класса по литературе

Внеклассное чтение в 5 классе.

Баллады «Но вижу твой жребий на светлом челе…»

Владимир Жуковский «Кубок»

(перевод баллады Ф. Шиллера)

«Кто, рыцарь ли знатный иль латник простой.

В ту бездну прыгнет с вышины?

Бросаю мой кубок туда золотой:

Кто сыщет во тьме глубины

Мой кубок и с ним возвратится безвредно,

Тому он и будет наградой победной».

Так царь возгласил, и с высокой скалы,

Висевшей над бездной морской,

В пучину бездонной, зияющей мглы

Он бросил свой кубок златой.

«Кто, смелый, на подвиг опасный решится?

Кто сыщет мой кубок и с ним возвратится?»

Но рыцарь и латник недвижно стоят;

Молчанье — на вызов ответ;

В молчанье на грозное море глядят;

За кубком отважного нет.

И в третий раз царь возгласил громогласно:

«Отыщется ль смелый на подвиг опасный?»

И все безответны… вдруг паж молодой

Смиренно и дерзко вперед;

Он снял епанчу, и снял пояс он свой;

Их молча на землю кладет…

И дамы и рыцари мыслят, безгласны:

«Ах! юноша, кто ты? Куда ты, прекрасный?»

И он подступает к наклону скалы

И взор устремил в глубину…

Из чрева пучины бежали валы,

Шумя и гремя, в вышину;

И волны спирались и пена кипела:

Как будто гроза, наступая, ревела.

И воет, и свищет, и бьет, и шипит,

Как влага, мешаясь с огнем,

Волна за волною; и к небу летит

Дымящимся пена столбом;

Пучина бунтует, пучина клокочет…

Не море ль из моря извергнуться хочет?

И вдруг, успокоясь, волненье легло;

И грозно из пены седой

Разинулось черною щелью жерло;

И воды обратно толпой

Помчались во глубь истощенного чрева;

И глубь застонала от грома и рева.

И он, упредя разъяренный прилив,

Спасителя-бога призвал.

И дрогнули зрители, все возопив, —

Уж юноша в бездне пропал.

И бездна таинственно зев свой закрыла:

Его не спасет никакая уж сила.

Над бездной утихло… в ней глухо шумит…

И каждый, очей отвести

Не смея от бездны, печально твердит:

«Красавец отважный, прости!»

Все тише и тише на дне ее воет…

И сердце у всех ожиданием ноет.

«Хоть брось ты туда свой венец золотой,

Сказав: кто венец возвратит,

Тот с ним и престол мой разделит со мной! —

Меня твой престол не прельстит.

Того, что скрывает та бездна немая,

Ничья здесь душа не расскажет живая.

Немало судов, закруженных волной,

Глотала ее глубина:

Все мелкой назад вылетали щепой

С ее неприступного дна…»

Но слышится снова в пучине глубокой

Как будто роптанье грозы недалекой.

И воет, и свищет, и бьет, и шипит,

Как влага, мешаясь с огнем,

Волна за волною; и к небу летит

Дымящимся пена столбом…

И брызнул поток с оглушительным ревом,

Извергнутый бездны зияющим зевом.

Вдруг… что-то сквозь пену седой глубины

Мелькнуло живой белизной…

Мелькнула рука и плечо из волны…

И борется, спорит с волной…

И видят — весь берег потрясся от клича —

Он левою правит, а в правой добыча.

И долго дышал он, и тяжко дышал,

И божий приветствовал свет…

И каждый с весельем: «Он жив! — повторял. —

Чудеснее подвига нет!

Из темного гроба, из пропасти влажной

Спас душу живую красавец отважный».

Он на берег вышел; он встречен толпой;

К царевым ногам он упал;

И кубок у ног положил золотой;

И дочери царь приказал:

Дать юноше кубок с струей винограда;

И в сладость была для него та награда.

«Да здравствует царь! Кто живет на земле,

Тот жизнью земной веселись!

Но страшно в подземной таинственной мгле.

И смертный пред богом смирись:

И мыслью своей не желай дерзновенно

Знать тайны, им мудро от нас сокровенной.

Стрелою стремглав полетел я туда…

И вдруг мне навстречу поток;

Из трещины камня лилася вода;

И вихорь ужасный повлек

Меня в глубину с непонятною силой…

И страшно меня там кружило и било.

Но богу молитву тогда я принес,

И он мне спасителем был:

Торчащий из мглы я увидел утес

И крепко его обхватил;

Висел там и кубок на ветви коралла:

В бездонное влага его не умчала.

И смутно все было внизу подо мной

В пурпуровом сумраке там;

Все спало для слуха в той бездне глухой;

Но виделось страшно очам,

Как двигались в ней безобразные груды,

Морской глубины несказанные чуды.

Я видел, как в черной пучине кипят,

В громадный свиваяся клуб,

И млат водяной, и уродливый скат,

И ужас морей однозуб;

И смертью грозил мне, зубами сверкая,

Мокой ненасытный, гиена морская.

И был я один с неизбежной судьбой,

От взора людей далеко;

Один меж чудовищ с любящей душой,

Во чреве земли, глубоко

Под звуком живым человечьего слова,

Меж страшных жильцов подземелья немова.

И я содрогался… вдруг слышу: ползет

Стоногое грозно из мглы,

И хочет схватить, и разинулся рот…

Я в ужасе прочь от скалы!..

То было спасеньем: я схвачен приливом

И выброшен вверх водомета порывом».

Чудесен рассказ показался царю:

«Мой кубок возьми золотой;

Но с ним я и перстень тебе подарю,

В котором алмаз дорогой,

Когда ты на подвиг отважишься снова

И тайны все дна перескажешь морскова».

То слыша, царевна с волненьем в груди,

Краснея, царю говорит:

«Довольно, родитель; его пощади!

Подобное кто совершит?

И если уж должно быть опыту снова,

То рыцаря вышли, не пажа младова».

Но царь, не внимая, свой кубок златой

В пучину швырнул с высоты:

«И будешь здесь рыцарь любимейший мой,

Когда с ним воротишься, ты;

И дочь моя, ныне твоя предо мною

Заступница, будет твоею женою».

В нем жизнью небесной душа зажжена;

Отважность сверкнула в очах;

Он видит: краснеет, бледнеет она;

Он видит: в ней жалость и страх…

Тогда, неописанной радостью полный,

На жизнь и погибель он кинулся в волны…

Утихнула бездна… и снова шумит…

И пеною снова полна…

И с трепетом в бездну царевна глядит…

И бьет за волною волна…

Приходит, уходит волна быстротечно:

А юноши нет и не будет уж вечно.

Лесной царь

(Перевод баллады И. В. Гете)

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?

Ездок запоздалый, с ним сын молодой.

К отцу, весь издрогнув, малютка приник;

Обняв, его держит и греет старик.

«Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?»

«Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:

Он в темной короне, с густой бородой».

«О нет, то белеет туман над водой».

«Дитя, оглянися; младенец, ко мне;

Веселого много в моей стороне;

Цветы бирюзовы, жемчужны струи;

Из золота слиты чертоги мои».

«Родимый, лесной царь со мной говорит:

Он золото, перлы и радость сулит».

«О нет, мой младенец, ослышался ты:

То ветер, проснувшись, колыхнул листы».

«Ко мне, мой младенец; в дуброве моей

Узнаешь прекрасных моих дочерей:

При месяце будут играть и летать,

Играя, летая, тебя усыплять».

«Родимый, лесной царь созвал дочерей:

Мне, вижу, кивают из темных ветвей».

«О нет, все спокойно в ночной глубине:

То ветлы седые стоят в стороне».

«Дитя, я пленился твоей красотой:

Неволей иль волей, а будешь ты мой».

«Родимый, лесной царь нас хочет догнать;

Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать».

Ездок оробелый не скачет, летит;

Младенец тоскует, младенец кричит;

Ездок подгоняет, ездок доскакал…

В руках его мертвый младенец лежал.

Александр Пушкин

* * *

Ворон к ворону летит,

Ворон ворону кричит:

Ворон! где б нам отобедать?

Как бы нам о том проведать?

Ворон ворону в ответ:

Знаю, будет нам обед;

В чистом поле под ракитой

Богатырь лежит убитый.

Кем убит и отчего,

Знает сокол лишь его,

Да кобылка вороная,

Да хозяйка молодая.

Сокол в рощу улетел,

На кобылку недруг сел,

А хозяйка ждет милого

Не убитого, живого.

Песнь о вещем Олеге

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам;

С дружиной своей, в цареградской броне,

Князь по полю едет на верном коне.

Из темного леса навстречу ему

Идет вдохновенный кудесник,

Покорный Перуну старик одному,

Заветов грядущего вестник,

В мольбах и гаданьях проведший весь век.

И к мудрому старцу подъехал Олег.

«Скажи мне, кудесник, любимец богов,

Что сбудется в жизни со мною?

И скоро ль, на радость соседей-врагов,

Могильной засыплюсь землею?

Открой мне всю правду, не бойся меня:

В награду любого возьмешь ты коня».

«Волхвы не боятся могучих владык,

А княжеский дар им не нужен;

Правдив и свободен их вещий язык

И с волей небесною дружен.

Грядущие годы таятся во мгле;

Но вижу твой жребий на светлом челе.

Запомни же ныне ты слово мое:

Воителю слава — отрада;

Победой прославлено имя твое;

Твой щит на вратах Цареграда;

И волны и суша покорны тебе;

Завидует недруг столь дивной судьбе.

И синего моря обманчивый вал

В часы роковой непогоды,

И пращ, и стрела, и лукавый кинжал

Щадят победителя годы…

Под грозной броней ты не ведаешь ран;

Незримый хранитель могущему дан.

Твой конь не боится опасных трудов;

Он, чуя господскую волю,

То смирный стоит под стрелами врагов,

То мчится по бранному полю.

И холод и сеча ему ничего…

Но примешь ты смерть от коня своего».

Олег усмехнулся — однако чело

И взор омрачилися думой.

В молчанье, рукой опершись на седло,

С коня он слезает, угрюмый;

И верного друга прощальной рукой

И гладит и треплет по шее крутой.

«Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,

Расстаться настало нам время;

Теперь отдыхай! уж не ступит нога

В твое позлащенное стремя.

Прощай, утешайся — да помни меня.

Вы, отроки-други, возьмите коня!

Покройте попоной, мохнатым ковром;

В мой луг под уздцы отведите;

Купайте; кормите отборным зерном;

Водой ключевою поите».

И отроки тотчас с конем отошли,

А князю другого коня подвели.

Пирует с дружиною вещий Олег

При звоне веселом стакана.

И кудри их белы, как утренний снег

Над славной главою кургана…

Они поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они…

«А где мой товарищ? — промолвил Олег, —

Скажите, где конь мой ретивый?

Здоров ли? все так же ль легок его бег?

Все тот же ль он бурный, игривый?»

И внемлет ответу: на холме крутом

Давно уж почил непробудным он сном.

Могучий Олег головою поник

И думает: «Что же гаданье?

Кудесник, ты лживый, безумный старик!

Презреть бы твое предсказанье!

Мой конь и доныне носил бы меня».

И хочет увидеть он кости коня.

Вот едет могучий Олег со двора,

С ним Игорь и старые гости,

И видят — на холме, у брега Днепра,

Лежат благородные кости;

Их моют дожди, засыпает их пыль,

И ветер волнует над ними ковыль.

Князь тихо на череп коня наступил

И молвил: «Спи, друг одинокой!

Твой старый хозяин тебя пережил:

На тризне, уже недалекой,

Не ты под секирой ковыль обагришь

И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!

Мне смертию кость угрожала!»

Из мертвой главы гробовая змия,

Шипя, между тем выползала;

Как черная лента, вкруг ног обвилась,

И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Ковши круговые, запенясь, шипят

На тризне плачевной Олега;

Князь Игорь и Ольга на холме сидят;

Дружина пирует у брега;

Бойцы поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они.

Рекомендуем посмотреть:

Рассказы о природе, 5 класс

Куприн «Белый пудель»

Стихи для школьников 5 класса. Путешествия к далеким берегам

Урок внеклассного чтения в 5 классе

Методическая разработка урока внеклассного чтения в 5 классе «Весна, весна! И все ей рады…»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *